Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Публичный отчет'
Отчет выполнен по результатам самообследования факультета ПФФиК, проводившегося в течение 2007–2008 учебного года. В ходе самообследования анализиров...полностью>>
'Программа'
Основу настоящей программы составили ключевые положения следующих дисциплин: «Теория организации» «Организационное поведение», «Основы менеджмента», ...полностью>>
'Документ'
Во имя возлюбленного могущественного Присутствия Бога Я ЕСМЬ во мне я призываю семь могущественных Архангелов, Элохим Бога, Чоханов лучей, Могуществе...полностью>>
'Автореферат'
Диссертационная работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Самарский государствен...полностью>>

Молодежный жаргон в русской и немецкой лексикографии XIX-XXI вв

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Россихина Мария Юрьевна

МОЛОДЕЖНЫЙ ЖАРГОН В РУССКОЙ И НЕМЕЦКОЙ ЛЕКСИКОГРАФИИ XIX-XXI ВВ.

Специальности: 10.02.01 – русский язык

10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата

филологических наук

Курск 2009

Работа выполнена на кафедре русского языка ГОУ ВПО «Брянский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Голованевский Аркадий Леонидович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Бондалетов Василий Данилович

кандидат филологических наук, доцент

Деренкова Надежда Степановна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Смоленский государственный университет»

Защита состоится 14 октября 2009 г. в 15 часов на заседании объеди-ненного диссертационного совета ДМ 212.104.02 при Курском государст-венном университете по адресу: 305000, г. Курск, ул. Радищева, 33.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Курского государственного университета.

Автореферат разослан 4 сентября 2009 г.


Ученый секретарь объединенного

диссертационного совета,

доктор филологических наук И.С. Климас

Общая характеристика работы

Конец XX – начало XXI вв. в российской лингвистике и лексикографии ознаменовались настоящим жаргонологическим «бумом». Возросший интерес к жаргонологии проявляется в появлении большого количества исследований, посвященных формированию и функционированию арго (М.А. Грачев, В.Б. Быков, А.В. Цыбулевская, Е.В.Лушникова, А.А. Шиповская), жаргона наркоманов (М.А. Грачев, А.Бабина), профессиональных жаргонов (Л.В. Прибытова). Больше всего исследований посвящено молодежному жаргону. Проблемами этого феномена занимаются лингвисты, социологи, психологи. В одних работах рассматриваются проблемы формирования и функционирования школьного и студенческого жаргона (Э.М. Береговская, О.А. Анищенко, А.И. Марочкин, С.А. Шмачков, О.П. Ермакова, Г.С. Войнова, Т.А.Распопова), в других анализируется вариативность молодежных жаргонов в зависимости от возраста, пола и места проживания их носителей (О.Д. Миралаева, В.И. Гришкова, О.Е. Андросова, А.И.Марочкин, Е.В. Любицкая, А.А. Арустамова, Е.М. Казачкова), в третьих изучаются особенности жаргонной фразеологии (А.Б. Козьякова, Н.В. Семенова), есть исследования, посвященные комплексному анализу речи молодежи (Т.В. Зайковская, С. Гойдова, О.В. Цибизова).

О большом интересе к молодежной субстандартной лексике свидетельствует также появление многочисленных словарей, в которых полностью или частично представлен молодежный жаргон. Несмотря на большое количество исследований в этой области, многие проблемы, связанные с изучением некодифицированной речи молодежи, остаются вне поля зрения исследователей.

Актуальность диссертационного исследования обусловливается исследованием тех белых пятен в жаргонологии, которые остаются на сегодняшний день, а это: во-первых, изучение молодежного жаргона в диахроническом аспекте; во-вторых, сопоставление жаргонов различных языков; в-третьих, оценка роли жаргонной лексикографии разных эпох как наиболее системном источнике наблюдений над становлением и функционированием жаргонов в языках.

Объект исследования – русская и немецкая молодежная жаргонная лексикография XIX-XXI вв.

Предмет исследования – динамика лексико-семантического состава молодежного жаргона по данным русских, немецких, русско-немецких и немецко-русских жаргонологических словарей XIX-XXI вв.

Цель исследования – выявить динамическую картину изменений в словарном составе русского и немецкого молодежного жаргона, отраженную в изучаемых лексикографических источниках.

Поставленная цель определила следующие основные задачи настоящей работы:

  • установить и сопоставить хронологические рамки и причины возникновения молодежного жаргона в России и Германии;

  • определить источники пополнения русского и немецкого молодежного субстандарта;

  • проследить динамику развития русского и немецкого молодежного жаргона в течение XIX-XXI вв.;

  • охарактеризовать основные лексикографические источники русского и немецкого молодежного субстандарта;

  • выявить общие тенденции и различия в молодежном жаргоне русского и немецкого языков;

  • определить статус современного молодежного жаргона.

Материалом исследования послужили одноязычные и двуязычные (русско-немецкие и немецко-русские) жаргонологические словари XIX-XXI вв. Дополнительным источником явились толковые словари русского и немецкого языков.

Методы исследования. В работе используются сравнительно-исторический и сравнительно-сопоставительный методы (при сопоставлении истории и теории русской и немецкой лексикографии), методы лингвистического описания и наблюдения, статистический метод исследования.

Научная новизна исследования заключается в том, что динамика словарного состава молодежного жаргона русского и немецкого языков впервые рассматривается на базе лексикографических источников XIX-XXI вв., в том числе и таких, которые до настоящего времени не становились предметом специального наблюдения, что позволяет обогатить теорию русской и немецкой лексикографии.

Теоретическая значимость диссертации заключается в систематизированном рассмотрении вопросов теории и практики описания русского и немецкого молодежного жаргона на фоне достижений в области лингвистики и лексикографии. Проанализированы немецкие и русские лексикографические источники субстандартной лексики XIX-XXI вв., это позволило проследить общие тенденции и выявить различия в становлении, развитии и функционировании молодежного жаргона русского и немецкого языков в течение более чем двух столетий. Результаты этого анализа представляют собой значимый материал для активизации исследований по двуязычной жаргонологической лексикографии.

Практическая значимость диссертации состоит в возможности использования материалов исследования в курсах стилистики, лексикологии и сравнительной типологии русского и немецкого языков, спецкурсах по лексикографии и межкультурной коммуникации, а также при написании курсовых и дипломных работ. Несомненную практическую ценность имеет также представленный в приложении «Немецко-русский словарь современного молодежного жаргона».

