Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
Закон Алтайского края от 05.10.1998 № 50-ЗС "О премиях Алтайского края в области науки и техники" (в ред. Законов Алтайского края от 11.11.2...полностью>>
'Документ'
Постановка проблеми. У наш час автоматизація управління закладом громадського харчування перетворилася на таку ж важливу складову бізнесу, як, примір...полностью>>
'Программа'
Встреча предназначена для владельцев, руководящих кадров и сотрудников садовых центров, производителей посадочного материала, покупателей из сетей ст...полностью>>
'Программа'
1. Утвердить федеральную целевую программу "Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года" (дале...полностью>>

Незаурядная личность; он проявил выдающиеся способности как политический деятель, полководец, администратор, ученый и писатель

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Секст Юлий Фронтин[1] — незаурядная личность; он проявил выдающиеся способности как политический деятель, полководец, администратор, ученый и писатель. Тацит называет его vir magnus (Agric., 17), Плиний Младший был в числе его друзей, Марциал упоминает о нем в своих эпиграммах, а для военных историков он был авторитетом. В частности, Элиан отзывается о нем с почтением и считает нужным в предисловии к своей «Тактике» отметить, что в течение нескольких дней имел беседы (διετρψα) с Фронтином.

Первый известный нам пост, который занимал Фронтин, был пост praetor urbanus в 70 г. По сообщению Тацита, после Фронтииа эту магистратуру получил Домициан, бывший тогда цезарем. В 73 г. Фронтин был в первый раз консулом, после чего был направлен в качестве legatus Augusti pro praetore в Британию, где его затем сменил Агрикола (Tac., Agric. 17–18); здесь он "покорил сильное и воинственное племя силуров, одолев не только мужество врагов, но и природные трудности". Судя по смирнским монетам с надписью ανυυπατου Φροντινου, он был проконсулом Азии около 90 г.; в 97 г. он — curator aquarum; в 98 г. — consul suffectus вместе с Траяном; в 100 г. — ординарный консул, опять вместе с Траяном. Плиний говорит о нем также как об авгуре. По всей вероятности, вскоре после своего третьего консульства Фронтин умер. Родился он примерно в 30 г., судя по тому, что в 70 г. занимал должность претора. Свою многообразную государственную деятельность Фронтин органически сочетал с теоретической работой. Относясь к своей государственной деятельности с величайшей добросовестностью, он считал необходимым самому вникнуть в дело, к которому был приставлен, и не только изучить его практически, но и исследовать научно. Он сам о себе пишет, что не хочет "выполнять доверенные ему обязанности по указке помощников" (delegatum officium ex adiutorum agere praeceptis). Как curator aquarum, он не только упорядочил и усовершенствовал систему водоснабжения Рима, но и написал дошедшее до нас сочинение "De aquis urbis Romae" в двух книгах (чаще его называют "De aquae ductibus"). В собрании "Gromatici scriptores" сохранены значительные отрывки из труда Фронтина — древнейшего латинского автора на эту тему — о межевании полей. Наконец, свой военный опыт он привел в систему и обобщил в теоретических трудах.

Судя по отзывам современников, Фронтина уважали и за его личные достоинства. Он не заискивал перед Домицианом, не искал почестей и славы; свое дело он любил, и охотно веришь ему, когда он пишет, что взялся за свой литературный труд "не ради снискания похвал, а скорее для общественной пользы". Плиний сообщает (ep. IX, 19), что Фронтин запретил поставить ему памятник: "Расходы на памятник излишни; память о нас будет жить, если мы заслужим этого своей жизнью".

Фронтин написал теоретические труды о военном деле, пользовавшиеся большим авторитетом. Вегеций (I, 8) пишет о себе, что стремится "изложить в своей маленькой работе то, что написал о военном искусстве знаменитый Катон-цензор, на что с большой настойчивостью указывали Корнелий Цельс и Фронтин". В другом месте (II, 3) Вегеций пишет: "То, что пишется для пользы государства, вечно. То же сделали и многие другие, особенно Фронтин, заслуживший одобрение за такую деятельность у божественного Траяна". Элиан сообщает (I, 2), что в его время консуляр Фронтин писал "и о тактике по Гомеру". Но общетеоретические труды Фронтина по военному делу до нас не дошли. Сохранились только его «Strategemata». И это произведение пользовалось большим успехом; его, по-видимому, усиленно использовал Полиэн; ему следовал во многом и Вегеций.

