Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
пусковая и отдельно стоящая аппаратура, штанга токопривода и эл.питающие кабели в комплект поставки не входят....полностью>>
'Конкурс'
Сколь поэтично название моего родного села! Произнесешь его тягуче- плавно и сразу всплывает в памяти лес, с его изумрудно-золотистыми полянами, стро...полностью>>
'Документ'
Примечание: Детальная информация о потреблении трафика предоставляется только при наличии технической возможности в электронном виде по e-mail или зап...полностью>>
'Закон'
1.1. Настоящие санитарно-эпидемиологические правила (далее – санитарные правила) разработаны в соответствии с Федеральным законом от 30.03.1 № 52-ФЗ ...полностью>>

Учебное пособие для студентов высших учебных заведений Махачкала 2008

Главная > Учебное пособие
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Целью своей группы он называет «возвысить слово Аллаха на земле и объединиться на основе Шариата со всеми братьями мусульманами… Для этого они оставили дома и семьи и присоединись «к нашим братьям, чеченским моджахедам, которые защищают свою землю и религию от посягательства империи куфра». При этом он делает экскурс в историю и считает, что они являются продолжателями дела, начатого при «имамах Гази-Магомеде, Гамзатбеке, Шамиле и Наджмудине».

Он отказывается от «обвинения в том, что мы взрываем жилые дома, не щадим женщин и детей, искажаем устои Ислама, воюем за деньги, торгуем наркотиками».

Р. Халилов отвергал «все обвинения в какой-либо причастности к организации терактов против мирных жителей в Дагестане, в том числе и в г. Каспийске». Он считает, что работники правоохранительных органов ведут по отношению к ним ведут «войну без законов и правил». Он писал: «Мы заявляем, что каждый сотрудник так называемых «правоохранительных органов», принимающий прямое или косвенное участие в этом беззаконии, чинимом дагестанскими властями, ведет с нами войну со всеми вытекающими отсюда для него последствиями. Также предупреждаем провокаторов из Духовного управления Дагестана и лично муфтия об ответственности перед Всевышним Аллахом за подстрекательство и сотрудничество в борьбе против мусульман».

В результате контртеррористической операции Раппани Халилов был убит под Кизилюртом в 2006 году.

Ясин Расулов. Исламские радикалы активно используют возможности Интернета, где были созданы ряд экстремитских сайтов, в частности «Кавказ-центр», «Ясин-ру» и др. Так, бывший соискатель Даггосуниверситета Ясин (Махач) Расулов, убитый в апреле 2006 года в ходе антитеррористической операции в г. Махачкале, ссылаясь на таких известных российских исследователей, как Л. Сюкияйнен, А. Ципко, С. Арутюнов, считал, что решением военных конфликтов на Северном Кавказе станет внедрение норм шариатского правосудия в действующее российское законодательство или даже создание джамаатных объединений, в рамках которых должны действовать шариатские суды. По мнению Я. Расулова, «речь идет о принципе правового плюрализма, при котором сосуществуют две или более правовых системы в одном и том же социальном поле, в данном случае - шариат и российское законодательство». Он ссылается на опыт правового плюрализма, который существовал в Дагестане на заре советской власти, когда шариатские суды действовали до 1927 г. Но советский плюрализм, пишет он, был временный и нацелен на изживание шариатского правосудия.

В современных же условиях, по мнению Я. Расулова, «идея внедрения шариатского правосудия на Северном Кавказе направлена на снижение конфликтогенности, учет религиозно-культурного самосознания мусульман». Он считал, что «вооруженные конфликты на Северном Кавказе методами тоталитарных режимов не удастся разрешить никогда, и необходимо искать иные пути примирения и установления стабильности».

