Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Глава I. Определения ДЦП. По существующим на сегодняшний день представлениям, разделяемым большинством ученых, paralysis cerebralis infantilis, детск...полностью>>
'Программа'
Обзорная экскурсия по Нью-Йорку. Во время этой экскурсии Вас ждет знакомство с одним из самых привлекательных городов мира, столицей финансовой и кул...полностью>>
'Автореферат'
С самого своего появления и на протяжении всей истории логика была и остается важнейшей частью философии. Представляя собой, по сути, формализацию гн...полностью>>
'Доклад'
- корпорации и АО: «Газпром», «Роснефть», «Лукойл», «Новатэк», «ТНК ВР», «Ритэк», «Славнефть», «Татнефть», «Коминефть», «Башнефть» и др. крупные и мел...полностью>>

Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Н. В. Комарова Председательствующий. Комитет по природным ресурсам, природопользованию и экологии проводит сегодня заседание

Главная > Заседание
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

С Т Е Н О Г Р А М М А

«круглого стола» Комитета Государственной Думы по

природным ресурсам, природопользованию и экологии

на тему: «Актуальные проблемы обеспечения развития

рынка драгоценных металлов и драгоценных камней»

Здание Государственной Думы. Зал 830.

17 февраля 2009 года. 11 часов.

Председательствует председатель Комитета Государственной Думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Н.В.Комарова

Председательствующий. Комитет по природным ресурсам, природопользованию и экологии проводит сегодня заседание в формате «круглого стола» по актуальным проблемам обеспечения развития рынка драгоценных металлов и драгоценных камней.

Мы задумывали рассмотреть эту тему в двух плоскостях –1) вопросы, связанные с недропользованием в отношении драгоценных металлов и драгоценных камней; 2) оборот драгоценных металлов и драгоценных камней. Нет возможности, да и нецелесообразно разделять эту тематику, если мы говорим о рынке в целом. При подготовке этого мероприятия мы получили предложения по точечным проблемным вопросам в этой тематике, эксперты высказывались в отношении предложений по развитию законодательства о недрах, о драгоценных металлах и драгоценных камнях, включая сюда и налоговое законодательство, и Уголовный кодекс. На мой взгляд, большинство этих предложений нашли отражение в проекте рекомендаций, которые подготовил комитет и которыми вы располагаете; в то же время допускаю, что при обсуждении мы сможем уточнить какие-то положения, которые внесены в данный документ.

Надеюсь, что в своих выступлениях вы будете высказывать позицию как в отношении того, что уже имеет проект рекомендаций, так и в отношении того, что следует в нём изменить, дополнив или отказавшись от каких-то положений. И закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» и закон «О недрах», по мнению многих экспертов, нуждаются в развитии, с тем чтобы проблемы, которые накопились, были урегулированы, а отрасли, интересы которых мы сегодня будем рассматривать с вами, получили стимулы для позитивного развития и соответствующих достижений.

Денис Геннадьевич Храмов, директор Департамента государственной политики и регулирования в области геологии и недропользования Министерства природных ресурсов России.

Я не буду долго характеризовать природно-ресурсную базу и минерально-сырьевую базу драгоценных металлов и камней в России. Наверняка всем присутствующим известна эта информация. Скажу лишь, что по алмазам, по ресурсному потенциалу, мы первые в мире, по платиноидам – вторые, по золоту и серебру – шестое и седьмое место в мире по добыче. Но вопрос не в том, насколько богата страна, а в том, как эти ресурсы во благо всей страны добывать и использовать. Поэтому я сейчас хочу сказать несколько слов о работе, которая проделана в сфере обеспечения геологоразведки и воспроизводства минерально-сырьевой базы в 2008 году, о планах на 2009 год, проблемах и задачах, которые существуют в этой сфере.

В 2008 году почти половина всех средств, выделенных государственным бюджетом для геологоразведки по твердым полезным ископаемым (порядка 3,5 млрд. руб.) была направлена в сферу драгоценных металлов и камней. Это привело к определённым результатам, в частности, только в Ямало-Колымском регионе локализованы ресурсы золота объемом свыше тысячи тонн с содержанием от 2 до 40 граммов на тонну. В целом по стране прирост запасов золота в прошлом году составил 254%, то есть 508 тонн запасов при добыче порядка 200.

По серебру мы также достигли расширенного воспроизводства, 142%, порядка 139% по платиноидам; к сожалению, по алмазам хвастаться нечем - процент воспроизводства всего 13.

В прошлом году открыт ряд крупных месторождений золота: впервые поставлены на государственный баланс с запасами месторождения "Чертово корыто", "Пионер", "Верхне-Кингарское", ряд крупных месторождений платиноидав. По алмазам ничего открыть не удалось, но ситуация, надеемся, будет изменена. Определённые надежды связаны с введением в подземную разработку трубок "Мирный" и "Удачный".

В 2009 году на геологоразведку по драгметаллам и драгоценным камням из федерального бюджета планируется потратить порядка 44% от всего госзаказа по твердым полезным ископаемым, или около 2,5 млрд. руб.

В качестве приоритетных направлений рассматриваются работы по серебру в Магадане, по золоту в Тыве, ряд перспективных районов в точках перспективного роста - на Дальнем Востоке. Здесь необходимо сразу оговориться о проблеме: выявленная в 2008 году тенденция показывает, что если средства федерального бюджета, выделяемые в рамках долгосрочных программ воспроизводства минеральной сырьевой базы, остаются примерно на запланированном уровне, то средства недропользователей на геологоразведку неуклонно снижаются. Сейчас пока рано говорить о результатах прошлого года (это будет известно после того, как мы где-то в конце первого квартала подведем всю статистику и получим, обобщим формы статического наблюдения), но такая тенденция явно видна. Министерством налажен мониторинг будущего выполнения компаниями лицензионных обязательств Мы опросили в рамках мониторинга основных игроков на этом рынке. Часть компаний нам не представила пока ещё информацию о своих будущих планах на 2009 год и на 2010 год. Другая часть компаний представила, и картина здесь совершенно нерадостная, потому что у многих компаний снижение объема средств на геологоразведку на запланированные метры проходки, на запланированное бурение даже по сравнению с лицензионными обязательствами очень сильно падает. Компании декларируют, что у них нет средств на геологоразведку в 2009-2010 годах. Это, сразу оговорюсь, только первоначальная тенденция, но она наблюдается.

Конечно, важнейшая причина снижения геологоразведки - финансовый кризис, который лишил компании оборотных средств. Но нельзя отрицать и не совсем благоприятного правового поля, в рамках которого приходится работать недропользователям, достаточно высокие административные барьеры, большое количество согласований.

Что нужно сделать? Если в борьбе с кризисом основные решения лежат в плоскости каких-то мер налогового стимулирования, то в отношении сложностей организационно-правового характера необходимо в первую очередь совершенствовать законодательную базу.

Хочется отметить, что ряд шагов в этом направлении уже сделан. В первую очередь имеются в виду поправки в законы "О недрах", "Об охране окружающей среды", "Экологической экспертизе", которые были приняты в конце прошлого года (имеются ввиду 309, 311-ФЗ); в частности, ими были внесены изменения в Земельный кодекс, устанавливающий, что земельные участки из числа земель государственных муниципальных гидропользователей могут предоставляться без торгов. Это, в частности, также устранение необходимости согласования проектных документов на отработку с несколькими органами. Сейчас законом предусмотрено, что проект будет согласовываться комиссией, которая создаётся федеральным органом управления госфондом недр, и в состав которой будут входить экологи и технологи, специалисты Ростехнадзора.

Этими поправками исключается также необходимость для недропользователя получать лицензию на общераспространённые полезные ископаемые в пределах землеотвода, на котором он работает. Нет необходимости получать отдельные лицензии на добычу подземных вод. Упрощается процедура предоставления участков в пользование, как я уже говорил: в частности, из статьи 11 Закона "О недрах" ушла необходимость получения предварительного согласия правообладателей земельных участков на предоставление их для целей недропользования до момента выставления участка на аукцион.

Также сейчас нет необходимости получать разрешение на застройку объектами обустройства и на капстроительство от «муниципалов»: все эти функции локализованы в территориальных подразделениях «Роснедра». Немного упростился режим по отходам. В частности, теперь не нужна лицензия на накопление временных хранений отходов первого и пятого классов опасности. И субъектма предпринимательской деятельности теперь не нужно разрабатывать проекты нормативов образования отходов и лимитов на размещение отходов. Тут введён уведомительный порядок.

Сразу оговорюсь: поправки сами по себе действовать могут не всегда. Необходимо усилие, чтобы соответствующая подзаконная база была нужным образом проработана, адаптирована. Эта работа сейчас ведётся.

В отношении вопроса, который часто волнует многих недропользователей: сегодня юридически отсутствует возможность увеличения горного отвода, если по результатам разведки стало очевидно, что залежь выходит за ранее установленные границы. Такой законопроект нами подготовлен и прорабатывается в аппарате правительства. На него получены замечания Главного правового управления президента, Института законодательного и строительного правоведения. Мы всё проработали и надеемся, что этот документ будет одобрен правительством и внесён в Государственную Думу.

В части рекомендаций: в пункте 2.6 предусматривается подготовить обновлённую редакцию основ государственной политики в сфере геологии и минеральных ресурсов. Здесь необходимо отметить, что этот документ существует и действует. Но сейчас усилия министерства сконцентрированы в первую очередь на подготовке в соответствии с поручением председателя правительства стратегии развития геологической отрасли на период до 2020 года. В составе этой стратегии мы планируем сформулировать основные принципы и технико-технологического перевооружения, и кадрового переобеспечения отрасли, и инновационного обеспечения. В общем, предложить комплекс мер, который позволит достичь показателей, предварительно запланированных в долгосрочной программе развития и воспроизводства минерально-сырьевой базы на основе баланса спроса и предложения, что, в свою очередь, лежит в основе многих отраслевых стратегий и Концепции долгосрочного развития страны на период до 2020 года.

Алексеев Геннадий Фёдорович, первый заместитель Председателя Правительства Республики Саха (Якутия).

Здесь все в теме и в курсе обсуждаемого вопроса, поэтому я хочу сделать маленькую ремарку. Сегодняшнюю ситуацию на российском и мировом алмазно-бриллиантовом рынке, на мой взгляд, как раз удобно использовать и подискутировать о том, почему у нас такая удивительная, парадоксальная ситуация. Мы на первом месте по добыче алмазного сырья в объёмном выражении и постоянно делим первое-второе места в стоимостном выражении. В то же самое время занимаем только 6 % от общего объёма производства бриллиантов. И, по разным оценкам, имеем от 1 до 3,6% на рынке ювелирных изделий с бриллиантовыми вставками.

По-моему, Президент России и правительство не отменяли поручение о развитии перерабатывающих отраслей на территории Российской Федерации. По-моему, задача заключается в том, чтобы именно здесь, на территории России максимально создавать добавленную стоимость, и поставлять на экспорт только продукцию глубокой переработки.

Однако в реальности всё происходит ровным счётом наоборот. А почему, собственно, так происходит? Ведь в отношении алмазно-бриллиантового комплекса, казалось бы, всё нормально. Смотрите: практически вся добыча алмазного сырья производится государственными компаниями. "АЛРОСА" на 90% в собственности государства в лице Республики Саха (Якутия) и Российской Федерации. Компания "Алмаз-Анабар" – 100%-ная «дочка» "АЛРОСА", как и "Севералмаз"; «Нижнеленская» - в 100%-ной собственности Республики Саха (Якутия). Единственное негосударственное предприятие - «Уралалмаз».

Казалось бы, государство может чётко регламентировать самый важный этап, где как раз требуется жёсткий учёт и контроль - добычу алмазного сырья, его обогащение, сортировку, А когда всё учтено, дальше все пойдет проще.