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Молодежный жаргон представляет собой лексико-семантическую подсистему языка, имеющую сложный исторически изменчивый характер, и является относительно автономной частью общего жаргона различных языков.

  2. Школьный жаргон и арго в русском и немецком языках являются не просто составной частью формирующегося молодежного жаргона, а его основой. Русский школьный жаргон в сравнении с немецким более консервативен и устойчив.

  3. Немецкий молодежный язык как исторический феномен формируется на более ранних стадиях языкового развития в сравнении с русским, что и находит отражение в лексикографической практике.

  4. Молодежный жаргон – явление интернационального характера, имеющее общие и исторически специфические черты, проявляющиеся в особенностях становления, развития и функционирования данной лексической подсистемы в различных языках. Они отражаются в способах обогащения его словарного состава. Сюда относятся, прежде всего, метафоризация общенародной лексики, словообразовательная деривация и заимствования из других языков.

  5. Словари молодежной субстандартной лексики во многом идентично отражают динамику лексико-семантических процессов, происходящих в языке в конкретные исторические периоды.

  6. Лингвистическая и функциональная специфика молодежного жаргона предопределяет особый вид его лексикографического описания – комплексный многоаспектный словарь.

Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты исследования были освещены в докладах на Международной научной конференции «Социальные варианты языка – V»; «Социальные варианты языка -VI» (Нижний Новгород 2007; 2009 гг.), на ХХХVII международной филологической конференции (Санкт-Петербург 2008), на III международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики иностранного языка делового и профессионального общения» (Москва 2008), на Всероссийской научно-практической конференции «Слово и текст в культурном сознании эпохи» (Вологда 2008), на Международной научной конференции «Гуманитарные науки в России на рубеже ХХ-XXI вв.: проблемы и перспективы» (Архангельск 2008), на международной научно-практической конференции «Русский язык: проблемы функционирования и методики преподавания на современном этапе» (Пенза 2009), а также излагались на заседаниях кафедры русского языка и кафедры немецкого языка Брянского государственного университета. Содержание исследования отражено в 13 научных публикациях.

Структура диссертационного исследования определяется целями и задачами. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка используемой литературы и словарей (всего 249 единиц). В работе имеется приложение, включающее составленный нами «Немецко-русский словарь современного молодежного жаргона».

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор и актуальность темы, ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость, определяются цель, задачи и методы исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Молодежный жаргон как предмет лингвистического описания» рассматриваются вопросы социальной дифференциации языка, решается проблема терминологического статуса речи молодежи, определяется место молодежного жаргона в современной структуре языка.

Современные национальные языки как целое в отношении своей лексической структуры - весьма сложное и многообразное явление. Ядро их лексической системы составляет кодифицированная литературная лексика, периферию – некодифицированные языковые подсистемы, включающие в себя социальные диалекты. Проблема разграничения социальных диалектов в русской лингвистике впервые была поставлена И.А. Бодуэном де Куртенэ и решается на протяжении XX – начала XXI вв. отечественными (Е.Д Поливанов, Б.А. Ларин, В.М. Жирмунский, В.Д.Бондалетов, М.А. Грачев и др.) и зарубежными лингвистами (Г. Гирт, Ш.Балли, Ст. Стойков, Г.Генне и др.).

При классификации социальных диалектов практически всеми исследователями выделяется некодифицированная речь молодежи в составе групповых говоров (Ст.Стойков), корпоративных жаргонов (В.Д.Бондалетов), жаргонов (М.А. Грачев), групповых языков (Г.Генне). В лингвистической литературе до сих пор не выработано единой терминологии для названия различных социальных групп. Остается открытым также вопрос о терминологическом статусе самой некодифицированной речи молодежи. Однако несмотря на отсутствие единства в выборе термина (арго, жаргон, сленг, субстандарт, нонстандарт, социолект), молодежный жаргон в настоящее время считается наиболее социально значимым по сравнению с другими социолектами, поскольку его носители составляют многочисленный и социально активный слой в структуре современного общества.

Исследования, проведенные на базе русского и немецкого языков, показывают, что характерной чертой социальной дифференциации этих языков в настоящее время является отсутствие жестких границ между различными подсистемами; напротив, наблюдается весьма активное взаимодействие этих подсистем и взаимопроникновение их элементов.

Особенно подвижен в этом смысле молодежный жаргон. Молодежные жаргонизмы употребляются не только в молодежной среде, они встречаются в разговорной речи более старших поколений и все чаще проникают в нормативный язык. Так как молодежный язык является, в первую очередь, средством устной коммуникации, он больше приближен к разговорной речи. Разговорная речь поставляет в молодежный социолект большое количество лексики, которая подвергается семантическим и стилистическим преобразованиям.

Молодежный жаргон в свою очередь оказывает влияние на разговорную речь и литературный язык, прежде всего, обогащая их новой коннотативно-окрашенной лексикой. Лексика из социолекта молодежи может переходить в повседневную речь, а затем, утрачивая свою разговорную окрашенность, закрепляться в литературном языке.

Языковая компетенция и речевое поведение современной молодежи во многом определяют направление развития и других форм существования языка, в том числе разговорной речи и литературного языка. Об этом свидетельствует тот факт, что некоторые молодежные жаргонизмы фиксируются не только словарями субстандартной лексики, но и толковыми словарями, являющимися нормативными лексикографическими источниками, призванными регистрировать лексику и фразеологию только литературного языка. В качестве примера можно привести всем известную лексему бабки «деньги». В «Большом словаре русского жаргона» В.М. Мокиенко, Т.Г. Никитиной (2000) она фиксируется как уголовный жаргонизм, в «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой (2003) имеет помету «просторечное», в словаре «Молодежный сленг» Т.Г. Никитиной (2003) регистрируется как молодежный жаргонизм, а в «Толковом словаре русского языка начала XXI века» под редакцией Г.Н. Скляревской (2007) имеет помету «жаргонное». Мы сравнили словники последних двух словарей и обнаружили, что в них зафиксировано 260 одинаковых лексических единиц. Таким образом, молодежные жаргонизмы составляют более 3% от общего числа представленной здесь современной лексики. Вот некоторые из них: впарить «обманным путем заставить кого-л. купить, взять что-л.», прикол «забавная, остроумная выходка, розыгрыш, шутка, курьез», фиолетово «безразлично, все равно», тачка «легковой автомобиль», хиппарь «последователь хиппи», хакнуть «взломать», кидала «мошенник, жулик», облом «неудача, невезение, срыв планов» и др.