Ваххабитские листовки. В одной из ваххабитских листовок, распространенных на территории Дагестана в мае 2005 г., дается теологическое обоснование джихада в ваххабитской трактовке. Неизвестный автор приводит различные высказывания из Корана и Сунны и после этого говорит: «Хочу напомнить братьям мусульманам: Священная война – Ал-джихад один из главных и важных основ религии ислама. И она верная дорога, по которой истинные мусульмане идут в рай и достигают ризвануллахи (ризвануллахи - довольство Аллаха. Имеется в виду выполнение верующим его желаний в совершенстве, последствием чего является высокое положение этого верующего в раю) - высшая награда, к которой стремятся богобоязные муъмины (муъмины – верующие). В священном Коране и Сунне Пророка Мухаммада очень много аятов и хадисов, говорящие о важности джихада и призывающие к нему. Есть предостерегания и обещания наказаний тем, кто оставляет джихад. Вся жизнь и Сунна нашего Пророка яркий путь джигьада: призыв на пути Аллаха, доведении откровений Аллаха (Корана) до умов народа и прямая война с врагами Аллагьа: кафирами и мушриками…».

Таким образом, из всех видов джихада автор упоминает и делает акцент только на одном – вооруженном джихаде, направленном против специфически понимаемых им «врагов ислама».

Автор листовки отдает себе отчет, что тем самым он выступает против абсолютного большинства населения, которое не приемлет экстремистский путь. Но в то же время в листовке утверждается, что «говорить сегодня о Джихаде, об установлении законов Аллаха на земле, отделении Дагестана или другого исламского государства от России, это выступить против существующего строя, идти в разрез с мировоззрением огромного количества людей. Но говорить об этом надо потому, что Аллах и его Пророк Мухаммад указал нам это путь».

В этой же листовке на вопрос: «Имеет ли джихад и террор, какие - либо общности?» дается такой ответ: «В том смысле как сейчас понимают террор: (насильственные акты против невинных, мирных жителей), конечно, террор выходит из рамок ислама и Джихада и никто такой террор не оправдывает. Когда мы изучаем историю, то видим: род человеческий всё время своего существования воюет…

То, что сейчас происходит в Чечне тоже террор и гeноцид, но русские называют чеченцев, которые сидят у себя дома, бандитами, террористами и т.д. Третий год Россия ловит и уничтожает бандформирование (около 1000 - 1500 человек). И нет конца этому террору.

После взрывов в Америке 11 сентября 2001 года, президент и весь американский народ готовы убивать миллионов афганцев!».

В листовке призываются воевать до тех пор, пока «на земле существуют кафири, мушрики и мунафики, пока верховенствовать не будут законы Аллаха».

В ней не отрицается связь ваххабитов с террористическими актами: «И всё - же теракты могут быт и в Джихаде, но они бывают направленными на прямых врагов, с которыми ведётся Джихад».

Таким образом, несмотря на поражение в открытой борьбе, подпольная деятельность религиозно-политических экстремистов, направленная на дестабилизацию общественно-политической ситуации в Дагестане, на Северном Кавказе продолжается. Одним из наглядных признаков этой деятельности является появляющиеся время от времени различного рода брошюры, листовки, где проповедуется идеология экстремизма и терроризма.

Анализ трудов местных идеологов ваххабизма показывает их несамостоятельность, их опору на иностранных миссионеров, на труды известных зарубежных исламистов и ваххабитских авторов – аль-Ваххаба, аль-Маудуди, С. Кутба, Ф. Фаузана и др. Как справедливо заметил профессор Игорь Добаев, «северокавказсказские «ваххабитские» лидеры (Кебедов, Тагаев, Басаев, Удугов, Яндарбиев и др.) не создали, да и не в состоянии создать, ни одного стоящего произведения, которое позволило бы говорить о появлении у местных «ваххабитов» собственной политической идеологии, соответствующей современным реалиям». Дмитрий Макаров также считает, что общие рассуждения о необходимости «освобождения», введения шариата и т.п. не могут компенсировать отсутствие социально-политической программы у движения, которое заявляет претензии на власть в регионе.

И. Добаев правильно пишет, что «на практике военно-политическая активность северокавказских «ваххабитов» лишена созидательного содержания и не выходит за рамки минимальных целей, преследуемых внешними силами - дестабилизировать ситуацию в регионе и ослабить влияние России на Северном Кавказе».

В 1991-1995 г.г. произошли ряд вооруженных стычек между представителями ваххабитов и традиционного ислама в Кизилюртовском, Казбековском районах, г. Махачкале. В 1995 г. деятельность ИПВ в Дагестане была запрещена. Итогом резко усиливающейся с каждым годом экстремистской деятельности ваххабитов стало вооруженное нападение 22 декабря 1997 г. на воинскую часть, дислоцированную в г. Буйнакске. После этого Б. Магомедов с частью своих сторонников скрылся на территории соседней Чеченской Республики, ставшей к этому времени одним из главных центров ваххабизма на Северном Кавказе.