Тем не менее мы сегодня имеем ситуацию, когда только официальные нормативные правовые акты (более 80!) регулируют алмазно-бриллиантовый комплекс. А если посчитать все остальные инструкции и положения, то, по некоторым оценкам, это составит под 800 документов! И все они регулируют алмазно-бриллиантовый комплекс Российской Федерации. Начиная от минерально-сырьевой базы, о которой сейчас докладывал Денис Геннадьевич. Да, действительно, компании снижает свои затраты на геолого-разведочные работы. И не только потому, что финансовый кризис, а потому, что они понимают бессмысленность этого занятия. Потому что даже если ты чего-то там найдёшь, то для того, чтобы всё это дело оформить, а тем более получить в недропользование, нужно усилий потратить значительно больше, чем для того, чтобы это месторождение найти и это рудное тело обозначить.

Например, что касается опять-таки алмазного бизнеса. Компания "АЛРОСА" в соответствии с решениями Наблюдательного совета, где, опять-таки, как я уже сказал, 90 процентов - это государственные чиновники, из года в год увеличивает объёмы геологоразведки: $32 млн., $85 млн., $100 млн. Это, соответственно, 2006, 2007 и 2008 годы. А что в результате? Было принято, казалось бы, очень верное решение - отнести все месторождения алмазов к стратегическим. И выдавать их на бесконкурсной основе. Нормальное решение? Отличное. Но только за 2 года до выхода закона, который вышел 29 апреля 2008 года, уже было прекращено оформление лицензий на новые месторождения. И после выхода закона, Денис Геннадьевич, те самые подзаконные акты, вот год мы уже ждём, а он никак не выходит.

Таким образом, компания 3 года вкладывает деньги только из благих намерений. Есть месторождения, которые были, к счастью нашему, разведаны во времена Советского Союза, но не на их освоение не выдаются лицензии: лицензии не оформляются на те объекты, которые были найдены в результате проведенных компанией геологоразведочных работ.

Есть два участка россыпных месторождений алмазов. Около них ещё в начале 90-х был построен посёлок. Закончился срок действия лицензии, и в течение 2 лет компания держала этот посёлок с людьми, дожидаясь, когда же, наконец, будет оформлена новая лицензия. Сейчас вот терпение лопнуло, мы людей оттуда вывозим со скандалом, с конфликтами, с колоссальными затратами, с потерями по одной-единственной причине - потому что мы всего-навсего не оформили документы.

И если посмотреть по всей цепочке движения алмазного сырья - начиная от поиска, разведки, добычи, сортировки, огранки, ювелирного производства - везде наблюдается одна и та же картина. Наши иностранные конкуренты на различные операции тратят 1-2 часа, а мы - недели, месяцы, а то и годы. О какой конкурентоспособности нашего производства, той самой перерабатывающей промышленности можно говорить?

Я прекрасно понимаю, что алмазно-бриллиантовый комплекс - это особый вид бизнеса, который требует жёсткого контроля, особенно на первом этапе, чёткого учёта, отчётности, экспертизы и так далее. Но у нас там, где нужен жёсткий учёт, подчёркиваю ещё раз, работают государственные компании, в руководстве этих компаний, опять-таки, находятся государственные чиновники, объединенные в "Единой России", Так неужели мы не можем урегулировать эти вопросы так, чтобы компании, которые занимаются последующей переработкой добытого алмазного сырья и драгоценных металлов, не занимались бесконечным собиранием бумажек, огромной отчётностью в различные структуры?

У нас есть аналитическая записка о проблемах развития алмазно-бриллиантового комплекса России. В соответствии с решением Наблюдательного совета мы, начиная с 2006 года, готовим и обновляем её. Вот она была в 2006 году, потом в 2007 году, потом в 2008 году, сейчас вот она уже обновлена на 2009 год. Мы всё ждём, когда в Правительстве Российской Федерации мы сможем всё-таки организовать совещание на эту тему для того, чтобы обсудить проблемы развития алмазно-бриллиантового комплекса по всей цепочке. Мы уникальная страна, уникальная держава: практически нигде больше такого нет, чтобы была развита вся цепочка, начиная от геологоразведки и заканчивая производством ювелирных изделий с бриллиантовыми вставками, причём, под нашими брендами.

Конечно, если мы сейчас в рамках, скажем так, псевдооткрытия границ для ВТО, запустим сюда известные бренды, то ситуация, безусловно, поменяется. Но только у нас есть собственный бренд «российская огранка», собственный бренд "якутские бриллианты", и его, кстати, японцы используют, в отличие от нас. Они сегодня подготовили бренд "Вирджиния даймондз" (непорочные бриллианты), и ставят как самое главное, что эти алмазы добыты в Якутии и априори не являются ни конфликтными, ни кровавыми; из этого алмаза произведён бриллиант, и этот бриллиант жених дарит невесте. Таким образом получается мощная и очень привлекательная линейка. Поэтому нам нужно обязательно сохранить собственный бренд - российскую огранку.

Что касается рекомендаций, я всё-таки просил бы добавить то, о чем сказал и Денис Геннадьевич. Я не люблю слова типа, ускорить углубить, расширить, способствовать, содействовать и взаимодействовать, но тем не менее вынужден сказать: надо ускорить принятие подзаконных актов под те законы, которые мы приняли, чтобы их реально можно было, наконец-то, применять, и ускорить в реальном времени, ну хотя бы до конца финансового кризиса.

Храмов Д.Г. Я поддерживаю слова коллеги о необходимости торопиться с нормативной базой для того, чтобы наши благие намерения воплотить. Но хотелось бы все-таки подчеркнуть: компании снижают геологоразведку.

Мы можем говорить о сложности режима месторождений алмазов, которые относятся к стратегическим. Но это коллегиальное решение правительства, поддержанное на всех уровнях. Но хочу подчеркнуть, что в соответствии с нашими программными документами, на которых базируется основа развития страны, на один рубль государственных средств приходится порядка 8 рублей средств недропользователей. И если бюджет остаётся на своём уровне, продолжается вложение денег в ГРР, то от недропользователей всё равно необходимо получать какую-то отдачу, чтобы сохранить темпы воспроизводства и выйти к 2020 году на какие-то более-менее запланированные показатели, которые позволили бы обеспечить стратегическую безопасность страны, тем более по такому важному виду полезных ископаемых.

Председательствующий. Ну а что-то делается для снижения количества документов: электронный оборот или принцип "единого окна", какие-то новшества предусмотрены?

Храмов Д.Г. Да, я об этом тоже говорил в своё выступлении. В частности, сейчас для согласования проектных документов планируется принцип "единого окна" - не надо будет ходить в "Ростехнадзор", в Росприроднадзор, в Роснедра. Будет создана в Роснедрах единая комиссия, в состав которой войдут представителивсех этих органов, и эта комиссия будет согласовывать проектные документы по всем видам полезных ископаемых и по стадиям пользования недрами.

И ещё хочется сказать в отношении глубины переработки, что в принципе совершенно тоже закономерная проблема: Министерство выходило с инициативой внедрения в закон "О недрах" нормы об инвестиционных конкурсах, когда недропользователь получает в пользование участок недр уже обременённый обязательствами в части налаживания в России производства и более глубокой переработки. Сейчас эти поправки пересогласовываются в связи с изменением структуры правительства и, надеемся, в ближайшем будущем будут внесены в Госдуму.

Некрасов Алексей Иванович, начальник отдела Управления геологии твёрдых полезных ископаемых "Роснедр".

В России драгоценные металлы и драгоценные камни, особенно первого и второго класса, традиционно пользуются большим спросом.

Федеральный закон "О драгоценных металлах и драгоценных камнях" даёт чёткое определение принадлежности видов сырья к таковым. Это золото, серебро, металлы платиновой группы, алмазы, изумруды, рубины, сапфиры, александриты, а также уникальные коллекционные образцы янтаря. Они здесь не рассматриваются, так как фактически не участвуют в рынке.

Российская минерально-сырьевая база драгоценных металлов по совокупности занимает ведущее место в мире наряду с Южной Африкой. Обеспеченность её на уровне современного производства составляет от 20 лет (по россыпному золоту и платине) до более 100 лет (по рудному золоту и серебру). Далее раскрою этот тезис подробнее.

На слайде представлена расчётная динамика прироста запасов золота. При сохранении заданных темпов Россия уже к 2020 году сможет выйти на ведущее место в мире по запасам и ресурсам золота. Однако следует понимать, что скачкообразный рост резервной минерально-сырьевой базы золота в последние годы достигнут главным образом благодаря снижению бортовых и минерально-промышленных содержаний.

Руды России больше не превосходят по качеству среднемировой уровень. А с учётом неразвитой инфраструктуры большинства сибирских регионов, где и происходит основной прирост запасов, использование их в промышленности в среднесрочной перспективе находится под большим вопросом. Тем не менее участки недр даже с непривлекательными параметрами золотого руднения активно вовлекаются в рынок. Дальше я более подробно это проиллюстрирую.

Следующий слайд демонстрирует расширенное воспроизводство минерально-сырьевой базы в последние годы. Причём тенденция будет сохраняться по крайней мере следующие три года, несмотря на экономический кризис. Во-первых, это произойдёт из-за отложенного результата, что вполне естественно для геологоразведочных работ. Во-вторых, благодаря тому, что благородные металлы сохранили и даже улучшили свои ценовые позиции на рынке. Кстати, единственный из всех видов минерального сырья на настоящий момент.

На следующем слайде приведены соотношения запасов и ресурсов, которые получены за счёт различных источников финансирования. Если учесть, что из средств бюджета Российской Федерации наращиваются преимущественно ресурсы, а за счёт средств недропользователей преимущественно запасы, и их соотношение составляет в среднем один к одному к последним годам, то продемонстрированное на предыдущем слайде расширенное воспроизводство МСБ золота имеет ещё и двойной запас.

Этот слайд демонстрирует, что, несмотря на благоприятную конъюнктуру рынка, экономический кризис всё-таки затронет отрасль в 2009 году. Кстати, коллега говорил о том, что бюджетные ассигнования остаются на прежнем уровне, но в настоящее время их уменьшение составляет 19,6%, включая прямой секвестр, и, вероятно будут уменьшены ещё на 6%. Это приличные потери.

Вот диаграмма как раз и демонстрирует высокую ликвидность участков недр, перспективных на золотое руденение. Столбик, который показывает оценённые прогнозные ресурсы и запасы, практически равен столбику ресурсов и запасов, переданных в лицензирование. То есть всё разбирается с колёс. Это одна из причин, по которой следует продолжать активное ведение ГРР на благородные металлы и алмазы, в том числе и за счёт федерального бюджета.

Вторая причина - планируемое наращивание мощностей золотодобывающей промышленности вдвое в течение ближайших 10-ти лет , втрое к 2040-му году. Тогда резервная минерально-сырьевая база уже не будет выглядеть столь прочной, её запас при таком увеличении производства не превысит 25 лет.

Всё ранее сказанное относится главным образом к месторождениям рудного золота. С геологоразведкой и добычей золота из россыпи всё обстоит куда хуже, хотя по-прежнему в России этот сектор занимает значительное место в золотодобыче, около 30%.

Следует учесть, что даже на уровне высочайшей ликвидности золота в целом ликвидность металла из россыпей минимум в два раза выше. В настоящее время баланс россыпного золота России составляет около 1400 тонн, из них примерно половина находится в распределённом фонде. И большая часть нераспределённого фонда, по всей видимости, уже не будет востребована, так как большинство этих участков находится в различных природоохранных зонах.

Ежегодный объём прироста запасов рассыпного золота снижается в течение последних 30 лет, и количество перешло в качество опережающими темпами в последние годы. Таким образом, тенденция устойчивого снижения добычи и воспроизводства россыпного золота закономерна и прогнозируема.

В силу геологических особенностей распространения и залегания россыпных объектов, это один из наиболее легко прогнозируемых типов месторождений. Поэтому можно с достаточной степенью уверенности прогнозировать, что к 2040 году приросты по россыпному золоту прекратятся. И примерно к этому же году добыча золота из россыпей не будет иметь такой социально-экономической значимости для многих регионов Сибири и Дальнего Востока, как сейчас.