Молодежный жаргон как в русском, так и в немецком языке представляет собой социально-функциональную разновидность общенационального языка и как не самостоятельная лексическая подсистема, а лишь относительно автономная на лексическом уровне, не имеет специального фонетического и грамматического строя, поскольку базируется на основе литературного языка.

Во второй главе «Молодежный жаргон в русской лексикографии XIX-XXI вв.» описывается путь русской молодежной субстандартной лексики от школьного жаргона XIX в. до единого молодежного жаргона XXI в.

В русской лексикографии школьный жаргон как более или менее определившаяся лексическая система встречается в письменных памятниках только с начала XIX века. С опорой на художественную, мемуарную, историческую и эпистолярную литературу, а также словари молодежного жаргона, появившиеся лишь в XX столетии, представляется возможным выделить следующие три этапа в его развитии.

Первый этап – Школьный жаргон XIX века. Это «условный» язык учащейся молодежи того времени. Он не зафиксирован в лексикографических источниках XIX века, но встречается в письменных воспоминаниях семинаристов (Н.Г.Помяловского, Е.В.Грязного), гимназистов (М.М.Пришвина, В.Г. Короленко), студентов (В.В. Вересаева, П.Д. Боборыкина), воспитанниц института благородных девиц (Л.А.Чарской, А.Н. Энгельгардт), а также в автобиографических произведениях других писателей. Эти исторические школяризмы впервые были собраны и представлены О.А. Анищенко в «Словаре русского школьного жаргона XIX века» в 2007 году. В составе его словника можно выделить русскую нормативную лексику, жаргонизировавщуюся посредствам метафорического переноса и словообразовательной деривации, а также заимствования из латинского, греческого, французского и немецкого языков.

Второй этап – Молодежный жаргон первой половины XX века. В отличие от XIX века, в начале XX столетия наблюдается тенденция к выходу молодежных жаргонов за рамки породивших их социальных групп. Носителями молодежного жаргона являются уже не только учащиеся различных учебных заведений, но и фабрично-заводская молодежь.

Специальных словарей молодежного социалекта того времени не существует, жаргонизмы из речи молодых людей встречаются лишь в автобиографических воспоминаниях и первых научных исследованиях, посвященных этому феномену (работы А.М. Селищева, С.А. Копорского и др.). Особая роль принадлежит здесь небольшому словарику С.А.Копорского, отражающему основную особенность молодежного жаргона начала XX века – употребление в речи школьников большого количества арготизмов, зафиксированных к тому времени в словарях В.Ф.Трахтенберга, С.М. Потапова и др.

После изучения молодежного жаргона в первые три десятилетия XX века наступает период длительного молчания, вызванный запретом на исследование этой темы.

Третий этап – Единый молодежный жаргон конца XX – начала XXIпвв. Он фиксируется многочисленными словарями общего и молодежного жаргона, издание которых началось с конца 80-х – начала 90-х гг. и продолжается в наше время. Наиболее значительными из них являются «Словарь русского сленга (Сленговые выражения 60-90-х годов)» И.Юганова, Ф. Югановой (1997), «Большой словарь русского жаргона» В.М. Мокиенко, Т.Г. Никитиной (2000), «Большой словарь молодежного сленга» С.И. Левиковой (2003), «Молодежный сленг: Толковый словарь» Т.Г. Никитиной (2003), «Словарь современного молодежного жаргона» М.А. Грачева (2006).

Тот факт, что большая часть молодежных жаргонизмов повторяется от словаря к словарю, свидетельствует о единстве русского молодежного жаргона, имеющего незначительные региональные различия. Этот феномен является многослойным явлением, включающим в себя общемолодежные жаргонизмы, употребляющиеся значительной частью молодежи, и жаргонизмы профессиональных сфер, где носителями жаргона являются большей частью молодые люди.

Основные пути пополнения современного молодежного жаргона такие же, как в XIX – начале XX вв.: метафоризация общенародной русской лексики, словообразовательная деривация, заимствования из арго и иностранных языков. Только в отличие от предыдущих этапов иноязычная лексика поступает в него в основном из английского языка, что отражает тенденцию, наблюдающуюся и в нормативном языке.

Для того чтобы проследить судьбу школьных жаргонизмов XIX века, в диссертации проводится сравнительный анализ лексики «Словаря русского школьного жаргона XIX века» О.А. Анищенко и толкового словаря «Молодежный сленг» Т.Г. Никитиной. Из 1000 словарных единиц, зафиксированных в словаре О.А. Анищенко, 183 встречаются в словаре Т.Г. Никитиной. Из этих 183 жаргонизмов только 7 употребляются в тех же или близких значениях: предки «родители», камчатка «последние парты в классе», казенщик «прогульщик», засохнуть «замолчать», классуха (тогда «классная дама», сейчас - «классная руководительница»), козерог (тогда – «кадет младших классов», сейчас - «студент-первокурсник»), отшить (тогда – «прекратить дружить», сейчас – «прогнать кого-то», прекратить общение», «прервать отношения»).

Некоторые жаргонизмы прошлого расширили объем своего значения. Так, например, бурсаками раньше называли учащихся духовных училищ и русских студентов Дерптского университета, а сейчас бурсак – это школьник или студент любого учебного заведения.

Подавляющее большинство одинаковых жаргонизмов употребляется в совершенно иных значениях. Так, пшиком гимназисты позапрошлого века презрительно называли «воспитанника младшего отделения», а сейчас пшик - это «коктейль-пиво, заправленное аэрозолем».

Такие разные по своей семантике исторические жаргонизмы как корова «ученик, получивший единицу», коза «доносчик, жалобщик», матрешка «ученик с привлекательной внешностью» в современном молодежном жаргоне являются шутливыми наименованиями девушек.

Неудивительно, что появление новых значений у «старых» жаргонизмов часто связано с такими темами, как «компьютер», «наркотики», «секс». В XIX веке сами понятия «компьютер» и «наркотики» отсутствовали, а тема «секс» была табу. И если даже предположить, что студенты или семинаристы в своем кругу пользовались подобной лексикой, то отразить ее в своих воспоминаниях они, конечно, не могли.