В Чечне в г. Урус-Мартан сторонники Б. Магомедова, создав «Главный штаб Исламского джамаата Дагестана», занимались религиозно-идеологической и боевой подготовкой молодых дагестанцев-ваххабитов. Они рекрутировались в т.н. «Повстанческую армию имама». Б.Магомедов тесно координировал свою деятельность с известным международным террористом, полевым командиром Э.Хаттабом и другими зарубежными исламскими эмиссарами.

М-Ш. Джангишиев был арестован за нелегальное хранение оружия. Ваххабисты опять стали действовать в полулегальных условиях.

Мусульманское духовенство против ваххабизма. Традиционное мусульманское духовенство Дагестана, рядовые верующие, руководство Духовного управления мусульман Дагестана с конца 1980-х годов регулярно предостерегало руководство республики относительно религиозно-политической экстремистской деятельности ваххабитов, стремящихся насильственно насадить свою идеологию в Дагестане.

ДУМД проводило несколько расширенных заседаний алимов Дагестана, участники которых потребовали от властных структур Дагестана принятия решительных мер по борьбе с экстремистской деятельностью ваххабитов, потребовали «в законодательном порядке запретить ваххабизм на территории Дагестана».

Наиболее последовательно против ваххабитской идеологии в Дагестане выступали муфтии ДУМД Сайидмухаммад Абубакаров, Ахмад Абдуллаев, их заместители – Курамухаммад Рамазанов, Ахмад-Хаджи Тагаев, председатель Совета алимов ДУМД шейх Арсланали Гамзатов, суфийские шейхи Тажудин Рамазанов, Саид Ацаев, Сиражудин Исрафилов, Ильяс Ильясов, Магомед-Мухтар Бабатов, Магомед-Гаджи Гаджиев, Магомед Рабаданов, Гамбулат Тагиров, редактор газеты «Ассалам» Айна Гамзатова, заместитель редактора газеты «Нурул ислам» Гаджимуса Ичалов, председатель Исламской партии Дагестана Суракат Асиятилов, имамы многих мечетей. Так, С-Х. Абубакаров говорил: «Я приложу все усилия, чтобы каленым железом жечь заразу ваххабизма в Дагестане».

По мнению Дмитрия Макарова, процесс политизации нынешнего ДУМД обозначился после избрания муфтием Саидмухаммада Абубакарова в 1996 г. Не имея серьезной богословской подготовки, С. Абубакаров, тем не менее, был хорошим организатором и обладал несомненными лидерскими качествами. Постепенно он стал влиятельной общественно-политической фигурой, причем нередко его позиция серьезно расходилась с позицией руководства республики».

Для борьбы с религиозно-политическим экстремизмом, государственные органы Дагестана старались использовать силу и авторитет официального суннитского, шиитского и православного духовенства.

Так, в начале апреля 1998 г. в Министерстве юстиции РД был проведён «круглый стол», в работе которого участвовали религиозные деятели различных конфессий, действующих в республике. Он был посвящен проблемам религиозно-политического экстремизма и организационно-правовым вопросам, вытекающих из закона РД от 30 декабря 1997 г. «О свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных организациях». На совещании было принято обращение к народам Дагестана. В обращении говорилось, что на фоне общей нестабильности возникла, и день ото дня обостряется проблема, ранее несвойственная Дагестану - религиозный экстремизм, грозящий превратить республику в арену межнациональной и межконфессиональной розни.

Религиозное сектантство, подчёркивалось в обращении, «не имея взаимодействия с традиционным исламом и примериваясь демагогическими рассуждениями о благе народа, преследует цели, явно расходящиеся с истинными постулатами ислама, разжигает костер межнациональных распрей». Участники совещания, подчеркивая важную объединительную роль ислама в исторических судьбах дагестанцев, призывали «унаследовать не вражду, а мир, принципы единой веры и неделимого Дагестана». В обращении говорилось, что следует приложить все усилия, волю, чтобы сохранить Дагестан мирным сообществом, на территории которого проживают в дружбе и согласий десятки национальностей.