Как видим, в последние годы также достигнуто расширенное воспроизводство минерально-сырьевой базы серебра. Спрос на серебро в мире превышает предложение, и Россия имеет все условия для расширения его производства. Практически все оценённые серебряные месторождения в России залицензированы. Аналогичная картина наблюдается для металлов платиновой группы.

Гораздо менее обеспечена - не более чем на 40-50 лет - минерально-сырьевая база алмазов. Как показывает практика, крупное месторождение, которое оказывает значительное влияние на минерально-сырьевую базу, открывается раз в 30 лет. Остаётся надеяться, что, пока есть резервная минерально-сырьевая база, такие месторождения будут открыты.

Вот на этом слайде продемонстрирована активность ведения ГРР на благородные металлы и алмазы в Российской Федерации. Как видите, большая часть страны, за исключением Западно-Сибирской низменности и Западной части сибирской платформы, охвачена работами. Вот красным показаны работы на золото и серебро за счёт бюджета Российской Федерации; синим - те же работы за счёт бюджета на алмазы; и зеленым обозначены работы недропользователей на своих участках.

Из всех видов драгоценных камней Россия обладает значительной минерально-сырьевой базой только по алмазам. Рентабельных для освоения других драгоценных камней, за исключением демантоидов, в России в настоящее время не имеется. На государственном балансе числится 118 тонн чернового изумруда (практически все на Малышевском месторождении на Урале), из них 112 тонн в распределённом фонде, чуть более тонны демантоидов, а также 9 тысяч карат рубинов и 23 тысячи карат сапфиров, но они не ювелирного качества.

Существуют геологические предпосылки для открытия на территории России новых месторождений изумруда, александрита, турмалина, берилла, аквамарина и топаза. Вероятность открытия месторождений рубина, сапфира, благородной шпинели низкая.

Возможно, производится в мизерных объёмах попутная добыча ювелирных гранатов и оливина из алмазоносных трубок и связанных с ними россыпей.

В настоящее время, за исключением алмазов, геологоразведочные работы на драгоценные камни проводятся только по одной лицензии на изумруды (но фактически не ведутся) и на демантоиды на Урале.

Основным свойством, объединяющим драгоценные металлы и драгоценные камни в качестве рыночного продукта, является их максимальная ликвидность по сравнению с любым видом минерального сырья. Следовательно, реализация этого преимущества должна достигаться за счёт разумного сочетания международного и государственного регулирования, как в случае с алмазным рынком. С целью поддержания ценовых коридоров на эти виды сырья и изделия из них, и развития свободного рынка - как необработанных драгоценных камней, драгоценных металлов, так и обработанных драгоценных камней, а также коллекционного сырья драгоценных камней и металлов. Всё это вместе, в виду максимальной ликвидности этих видов сырья, способно обеспечить дополнительную устойчивость финансовой системы, особенно в периоды экономических кризисов.

В прошлом году гражданами России было приобретено в пересчёте на золото 550 тонн драгоценных металлов, включая валютные счета. То есть интерес у населения есть.

О законах тут уже, в общем-то, говорили. В настоящее время, да и то в урезанном и законодательно расплывчатом виде, в России существуют зачатки только рынка золота и серебра. Для реализации стратегии сочетания государственного регулирования и свободного рынка необходимо прежде всего соответствующее законодательное поле. Комплект законов должен быть органично увязан и адаптирован к мировому рынку - думаю, велосипед не стоит изобретать, потому что в мире есть достаточно хорошие пакеты законов во многих странах, которые позволяют использовать этот сектор в полной мере.

Ну и, естественно, нужна не только увязка всех подзаконных актов, но прежде всего изменение в Законе "О драгоценных металлах и камнях", законов, регулирующих валютные операции при реализации сделок, налогообложение, ну всё это есть в предложения, вот как я успел посмотреть в раздаточных материалах. И необходимо также создание специализированной биржи и кредитных организаций, ориентированных на эти виды сырья.

Таракановский Виктор Иванович, председатель Союза старателей.

Прежде всего, я хотел бы сказать, что сегодня здесь не присутствует Брайко Валерий Николаевич, председатель Союза золотопромышленников, поэтому мы как бы объединяем наши выступления.

Я буду касаться только золота. В свое время были статьи, грозящие катастрофой, и статьи о том, как с ней бороться, если кто-то помнит из «стариков», или о значении золота теперь и так далее - это писал Владимир Ильич Ленин еще в свое время.

Так вот я хочу сказать, что к золоту у государства принципиально отрицательное значение, потому что если бы было по-другому, то государство накапливало бы золото. Поясню.

В 1977 году американцы отменили паритет золота и доллара, и после этого раздули пузырь до 60 или 80, или до 800 триллионов, ну это долларов, кто как хочет, и за это всё скупают.

Мы весь свой запас, нефти, со всего, 500 миллиардов им отдали, и 500 миллиардов у них заняли, да еще заложили все акции богатейших предприятий.

А более «умные» государства, хотя они капиталистические, запасы золота не упускали. Даже при царе-батюшке было полторы тысячи тонн.

В 1953 году, когда уходил товарищ Сталин, было 2200 тонн. А когда разыгралась новая волна, золота в России было меньше 200 тонн. Сейчас, говорят, 400 тонн есть.

Может быть, золото исчезло из России? Нет. За последние 18 лет добыто и произведено примерно 2800 тонн. Почему же в запасах 400 тонн нет? Куда же исчезло золото? Почему государство не покупало? Почему эти 500 миллиардов ушли не известно на что, на ценные бумаги "Фаннии мэй", там, "пэй", неизвестные, придут они, а не пошли под золото? А ведь цена золота увеличилась в четыре раза. Не 2-3 процента годовых можно было заработать, а 400 процентов за четыре года.

Вот почему я сказал, что государствоне придает этому должного значения. Ну, вот даже маленький штрих. Президент Путин был в Магадане в 2005 году, где население обратилось к нему: разрешите слитки золота покупать, ну уберите НДС, нигде в мире его нет. «Начальники» пообещали, (я имею в виду Минфин). Прошло два-три года. В прошлом году туда приехал новый президент - Медведев. Ему опять напомнили. И говорят, что давал же предыдущий президент поручение убрать НДС со слитков. Медведев подтвердил: да, надо выполнять поручение президента.

И вот, мы с Брайко написали письмо, том числе на имя Путина, в котором еще раз обратились с просьбой убрать НДС со слитков. Только что поступил ответ за подписью Шаталова: Минфин считает этого делать не надо.

Ну, как тут не вспомнить русскую пословицу: "Жалует царь, да не жалует псарь"? По-другому не скажешь. В этом письме такие вещи приведены в качестве аргументов, как например, «население скупит всё золото, которое есть, и государство останется без золота». Так надо было меньше золота банкам продавать на экспорт (сотнями тонн продавали!), а продавать населению.

Китайцы сейчас увеличили покупку золота в 6 раз, американцы имеют 9 тысяч тонн запасов. Оборот золота в 2008 году составил 20,2 триллиона долларов! Ну, кто-то же в России должен отслеживать и анализировать ситуацию по золоту. Наверное, не стоило эту "подушку" создавать, которая сейчас улетучится в течение полугода - останемся мы опять на голом месте и голым местом сидеть будем. И нет никаких "подушек". А вот если бы золото было, то тут бы не успели брать акции "Норильского никеля" и прочих основополагающих отраслей промышленности России.

Поэтому мы и предлагаем неоднократно, тем более, сейчас, находясь в стенах Думы: выделите в бюджете средства на покупку золота. Кто мешает? Давайте говорить откровенно: что хорошего в то, то золото будет покупаться снова за "бумажки", правда, они "рублями" будут называться, но сама суть от этого не меняется. Золото - за "бумажки" и хранить его...

Если помните, был фильм "Свадьба в Малиновке", так вот там спрашивали атамана: "А золото у тебя есть?". Если золота нет, то ты уже и не атаман.

Что касается россыпной добычи золота, то ее в России осталось 33 процента. В Советском Союзе добывали 147 тонн в год с россыпей. В прошлом году добыли 55. И вот мы уже 12 лет «долдоним», по крайней мере, на наших съездах: покупайте золото и уберите НДПИ с россыпной золотодобычи - всего лишь помогите. Опять пришел ответ о том, что они полагают, этого делать нельзя. Говорят, бюджет потеряет, очень много недополучит.

Что потеряет бюджет? 6 процентов - 55 тонн. Это даже второклассник может посчитать: 6 процентов от 55 тонн - это 3,3 тонны золота, я имею в виду налог НДПИ. Помножьте на цену, вы получите порядка 2 миллиардов рублей. Рублей, не долларов! 500 миллиардов «спустить» на 20 - 10 триллионов. Здесь душа не болит? А здесь обнаружили очень большой провал в бюджете. Спрашивается, как люди работали?

Ну, в закладе немного неправильно цифра складывается. 376 предприятий: люди в тайге и тундре работают. Ну, оставьте хотя бы там людей, обозначьте, что там ещё - Россия. Больше там уже никто не работает.

Неужели обязательно нужно упирать в «недобор бюджета»? А то, что 70 тонн золота «исчезло» - это что, «перебор» бюджета? Вернее, даже больше: 82 тонны исчезло из налогообложения. Вот тут всё «красиво»...

Могут ли эти люди сидеть и с умным видом говорить: вот там россыпной золотодобычи нет, да там всё истощилось? Я начинал работать на золотодобыче 50 лет назад, в 1959 году, и тогда тоже говорили: всё, россыпной золотодобычи нет в Советском союзе. Прошло 50 лет - и золотодобыча есть.

МПР, Роснедра перестали выделять деньги на разведку россыпей под этим же предлогом. Я думаю, Роснедра вообще не тем занялись (что тоже в наших предложениях есть), это - в ведении министерства геологии, которое должно заниматься разведкой качественных запасов.

А то канадцы получают на Куполе 15,5 тонн золота (канадская компания "Кинрос Голд"). Содержание золота на Куполе, на Чукотке - 38 грамм на тонну. Бортовое содержание, то есть меньше – 6 грамм на тонну, они уже не берут. Я задал такой вопрос вице-президенту «Кинрос Голд»: как же вы получаете такие вот месторождения? Говорит: «800 миллионов затратили на освоение». Там 200 миллионов вот хватило бы! А сейчас всё вывозить будут туда. Он мне ответил, ухмыляясь: «У нас есть золотой ключик». Видите, даже «Буратино» выучил. Интересно бы посмотреть этот золотой ключик. Поэтому на россыпи разведки нет. Я - на колымский пояс, там - 5 или 6 тысяч тонн. Но эта информация для успокоения совести непрофессионалов, обман. Там даже на наталку ещё, по-моему, тысячу тонн написали. Она и так-то не дышит с граммовым содержанием в тех условиях, ещё тысячу тонн написали в прогнозах в Яноколымском поясе. Это или не профессионалы, или эти самые, которые в «Голом короле» одевали голого короля портные.

Я заканчиваю. Повторюсь, я всю жизнь посвятил добыче золота. И мне очень обидно, что когда Валерий Владимирович был начальником Главалмаззолота, добывали 304 тонны, а сейчас осталось всё, что осталось. Все наши предложения здесь изложены, примите вы их – дай бог. Ну не примите, значит, там вот показывали на графике, по крайней мере, по россыпям, и вечную память пропели. Спасибо.

Председательствующий. Виктор Иванович, ну не всё так плохо. Посмотрите, кстати, в рекомендациях, мы вас во многом поддерживаем.

У нас присутствует на «круглом столе» представитель Минфина Толпежников Леонид Фёдорович. Может быть вы как-то прокомментируете по поводу НДС и НДПИ, и то предложение по снижению и обнулению? Если есть возможность.

Толпежников Л.Ф. Уважаемые коллеги, при всём уважении к собравшимся, вопросы налоговой политики мне сложно комментировать. Дело в том, что наш департамент курирует вопросы обращения драгоценных металлов и камней, но не налоговую политику.