Школяризмы прошлого встречаются не только в современном молодежном жаргоне, многие из них перешли в разряд просторечных или разговорных, и их можно найти в «Толковом словаре русского языка» С.И.Ожегова и Н.Ю. Шведовой (2003). Это такие слова, как однокашник «товарищ по учению, по воспитанию», ноль «о ничтожном, незначительном человеке», надуть «обмануть», отдуть, «избить», оболтус «бездельник», отпетый «безнадежный», обставить «обогнать» и др. Встречаются здесь и фразеологические сочетания типа разводить антимонии «заниматься болтовней», нести ахинею «болтать вздор», втирать очки «вводить в заблуждение» и др.

Из ряда жаргонизмов, выражающих, по свидетельству Н.Г.Помяловского, понятие кражи в бурсацком языке (сбондить, сляпсить, стибрить, объегорить, спереть, стилибонить), и вошедших в словарь С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой, некоторые не изменили или лишь частично изменили свое значение. Так, слово спереть сохранилось в том же значении («украсть») как просторечный вариант, объегорить употребляется в русском разговорном в значении «обмануть, перехитрить». Школяризм срезаться, употреблявшийся семинаристами и гимназистами XIX века в значении «не сдать экзамен», зафиксирован здесь в значении «потерпеть неудачу, провалиться» без помет «просторечное» или «разговорное». В современный нормативный язык вошли и такие школяризмы, как второгодник, отличник, перемена.

Изучение истории русских школяризмов и арготизмов XIX – начала XX вв. показывает, что одни из них вошли в нормативную лексику, другие с теми же или совершенно иными значениями употребляются в различных жаргонах или в разговорной речи, а третьи в современном языке вообще не встречаются.

В третьей главе «Молодежный жаргон в немецкой лексикографии XIX-XXI вв.» рассматривается становление, развитие и современное функционирование немецкого молодежного жаргона, выделение основных этапов его развития.

Первый этап – Буршеский язык XIX века. Дошедшие до нас немецкие лексикографические источники фиксируют буршеский язык с начала XVIII века, а первые упоминания о нем встречаются еще в XVI веке. Буршеским (от нем. Bursch «студент; молодой человек, занимающийся науками») назывался язык немецкой учащейся молодежи вплоть до 1850 года. В XIX веке буршеский язык привлекает внимание многих лингвистов, начинается его серьезное изучение, сопровождающееся выходом в свет целого ряда словарей, наиболее значительными из которых являются лексиконы И. Фольмана (1846) и Ф.Клуге (1895). В основе буршеского (исторического студенческого) жаргона лежат диалектизмы, арготизмы и иноязычные заимствования. Особенно велико влияние латинского, греческого и французского языков. Пополняя свой жаргон лексикой из других языков, немецкие бурши часто произвольно изменяют ее форму или наполняют новым комичным содержанием, например, fitriol вместо fidel, komet вместо kommers.

Заимствованные лексемы активно включаются в немецкое словообразование, получая немецкие суффиксы (aromatisch (gr.deut.) «wohlriechend», «stinkend»), префиксы (einfemmen (deut.franz.) «sich eine Femme nehmen»), а также участвуя в образовании композитов (Bierfama (deut.lat.) «der Ruf als Kreipheld»). Распространены в буршеском языке и макаронические образования, представляющие собой смесь немецкого с латинским (Freundus, Pfiffikus, Schwachmatikus, Grobian, Schlendrian, Schwulität, Knüllität, Kneipiade) и греческим (burschikos, studentikos). Из нормативного языка лексика в студенческий жаргон поступает путем метафоризации, например Esel „Dummkopf“, Fuchs „Student“, Ochse „ein Tag und Nacht arbeitender Student“.

Второй этап – Студенческий и школьный язык первой половины XX века. В начале XX века студенческий жаргон выходит за рамки университетов, круг его носителей расширяется. «Своим» языком пользуются уже гимназисты, школьники, учащиеся реальных училищ и пр.

Разделение жаргонизмов на студенческие и школьные впервые встречается в словаре «Basler Studentensprache» (1910). Несмотря на слово «студенческий» в названии словаря, здесь содержится большой корпус жаргонизмов с пометой schül. (школьный). Основные источники пополнения жаргона студентов и школьников в первой четверти XX века те же, что и в XIX столетии: диалекты, арго, классические языки, метафоризация нормативной лексики.

Третий этап – Молодежный язык второй половины XX века – начала XXI вв. Молодежный жаргон как новое явление в немецком языке и в жизни общества в целом начал формироваться в Германии после 1945 года. Его появление связано со становлением в то время в обществе новой социальной категории «молодежь», объединившей в себе всех молодых людей в возрасте от 13 до 30 лет, независимо от социальной принадлежности, рода деятельности или профессии, территории проживания, круга интересов и пр., и в связи с возникновением и бурным развитием молодежной культуры, с такими ее атрибутами, как молодежная музыка, молодежные танцы, молодежный спорт, молодежная мода.

Пополнение молодежного жаргона осуществляется за счет процессов семантической и словообразовательной деривации. Большую роль играют также заимствования из других языков, особенно английского.

Этот молодежный жаргон впервые был полно представлен в словаре Г. Кюппера «Jugenddeutsch von A bis Z» (1970). Словарь, содержащий 15 000 лексических единиц, до сих пор является самым полным, самым авторитетным лексикографическим источником немецкого молодежного жаргона. В нем объединен жаргон школьников, студентов и подростков Германии, Австрии и Швейцарии. В качестве источников словаря выступают материалы трех столетий с 1686 г. по 1970г. Диапазон жанров использованной литературы колеблется от исторических словарей Ф.Клуге и И. Фольмана до развлекательных романов И. М. Зиммеля и Г. Конзалика. Большая часть материала, как отмечает в предисловии автор, была собрана студентами, школьниками, учителями и родителями. Опыт привлечения для сбора материала самих носителей молодежного языка оказался очень удачным и до сих пор активно используется в немецкой лексикографии.

Среди множества лексикографических работ последней четверти XX века следует выделить словари К.Р. Мюллера-Турау (1986) и М. Хейнеман (1990). Сравнение их словарного состава показывает различия в молодежном языке ФРГ и ГДР.

Большую лепту в изучение немецкого молодежного жаргона на рубеже XX-XXI веков вносят серия лексиконов Г. Эмана (1992-2005) и словарь австрийского молодежного языка Р. Седлачека (2006), которые содержат функционально-стилистические характеристики жаргонизмов, иллюстрации их контекстного употребления и историко-этимологическую информацию. Сравнение лексики австрийского и немецкого вариантов молодежного жаргона свидетельствует, с одной стороны, о семантической близости этих вариантов, с другой стороны, о наличии особенностей, связанных с региональной спецификой.