Первый период распространения религиозно-политического экстремизма в Дагестане охватывает конец 1980-х – 1991 гг.

13 мая 1989 г. группа дагестанских ваххабитов, в состав которой также входили их единоверцы из республик Северного Кавказа, из Киргизии, Туркмении и Казахстана, захватили здание Духовного управления мусульман Северного Кавказа в г. Махачкале, изгнали тогдашнего муфтия Махмуда Геккиева, распустили единую для всех северокавказских мусульман религиозную структуру. В последующие годы они неоднократно провоцировали беспорядки в гг. Махачкала, Хасавюрт, Буйнакск, организовывали митинги с антиконституционными лозунгами, бесчинствовали во многих мечетях, изгоняя оттуда имамов, не разделяющих их мировоззрение.

Под руководством ваххабитских лидеров и активистов толпа фанатично настроенных верующих предприняла в середине 1991 г. штурм здания правительства Дагестана, попыталась захватить его. Только после появления на площади перед зданием бронетранспортеров и спецподразделений местной милиции толпа религиозно-политических экстремистов разошлась.

Экстремисты поставили перед собой целью приобщить к догмам ислама большинство верующих, слабо разбирающихся в мусульманском вероучении. Основной объект пропаганды экстремисткой идеологии - это неработающая, работающая и учащаяся молодежь. В этих целях они разработали программы по изучению вероучения ислама в ваххабитском истолковании. В 1991-1995 г.г. стотысячными экземплярами в Москве, Киеве, Махачкале и других местах (большей частью выходных данных, т.е. без указания на место и год издания) была издана ваххабитская литература учебно-пропагандистского характера, а также труды таких современных зарубежных представителей фундаменталистской, ваххабитской идеологии, как С. Кутб, Ф. Якан, М.Д. Зину, А.Х. Умар, А. Дидат и др., главного идеолога ваххабизма в Дагестане Багаутдина Магомедова и др.

Несмотря на широкое распространение изданной литературы, изготовленных аудио и видеокассет, экстремисты главное внимание уделяли устной пропаганде своей идеологии среди широких слоев населения в Дагестане. Для этого пропагандисты и агитаторы ваххабитов широко использовали места массового сбора людей - мечети, свадьбы, похороны, поминки. Для пропаганды религиозно-политического экстремизма активно использовались созданные их сторонниками СМИ: «Путь ислама» (ред. Адалло Алиев, издавалась в г. Махачкале); «Ар-Райат ал-Исламийа» / «Зов ислама»/ (ред. Мурад Мухаммад Джихад - Мурад Исаладибиров из с. Согратль Гунибского района РД/; «Исламан низам»/ «Исламский порядок»/ (ред. Мовлади Удугов, издавалась в г. Грозный); «Ал-Каф» (издавалась в г. Грозный); «Халифат» (издавалась в г. Махачкале) и др.

Они вначале осторожно, а затем все более настойчиво стали внушать мысль о том, что подавляющее большинство существующих ныне религиозных обрядов и обычаев «ничего общего не имеют с Кораном и шариатом» и потому являются чуждыми исламу. Экстремисты считали нешариатскими наслоениями и активно выступали против следующих обрядов и обычаев, проводимых традиционным духовенством в республике: поклонение святым местам, которых в Дагестане функционируют более 800; чрезмерный калым за невесту; обильное угощение и большие расходы на свадьбу; забой скота, угощение, раздача милостыни (садака) в день похорон; поминки в каждую пятницу до сорока или пятидесяти двух дней со дня похорон; поминки на третий, седьмой, сороковой или пятьдесят второй день после похорон и в годовщину со дня смерти; чтение Корана группой мулл в связи с теми или иными мусульманскими обрядами (маулиды, поминки); сорокоразовое чтение 36-й суры Корана «Йасин» в целях выздоровления тяжело больного; культ святых и руководителей различных суфийских братств; раздача талисманов, амулетов, заклинание, гадание и другие обряды и ритуалы: взимаемая традиционными мулами вознаграждение за отправление мусульманских обрядов и ритуалов и др.