Председательствующий. Хорошо, спасибо. Следующим выступает Южанов Илья Артурович, председатель Совета директоров ОАО «Полиметалл».

Южанов Илья Артурович, председатель Совета директоров ОАО «Полиметалл».

Спасибо. Уважаемые коллеги, я бы хотел более коротко и предметно сказать по поводу именно рекомендаций. Так как наша компания золотосеребродобывающая, то я буду говорить, прежде всего, о драгоценных металлах. Есть несколько групп законодательных проблем на рынке драгметаллов. Первая – это налоговый режим. Сегодня об этом уже много говорилось. В своё время один юрист по хозяйственному праву, фамилия его была Собчак, сказал мне: ни в коем случае мытарь не должен писать законы. Думаю, значительная часть бед, связанных с налоговым законодательством, у нас оттого, что его пишут те же налоговики, которые потом его исполняют. А, на мой взгляд, правотворчество и правоприменение здесь должно быть решительно разведено. Но это ремарка.

Итак, первый момент – ставка НДПИ. Действительно, 6 процентов – это невиданная в мировой практике цифра, максимальная. Следующая – это 3 процента. В большинстве развитых стран – меньше. Вот тут ссылались на Канаду, в Канаде - полтора. Поэтому, конечно, такая ставка, она не стимулирует производителя.

Второе – включение затрат на геологоразведку в состав затрат, уменьшающих налогооблагаемую базу. Ну, речь идёт фактически об ускоренной амортизации. На сегодня такие затраты, они пропорционально раскладываются на всё время освоения месторождения, что, естественно, ставит нашу продукцию в достаточно невыгодные, неконкурентные условия, прежде всего на мировом рынке.

Потому что в других странах такого подхода нет. Практически везде используется ускоренная амортизация вплоть до таких «экзотических» способов, как переложение затрат с компаний на акционеров с тем, чтобы у них уменьшать налогооблагаемый доход.

И третий элемент - это возмещение НДС. Естественно сроки гигантские при том цикле, которые существуют в золотодобыче. В результате в среднем на возмещение НДС получается около двух лет.

Второй законодательный блок, который, на наш взгляд, требует серьезной чистки, это таможенное законодательство. Ещё полтора месяца назад вступили в силу новые законодательные инициативы, которые привели к повышению пошлин на карьерные самосвалы, экскаваторы, бульдозеры и другое горнодобывающее оборудование с 10 до 20 процентов. Нас толкают покупать "БелАЗы", которые неконкурентны по целому ряду позиций, прежде всего потому, что абсолютно отсутствует сервис для них на Дальнем Востоке, на Севере. Соответственно экономика ухудшается.

Третий блок законодательных пробелов это, конечно, наша система лицензирования. Прежде всего, конвертация разведочных лицензий в добычные. Сегодня говорилось, что якобы готовятся какие-то изменения, но по нашей практике необходимо не менее 15 месяцев для того, чтобы провести эту процедуру со всей защитой запасов, получением свидетельства о первооткрывательстве и так далее. То есть некоторые вещи совершенно не понять ни экономически, ни юридически, ни политически. Непонятен вообще общечеловеческий смысл, зачем такие перлы существуют до сих пор?

Второе в части лицензирования - это в целом непрозрачная и очень сложная процедура предоставления новых лицензий, причём особенно там, где есть уже действующее предприятие. Речь идёт о доразведке прилегающих месторождений. Мы постоянно сталкиваемся с тем, что получить это очень сложно, и есть целый комплекс «подвопроов» внутри этого вопроса. Я не буду останавливаться на их перечислении, они есть в тезисах.

Дальше - вопрос, который сегодня уже косвенно затрагивали, это так называемые «федеральные законы 57, 58» от 29 апреля прошлого года, об иностранных инвестициях в стратегические отрасли. Возникла серьёзная правовая неопределенность, потому как в соответствии с этим законом можно отказать в конвертации разведочной лицензии в добычную, если месторождение, скажем, по золоту свыше 50 тонн и если имеются иностранцы, входящие в капитал компании.

К чему это приводит понятно: искусственное занижение размеров месторождений, по моей информации, такие вещи уже обсуждаются и просчитываются, что приводит к тому, что мы теряем финансовых инвесторов. Речь ведь не идёт о том, чтобы отдавать иностранцам месторождение, мы наоборот, достаточно активно работаем в противоположном направлении - в попытке выкупить у иностранцев те месторождения, которые сегодня находятся в их собственности. Важно наличие нормальных портфельных финансовых инвесторов, которые могли бы финансировать то, что необходимо – геологоразведку. Конечно, если государство считает, что нужно забирать деньги сразу на лицензиях и на НДПИ, то любой бизнесмен вам скажет: «У меня на геологоразведку остаются какие-то крохи». Поэтому проще пользоваться прежним «советским» запасом месторождений, которые на сегодня существуют, и информация о которых разными путями попадает в частный бизнес. Если же мы хотим финансирование со стороны частного предпринимателя геологоразведки, то нужно создавать вполне понятные схемы, ставить знаки и давать ему сигналы, в том числе через законодательство. Если мы будем стартовую цену на аукционе делать как функцию капитализации годового НДПИ, с этого месторождения получать огромную сумму и потом говорить: "Ага, никто не может купить", - это одна ситуация. Другая – когда приходят «спекулянты» и начинают задирать цены, после чего приходят и говорят: "Если вы не хотите, чтобы мы и дальше задирали цену на аукционе, давайте с вами будем договариваться». Ситуация понятна.

Так давайте тогда совершенно по другому делать стартовые цены на аукционах, и совершенно по другому подходить к НДПИ, и к тому, чтобы у предпринимателя оставались финансовые ресурсы. Он тогда с удовольствием их вложит в ту же самую геологоразведку.

Последний блок, это на наш взгляд, не эффективный, не результативный, запутанный контроль за строительством новых эксплуатаций действующих месторождений. Сегодня уже было сказано про возможное когда-то появление долгожданного "одного окна". Но пока его нет, и приходится ежегодно защищать проекты. Это занимает огромное количество времени, когда все золотодобывающие компании по осени слетаются в Москву для того, чтобы проводить целый комплекс каких-то «ритуальных танцев», которые ничего общего ни с экономикой, ни, самое смешное, с безопасностью пополнения и увеличения запасов не имеют.

Еще очень огорчает ситуация с нормативами технологических потерь, которые тоже приходится каждый год защищать. Хотя, казалось бы, все элементарно, как это можно было бы сделать на весь срок или на какой-то более длительный, скажем, десятилетний срок разработки месторождений.

И, наконец, сегодня уже было сказано много хороших слов о тех поправках в Закон "О недрах", которые были приняты 30 декабря. Так вот, кроме позитивного, там есть достаточно серьёзные негативные вещи, которые осложняют жизнь, в частности, золотодобытчикам, работающим в условиях Севера.

Первое - это обязательное получение согласованного проекта до оформления права землепользования. То есть раньше это была многоступенчатая процедура: сначала оформлялась земля под проектирование, затем уже окончательное получение землеотвода. Сейчас только под готовый проект. Но с учётом того, что необходимо в условиях зимы, мы имеем лишь несколько месяцев на завоз оборудования (это связано с северным завозом и так далее), то вся процедура, как мы посчитали, в среднем удлиняется. И в соответствии с теми же новациями Закона "О недрах" введено обязательное согласование здесь, в Москве ,размещения любых отходов производства, в том числе и последнего, пятого класса опасности. Мы имеем в виду, прежде всего, вскрышные отвалы. То, что раньше делалось на местном уровне, сегодня для этого необходимо преодолевать путь, скажем, из Магадана, или из Хабаровска, или из Анадыря в Москву для приведения подобных согласований.

Последнее, о чём сегодня говорилось, достаточно эмоционально, это, собственно, развитие рынка драгоценных металлов. Действительно речь об отмене НДС при продаже золота слитками физическим лицам ведётся уже много лет. Я не готов сейчас говорить о юридической стороне. Но то, что продажа золота слитков физикам без взимания НДС приведёт к резкому увеличению притока с ресурсов в золотодобывающую отрасль, это совершенно очевидно. Потому что в такой ситуации слитки золота будут торговаться с определённой комиссией к цене лондонской биржи, соответственно, банки будут заинтересованы в финансировании подобного рода сделок. И более того, при развитии золотого рынка банки будут заинтересованы кредитовать на иных, уже более льготных и более понятных условиях золотодобытчиков. То есть деньги, казалось бы, из несвязанной сферы, но через финансовый механизм, через механизм заинтересованности банков в развитии подобного рода рынка, они, безусловно бы, пошли в нашу отрасль.

Я считаю, хорошо, что эта рекомендация здесь появилась, но повторяю, не очень уверен насчёт того, чтобы отменять НДС для юридических лиц. Вот здесь-то Минфин точно станет «намертво». А по «физикам», на сколько мне изветно, решения на самом высшем политическом уровне уже несколько лет назад были приняты, но воз и ныне там. Вот это обязательно надо отметить.

Ну, наконец, сами рекомендации правительству. Я много лет проработал в нашем родном правительстве, и могу сказать, какие будут поручения и потом ответы на подобного рода рекомендации. «Рассмотрели, докладываем вам, что это невозможно, это мы попозже обсудим». То есть результат будет, ну, практически нулевым. Я вот посмотрел сегодня перед заседанием материалы, там очень много предложений дельных, неожиданных, о которых мы не думали, просто с ними в жизни, видимо, не сталкивались.

Я считаю целесообразным, если бы комитет взял под крыло улучшение законодательства. Может быть, создать рабочую группу при комитете по недропользованию и природным ресурсам, куда пригласить и тех, кто занимается драгоценными камнями, драгметаллами и представителей всех министерств и ведомств, и в рамках этой рабочей группы уже предметно разбираться? Всё-таки это будет несколько другой статус - рабочей группы комитета Государственной Думы. Насколько я помню, мы часто использовали подобные методы работы, это более эффективно, чем давать эфемерные поручения правительству. Спасибо.

Председательствующий. Илья Артурович, спасибо огромное. У меня сразу же к вам вопрос. Вы, как представитель известной, современной, хорошо развитой крупной компании, работающей в отрасли, которую мы сегодня обсуждаем, участвуете в работе комитета через экологический совет, через рабочую группу подкомитета по драгметаллам, которую, кстати, возглавляет Шуманов Александр Алексеевич. Эта компания как-то работает? Это также относится к комментариям по поводу Закона "О недрах". То есть, наверняка, всё соответствует тому, что вы говорите. И то, что, о правах землепользования, об этом пробеле и о согласовании этом сложном. Но ведь такие вещи можно было преодолеть заранее. Существует рабочая группа по подготовке законов, много общественных площадок, где можно участвовать при подготовке законов и при разработке каких-то рекомендаций даже в сторону правительства. Есть у вас информация о деятельности в этом направлении?

Южанов И.А. Могу сказать так: я в компании "Полиметалл" относительно не долго, был избран в сентябре в совет директоров, в октябре его возглавил. Поэтому сейчас это для меня первый подобный опыт.

Насколько я знаю, в основном компании, и наша в том числе, плохо представляют себе, чем занимается Государственная Дума, и, судя по результатам, мало участвуют, в работе. Большей частью это, возможно, связано с тем, что уже существуют различные союзы, например, союз золотопромышленников, который выступает синтетическим представителем от этого бизнеса. Но я думаю, что мы бы с удовольствием приняли участие в такой работе. Поэтому, спасибо.

Председательствующий. Я ещё раз повторюсь, в нашем комитете и, вообще, в Думе много подобных площадок, на которых можно выступить эффективно и с конкретными предложениями, которые будут услышаны, участвовать в подготовке законов. Скажем, имеется, Экологический совет, состоящий из 10 секций по различным направлениям природоохранным и природопользованию, вы можете посмотреть информацию на сайте. Причём, все это можно расширять, вводить что-то новое и так далее. В общем, нужно работать, ведь в этом есть потребность. И если бы ваши предложения поступили раньше, я уверен, в законе они были бы учтены.