Для словарей редакции PONS (2001-2008) и Langenscheidt (2008, 2009) характерна быстрая фиксация словника без указания какой-либо лексикографической информации.

Сравнительный анализ словарного состава современных лексиконов и словарей XIX и XX вв. дает интересные результаты. Сопоставление словника лексикона «Hä?? Jugendsprache unplugged» (2008) с лексикой словаря И. Фольмана «Burschicoses Wörterbuch» (1846) показало, что из последнего до нашего времени дошли 10 жаргонизмов: bocken, Lachs, leimen, nageln, nudeln, Opfer, pumpen, schicken, Schwäche, schwofen. Но только два из них употребляются спустя полтора столетия в том же значении: Schwäche «Alkohol» и schwofen «tanzen». Остальные жаргонизмы утратили прежние значения и приобрели новые. Например, Opfer в XIX веке – «Geschenk», сейчас – «Dummkopf», schicken – раньше «1) Tabak kauen; 2) Geschäfte machen», сейчас – «stressen, nerven». Глагол pumpen в историческом студенческом языке означал «borgen» в современном молодежном жаргоне встречается в значении «Muskeltraining betreiben», а в своем прежнем значении до сих пор употребляется в разговорном языке. Синонимичные жаргонизмы nageln и nudeln со значением «knallen, bürsten» (ударить, избить) и сейчас являются синонимами, но уже в значении «miteinander schlafen» (заниматься сексом).

Чтобы пронаблюдать движение жаргонной лексики из XX века в XXI мы сравнили словник анализируемого нами словаря «Hä?? Jugendsprache unplugged» со словарным составом «Jugenddeutsch von A bis Z». Одинаковыми оказались 50 лексических единиц, 30 из них полностью сохранили свое значение (barzen «rauchen», Friedhofsgemüse «alte Leute», Lungentorpedo «Zigarette», tanken «Alkohol konsumieren», Zeiteisen «Armbanduhr» и др.), 3 жаргонизма вошли в XXI век с одним из прежних значений (ballern «sich betrinken», beknattert «blöd, schlecht», lässig «außerordentlich gut»), остальные употребляются сейчас в совершенно иных значениях (jammern – раньше «Geige spielen», сейчас «essen»; schmöcken – раньше «Bücher lesen», сейчас «rauchen»; blubbern раньше «hüfteschlenkernd Jazz tanzen», сейчас «Wasserpfeife rauchen» и др.)

В XXI столетии происходит очень быстрое обновление лексики, часто появляются новые жаргонизмы для обозначения одних и тех же предметов, наименования лиц, выражения эмоций. Для иллюстрации сказанного приведем примеры из словарей молодежного языка издательства PONS, вышедших с 2001 по 2008 год: rauchen (курить) – quarzen (2001), harzen, chiggen (2002), dämpfen, knörzen, smöggeln (2003), wacken (2005), lungenbräunen (2006), reden gehen (2007), Krebs füttern (2008); attraktives Mädchen (красивая девушка) Schnecke, Barbie (2001), Bunny, Ische (2002), Topschuss (2003), Chaya (2006), Schleckrosine, Filet (2007). Эти переименования большей частью не нейтральны, они создаются с целью выражения определенного отношения к называемому объекту или действию.

Границы немецкого молодежного жаргона так же, как и русского достаточно размыты и проницаемы. Наблюдается переход молодежных жаргонизмов в разговорный и даже нормативный язык. Так, например, встречающиеся в XIX веке в буршеском языке жаргонизмы wurst «gleichgültig» и Stockfisch «sehr dummer Mensch» перешли в разговорный язык, а молодежные англицизмы 60-х годов Teenager «Jugendlicher im Alter zwischen 13 und 19 Jahren» и trampen «per Anhalter fahren» зарегистрированы в словаре издательства Duden как нормативная лексика.

Большие словари и маленькие словарики немецкого молодежного жаргона XIX-XXI вв., несмотря на разнородность по всем лексикографическим параметрам, позволяют нам воссоздать картину зарождения и функционирования немецкой молодежной лексики на протяжении почти трех столетий.

В четвертой главе «Сопоставительный анализ лексико-семантических процессов в русском и немецком жаргоне» анализируются общие тенденции в становлении, развитии и функционировании молодежного жаргона в русском и немецком языках. Они ярко проявляются в способах обогащения его словарного состава. Сюда относятся, прежде всего, метафоризация общенародной лексики, словообразовательная деривация и заимствования из других языков.

Как в немецком, так и в русском языке метафоризация является самым продуктивным способом пополнения словарного состава молодежного жаргона. Особенно распространена антропоцентрическая метафора, что объясняется стремлением молодежи сравнивать человека, в том числе и себя, с окружающим миром. Это прослеживается на самых ранних этапах возникновения молодежного жаргона, когда он еще не был синтезированным как сейчас, и дифференцировался на школьный или студенческий, именно об этом свидетельствуют примеры из лексикона И.Фольмана «Burschicoses Wörterbuch» (Camel «Student», Frosch «Gymnasiast», Besen «Fräulein», Gabel «Backfisch», Gans «Kellnerin», Tierchen «Jungfer») и «Словаря русского школьного жаргона XIX века» О.А. Анищенко (грач «гимназист», жеребцы «юнкера первой роты», коза «доносчик», монитор «ученик старшего класса», лягушка «гимназист», амфибия «воспитатель», зверь «паж, кадет, юнкер», локомотив «директор гимназии»).

В русских и немецких словарях современного молодежного жаргона фиксируется тенденция метафорического переноса с нечеловека на человека: клещ «юноша», гусенок «подросток», жук «наемный убийца», телка «девушка», шкаф «новый русский», клумба «глупая девушка»; Chick «Mädchen», Tulpe «ungeschickter Mensch», Tonne «dicker Kerl», Eisbeutel «gefühllose Person», Schmachtlappen «dünner, großer Mann», Schraube «hässliches Mädchen», Krücke «Langweiler». Некоторые жаргонные метафоры являются результатом совершенно одинаковых ассоциаций русскоязычной и немецкоязычной молодежи (дыня/ Melone «голова», фары/ Scheinwerfer «глаза», колеса/ Räder «ноги», плавники/ Flossen «руки», хобот/ Rüssel «рот»).