Второй период истории религиозно-политического экстремизма в Дагестане охватывает 1991-1997 г.г. Это период резкого количественного увеличения числа сторонников ваххабизма. Так в 31 районе Дагестана действовали - 2031 сторонников Б.Магомедова, в пяти районах - 1377 сторонников А-К. Ахтаева, в десяти районах - 442 сторонников Аюба Астраханского. 2755 человек или 71,6 % от общего числа ваххабитов действовали в 11 районах: Буйнакском, Кизилюртовском, Цумадинском, Хасавюртовском и др.

Благодаря огромной финансовой помощи зарубежных фундаменталистских, ваххабитских центров дагестанские ваххабиты огромными тиражами издавали переводную экстремистскую литературу, свои газеты и журналы.

К концу 1997 г. в Дагестане действовали три центра ваххабитов: радикальное и непримиримое крыло ваххабитов возглавлял А.О.Ангутаев, умеренное крыло возглавлял А-К. Ахтаев, умеренно-радикальные - Мухаммад-Шафи Джангишиев и Багутдин Магомедов. Последние два центра «явно дрейфовали в сторону жесткого радикализма».

В Дагестане в 1997-1998 гг. баланс сил внутри ваххабитского движения сместился в сторону «Исламского джамаата Дагестана». Внутриконфессиональная ситуация в республике все более определялась конфликтом между ваххабитами и суфиями, причем последние стремились привлечь на свою сторону местные власти и заручиться поддержкой силовых структур. С началом вооруженного конфликта в Чечне в 1994 году власти резко ужесточили отношение к экстремистам, что находило одобрение со стороны приверженцев суфизма. С другой стороны, конфликт в соседней республике и усилившиеся преследования со стороны властей подталкивали многих дагестанских ваххабитов на более решительные действия. Как считает Игорь Добаев, «значительная их часть воевала в Чечне на стороне сепаратистов, а также поставляла им продукты, медикаменты, предоставляла сведения о действиях военнослужащих федеральных сил и сотрудников правоохранительных органов, принимала на отдых и лечение членов бандформирований».

Впервые широкомасштабные репрессии против экстремистов дагестанские власти предприняли после нападения отряда чеченских боевиков на воинскую часть в Буйнакске 23 декабря 1997 г., в котором участвовал ряд членов джамаата Карамахи. Сразу после этого в Махачкале был закрыт пропагандистский центр «Кавказ», а его лидер М. Джангишиев арестован. Арестам и задержаниям подверглись и многие другие члены экстремистских групп. Возможность ареста в тот период вынудила лидера ИДД Б. Магомедова и многих его сподвижников выехать в Чечню. Эта «хиджра» способствовала ускорению внутренней дифференциации ваххабитского движения в Дагестане, способствовала переходу переселенцев на более агрессивные позиции. На собрании лидеров Исламского джамаата Дагестана (ИДД) 25 января 1998 г. в городе Гудермесе (Чечня) был принят так называемый «Манифест джамаата Дагестана к мусульманам мира», в котором руководство Дагестана обвинялось в куфре со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Новый этап обострения отношений начался 21 мая 1998 г., когда ваххабиты Карамахи захватили местное отделение милиции. 5 июля в Карамахах состоялся съезд представителей ваххабитских джамаатов Дагестана, а в августе в селах «Кадарской зоны» была провозглашена «независимая исламская территория», на которой признавалось действие только законов шариата.

В марте 1998 г. неожиданно умер лидер умеренного ваххабизма Ахмад Кади Ахтаев, а его преемник на посту лидера «Аль-Исламийя» Серажудин Рамазанов придерживался более радикальных взглядов и следовал линии Багаутдина Магомедова. К концу 1990-х гг. большинство мусульманских организаций Дагестана, стоящих на позициях исламского фундаментализма, если и не входили организационно, то поддерживали тесные связи с ИДД и ориентировались на его лидера Б. Магомедова. Сам Б. Магомедов в этот период, как уже отмечалось, находился в Чечне, что ставило его в определенную зависимость от ичкерийских властей и сильного ваххабитского лобби в этой республике.