Южанов И.А. Вообще, необходимо отметить, что, например, в понимании золотодобытчика, наверное, идеальный мир вокруг - это стоят драги и лежат отвалы, и всё остальное - всё для добычи золота. Но деятельность Министерства природных ресурсов касается не только природных ресурсов, но и экологии. Поэтому проблемы, о которых говорилось - отходы пятого класса, опасность экологической экспертизы в Москве – их решить сложнее, чем пойти в муниципалитет, заплатить в «прикормленную» фирму денег и получить экспертизу. Но, по крайней мере, у нас есть какая-то гарантия, что здесь в Москве, в Росприроднадзоре, экологическая экспертиза даст больше. Однако когда возникает вопрос больших денег, это вопрос к прокуратуре и правоохранительным органам. В муниципалитетах все действительно решалось проще.

Южанов И.А. Нет, я согласен с тем, что определённая опасность есть, но, повторяю, речь идёт о пятом классе, даже не о четвёртом, не о третьем. То есть, это было несколько неожиданно. С точки зрения экологии это далеко не самые страшные вещи, тем более в пустынных территориях, где на тысячи километров, вообще, нет кругом просто ничего.

Председательствующий. Хорошо. Следующее выступление. Радашевич Валерий Борисович - генеральный директор Ассоциации "Гильдия ювелиров России"

Валерий Борисович Радашевич, генеральный директор Ассоциации "Гильдия ювелиров России"

Мне ещё раз хочется повторить поручение президента и теперь уже председателя правительства по развитию конкретных отраслей экономики. Вот мы имеем с вами конкретную отрасль экономики - ювелирную промышленность, которая в России сегодня полностью адаптирована к рыночной экономике, заводы и предприятия которой как раз находятся достаточно бедных регионах и вносят существенный вклад в наполнение бюджетов этих регионов. И самое главное то, что продукция российских ювелиров востребована на российском рынке, в отличие, допустим, от парфюмерии или какой-нибудь бытовой техники. Ее здесь с удовольствием покупают, с удовольствием покупают в странах Содружества и есть хорошие перспективы продвижения на мировой рынок.

Но вот конкретный мировой кризис сразу же обострил все проблемы, которые мы на сегодня имеем. Ноябрь - снижение 12 процентов, декабрь - снижение 25 процентов, январь - 38 процентов и снижение физических объёмов производства продукции. Мы несколько лет вносили предложения по внесению изменений в закон ДМДК, сегодня, приоритеты поменялись, и сегодня это уже по существу вопросы «жизни» или «смерти».

Сначала мне хочется вам сказать вот что (поскольку я через все это сам прошел за 30 лет своей профессиональной деятельности). Социалистическая экономика, жёсткий административный контроль, драгоценные металлы, валютные ценности из Госфонда выделяются предприятиям. Предприятия, мы за рубль покупали в Госфонде, в Гохране, мы платили рубль за грамм золота. Затем мы платили налог с оборота 4 рубля, и дальше, таким образом, государство жесточайше контролировало эффективность выделения драгоценных металлов, расход драгоценных металлов, норма расхода, нормы потерь, обязательность сдачи отходов, и вот эта самая система обеспечивала жесточайшую сохранность драгоценных металлов, принадлежащих государству. И под это была построена вся законодательная база, в том числе и Уголовный кодекс, 192-я статья - нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней.

1991 год, произошла экономическая революция: страна вошла в рыночную экономику. Сегодня драгоценные металлы и драгоценные камни - мировые долларовые цены. Конституция провозгласила право частной собственности и защиту права частной собственности. Что мы с вами имеем сегодня: выведены драгоценные металлы из закона "О валютном регулировании". И, к сожалению, потом административная реформа, которую начал уважаемый Козак, остановила совершенствование нашей нормативно-правовой базы. И сегодня закон "О драгоценных металлах и драгоценных камнях" не только не соответствует, как мы запишем: «законодательной базе стран-конкурентов», он не соответствует даже нашей Конституции Российской Федерации. Потому что Конституция говорит: право частной собственности. Частник пошёл, купил за свои деньги в частном банке драгоценный металл - это его собственность. Ничего подобного. Завтра придёт человек в погонах и скажет: «покажи, как ты его используешь, покажи, куда ты сдаешь отходы, которые у тебя образовались при производстве ювелирных изделий», и это подчёркиваю, его собственность. Это не шутка, ведь 192-я статья - до четырёх лет лишения свободы. У нас, извините, за некоторые убийства и изнасилования дают примерно столько же. И, пожалуйста, прокуратура, Следственный комитет: ребята, а куда вы сдаёте отходы? Уголовное дело возбуждается...

Да, уважаемые коллеги, мы говорим сегодня, что стоит вопрос жизни или смерти в России ювелирной промышленности, потому что под эти статьи попадают практически все, за исключением нескольких особо крупных предприятий.

Мы говорим: давайте внесём поправки в 20-ю и 22-ю статьи ДМДК, чётко пропишем на чет отходов, что является вторсырьём - что не является. Минфин подготовил проект Федерального закона внесения изменений в ДМДК, МВД и ФСБ согласовало, прошло совещание в Минфине, где все согласились, что необходимо внести изменения в этот закон.

Мы, как гильдия, пишем письмо председателю комитета - уважаемой Наталье Владимировне: "Наталья Владимировна, предлагаем вам законопроект с согласованиями, ради Бога, воспользуйтесь законодательной инициативой, внесите этот законопроект, его ждут в правительстве, которое даст положительное заключение и можно будет решить этот вопрос". Мы получаем ответ от Натальи Владимировны: "Уважаемый Валерий Борисович, аналогичный, законопроект нами уже разработан, в ближайшее время будет направлен в правительство на заключение". Мы читаем сегодня в рекомендациях, что комитет по недропользованию просит Правительство Российской Федерации ... рассмотреть возможность внесения этих поправок. Ещё раз подчёркиваю: вопрос жизни и смерти! Законопроекты есть. Уважаемые господа-депутаты, члены комитета по недропользованию, внесите, отправьте этот законопроект в правительство на согласование.

Следующий вопрос. Закон предписывает порядок транспортировки изделий из драгоценных металлов. Согласно ему, если ювелир сделал кольцо или серёжки, он должен нанять броневик, автоматчиков, чтобы отвезти это в ювелирный магазин. Абсурд! Выходит, практически все это нарушают. Значит - очередная возможность, просто в Следственном комитете, как я понимаю, ещё не нашли, за какую статью Уголовного кодекса «уцепиться». Мы просим: внесите простую корректировку этой 29-й статьи: «Способ транспортировки определяет собственник». Почему нет закона о транспортировке шуб, о транспортировке автомобилей? Ведь сегодня эти статьи - собственно, идеальная почва для коррупции.

Были президентские требования экспертизы на антикоррупционность. Пожалуйста, можно проверить - это элементарно, любому правоохранителю, любому проверяющему уцепиться за эти вещи. Мы просим отменить 192-ую статью, нет правил сдачи государству. Я уже сказал, они остались в социалистической экономике. Значит, в 20, 22 и 29-ю статьи нужно вносить поправки.

Теперь пойдём подальше. Мы говорим: давайте ужесточать требования к розничной торговле. Опять же, почему я начал с социалистической экономики? Потому что тогда был жёсткий контроль производства, он обеспечивал порядок в торговле. Что там проверять, предприятие отправило со всей необходимой документацией продукцию, Госкомцен установил цены. Обычное злоупотребление в торговле: кому-то «по блату» чего-то дал и всё. Остальное обеспечивало производство. Сегодня всё наоборот. Сегодня - импорт, засилье контрабанды. Контрабанда ежегодно отнимает у российских производителей порядка трёх миллиардов долларов объёмов производства. Давайте посчитаем налоги, которые недополучает государство с этим сумм. Там нет никакого контроля.

Поэтому мы говорим: есть Кодекс об административных правонарушениях. Давайте совершенствовать этот кодекс. Есть 55-ое постановление правительства, Правила розничной торговли. Давайте чётко пропишем требования, которые должны быть. Мы сделали сертификационный центр, мы готовы подключиться к этой работе, если, конечно, кто-то хочет, чтобы в этом отношении был наведен порядок.

Возьмите ещё один документ. Указ «О государственной тайне». Оказывается, сведения об импорте-экспорте ювелирных изделий являются секретными. Для чего? Для того чтобы вы же здесь не могли сказать, что в советское время Китай не имел своей ювелирной промышленности, делали изделия из серебра, различные подделки. Сегодня Китай экспортирует больше, чем на миллиард долларов изделий из золота с теми же бриллиантами, не имея своих алмазов. Почему Россия не экспортирует изделия из золота с бриллиантами, тем более, наша смоленская русская огранка является лучшей в мире? Так мы даже эти данные не можем получить.

Мы говорим, что, хорошо, у нас есть заказы на экспорт. Давайте сделаем добровольное клеймо. Почему? Потому что российское государственное клеймо при всём уважении - только российское хождение. В Казахстан мы поставляем изделия, казахи ставят своё местное клеймо. Таким образом, на изделии получается именник производителя, клеймо Московской пробирной инспекции или приволжской, и ещё государственное клеймо Казахстана. Мы говорим: давайте отменим наше. Зачем оно нужно, без него проще? И при этом же есть заказы, например, на корпуса золотых часов. У нас прекрасное швейцарское оборудование. Нам сказали: делайте корпуса часов, но при одном условии, чтобы там клейма не было. Часы пойдут, как итальянские, как швейцарские, какие угодно…

В чём проблема? Есть законопроект, он внесён, на него дано положительное заключение правительства. И сегодня, пустите нас, дайте нам возможность самим пробиваться на этом рынке. В чём проблема - ввести добровольное клеймение ювелирных изделий на экспорт? Формулировка не понравилась. У нас было написано: «предназначенных для экспорта». Давайте отшлифуем эту формулировку так, чтобы не было двоякого понимания, что изделия могут оказаться внутри России неклеймёные. И, наконец, в этом же законопроекте - нижний предел клеймения. Англия - строгая страна, нижний предел установлен - ниже шести с половиной грамм изделия из серебра не клеймятся, ниже одного грамма изделия из золота не клеймятся, ниже 0,5 грамма изделия из платины не клеймятся. Мы по золоту и платине вообще вопрос не ставим.

Мы говорим: 3 грамма изделие из серебра. Ну, хорошо, может быть 3 грамма - много, давайте 2,5, давайте 2. Но это же элементарно - нижний технический предел. Вот, иголку заказали. Её же нельзя сделать, потому что на ней негде поставить клеймо. Мы говорим: давайте сделаем нижний технический предел, чтобы мы могли выполнять заказы совершенно правильно. Ну почему мы не хотим поддержать свою промышленность?

И, наконец, отмена НДС на золото. Несколько раз мы ставили вопрос. И я хочу успокоить коллегу в отношении «физиков» и «юриков». Как раз с «физиками» более сложно, чем с «юриками». Потому что юридическое лицо, купив золото без НДС, сделает ювелирное изделие, и с ювелирных изделий НДС сполна уплатит, государство при этом, ничего не теряет, государство даёт как бы отсрочку по платежу НДС на тот период, пока золото будет на ювелирном предприятии. Но мы категорически против отмены НДС только для физических лиц. И мы отправили письма по этому поводу. Если нужно, и президенту напишем. Потому что сегодня, когда понятие «физика» и «юрика» размыто, когда 2 тысячи индивидуальных предпринимателей без образования юридического лица могут пойти, если НДС будет «физикам» отменён, и купить золото без НДС. Придут на Костромской ювелирный завод и скажут: на, возьми моё золото, сделай из него ювелирное изделие без НДС. И потом я пойду, отдам в магазин это. Это, значит, при всех плюсах для «физиков»... Мы не против «физиков». Мы говорим: давайте отменим всем - и «физикам», и «юрикам» так, как во всём мире это делается. Сохранятся равные условия оборота драгоценных металлов, исчезнет возможность криминализации этого рынка. Давайте действительно отменим. И сегодня, когда золото стоит такие сумасшедшие деньги, предприятию нужно будет на 18 процентов меньше, ювелиру на 18 процентов меньше денег для того, чтобы его купить. И, конечно, «физик» заинтересован, вместо металлического счета, получить физическое владение этим золотом. В этом плане мы поддерживаем золотопромышленников. Но мы дополняем их условия обязательным требованием отмены для всех субъектов рынка.