В технике метафорической номинации обоих языков встречается явление девиации, когда грамматический род антропологических существительных не соответствует его биологическому полу. Девиация встречалась еще в историческом русском школьном жаргоне (амфибия «воспитатель», коза «доносчик», корова «ученик, получивший единицу») и немецком студенческом языке (der Backfisch «die Jungfer», die Gans «der Kellner», der Besen «das Fräulein, das Mädchen»). В современном молодежном жаргоне можно найти еще больше примеров на данное явление: горилла «телохранитель», собака «ефрейтор», забивала «форвард», указка «учитель», куропатка «мужчина блондин»; der Hase «das Mädchen, die Frau», der Luxusdampfer «tolles Mädchen», die Weichwurst «der Schwächling», das Weichei «der Angsthase». Таким образом, наметившаяся в XIX в. тенденция к нейтрализации пола в номинации лиц получила свое дальнейшее развитие в современном жаргонном языке молодежи. Обратим внимание на то, что в русском школьном жаргоне развивается категория так называемого «общего рода» существительных (коза, корова), объединяющего в своих номинациях лиц безотносительно к их половой принадлежности. Аналогичная картина наблюдается и в немецком школьном жаргоне (das Weichei).

В молодежном жаргоне представлены все основные виды словообразования: конверсия, аффиксация, словосложение, сокращение. Эти процессы подробно изучались в диссертационных исследованиях на материале как русского, так и немецкого языка. В данной работе рассматриваются лишь некоторые особенности жаргонного словообразования, ярко отражающие общие тенденции в русском и немецком молодежном жаргоне.

Одной из таких особенностей является употребление всякого рода сокращений как отражение стремления к языковой экономии или «шифровке» информации (русск.: ГЭЗЭ «главное здание», сакс «саксофон», ДММ «девушка моей мечты», СМ «смени мозги», ОТЛ «обманул товарища лектора», молчел «молодой человек», препод «преподаватель», реп «репетитор»; нем.: BD «blöd», MOF «Mensch ohne Freunde», PP «persönliches Pech», KP «kein Plan», KA «keine Ahnung», BMW «Bemme mit Wurst», GmBh «Geh mir Bier holen!»). В обоих языках встречаются даже одинаковые или похожие сокращения, если речь идет об интернациональной лексике, ср.: уни «университет»/Uni «Universität», проф «профессор» /Prof «Professor», алк «алкоголик»/Alki «Alkoholiker», Нет «Интернет»/Net «Internet».

Другой общей особенностью является образование жаргонизмов, оканчивающихся на . В немецком молодежном языке вместо klar, geil, toll, rapid, rasant, egal употребляются всё чаще klaro, geilo, tollo, egalo, rapido, rasanto. Очень популярны среди молодёжи solo «allein», porno «super», logo «klar». Выражение «kein Problem» звучит как nullo problemo или zero problemo. С этим псевдоитальянским -o, абсолютно не характерным для немецкого словообразования, образован целый ряд названий лиц, например, der Kritikalo «ewiger Kritiker» der Trivialo «geistloser Kerl», der Provokalo «ewiger Provozierer», der Karriero «карьерист», der Sympatiko «netter Kerl» и др.

С суффиксом –o появилось много жаргонизмов и в русском языке, но особенно активизировался этот словообразовательный элемент в последнее время при образовании отглагольных существительных. Например, тискало «печать», жевало «рот». Очень продуктивен этот процесс в компьютерном жаргоне: тормозило «компьютер», визжало «матричный принтер», моргало-пищало «модем», катало «мышка», глядело «монитор», крутило «дисковод», считало «процессор». От жаргонных глаголов образуются существительные также с нетипичным в системе русских формантов, использующихся при образовании нарицательных имен, суффиксом -лов-о: доставалово «процесс утомления», мочилово «избиение», гасилово «драка» и др. Названия лиц на встречаются не так часто, как в немецком языке, но они тоже есть: дрефло «трус», щемло «человек, вызывающий отвращение», шуршало «человек со странностями». Известный немецкий исследователь Г. Эман объясняет появление большого количества молодежных жаргонизмов, оканчивающихся на -о, «непреодолимой тягой к интернационализму».

В молодежном жаргоне обоих языков встречается лексика, возникшая в результате языковой игры. Это своего рода усеченная контаминация: драконат «дракон+деканат», филолух «филолог+олух», сопромуть «сопромат+муть», сабо самой «само собой», замуч «завуч+мучитель», тискотека «тискать+дискотека»; smirten «to smoke+to flirt», Blindine «blind+Blondine», Bullizist «Polizist+Bulle», abfetzmäßig «vollmäßig+fetzen».

В становлении русского школьного жаргона и немецкого студенческого языка большую роль сыграло арго. В молодежном жаргоне русского языка влияние арго сохраняется до сих пор. Так, в «Словаре современного молодежного жаргона» М.А. Грачева (2006) арготизмы составляют более 10% от общего числа лексических единиц.

В отличие от русского молодежного жаргона, в современном немецком молодежном языке арготизмы вообще не встречаются, по крайней мере, они не зафиксированы ни в одном из словарей молодежной лексики, вышедшем за последние двадцать лет. В настоящее время немецкий молодежный язык заимствует лексику из диалектов.

Иноязычные заимствования пополняют словарный состав молодежного социолекта в обоих языках со времен его появления до наших дней. Анализ словарей показывает, что в XIX – начале XX вв. как русский, так и немецкий молодежный жаргон заимствуют лексику из латинского, греческого и французского языков. Вторая половина XX в. вносит свои коррективы в развитие языков и, как следствие, молодежных жаргонов, которые не изменяются самостоятельно, а следуют традициям нормативного языка. Влияние латинского, греческого и французского языков снижается: на смену им приходит английский язык (вайфа «жена», гудовый «хороший», вайн «вино», сингер «певец», фрешер «первокурсник»; cruisen «sich rumtreiben», chick «Mädchen», tiffig «toll», schoppen «Alkohol trinken»). Интересно отметить, что русский и немецкий жаргон часто заимствуют из английского языка одни и те же лексические единицы. Это, например, такие слова, как Life/ лайф «жизнь», Fan/ фэн «фанат», cool/ кул «отличный», Bag/ бэг «рюкзак, сумка», Love/ лав «любовь», teen/ тин «подросток», hard/ хард «тяжелый» и др.