В предисловии к своим «Стратегемам» Фронтин разъясняет цель своего труда и его композицию. Он надеется, что собранные и систематизированные образцы искусных деяний полководцев послужат источником и стимулом для военного творчества полководцев. А изложение должно быть кратким, ибо "людям занятым надо оказывать помощь скорую". Скомпилированный исторический материал и, возможно, собственные наблюдения Фронтин распределяет по трем категориям: 1) стратегемы, относящиеся к подготовке боя, 2) стратегемы в бою и непосредственно после боя; 3) стратегемы при осаде городов. Внутри этих больших разделов даны более узкие подразделения. Эта систематичность изложения позволяет легко обозреть всю книгу и найти нужную справку. Все стратегемы изложены по одному плану; каждый параграф начинается с имени главного действующего лица,[2] а весь параграф автор старается уложить в одну-две фразы. Это придает изложению напряженность и стремительность и вместе с тем облегчает нахождение деяний того или иного полководца.

Проблемой остается четвертая книга «Стратегом». В предисловии Фронтин прямо пишет: "А чтобы изложение было возможно более четким, применительно к разнообразию фактов, я их распределил по трем книгам". Но во всех рукописях Фронтина мы находим четыре книги. Очевидно, четвертая книга добавлена позднее, — но кем — самим Фронтином или интерполятором? В пользу первого предположения говорит текст IV. 3, 14: "Под руководством императора Цезаря Домициана Августа Германского во время войны, затеянной в Галлии Цивилисом, войско Цезаря подходило… к городу лингонов. Последний боялся подвергнуться разорению. Но сверх ожидания его не тронули… Поэтому он покорился и передал мне семьдесят тысяч воинов". «Мне» может относиться только к автору — Фронтину. У нас нет данных об участии Фронтина в войне с Цивилисом, но нет также оснований отвергать эту возможность. Домициан не был тогда еще императором, но Фронтин мог дать Домициану тот титул, которым он обладал, когда писалась книга. Но ничем нельзя объяснить, что, решив присоединить к своему произведению еще одну книгу, Фронтин не изменил соответственно предисловия. Это не могло быть забывчивостью, так как одновременно с IV книгой сделано добавление и к предисловию, и трудно допустить, чтобы Фронтин оставил при этом без изменений свое заявление о разделении всего труда на три книги. Другое дело — интерполятор; он мог оставить предисловие нетронутым из пиетета к автору. Указывают также на то, что в книге IV повторяются отдельные примеры, встречающиеся в первых трех. Этот аргумент не имеет значения, ибо повторения попадаются и в пределах первых трех книг. Больше значения имеет стиль четвертой книги (и особенно добавления к предисловию), более тяжеловесный, чем в первых трех. Но аргументы за и против подлинности IV книги при недостаточности материала слишком субъективны. В последней работе на эту тему Бендца (G. Bendz, Die Echtheitsfrage des IV Buches Frontins Strategemata, Lund 1938) автор, разбирая все доводы за и против, склоняется к признанию подлинности книги, но не считает вопроса решенным.[3]

Вопрос приходится оставить открытым, пока не будут получены новые данные. Пока более правдоподобным представляется основанное на всестороннем анализе произведения Фронтина мнение Гундермана, что IV книга не принадлежит Фронтину. Автор сам, можно сказать, натолкнул интерполятора на продолжение и дополнение его работы. В предисловии он пишет, что не претендует на исчерпывающую полноту изложения и "если кто дополнит в чем-либо мой труд, я буду считать, что он мне помогает, а не критикует меня" К тому же и материал книги таков, что его можно без труда дополнять. Несомненно, интерполяциями надо считать те вставки, где, в отступление от принятой Фронтином композиции отдельных параграфов, дается не конкретный рассказ, а лишь ссылка на то, что аналогичные примеры известны и относительно других лиц или событий (все такие вставки, а также повторения заключены в тексте в квадратные скобки).

Почти для всех фактов, о которых сообщает Фронтин, можно найти аналогии и параллели в древней литературе. Особенно часто использует Фронтин Ливия — примерно на 10 процентов всех фактов; а если учесть, что Ливий до нас дошел далеко не весь, этот процент надо считать еще выше. Но в ряде случаев Фронтин дает вариант, отсутствующий в других источниках или противоречащий другим источникам. Очевидно, у Фронтина были и другие, не дошедшие до нас источники. Кроме Ливия, часто используются Полибий и Диодор, Цезарь, Валерий, Максим.