Наконец, я бы хотел коснуться ещё одного документа - Соглашения о торговле стран Содружества. Вот, классический пример документа: всё, чем можно было навредить России, в этом документе всё есть. Скажем, беспошлинный ввоз ювелирных изделий, как пример, из Армении. Я ничего плохого к Армении не имею, коньяк мне армянский нравится. В Армении сегодня нулевые пошлины на ввоз драгоценных металлов, на ввоз ювелирных камней, на ввоз бриллиантов, на ввоз готовой продукции - нулевые пошлины! В Армении разрешён так называемый «толлинг» - то есть отсюда можно вывести золото в Турцию, сделать там ювелирное изделие, ввести обратно в Армению, заклеймить армянским клеймом и беспошлинно ввести сюда в Россию. Ну, классический коридор сделан всем, кто занимается бизнесом. Что же никто не воспользуется этим коридором? Мы в прошлом году только добились отмены «толлинга». Как только кризис немного «успокоит» состояние на рынке, мы видим колоссальную возможность использования этого коридора. Давайте что-то сделаем в этом направлении, давайте защитим интересы России.

Возьмем в пример 2007 год. Нормальный импорт, нормальный оборот между Россией и странами СНГ. Давайте его зафиксируем! И до тех пор, пока кризис не закончился, в 2009, 2010, 2011-й годы, давайте заморозим вот эти объёмы, то есть введём квотирование на уровне объёмов, поставляемых из стран СНГ в Россию. Сложно это сделать? Сложно сделать дополнение к соглашению. При этом мы логически всё это объясняем и всё это доказываем. Если этого не сделать, то чем всё это кончится? Наши бизнесмены, предприниматели откроют свои фирмы в Индии, в Китае, а Россия будет просто страной, где будут продаваться ювелирные изделия. Есть множество таких примеров.

Сейчас на меня идет мощнейшее давление со стороны Совета по экспорту из Индии. Ситуация интересная получилась. Кризис обрушился внезапно, были сделаны довольно приличные объемы ювелирных изделий для Америки, для Европы, они рвутся на наш рынок, они говорят - приезжайте к нам, мы вам оплатим все расходы, только приезжайте и привезите ваших импортеров, чтобы таким образом можно было бы продавать сюда изделия. Вот какая борьба за рынок.

Мы вас просим всего-навсего, уважаемые господа депутаты, давайте дадим нормативно-правовую базу, для того, чтобы ювелирная промышленность в России развивалась. И, я вас уверяю, если годовой объем ювелирных изделий примерно 240 миллиардов долларов мирового рынка, то почему бы нам бы не занять хотя бы 10 процентов этого объема?

Шиманов А.А. Да, Валерий Борисович, я хорошо понимаю Ваше возмущение. За год, который прошел с момента формирования в Думе пятого созыва подкомитета по драгоценным камням и металлам, мы с вами, и с большинством присутствующих здесь, встречались, наверное, уже десяток раз. На этих встречах мы, во всяком случае, члены подкомитета, убедились в том, что требования, предложения бизнес-сообщества, абсолютно правильные, и мы вас в этом поддерживаем. В рекомендациях, которые сегодня подготовлены, отражены все ваши предложения. Да, есть задержки с законодательным оформлением этих предложений, но я так полагаю, что сегодня мы как раз завершаем ту серию встреч за последний год, и по результатам сегодняшнего совещания, мы создадим рабочую группу, которая смогла бы заняться уже законодательным оформлением всех предложений, и тех, что озвучены в проекте рекомендаций, и тех дополнительных предложениях, которые сегодня прозвучали.

Я думаю, что с сегодняшнего дня мы займемся именно оформлением этих предложений в законодательные акты.

Орлов А.Г. Позвольте одно замечание?

Председательствующий. Прошу. Представьтесь.

Орлов А.Г. Минфин России, Орлов Александр Глебович.

Валерий Борисович сказал по поводу проекта федерального закона по статьям 20 и 22, который был подготовлен Минфином и согласован с ФСБ и МВД. Я хочу сделать заметку депутатам, что законопроект, который мы разрабатывали, предусматривал помимо изменений в эти две статьи, еще и лицензирование данного вида деятельности (переработку лома и отходов). И я хотел бы, чтобы вы рассмотрели именно этот проект, потому что именно он согласовывался с нашими силовыми органами. Спасибо.

Председательствующий. Уважаемые коллеги, давайте несколько минут посвятим, все-таки НДС. Мне кажется, что мы все выгоду от снижения НДС по-разному понимаем. То, что говорил Илья Артурович, касается, действительно, торговли, значит, оборота, внутри физических лиц. И это действительно может косвенно помочь развитию потребления золота, в том числе нашей банковской сферы. А то, что говорит Валерий Борисович, по-моему, касается только производителей и тех 18 процентов, которые все равно кто-то будет платить дальше. Какая разница? Это же косвенный налог, в данном случае это выгода.

Радашевич В.Б. Евгений Александрович, мы всё время выступали за то, что должны быть равные условия, потому что сам закон о драгметаллах, когда разрешил частный бизнес, он уже, значит, поставил условия - сегодня одни работают с НДС, другие - без. Поэтому здесь - равные условия. Второй момент: безусловно, отмена НДС при продаже «физикам» резко увеличит реализацию драгоценных металлов. Я думаю, что покупать будут в основном мерные слитки до килограмма и стандартные слитки. От этого выиграют, безусловно, банки, потому что государство с этого налогов иметь не будет. Что касается отмены НДС при продаже золота юридическим лицам - от этого выиграют и государство, и юридические лица, потому что увеличится объём реализации драгоценных металлов, в том числе и в инвестиционных целях. И в то же время государство не потеряет ничего, потому что юридическое лицо, я имею в виду ювелирное предприятие, всё равно при продаже ювелирного изделия торговле НДС уплатит.

Южанов И.А. Я высказался против НДС с "юриков". Я вот снимаю свои возражения по этому поводу.

Председательствующий. Слово предоставляется Шкадову Максиму Александрович, генеральному директору ОАО "Производственное объединение "Кристалл".

Максим Александрович Шкадов, генеральный директор ОАО "Производственное объединение "Кристалл".

Основная тематика выступления, в общем-то, уже была затронута в докладе Геннадия Фёдоровича. Согласен с тем, что по большому счету, у нас отношение к алмазопереработке в государстве очень странное. Вообще слово "бриллиант", иногда является чуть ли не ругательным, потому как это не социальный продукт. И мне кажется, отсюда возникает достаточно много проблем. У перерабатывающих предприятий действительно много роблем, которые надо решать. И мировой финансовый кризис их обнажил.

Я посмотрел рекомендации, которые здесь, изложены. Наверное, не моя задача - ошибки поправлять. Но я здесь вижу очевидную ошибку даже в том, что для развития ювелирной и алмазогранильной промышленной России важным является внимание к налогу на добавленную стоимость золота, продаваемого в слитках. Думаю, алмазогранильная промышленность к золоту, продаваемому в слитках, не имеет абсолютно никакого отношения.

Я хочу сказать, что в России на сегодняшний день, к сожалению, готовой продукции в виде бриллиантов производится действительно порядка 6 процентов, в то время как алмазов добывается более 17 процентов. Этот дисбаланс, конечно, необходимо каким-то образом сглаживать. А каким образом? Сделать алмазоперерабатывающую промышленность абсолютно конкурентоспособной, таким развитым центром как тот же Бомбей, или Китай, или Тель-Авив. Дело всё в том, что индийское правительство на государственном уровне оказывает мощнейшую поддержку своим перерабатывающим предприятиям, хотя мы знаем, в Индии добыча это смехотворные цифры. И вот эта агрессивная политика со стороны Индии, собственно, и привела к мощному вытеснению конкурентов с рынка, которое мы наблюдаем. И Россия в том числе подвергается жесточайшему прессингу.

Я абсолютно увязываю опасения наших ювелиров и алмазопереработчиков в том, что мы можем просто потерять этот рынок. При имеющемся развитии ситуации, через год алмазоперерабатывающей промышленности в России не будет как таковой. Сегодня идёт массовое сокращение штатов, увольнения, предприятия закрываются. Частный сектор, я думаю, месяцев через шесть практически уйдёт из этой отрасли. Останется одно государственное предприятие, имеющее определённый потенциал – это смоленский завод «Кристалл», который является и являлся всегда основой для перерабатывающей промышленности Советского Союза.

Хочу напомнить, что алмазоперерабатывающая промышленность в нашей стране существует с 1963 года. И за эти 45 лет был создан продукт «русская огранка», который признан ювелирами во всём мире как продукт высочайшего качества. Это «Ролс-Ройс» среди бриллиантов. И сегодня мы этот продукт можем просто потерять.

В перерабатывающей промышленности России существуют несколько центров. Основной центр – это Смоленск: смоленский завод «Кристалл» и ряд предприятий, которые там образованы. Это порядка 50 процентов производства всех бриллиантов в стране. В Смоленске сосредоточен и кадровый, и технологический, технический потенциал, который позволяет перерабатывать громадное количество алмазного сырья, добываемого в стране.

Кстати, здесь замечание было от Министерства природных ресурсов, что в качестве инвестиционных условий следует выдвигать в том числе и переработку. Простите, но ведь мы имеем достаточно мощностей для того, чтобы перерабатывать практически всё сырьё, которое добывается в стране. За исключением того нерентабельного, которое, в общем-то, отсекается. Индийский товар так называемый. Хотя сегодня на рынке понятие «индийский товар» очень размыто, потому что индусы, в общем-то, «залезли» практически во все сферы и во весь ассортимент алмазного сырья.

Так вот, переходя непосредственно к проблемам, которые необходимо поставить, я думаю, здесь надо внести в том числе в предложения, в рекомендации проблемы того же самого НДС, который существует и для алмазной переработки. Здесь в данном случае НДС, он вообще, закон «Об НДС», по оборотам драгоценных камней в части алмазов, он имеет определённую абсурдность в конце концов. Потому что НДС для добытчиков, для добывающих компаний, ну, у нас основная компания – это «АЛРОСА», он при применении льготы по НДС для продажи на внутренний рынок Российской Федерации засчитывается этому предприятию в себестоимость. Ну понятно, что любое предприятие, оно борется за увеличение прибыли, за уменьшение издержек. И, безусловно, оно эту льготу никогда применять не будет. И подобное финансирование НДС, собственно с 2008 года, было переложено на переработчиков, на алмазоперерабатывающую промышленность. А дальше вообще получается очень веселая картина. Сроки возврата НДС у нас для экспортеров, а наша промышленность перерабатывающая на 95 процентов это экспортно-ориентированная, наверное, одна из немногих отраслей столь экспортно-ориентированных в стране, она, сроки, вернее, возврата НДС достигают 9, 10, 12 месяцев, то есть фактически переработчики на эту сумму кредитуют бюджет.