С другой стороны, внутренняя дифференциация ваххабитского движения в Дагестане привела к появлению в его рядах сил, выступающих против усиления конфронтации с властями и эскалации напряженности в республике. На организованном в селении Кудали в сентябре 1998 г. собрании представителей умеренных ваххабитских джамаатов и суфиев стороны пришли к пониманию опасности усиления конфликтов и вражды между представителями различных течений в исламе. Они также высказались о необходимости укрепления религиозно-правовой базы исламского движения путем создания Совета алимов и эволюционного введения шариата в Дагестане. На съезде 5 июля 1998 г. в Карамахах лидер джамаата села Губден Хасбулат Хасбулатов выступил против развязывания лидерами ИДД и стоящими за ними чеченскими боевиками братоубийственной войны.

Исследователи отмечают, что под влиянием указанных факторов происходило размежевание ваххабитского движения в Дагестане, воочию продемонстрировавшее сложность этого явления. Джамааты, расположенные в горных районах и ориентировавшиеся на Карамахинскую общину, поддерживали не только Б. Магомедова, но и стоящих за ним чеченских полевых командиров.

Особую группу представляли ваххабитские общины в плоскостной части республики, в основном на территории Кизилюртовского и Хасавюртовского районов, а также в Махачкале - здесь доминировал более сдержанный подход к сотрудничеству с чеченцами, и оставались относительно мирными взаимоотношения с местными властями.

По мнению дагестанского исследователя Э. Кисриева, в данном случае проявило себя отличие «ваххабизма бедных» от «ваххабизма богатых». Как уточняет Э. Кисриев, «чистый ислам» среди горцев был реакцией местного населения на резко ухудшившиеся в постсоветское время условия жизни, в котором они видели оправдание отказа от дорогостоящих религиозных обрядов и выражали протест против обогащения правящей верхушки. С другой стороны, ваххабизм в ряде предгорных и равнинных селений, жители которых сумели приспособиться к рыночной экономике, стал идеологией борьбы за защиту своих интересов.

Оценивая это явление, И. Добаев пишет: «В то же время, представляется, что если подобная дифференциация вахабизма и имела место, то она находилась в зачаточном состоянии. К концу 90-х гг. большинство дагестанских сторонников «чистого ислама» поддерживали линию Б. Магомедова и стоящих за ним лидеров чеченских ваххабитов, направленную на силовое решение проблемы создания исламского государства в Дагестане». Карамахинский, как и большинство других джамаатов Нагорного Дагестана, к концу 90-х гг. все более приобретали характер военизированных организаций с жесткой внутренней дисциплиной.

Ваххабитские анклавы в Дагестане. Одним из регионов Дагестана, где активно действовала большая ваххабитская община, являлась Карамахинская зона Буйнакского района с населенными пунктами Карамахи, Чабанмахи, Чанкурбе, Кадар.

В период первой чеченской войны в 1994-1996 гг. многие молодые ваххабиты из этой зоны, уклоняясь от призыва в российскую армию, принимали активное участие в боевых действиях в Чечне против федеральных войск. Вернувшись, домой, они открыто стали выражать угрозы в адрес односельчан, не изменивших своей приверженности традиционному в Дагестане исламу, суфизму.

В мае 1996 г. в Карамахи обострились отношения между ваххабитами и сторонниками суфизма из-за разногласий по вопросу избрании нового кадия местной мечети. В сентябре 1996 г. столкновения между ними в с.Карамахи разгорелись с новой силой. В ходе прямых столкновений несколько человек получили тяжелые увечья.

В декабре 1997 г. ваххабитами Карамахинской зоны совместно с единомышленниками из Чечни было совершено вооруженное нападение на воинскую часть, дислоцированную в г. Буйнакске. В результате обстрела повреждены восемь танков.

В мае 1998 г. экстремисты в с.Карамахи проникли в помещение местного отделения милиции, устроили погром, завладели табельным оружием сотрудников милиции, патронами, железным ящиком с документами, радиостанцией.