У Фронтина встречаются неточности в начертании имен, в названии должности того или иного лица. Трудно сказать, на чей счет следует отнести эти ошибки — Фронтина или его источников. Но случаи эти довольно редки.

О популярности Фронтина в позднейшие времена говорит довольно значительное количество дошедших до нас рукописей, некоторые из них IX–X веков; особенно много рукописей XIV–XV веков. Популярность Фронтина вполне понятна. Независимо от изменений в технике военного дела, его «Стратегемы» действительно могут подсказать полководцу искусный военный маневр, толкнуть его на дерзание, поскольку "сравнение с уже проведенным опытом позволит не бояться последствий новых замыслов".

Перевод сделан с текста Juli Frontini Strategematon libri quattuor, ed. Gottholdus Gundermann, Lipsae 1888.

КНИГА ПЕРВАЯ

В числе других, интересующихся знанием военного дела, и я занялся его изучением. Достигнув, как мне кажется, достаточных успехов в этом начинании, поскольку это зависело от моего усердия, я полагаю, что проведенная мною до сих пор работа обязывает меня суммировать в кратких записях искусные деяния полководцев, которые греки охватывают одним названием — στρατηγηματα. Благодаря этому полководцы получат в свое распоряжение образцы продуманности и прозорливости, которыми будет питаться их собственная способность самим придумывать и создавать подобные военные планы; кроме того, сравнение с уже проверенным опытом позволит не бояться последствий новых замыслов.

Я прекрасно знаю и не отрицаю того, что, с одной стороны, историки в своих изысканиях уже касались и этого вопроса, а с другой стороны, все более или менее примечательное так или иначе опубликовано писателями. Но, я думаю, людям занятым надо оказывать помощь скорую. Ведь было бы долго прослеживать отдельные факты, рассеянные в огромном своде исторических трудов. А те, кто составили извлечения достопримечательного, приводят читателя в смятение нагромождением фактов. Мы усердно приложим старания к тому, чтобы по требованию момента нужный материал оказался под рукой. Обозрев все виды военных хитростей, я составил как бы план распределения их по типам. А чтобы изложение было возможно более четким применительно к разнообразию фактов, я их распределил по трем книгам. В первой будут даны примеры, подходящие к тому моменту, когда сражение еще не завязалось, во второй — примеры, относящиеся к сражению и достигнутому в результате миру; третья книга будет содержать στρατηγηματα, при наложении и снятии осады. Затем я к каждому роду фактов отнес соответствующие виды.

Я заранее не без основания прошу снисходительности к этому моему труду. Пусть не упрекнет меня в небрежности читатель, обнаружив, что я пропустил какой-либо пример: кому под силу пересмотреть все памятники, дошедшие до нас на обоих языках? А многое я сознательно позволил себе опустить; что я поступил так не без причины, поймет всякий, кто прочтет произведения других авторов, ставивших себе ту же задачу. Впрочем, каждый раздел легко дополнить; а поскольку я за этот труд, как и за прочие, взялся не ради снискания похвал, а скорее для общественной пользы, то если кто дополнит в чем-либо мой труд, я буду считать, что он мне помогает, а не критикует меня.

Если найдутся читатели, которым эти свитки придутся по сердцу, пусть они имеют в виду, что στρατηγικα и στρατηγηματα, хотя и очень сходны, различаются между собой. Все, что полководец совершает по заранее обдуманному плану, надлежащим образом, со всей официальностью и постоянством, это будет считаться στρατηγικα(стратегия), а если это лишь по видимости так, то это — στρατηγηματα. Сила этих последних, заключающаяся в искусности и ловкости, полезна и при обороне и при наступлении. Блестящие результаты здесь давали также речи, поэтому мы даем образцы и деяний и речей.