Ну, есть ли смысл в этом, я по примеру смоленского завода "Кристалл" хочу сказать, что за 2008 год произошло на финансирование НДС отвлечение всех оборотных средств предприятий. Я уже не говорю про мелкие предприятия, которые не имеют собственных оборотных средств, которые работают на кредитах в банке. Ни один банк под финансирование НДС государству не выдаст кредит и таким образом у нас ступор произошел к концу году, накопившийся объём НДС, когда компания, в общем, ... основная ещё предоставляла отсрочки по уплате этого НДС в течение полугода, то следующие полгода привели к тому, что промышленность практически остановилась к концу года, плюс ещё проблемы с финансовым кризисом, с ликвидностью, с предоставлением банками соответствующих кредитов, со ставками этим безумными, которые банки на сегодняшний день предлагают, привели к тому, что промышленность на сегодняшний день практически остановилась. Я почему и говорю о том, что мы её в принципе можем потерять, потому что если мы эту проблему срочно не будем решать, она, безусловно, встанет, примет, в конце концов, достаточно серьезную политическую и социальную огласку, потому что в этой отрасли занято всё-таки достаточно большое количество людей. В Смоленске порядка 50 тысяч человек работают в этой отрасли и на сегодняшний день уже порядка тысячи человек оказались на улице. Это, в общем-то, только начало. Я не знаю, у меня цифр нет, что происходит в Якутии, но то же самое наверняка. У нас, собственно, центр основной Смоленск, следующий центр по объему это Якутия и следующий центр, так сказать, условно назовем, это московские предприятия перерабатывающие. Здесь больше, так сказать, они не переработкой, а транзитом занимаются.

Вопрос нулевой ставки НДС постоянно рассматривается. На сегодняшний день он имеет положительное, предварительное положительное заключение в Департаменте налоговой политики Министерства финансов. Следующим, в общем-то, этапом будет выход уже непосредственно на Государственную Думу для того, чтобы вносить изменения в закон. Поэтому в данном случае надо обязательно прописать, эту проблему, как одну из основных. Я уже не говорю про остальные проблемы, они здесь в докладе все очень широко изложены, в докладе Геннадия Фёдоровича, я имею в виду, но вот эта проблема на сегодняшний день является основной.

И в развитие доклада наших уважаемых ювелиров я хочу сказать, когда мы разговариваем вообще о рынке ювелирных изделий, всё-таки не надо забывать, что в ювелирном изделии с бриллиантами основную стоимость всё-таки занимает бриллиант, а не золото. И в данном случае вопросы по НДС они актуальны и для оборота драгоценных камней.

Мы поддерживаем тревогу и озабоченность контрабандой, которая, наполняется наш рынок, дешевым некачественным товаром, не сертифицированным товаром. Все мы знаем его происхождение, откуда он идёт, это Индия, в большей своей части, это Китай и Турция.

При этом хотел бы обратиться к коллегам-ювелирам, у нас с точки зрения защиты рынка, внутреннего рынка драгоценных камней, необходимо рассмотреть вопросы обязательной сертификации бриллиантов как таковых, которые человек, так сказать, получает в магазине, потому что у нас нет этой обязательной сертификации. В данном случае нечестный, скажем так, торговец может характеристики бриллиантов поставить любые. Зайдите в любой ювелирный магазин и вы не найдёте характеристики меньше 3,3. А я вам хочу сказать, что 3,3 характеристика это крайне редкая, которая, в общем-то, имеет достаточно высокий ценовой порог.

Что касается вот этого "окна", так сказать, по поводу Армении, тут есть определённая неточность. Хотя есть определённое опасение в том числе с тем, что есть вот этот используемый коридор. Я просто хочу сказать, что в Армению ввоз драгоценных камней, не знаю, как по золоту, но драгоценных камней абсолютно точно облагается такой же пошлиной 20-процентной, как и в Российскую Федерацию.

Поэтому в данном случае проблематика очевидна. И я надеюсь, что с помощью, в том числе и комитета уважаемых депутатов, мы эти проблемы, в конце концов, должны будем решить. Спасибо.

Председательствующий. Максим Александрович, спасибо большое.

У меня короткий вопрос. Уже второй раз звучит заявление о том, что, о проблемах администрирования НДС, но она общеизвестная и относится ко всем отраслям. Но почему-то 12 месяцев, а что это за срок? Вы сами не анализировали, почему так долго? В чём проблема.

Шкадов М.А. Анализировали. Существующая законодательная база, во-первых, расчёты по НДС если раньше делались в течение месяца, то на сегодняшний день порядок исчисления и расчётов по НДС переведён на квартальный расчёт. Первая проблема. Следующая проблема - это проведение согласований, камеральных проверок и так далее, и тому подобное. Я могу расписать вам всю эту процедуру. А есть субъекты, допустим, вот мои коллеги, которые в Москве работали, они даже, получив уже расчёт казначейства, им говорят: "У нас команда, не возмещать НДС, поэтому как хотите, так и работайте". Суд... Нет, есть порядок возмещения НДС, который, в общем-то, прописан.

Председательствующий. Дело в том, что оценка и экспертиза, то, о чём говорилось, и эти 80 нормативных актов, и эти приказы, и самое главное, что бриллианты, в отличие, скажем так, от угля, или от нефти, или от того же золота, оценка его сугубо индивидуальная вещь. По прейскурантам... 11 тысяч характеристик цвета, качества, чистоты и так далее.

Поэтому, это же Россия, генетическая память. Как бы чего не вышло. Правильно или не правильно. А кто-то потом спросит, а поднимет, а давай лучше ещё одного. А вот три печати это будет лучше, чем одна. А восемь подписей значительно лучше, чем четыре. И поехали дальше.

Шкадов М.А. Конечно, из одного алмаза получается в среднем коэффициент образования около 1,8, то есть абсолютно разных характеристик, разных групп качеств, и соответственно, в общем-то, идентификация достаточно сложная. И в привязке к конкретному алмазу получить, а тем более, когда набор этих алмазов обрабатываемых и готовой продукции здесь начинается... Ну, для этого существует котловой метод учёта и так далее. Хотя многие предприятия именно с этим испытывают, конечно, определённые проблемы.

Председательствующий. Главный редактор журнала "Рынок самоцветов" (с презентацией). Владимир Александрович.

Владимир Александрович Збойков, главный редактор журнала "Рынок самоцветов".

Основная проблема, которой я хотел бы коснуться: к чему пришла ювелирная отрасль на момент начала кризиса. Почему этот вопрос так актуален? Потому что на сегодняшний день действует указ Президента Российской Федерации номер 90, который засекречивает сводную информацию о ввозе ювелирных изделий в Российскую Федерацию.

Таким образом мы можем исходить, например, из данных, которые предоставляются пробирной палатой, но это не сводные по тому, что ввозится, а то, что заклеймено. Так вот, по данным пробирной палаты 9,2 процентов в 2008 году было заклеймено изделий из золота, это 9 процентов, как бы официальный импорт. По серебру такая информация официальная - 28 процентов, получается, заклеймено было серебряных изделий импортных.

Теперь остановимся на экспертном методе. Мы провели экспертные исследования, сколько на самом деле контрабанды на российском рынке ювелирных изделий, в частности золота. Если кому-то интересно, я могу выслать на любой электронный адрес полную, подробную информацию со всеми методиками, как мы это проводили. Так вот 74 процента всех ювелирных изделий из золота на российском рынке - это контрабанда, то есть даже не официальная, только контрабанда.

Если у кого-то есть хоть какие-то сомнения, я с удовольствием подробно расскажу, как, по каким методикам всё это считалось. Но могу сказать заранее, что считалось это очень тщательно и проверялось много раз. График, он, кстати, приведён и здесь вот в этом пакете, но есть подробные к нему комментарии и разъяснения.

Вывод. Что мы имеем на сегодняшний день? У нас легальная доля импорта, если в 2001 году была меньше процента, то за 8 лет легальный импорт, то есть тот, который прошёл через пробирную палату в виде клеймения увеличился по золоту в 15,6 раза. Легальный импорт, если смотреть по золоту, то есть то, что прошло через пробирную палату, увеличился за 8 лет в 57 раз. Это трудно даже представить, в 57 раз официально, через пробирную палату увеличилось число золота, которое прошло. При этом общий рост рынка по золоту увеличился ... всего в 3,7 раза. То есть в 57 раз у нас увеличился импорт, а в 3,7 - фактически совместное производство.

По серебру ситуация такая. За 8 лет увеличения легального импорта, прошедшего клеймение в 3 раза.

Так вот, если мы смотрим в массе, то в массе получается, за эти 8 лет в 19 раз увеличился легальный импорт серебра. И в 6 раз увеличился всего лишь на всего рынок. То есть мы видим, что у нас импорт даже легальный идёт опережающими темпами, не говоря уже про контрабанду. Контрабанду мы уже смотрели.

Значит, что мы имеем? 74 процента - доля контрабанды по золоту вместо официальных через пробирную палату 9 процентов. И исследования показали, что очень чётко прослеживается эффект толинга. То время, когда толинг был разрешён, получилась ясная ступенька, когда стало, было понятно, что ювелирные производители во многом стали уходить от производства в пользу западных.

О чём это, кстати, говорит? Это ещё и говорит о том, что условия производства в России крайне не благоприятны. Потому что, кто бы стал выводить производство за границу, если выгодно производить у нас. Мы видим, толинг показал это ясно и понятно.

Так, значит, теперь, какие конкретные предложения? Самый негативный фактор, который сегодня для ювелирной отрасли пугающий реально, это отсутствие НДС на золото только для физических лиц. Почему это так страшно? Потому что, если и без того-то ювелирная отрасль будет иметь некоторые определённые потери, так как те, кто инвестировал в золото, они будут предпочитать инвестировать не в ювелирные изделия, а непосредственно прям в слитки, имеются в виду физические лица.

А вот что касается юридических лиц, то совершенно очевидно, что на сегодняшний день ситуация, которая складывается, выгодна только банкам. То есть банки, извините, «поиметь» ювелирную отрасль хотят дважды. Сначала дать под огромные ставки кредиты, а, во-вторых, ещё и продать ювелирным предприятиям золото. Правильно, если бы ювелирные предприятия имели право покупать золото без НДС, они могли бы это покупать у производителя. Зачем через банки, напрямую у производителя. Тогда банки оказались бы здесь лишними, не нужные в этой цепочке. Вот, видимо, банки очень имеют сильную возможность лоббировать эти интересы, что, наверное, и делается.

Теперь по цветным камням. На сегодняшний день абсолютно абсурдная ситуация. По тому же самому 90 указу президента. Кстати, указ президента посвящён ядерному оружию, гражданской безопасности. Там около 200 пунктов, страшных военных пунктов и среди них затесалось два пункта, касающиеся драгоценных камней, то есть, настолько не в кассу. Но самое интересное другое.

Официально не засекречены все данные по алмазам, ради Бога. А вот данные по цветным камням оказались засекречены. Цветные камни на всём рынке составляют меньше 3 процентов в стоимостном выражении, 2,8 процента по экспертным оценкам. Так вот эти 2,8 процента - это секретная информация, а вот остальные 98 с лишним - это не секретная.

Так вот на сегодняшний день остались единицы, а уж если честно, вообще, не осталось гранильных ювелирных предприятий в России. Невыгодно работать. Последняя фирма "Лал" вывела производство в Армению. Всё. Остались маленькие частные кустари. Почему, что, не нужно это? Нужно. Что, не умеем мы гранить? Умеем. Просто, если алмазы хоть как-то ещё можно гранить на каком-то уровне рентабельности, цветные камни, вообще, невыгодно. И это результат импортной пошлины в 20 процентов, которые необходимо немедленно снимать. И это результат 191 статьи Уголовного кодекса, которая до 10 лет может посадить человека за малейшую оплошность в обороте драгоценных камней, статья, которая просто антиконституционная.

Я подготовил материал и могу его продемонстрировать, по которому чётко совершенно доказано, что 191 статья Уголовного кодекса, которая регламентирует оборот драгоценных камней, она антиконституционная, она фактически является запретительной в отношении собственника.

Теперь оборудование для ювелирной промышленности. На сегодняшний день наличие НДС на ювелирное оборудование фактически приводит к тому, что оборудование, которое необходимо, оно специфическое, оно покупается гораздо дороже. Мы же за перевооружение нашей отрасли, в том числе ювелирной, за перевооружение перерабатывающей промышленности, и мы не имеем возможности делать это не то, что на льготных условиях, а просто на обычных приемлемых условиях. Оборудование же дорогое.

Теперь сохранение обязательного пробирного клейма для легковесных серебряных изделий. Этот вопрос обсуждался. Но когда из Правового управления Администрации президента приходит разъяснение, что мы не можем с этим согласиться, потому что государство утратит контроль, возникает вопрос - зачем контроль? Вот Валерий Николаевич очень хорошо всё сказал, собственно, не хочу на этом даже задерживаться. Дальше, пожалуйста.