Английские заимствования часто становятся источником образования новых жаргонизмов: флэт «квартира» - флэтер «хозяин квартиры», фейс «лицо» - отфейсовать «избить», прайс «цена, деньги» - прайсовать «платить, давать деньги», change «обмен» - чейнджануться «обменяться чем-либо». В Германии в языке молодежи также активен процесс образования от англицизмов новых жаргонизмов: lollig от lol, chillen от chill, jobben от job, abgespaced от space, но в русском словотворчестве молодежи их значительно больше: только от одного американизма дринк «спиртной напиток» в русском молодежном жаргоне образовано около 20 новых жаргонизмов (дринч/дринкач, дринкер, дринканутый, надринькаться и др.) Этот факт свидетельствует о том, что в отличие от немецкого молодежного языка, который пополняется в основном за счет поступления новой иноязычной лексики, в русском молодежном жаргоне корпус заимствований значительно расширяется еще и благодаря образованию многочисленных рядов однокоренных слов. В обоих языках заимствования участвуют в образовании устойчивых словосочетаний: жить на аске «жить за счет попрошайничества», в полном райте «в полном порядке»; lookie, lookie machen «sehen», sich aus der Welt beamen «sich betrinken».

По данным словарей, в современном молодежном жаргоне русского и немецкого языков количество заимствований из английского языка не превышает в среднем 10%. Если сравнить эти показатели с компьютерным жаргоном, который сформировался на базе американского варианта английского языка, то можно сказать, что молодежный жаргон – национальное достояние каждого языка.

Понимание субстандартной лексики доставляет большие трудности изучающим иностранный язык. Несоответствие значения в исходном и переводном языке приводит к коммуникативным неудачам. § 2 четвертой главы посвящен анализу русско-немецких и немецко-русских словарей молодежного жаргона. Наиболее значимыми из них являются «Большой русско-немецкий словарь жаргона и просторечий» Х. Вальтера, В.М.Мокиенко, «Русско-немецкий словарь современного молодежного жаргона» Е.А. Коломийца (2005), «Немецко-русский словарь молодежной лексики» А.В. Минакова (1997). Эти словари жаргона способствуют решению проблем перевода субстандартной лексики и подбора жаргонизмов-эквивалентов.

В заключении формулируются следующие выводы:

1. Словари субстандартной лексики являются важнейшим источником для наблюдений над становлением, развитием и функционированием основного ее массива в русском и немецком языках.

2. Анализ словарей молодежного жаргона показывает их разнородность по многим лексикографическим параметрам: объему, составу словника, структуре словарных статей, региональной приуроченности, полноте грамматических и экспрессивно-стилистических характеристик, наличию иллюстративного материала, историко-этимологической информации, паспортизации источников. Несмотря на несоответствие некоторым лексикографическим требованиям все описанные нами словари субстандартной лексики вносят определенный вклад в изучение современного молодежного жаргона и тем самым в изучение общенациональных языков.

3. Сравнение немецких и русских лексикографических изданий молодежного жаргона отражает особенности развития словарных составов этих языков в целом и отдельных их групп в частности.

4. Активное жаргонотворчество в Германии сказалось и на более ранних попытках его лингвистического осмысления в немецком языке по сравнению с русским. Русские лингвисты обратились к исследованию арго гораздо позже немецких, что, конечно, вызвано в основном причинами социального характера. Но важно то, что к проблеме социальных жаргонов А.И. Бодуэн де Куртенэ, Е.Д. Поливанов, А.М. Селищев и другие широко известные лингвисты подошли с позиций наиболее перспективных достижений европейской лингвистики. Они, можно сказать, во многом подготовили теоретическую базу для жаргонологов второй половины XX – начала XXI вв.

5. В отличие от немецкой, русская лексикография, набирая силу с конца XX века, переживает жаргонологический бум. За последние 20 лет издан целый ряд серьезных словарей с полным или частичным отражением молодежных жаргонизмов и предоставлением о них полной лексикографической информации (словари И. Юганова, Ф. Югановой; В.М. Мокиенко, Т.Г. Никитиной; М.А. Грачева и др.).

Словари молодежной лексики дают нам богатый фактический материал для дальнейшего научного осмысления, ведь молодежный жаргон – это не только специфическая лексика и фразеология, это еще отражение социальных отношений, быта, молодежной субкультуры.

Изучение этих словарей показывает, что молодежный жаргон и в русском, и в немецком языке отражает лексико-семантические процессы, происходящие в нормативном языке.

6. Двуязычные немецко-русские и русско-немецкие словари решают проблемы перевода лексики и подбора жаргонизмов-эквивалентов.

Сопоставительное исследование русского и немецкого молодежного жаргона, проведенное на базе лексикографических источников XIX-XXI вв. позволило выявить целый ряд общих тенденций в их становлении, развитии, современном функционировании. Сюда относятся, прежде всего, метафоризация общенародной лексики, словообразовательная деривация и заимствования.

  1. В обоих языках молодежный жаргон – это не порождение современности, а исторический феномен, уходящий корнями в прошлые столетия. Немецкий молодежный жаргон – более «древнее» явление (первые упоминания в XVI веке), чем русский (первые упоминания в начале XIX века), поскольку учебные заведения, в частности университеты, в которых формировался буршеский язык, прародитель современного молодежного жаргона, появились в Германии гораздо раньше, чем в России.

  2. В становлении русского и немецкого молодежного жаргона, несмотря на разницу в «возрасте», можно выделить аналогичные этапы. Сначала это только «условный» язык учащейся молодежи (в Германии – буршеский язык, в России – школьный жаргон), затем он выходит за рамки создавшей его социальной группы и становится единым молодежным жаргоном.

  3. Тематический состав лексики обоих социолектов свидетельствует об их антропоцентрической направленности. Тематические области, имеющие отношение к человеку и его чувственно-эмоциональному и рациональному восприятию окружающей действительности, его деятельности и взаимодействию с другими людьми, представлены наибольшим количеством единиц и отличаются развитой синонимией.

  4. Судьба русских и немецких молодежных жаргонизмов очень похожа: одни из них бесследно исчезли, другие перешли в состав разговорного или нормативного языка, а третьи до сих пор употребляются в молодежном жаргоне в том же или совершенно ином значении.