Типы поучительных для полководца примеров, касающихся поведения до начала боя:

I. Как скрыть свои планы.

II. Разведывание планов неприятеля.

III. Создание условий для войны.

IV. Как провести войско через места, угрожаемые неприятелем.

V. Как выбраться из самых трудных позиций.

VI. О засадах в пути.

VII. Как скрыть или восполнить недостаток снаряжения.

VIII. Как распылять силы неприятеля.

IX. Как успокоить солдатский мятеж.

X. Как сдержать несвоевременный порыв к битве.

XI. Как создать боевое настроение в войске.

XII. Как рассеять страх, внушенный солдатам неблагоприятными предзнаменованиями.

I. Как скрыть свои планы

1. М. Порций Катон считал, что покоренные им города Испании со временем снова возьмутся за оружие, полагаясь на свои укрепления. Поэтому он написал каждому городу в отдельности, чтобы они срыли укрепления, угрожая войной, если распоряжение не будет выполнено немедленно. Эти письма он приказал вручить всем городам в один и тот же день. Каждый город думал, что приказ относится только к нему. Если бы стало известно, что такое же распоряжение дано всем, мог бы возникнуть заговор о сопротивлении.{*}

2. Гимилькон, вождь пунийцев, желая привести свой флот в Сицилию неожиданно, не сообщил, куда направляется, а вручил всем командирам запечатанные таблички, где указан был маршрут, и приказал, чтобы никто не вскрыл табличек, если только корабль не будет отогнан бурей от курса флагманского корабля.{*}

3. Г. Лелий, отправляясь послом к Сифаку, взял с собой разведчиков под видом рабов и служителей. Среди них был Л. Статорий, который не раз бывал в этом лагере, и кое-кто из неприятелей, по-видимому, узнал его. Чтобы скрыть его действительное общественное положение, Лелий избил его палками, как раба.{*}

4. Тарквиний Гордый отец, решив убить главарей габинов, но не желая никому доверить свое намерение, ничего не ответил вестнику, которого по этому поводу прислал к нему сын; только, гуляя по саду, он прутиком отсекал головки наиболее возвышающихся маков. Вестник, вернувшись без ответа, рассказал молодому Тарквинию, что у него на глазах проделал отец. Тот понял, что так надо поступить с выдающимися габинами.{*}

5. Г. Цезарь, считая лояльность александрийцев сомнительной, с притворной беспечностью занялся осмотром города и построек и предавался довольно разгульным пиршествам, желая создать впечатление, что он, по примеру александрийцев, пленен прелестью местности и прожигает жизнь. А тем временем, притворяясь таким образом, он подтянул подкрепления и захватил Египет.{*}

6. Вентидий во время Парфянской войны против царя Пакора, прекрасно зная, что некий Фарней, родом киррестиец, из тех, кто сказался другом, доносит парфянам все, что делается у римлян, обратил вероломство варвара себе на пользу. Он выражал притворно опасения по поводу того, чего больше всего хотел, а чего боялся, того будто бы желал. Беспокоясь о том, как бы парфяне не перешли Евфрат, прежде чем подоспеют легионы, которые были у него за Тавром в Каппадокии, он повел настойчивые разговоры с предателем, чтобы тот под видом обычного вероломства посоветовал парфянам переправить войско у Зевгмы, где и путь короче всего и Евфрат стекает по низкому руслу; если они пойдут этим путем, уверял он, он использует выгоды холмистой местности, чтобы увернуться от стрелков; но он опасается худшего, если они продвинутся ниже по открытому полю. Введенные в обман этим заявлением, варвары повели войско в обход нижней дороги, и пока они строили мосты между более растянутыми и требующими поэтому больше труда берегами и сооружали военные орудия, они потратили больше 40 дней. Этим временем воспользовался Вентидий, чтобы стянуть свои части; получив их за три дня до того, как подошли парфяне, он в бою победил и убил Пакора.{*}

7. Митридат, блокируемый Помпеем, замыслил на следующий день отступление. Чтобы скрыть свое намерение, он произвел фуражировку на более широком пространстве, вплоть до равнин, примыкающих к расположению неприятеля; он также назначил на следующий день аудиенцию многим лицам, чтобы отвлечь подозрение, и распорядился развести по всему лагерю побольше огней: затем, во вторую ночную смену, он вывел свое войско мимо самого неприятельского лагеря.{*}

8. Император Цезарь Домициан Август Германик, желая подавить стоявших под оружием германцев и зная, что они с большей энергией начнут военные действия, если заранее проведают о прибытии столь важного полководца, выставил в качестве цели своей поездки производство переписи в Галлии. Обрушившись, таким образом, войной внезапно, он подавил дикие и необузданные племена и обеспечил спокойствие провинции.{*}