5 июля 1998 г. состоялось собрание экстремистов, на котором присутствовало около 700 человек из сс. Кадар, Карамахи, Чабанмахи Буйнакского района, Кироваул и Комсомольское Кизилюртовского района, Кудали Гунибского района, Губден Карабудахкентского района, ряда населенных пунктов Хасавюртовского, Унцукульского районов, гг. Махачкала, Буйнакск, Кизилюрт, Кизляр, отдельных районов Чечни. Целью сбора являлось объединение трех организованных по территориально-клановому принципу ваххабитских структур в единую организацию. Первую, кадарскую группу, представляла исламская радикальная партия «Джамаат муслимийн» во главе с ее лидерами Мухтаром Атаевым и Юсупом Бадагановым, вторую, кизилюртовскую группу, возглавили сторонники братьев Багаутдина Магомедова и Абаса Кебедова, третью, кудалинскую группу, представляли религиозно-просветительское общество «Ал-Исламийа», обязанности руководителя которого исполнял Сиражутдин Рамазанов (Кстати, С. Рамазанов, впоследствии, во время нападения бандформирований ваххабитов на Дагестан в августе 1999 г., был назначен на пост председателя так называемого «исламского правительства Дагестана»)

На этом сборе на роль руководителя всех экстремистов республики претендовал Б. Магомедов, который сам там отсутствовал. Из-за развернувшейся борьбы за лидерство выбор лидера и объединение ваххабитских организаций не состоялось.

В феврале 1999 г. карамахинские ваххабиты захватили здание местной сельской администрации, где разместили штаб ваххабитской общины и оборудовали кабинет амира ваххабитов Карамахинской зоны. Сам амир Джарулла в чине бригадного генерала имел восьмиклассное образование.

В середине июля 1999 г. корреспондент «Общей газеты» (16.07.1999). побывал в населенных пунктах Кадарской зоны. Вот что он писал о порядках, установленных в этих селах, о методах и целях подготовки религиозных экстремистов: «...молодые ребята, живущие в этих селах, имеют боевую выправку, большинство из них постоянно носят мобильные портативные рации, некоторые из них пользуются профессиональными видеокамерами. Ездят в основном на 4-х дверных автомашинах марки «Нива» без номерных знаков. При необходимости оперативно оповещаются все ваххабиты этой местности, и они быстро занимают отведенные им позиции. Карамахинцы имеют свою телепередающую аппаратуру, используя которую осуществляют телепередачи в основном на исламскую тематику с ваххабитским уклоном. Широко освещается деятельность шариатских судов, в том числе карамахинского: демонстрируются видеозаписи, на которых запечатлены средневековые сцены исполнения приговоров: наказание людей палками, отрубание голов, перерезывание глоток и т.д. Эти передачи смотрят и дети, которые уже воспринимают средневековые методы применения закона и права как обычное явление.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Методика преподавания прав ребенка Учебно-методическое пособие для студентов высших

    Учебно-методическое пособие
    доктор политических наук, профессор, директор Института Европейских, Российских и Евразийских исследований Карлтонского университета, советник российско-канадского проекта "Усовершенствование работы с молодежью группы риска в Российской Федерации»
  2. Учебно-методический комплекс по дисциплине дс. 03 «Страноведение и международный туризм» Для специальности 020401 География

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс по дисциплине «Страноведение и международный туризм» составлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности «Страноведение
  3. Паказальнік літаратуры, якая прапануецца для пераразмеркавання выпуск 1, 2010 г

    Документ
    Прапануем першы выпуск Паказальніка літаратуры, які змяшчае інфар-мацыю аб новых паступленнях у фонд ўнутрырэспубліканскага дакументаабме-ну і пераразмеркавання аддзела камплектавання фондаў Нацыянальнай біблія-тэкі Беларусі.
  4. Паказальнік літаратуры, якая прапануецца для пераразмеркавання выпуск 1, 2011 г

    Документ
    Прапануем чарговы выпуск Паказальніка літаратуры, які змяшчае інфармацыю аб новых паступленнях у фонд ўнутрырэспубліканскага дакументаабмену і пераразмеркавання аддзела камплектавання фондаў Нацыянальнай бібліятэкі Беларусі.
  5. Библиографический указатель Махачкала, 2008 ббк 78,5 л 52 удк 002 Летопись печати Дагестана за 2008 г

    Библиографический указатель
    Библиографический сборник состоит из разделов: Книжная летопись; Авторефераты диссертаций; Периодические издания. Журналы. Продолжающиеся издания; Дагестан в печати РФ.

Другие похожие документы..