Изучение четырех- и пятиязычных словарей молодежного языка, изданных в Германии с 2001 по 2009 год, показывает, что аналогичные тенденции наблюдаются в молодежном жаргоне английского, французского, испанского и итальянского языков. Это свидетельствует о том, что молодежный жаргон – не национальная особенность одного языка, а интернациональный феномен. Мы можем также предположить, что общение молодых людей из разных стран, диалог культур будут способствовать появлению все новых и новых интернациональных черт в молодежном жаргоне различных языков.

Приложение представляет собой составленный нами «Немецко-русский словарь современного молодежного жаргона». Его основу составляют: 1) лексика, представленная в словарях немецкого молодежного языка, изданных за последние 20 лет; 2) жаргонизмы, записанные нами во время контактов с немецкоязычной молодежью, в основном школьниками и студентами. Мы предлагаем перевод этой молодежной лексики на русский язык и, где это, по-нашему, возможно, приводим русские жаргонизмы-эквиваленты.

Основные положения диссертации отражены в издании, включенном в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК:

  1. Россихина, М.Ю. Заимствования как источник пополнения молодежного жаргона в русском и немецком языках (на материале словарей XIX-XXI вв.) / М.Ю. Россихина // Филологические науки. – М.,2008. – №5. - С.89 – 96.

а также в следующих публикациях автора:

  1. Россихина, М.Ю. Об американизации молодежного сленга в русском и немецком языках. / М.Ю. Россихина, Г.Н. Россихина // Лингвистический вестник – Вып. 2. – Брянск: Изд-во БГУ, 2006. – С.64-69.

  2. Россихина, М.Ю.Молодежный сленг как исторический феномен (на примере немецкого и русского языков). / М.Ю. Россихина // Вестник Брянского государственного университета. – Брянск: РИО БГУ, 2007. – №2 – С.234-237.

  3. Россихина, М.Ю.Об общих тенденциях в молодежном сленге русского и немецкого языков. / М.Ю. Россихина // Социальные варианты языка – V: Материалы международной научной конференции. – Нижний Новгород: Нижегородский государственный лингвистический университет, 2007. – С.64-67.

  4. Россихина, М.Ю. Молодежный сленг как интернациональный феномен. / М.Ю. Россихина // Лингвистический вестник – Вып. 3. – Брянск: Изд-во БГУ, 2007. – С.64-67.

  5. Россихина, М.Ю. Немецкий молодежный язык в лексикографии XXI века. / М.Ю. Россихина // Материалы XXXVII международной филологической конференции: Лексикология и фразеология (романо-германский цикл). – Вып. 2. – СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ, 2008. – С.155-162.

  6. Россихина, М.Ю.Австрийский молодежный сленг в лексикографии XXI века. / М.Ю. Россихина // Актуальные проблемы лингвистики и лингводидактики иностранного языка делового и профессионального общения.: Материалы III международной научно-практической конференции – М.: РУДН, 2008. – С.226-228.

  7. Россихина, М.Ю. Русский и немецкий молодежный жаргон в историческом аспекте/ М.Ю. Россихина // Вестник Минского государственного лингвистического университета. Серия 1. Филология – Минск.: Минский государственный лингвистический университет , 2008. – №5(36) – С.59-66.

  8. Россихина, М.Ю. Метафора в формировании словаря молодежного жаргона (на материале русского и немецкого языков). / М.Ю.Россихина // Метафора и действительность: границы выразительности: сборник научных статей – Смоленск.: СмолГУ, 2008. – С.126-133.

  9. Россихина, М.Ю. О судьбе русских школьных жаргонизмов XIX века. / М.Ю. Россихина // Материалы Всероссийской научной конференции «Слово и текст в культурном сознании эпохи». – Вологда: Вологодский государственный педагогический университет, 2008. – Часть 1 – С.184-188.

  10. Россихина, М.Ю. Молодежный жаргон на рубеже веков (на материале лексикографических источников). / М.Ю. Россихина // Гуманитарные науки XXI века. Тенденции и перспективы. Материалы международной научной конференции. – Архангельск: Поморский государственный университет, 2008. – С.460-464.

  11. Россихина, М.Ю. Отражение динамики лексико-семантических процессов в словарях немецкого молодежного жаргона XIX-XXI вв. / М.Ю. Россихина, Г.Н. Россихина // Социальные варианты языка – VI: Материалы международной научной конференции. – Нижний Новгород: Нижегородский государственный лингвистический университет, 2009. – С.287-289.

  12. Россихина М.Ю. История некоторых школяризмов и арготизмов XIX – начала XX вв. как отражение динамики лексико-семантических процессов в русском языке / М.Ю. Россихина // Русский язык: проблемы функционирования и методики преподавания на современном этапе: Материалы Международной научно-практической конференции (Пенза, 18-20 мая 2009г.). – Пенза: ПГПУ им. В.Г. Белинского. – 2009. – С. 64-66.

Россихина Мария Юрьевна

Молодежный жаргон в русской и немецкой

лексикографии XIX-XXI вв.

Автореферат

Отпечатано в ООО «Ладомир»

г. Брянск, ул. Калинина, 81.

Тираж 100 экз. Заказ 195.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Лексикология, фразеология и лексикография русского языка Теория ассоциативного поля

    Документ
    Summary. This issue deals with the associative fields. Their external and internal connections are under consideration. There are held the differentiation of fields according to its carriers’ character, actuality, structure, the way
  2. Русский Гуманитарный Интернет Университет Библиотека Учебной и научной литературы (6)

    Книга
    Книга представляет собой первый академический учебник по культуре речи, содержащий наиболее полный систематизирован­ный материал по данной теме. В основе издания лежит принципи­ально новая теоретическая концепция культуры речи.
  3. Русский Гуманитарный Интернет Университет Библиотека Учебной и научной литературы (11)

    Книга
    Книга представляет собой первый академический учебник по культуре речи, содержащий наиболее полный систематизирован­ный материал по данной теме. В основе издания лежит принципи­ально новая теоретическая концепция культуры речи.
  4. Русская социолингвистика о научном проекте «Русизмы в южнославянских и западнославянских литературных языках согласно квалификаторам в лексикографических источниках» Йован Айдукович

    Документ
    Summary. A project investigation «Russian loan words in South- and West-Slavonic standard languages according to the dictionary qualificators» is carried out in a dissertation thesis for the Ph.
  5. Словарь лингвистических терминов

    Документ
    Словарь включает 5270 терминов и понятий лингвистики. Он адресован широкому кругу пользователей: студентам, аспирантам, преподавателям, научным работникам, специалистам разного профиля, изучающим, преподающим, исследующим язык.

Другие похожие документы..