9. Интересы государства требовали, чтобы Клавдий Нерон уничтожил Гасдрубала и его войска раньше, чем он соединится со своим братом Ганнибалом. Нерон решил соединиться со своим коллегой Ливием Салинатором, которому раньше было поручено ведение войны, но в силах которого он не был уверен. При этом Нерон хотел, чтобы Ганнибал, против которого он стоял, не заметил его хода. Поэтому он отобрал десять тысяч храбрейших солдат и предписал оставшимся с ними легатам держать те же караулы и посты, разводить столько же огней и сохранять лагерь в том же виде, так чтобы Ганнибал ничего не заподозрил и не предпринял решительных действий против оставшегося малочисленного войска. Затем, пробравшись скрытыми путями и присоединившись к своему коллеге в Умбрии, он запретил расширить лагерь, чтобы не подать, таким образом, пунийцу вести о своем прибытии; ведь Гасдрубал, конечно, уклонился бы от боя, если бы узнал, что консулы объединили свои силы. Итак, напав с удвоенным войском на ничего не подозревавшего неприятеля, он победил его и раньше, чем об этом могла дойти весть, вернулся к Ганнибалу. Так он одной уловкой обманул бдительность одного из хитрейших пунических полководцев и победил другого.{*}

10. Фемистокл убеждал своих возвести поспешно стены, которые они должны были разрушить по приказу лакедемонян. Послам, прибывшим из Лакедемона для предъявления запроса, Фемистокл ответил, что приедет, чтобы опровергнуть этот слух. И действительно, он прибыл в Лакедемон. Там он оттянул некоторое время, прикидываясь больным, а когда заметил, что его проволочки начали внушать подозрение, стал утверждать, что спартанцам сообщили ложный слух, и попросил послать в Афины нескольких знатных людей проверить сведения об укреплении Афин. А своим он затем тайно написал, чтобы они задержали прибывших, пока работы не будут закончены; тогда он признается лакедемонянам, что Афины укреплены и что их знатные посланцы сумеют вернуться лишь при условии, что его отпустят. Лакедемоняне легко на это согласились, не желая заплатить смертью многих за гибель одного.{*}

[11. Л. Фурий, приведя войско на невыгодную позицию, решил скрыть свою тревогу, чтобы остальные не оробели; понемногу сворачивая, как бы намереваясь совершить далекий обход для нападения на врага, он повернул фронт и вывел невредимым войско, не заметившее, что происходит. ]{*}

12. Метелл Пий в Испании на вопрос, что он намерен сделать завтра, ответил: “Если бы моя туника могла заговорить, я бы ее сжег”.{*}

13. Кто-то осведомился у М. Лициния Красса, когда он собирается сняться с лагеря. Тот ответил: “Ты боишься, что не услышишь сигнала?”{*}

II. Разведывание планов неприятеля

1. Сципион Африканский, воспользовавшись случаем посылки посольства к Сифаку, приказал отправиться вместе с Лелием под видом рабов трибунам и центурионам, чтобы они разведали силы царя. Чтобы свободнее изучать расположение лагеря, они умышленно упустили коня и, гоняясь будто бы за убегающим, обошли большую часть укреплений. Когда они донесли о виденном, война была завершена сожжением лагеря.{*}

2. Кв. Фабий Максим во время Этрусской войны, когда римским полководцам еще не были известны более тонкие приемы разведки, приказал своему брату Цезону, знавшему этрусский язык, пробраться, переодевшись этруском, в Циминийский лес, куда наши солдаты до того не проникали. Тот так умело и ревностно выполнил задание, что прошел лес насквозь и, обнаружив, что умбры Камерты не враждебны римлянам, подговорил их к союзу.{*}

3. Карфагеняне, заметив, что у Александра столь большие силы, что он стал угрозой и для Африки, приказали одному из граждан, человеку энергичному, по имени Гамилькар Родин, отправиться под видом изгнанника к царю и всеми мерами войти к нему в дружбу. Добившись этого, он сообщил согражданам планы царя.{*}

4. Те же карфагеняне послали людей, которые, пребывая долгое время в Риме под видом послов, перехватывали планы наших.{*}

5. М. Катон в Испании, не имея другого способа проникнуть в планы неприятеля, приказал трем сотням воинов одновременно напасть на неприятельскую заставу, захватить и доставить невредимым в лагерь одного пленника; тот под пыткой сообщил все тайны своих.{*}

6. Консул Г. Марий во время войны с кимврами и тевтонами, чтобы проверить верность галлов и лигуров, послал им письма, где в первой части предписывалось не вскрывать раньше времени внутренней части, которая была запечатана. Затем он до назначенного срока потребовал письма обратно; найдя их распечатанными, он понял, что у них враждебное настроение.{*}

[Есть и другой способ разведки, которым полководцы сами себе добывают сведения без какого-либо помощника извне. Так: ]

7. Консул Эмилий Павел во время Этрусской войны, собираясь у города Ветулонии спустить войско на равнину, издали наблюдал множество птиц, поднявшихся из лесу в необычно быстром полете; он сообразил, что там скрывается какая-то засада, так как птицы, во-первых, были встревожены; во-вторых, взлетели сразу во множестве. Он выслал разведчиков и обнаружил, что десять тысяч бойцов угрожают там перехватить римский отряд; направив легионы с другого фланга, чего не ожидали неприятели, он их разбил.{*}

8. Подобным образом Тисамен, сын Ореста, услыхав, что неприятель занимает естественно укрепленный холм, выслал вперед разведчиков, чтобы выяснить обстановку; так как те доносили, что его предположение неверно, он вступил на дорогу; вдруг он увидел, что с подозрительного холма взлетело огромное количество птиц и не садилось вовсе. Он решил, что там скрывается неприятельский отряд; поэтому он повел войско в обход и избежал засады.{*}

9. Гасдрубал, брат Ганнибала, понял, что войска Ливия и Нерона соединились, хотя они это скрыли от него, не удвоив лагеря: он заметил, что кони отощали от похода, а люди загорели, как это бывает на марше.{*}

III. Создание условий для войны

1. Александр Македонский, имея огромное войско, всегда выбирал такую тактику, чтобы сражаться в открытом бою.

2. Г. Цезарь в гражданской войне, обладая войском, состоящим из варваров, и зная, что вражеское войско состоит из новобранцев, всегда стремился сразиться в открытом бою.

3. Фабий Максим в борьбе против Ганнибала, упоенного военными успехами, решил уклониться от рискованной решительной схватки и только оборонять Италию. За это он заслужил прозвание Кунктатора и великого полководца.{*}

4. Византийцы в борьбе против Филиппа, избегая всячески решительного боя и отказавшись даже от обороны границ, отступили за городские укрепления; этим они достигли, что Филипп, не имея терпения для продолжительной осады, отступил.{*}

5. Гасдрубал, сын Гисгона, во второй Пунической войне, когда его войско было побеждено в Испании, а П. Сципион наседал, разделил войско по городам; в результате Сципион, чтобы не растратить свои силы на штурм многих городов, увел свои войска на зимние квартиры.{*}

6. Фемистокл при приближении Ксеркса, поскольку афиняне, по его мнению, не в силах были ни вступить в пеший бой, ни защитить границы, ни выдержать осаду, посоветовал вывезти детей и жен в Трезены и другие города и, покинув город, перенести военные операции на море.{*}

[7. Такую же тактику применил в том же городе Перикл против лакедемонян. ]{*}

8. Сципион, когда Ганнибал оставался еще в Италии, переправил войско в Африку и перенес войну с родной территории на вражескую.

9. Афиняне, когда лакедемоняне укрепили афинскую крепость Декелею и часто совершали оттуда набеги, послали флот для нападения на Пелопоннес; этим они добились, что лакедемонское войско, находившееся в Декелее, было отозвано.

10. Император Цезарь Домициан Август, когда германцы, по своему обыкновению, совершали нападения на наших из лесов и незаметных укрытий, имея при этом возможность безопасного отступления вглубь лесов, провел просеку в 120 миль и тем не только изменил характер войны, но и покорил неприятелей, так как обнажил их убежища.{*}

IV. Как провести войско через места, угрожаемые неприятелем

1. Консул Эмилий Павел вел а Лукании войско вдоль берега по узкой дороге, и при этом тарентинцы, ставшие с флотом в засаде, обстреливали его из скорпионов; тогда он прикрыл фланг марширующих пленниками; щадя их, неприятель прекратил обстрел.{*}

2. Когда лакедемонянин Агесилай возвращался нагруженный добычей из Фригии, следовавший за ним неприятель, используя выгоды местности, совершал нападения на его отряд; тогда Агесилай выставил с обоих флангов своего войска ряды пленных; так как неприятель их щадил, лакедемоняне могли свободно пройти.{*}

3. Он же, когда фиванцы занимали теснины, по которым ему предстояло пройти, свернул с пути, как будто направляясь в Фивы. Фиванцы встревожились и отошли, чтобы защищать стены города. Агесилай вернулся на дорогу, по которой раньше решил идти, и без всякой помехи прошел по ней.{*}

4. Никострат, полководец этолийцев в войне против эпиротов, когда дорога в ту страну стала для него опасной, сделал вид, что собирается вторгнуться через другое место. Масса эпиротов сбежалась, чтобы помешать этому. Тогда Никострат, оставив небольшой отряд, чтобы создать видимость, будто войско остается на месте, с остальными силами вступил в страну через проход, по которому его не ждали.{*}

5. Перс Автофрадат вел войско в Писидии, но писидийцы заняли некоторые теснины. Автофрадат притворился, будто спасовал перед трудностью перехода, и начал отводить войско назад; писидийцы приняли это всерьез. Тогда он ночью выслал очень сильный отряд захватить эту самую позицию и на следующий день провел войско.{*}

6. Филипп, царь македонский, двигаясь в Грецию, услыхал, что Фермопилы заняты. В это время к нему явились послы этолийцев для мирных переговоров. Задержав их, он форсированным маршем поспешил к ущелью, и, так как охрана была ослаблена в ожидании возвращения послов, он неожиданно прошел через Фермопилы.{*}

7. Ификрат, полководец афинян против лакедемонца Анаксибия, должен был на Геллеспонте возле Абидоса провести войско через места, занятые неприятельскими заставами, причем в одной стороне прохода теснились горы, а другую омывало море. Помедлив некоторое время, когда выпал день холоднее обычного, не внушавший поэтому никому опасений, он выбрал наиболее крепких солдат и приказал им согреться маслом и вином и пробраться вдоль самого берега моря, а в обрывистых местах переправляться вплавь. Таким путем он внезапно с тыла подавил охрану теснины.{*}

8. Гн. Помпей, не имея возможности переправиться через реку из-за стоявшего на противоположном берегу неприятеля, начал то выводить войско вперед, то отводить назад. Внушив таким образом неприятелю убеждение, что не надо заграждать путь для продвижения римлян, он внезапно пошел в атаку и форсировал переправу.{*}

9. Александр Македонский, когда индийский царь Пор не давал ему переправить войско через Гидасп, приказал своим часто выбегать вперед по направлению к реке. Путем такого рода упражнений он добился того, что Пор перестал на другом берегу принимать меры предосторожности, и внезапно переправил войско выше по течению.{*}



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Juli Frontini Strategematon libri quattuor, ed. Gottholdus Gundermann, Lipsae 1888. /// Sextus Julius Frontinus. Strategematon книга

    Книга
    Фронтин (Секст Юлий Фронтин). Военные хитрости (Стратегемы). — СПб.: «Алетейя», 1996. — «Античная библиотека». Juli Frontini Strategematon libri quattuor, ed.
  2. Степан карнаухов старая площадь — 2 Надежды и разочарования

    Документ
    Принято считать датой контрреволюционного реванша в СССР события августа 1991 года. Думается, это не вполне правомерно. Осенью 1988 года мы с женой проводили отпуск в Нальчике.
  3. Ю. Козенков Посвящается великому русскому писателю Валентину Саввичу Пикулю, который своими романами о наших великих предках, первым пробудил у русского народа чувство национального самосознания в XX веке. Вступление

    Закон
    Любое использование данного произведения, отдельных глав или разделов без оформленною разрешения автора будет преследоваться в судебном порядке в соответствии с международным авторским правом и Законом Российской Федерации об авторских правах.
  4. Как феномен культуры

    Книга
    Историческое произведение как феномен культуры: Сборник научных статей / Отв. ред. А. Ю. Котылев, А. А. Павлов. Сыктывкар: Изд-во СыктГУ, 2005. 240 с.
  5. Театров мира разведчиков адмиралов диплом

    Диплом
    Во всех справочниках понятие «аристократия» толкуется как «родовая знать». Но, как с печальным смирением написал Доминик Ливен, автор одного из лучших исследований по этому вопросу, «что такое «аристократия» известно всем, но вот вы

Другие похожие документы..