Теперь, квотирование. Валерий Николаевич тоже об этом говорил. Квотирование, если бы его остановить, хотя бы на уровне 2007 года, по поставкам из стран СНГ, было бы ничего. Но на сегодняшний день квот таких нет. И вот дальше будут представлены графики, показывающие, почему квотирование вводить необходимо.

И вот мы имеем три закона: Конституцию Российской Федерации, Уголовный кодекс и закон "О драгоценных металлах и драгоценных камнях". Вот если эти три документа привести в части рынка драгоценных металлов, драгоценных камней, привести в дружелюбие и здравый смысл, то тогда, наверное, условия для российской ювелирной отрасли были бы прекрасные и она бы процветала.

Теперь по камням. Что мы имеем? Во всём пространстве СНГ пошлины, ввозные таможенные пошлины, они дифференцированы. То есть, они различны для ювелирных изделий готовых и для компонентов, как сырьё ювелирных изделий. Во всех, но не в России. В России 20 процентов единая таможенная пошлина. Вот здесь представлены и в материалах печатных также представлены, какие эти величины. Как видим, для ювелирных изделий они максимальны, что, естественно, каждое государство стремится проявлять протекционистские меры и защищать свой рынок готовой продукции.

По поводу драгоценных камней. Вот сейчас прозвучала несколько ошибочная информация по поводу Армении, что там 20 процентов недр. Значит, если требуется, я могу на электронный адрес переслать оригиналы документов, в том числе законодательных армянских, по которым таможенная пошлина на ввозимые алмазы равна нулю и алмазы, и бриллианты, и самоцветы.

Так вот мы видим, что, на самом деле, вот этот ужасный столбик российский, он самый высокий и неповторимый. Только у нас 20 процентов пошлин ввозных на сырьё, которого у нас нет. Немножко ошибочно в преамбуле было написано, что в России есть изумруды, рубины, сапфиры. Да нет! Вот только что очень хорошо было сказано о "Роснедрах". У нас нет ни одного промышленного месторождения изумрудов на сегодня, которое бы работало, потому что, ... изумрудов месторождение стоит и оно не выйдет ни на какой нормальный уровень в обозримые годы, абсолютно точно. И тем более у нас нет ни сапфиров, ни рубинов, их никогда не было, потому что у нас все эти сапфиры и рубины не ювелирного качества. Если во всех других странах СНГ либо очень маленькие проценты, либо вообще ноль, то у нас, извините, 20 процентов - это немыслимо.

Поэтому на сегодняшний день вся ограночная промышленность по цветным камням ликвидирована как класс, её нет, государство полностью удавило гранильный сектор в цветных камнях.

Дальше, пожалуйста. По драгоценным металлам здесь ставки, понятно, наверное, не самое главное. И ниже. Значит, что в этом плане рекомендуется? Естественно, отмена 191-й уголовной статьи, 192-й уголовной статьи. В 2005 году был "круглый стол" в Думе. Ставился вопрос, как быть с законом "О драгоценных металлах и драгоценных камнях"? Тогда же обсуждалось. Может быть, имеет смысл и сделать "О драгоценных металлах и алмазах"? Потому что, если алмазы всё-таки для государства имеют значение, то остальные цветники, вообще, не имеют значения. И есть ли смысл, вообще, он них вспоминать, а тем более приплетать сюда какие-то уголовные статьи? Это не просто глупо.

Так, вот здесь вот на этом графике очень хорошо видно, что такое на сегодняшний день огранка прочих камней? Вон там вот эти нули, которые справа. То есть на фоне огранки алмазов и на фоне производства ювелирных изделий, их даже немыслимо увидеть.

Дальше, пожалуйста.

Вот здесь вот я попытался представить, вытянул этот график. И всё равно мы так и не видим, где же там нарисовался цветной камень? Нет его. И когда до сих пор в законодательных актах упоминаются цветные камни - просто смешно. Мы обсуждаем рынок, которого нет даже в принципе.

Дальше, пожалуйста.

Вот здесь на этом графике представлены данные, официальные данные о том, что такое идёт добыча драгоценных камней, добыча драгоценных и полудрагоценных? Понятно, что здесь нет алмазов, здесь только речь идёт о цветниках. И вот мы видим, что в 2000 году, где-то там до 60 миллионов долларов дошла по году общая добыча. А сегодня она где-то меньше 10 миллионов, там и это в пять, в шесть миллионов. То есть абсурдные цифры в масштабах государства, говорить о добыче цветных камней - просто бред.

Дальше, пожалуйста.

Про алмазы. Здесь, по крайней мере, видно, действительно, огранка алмазов - это хоть какие-то миллиарды. Есть, понятно, какой-то смысл государству контролировать этот процесс.

Дальше, пожалуйста.

А вот огранка цветных камней, вот она замечательно здесь показана, вы можете представить: 0,6 миллиона, не миллиарда, миллиона долларов на всю страну. Я не знаю, это масштабы, объёмы торговли какого-то мелкого магазина. То есть и эта, вот эта самая отрасль, подотрасль, точнее, обсуждается на уровне государственных каких-то законодательных актов. Здесь обсуждать нечего, нет здесь ничего.

Самое главное, что я хотел сказать - это просто нужно понять, что для кого-то представляет интерес оборот алмазов, оборот золота. И на сегодняшний день, если вот этот пакет предлагаемых законодательных мер не принять, ювелирная отрасль, реально, может просто умереть в России. Спасибо.

Председательствующий.

Владимир Александрович, спасибо огромное. Вы, как журналист, выступали профессионально, ярко и убедительно. Единственное, хотелось бы узнать от производителя, цифры, согласны все с ними или нет, с этими данными?

Пелевин О.В. Я хотел бы по этому поводу высказаться, поскольку была ссылка на данные Пробирной палаты. Я не могу сейчас всё анализировать так сходу, скажу только об одном факте. Рост импорта ювелирных изделий из золота и рост собственного производства из золота, помните, там в 50 с лишним раз увеличился ввоз ювелирных изделий.

На самом деле взяты цифры 2001 года, это после дефолтовские минимальные цифры. Ввезено было всего 78 килограмм золотых изделий, официальный ввоз, то что прошло через инспекцию. А своё производство составило 13 с небольшим тонн. Сегодня официальный ввоз 2,8 тонны, ну то есть на 2,8 тонны увеличился. Простите, это в миллионах штук. А собственное производство - 46,5 миллиона штук. То есть, увеличилось на 33 миллионов штук. То есть вы видите, что количественное отношение здесь, вот так, как оно было подано, оно не даёт истинной картины. Ибо принимается за основу минимальный, почти нулевой ввоз 2001 года. Это очень эмоционально, но не соответствует реальности.

То же самое можно сделать и по массе. Просто сейчас я это экспромтом.

А что касается результатов данных слушаний, выраженных в рекомендациях, то, естественно, пункт 2.8, который касается введения поправок в закон "О драгоценных металлах, о драгоценных камнях", то Пробирная палата Российской Федерации считает правильным и нужным, и работала в этом направлении, чтобы такие поправки были приняты.

Председательствующий. У нас последний выступающий: Пелевин Олег Викторович.

Олег Викторович Пелевин, генеральный директор Межрегионального объединения производителей драгоценных металлов.

Я призвал бы всё-таки обратить внимание всех на формат: актуальная проблема обеспечения развития рынка, не просто, а в условиях кризиса. И особенно чувствуют этот кризис не федеральные органы власти, а чувствуют этот кризис предприятия. Предприятия, входящие в наше объединение всё сделали, что от них зависело для того, чтобы максимально себя обезопасить от всякого рода финансовых потрясений. Что они могли сделать? Они делали диверсификации своей деятельности. Это аффинаж, это изготовление наукоёмких промышленных изделий, различного рода катализаторов для азотной, нефтеперерабатывающей, газоперерабатывающей промышленности, автокатализаторов, разного проката, переработка утилизации вооружений и военной техники. Много, что они могли сделать, но они не могли себя полностью обезопасить от того, чтобы кризис по ним сильно не ударил. Почему? Потому что потерялся значительный объём устойчивого... зарубежных рынков сбыта, внутренний рынок сократился, ну и так далее. Вы всё это сами знаете.

В ряде наших предложений предприятия просят помощи не деньгами, не финансовыми, не от государственного бюджета - они просят, строго говоря, не мешать им. И борются в условиях кризиса. И они вправе, чтобы на них обратили внимание.

Ряд наших предложений по закону 41 включили в рекомендации.

Но мы ещё один вопрос хотели здесь поднять по 41-му закону, чтобы владельцы драгоценных металлов, производители его, свой металл могли непосредственно реализовывать Центральному банку России. С Можайсковым была встреча. В принципе, Центробанк не возражает, если только с законодательной инициативой выступит, ну скажем, Дума. Что это даст? Ну, во-первых, это даст самому Центробанку возможность оперативно изменять долю металла золотовалютных резервов, и, самое главное, повысить ликвидность для производителей драгоценных металлов.

По блоку таможенных, это что-то вообще невероятное делается. Мы много лет уже бьемся с двумя вопросами.

Первый вопрос. Наши предприятия умеют делать наукоемкие изделия на мировой рынок. Больше того, они экспортируют услуги. Им дают зарубежные партнеры лом, и говорят - мне надо то-то, то-то, то-то. Умеете? - Умеем. - Давайте. Заключают контракты, вступает таможенная служба. Берут таможенные сборы за таможенное оформление, вообще что-то эфемерное, то есть в погонах ходят за зарплатой ежемесячно, и плюс еще какой-то таможенный сбор за таможенное оформление, и это достигает десятков процентов стоимости контракта. Какие же здесь могут партнеры заключать контракты? Вымывается наш производитель с мирового рынка. А это очень серьезно. Наши предприятия умеют делать эти изделия, и мы могли бы делать, по крайней мере, 10 процентов этих промышленных изделий, но не надо нам мешать этими таможенными пошлинами.

Один из наших членов, "Красцветмет", флагман, золотоплатиновой отрасли. Они провели сумасшедшую работу по маркетингу и в Европе, и в Южной Америке, и нашли источники сырья, они готовы это сырье купить, переработать у себя, создав дополнительные рабочие места, ну и всё остальное, представляете, сейчас увеличивать объемы производства. Но только им не нужна 20‑процентная пошлина. Она просто всё делает нерентабельным. С Белоруссией 5-процентная пошлина. Вот если бы ее отменить, тоже можно было существенно увеличить объем производства. Мы предлагали это в рекомендации, но, к сожалению, это не включили.

Еще один вопрос, который здесь не поднимали, но очень серьезный вопрос. Если посмотреть на Лесной кодекс, то Лесной кодекс, 20 и 43 статьи говорят: право собственности на древесину, которая образуется при разработке недр, принадлежит Российской Федерации. Естественно. А вот порядок реализации этой древесины определяется федеральными органами, ну какое, Министерство природных ресурсов и экологии. Вот этого порядка нет. Зачастую из-за этого срываются сроки реализации лицензий и всякого рода проблемы, на пустом месте. Ну сделай порядок, эта древесина будет реализовываться точно в соответствии, как это придумывают эти министерства, но начнется нормальная работа.

Об этом не говорили, но такая, вот неожиданная проблема у наших предприятий возникает.

И еще один вопрос, на который я хотел бы обратить внимание. Может быть, Минфин, конечно, это знает, в июле-месяце вступает закон, разрешающий собственникам экспортировать платину и металлоплатиновые группы, минуя Алмазювелирэкспорт. Все про это знают, обрадовались. Но еще кроме этого есть указ Президента и есть постановление правительства, которые обязывают только через Алмазювелирэкспорт экспортировать металлоплатиновые группы.

В июле-месяце будет очень сильное противоречие, как только закон вступит в силу, если только Минфин не успеет к этому времени внести изменения. Я полагаю, что успеет, просто на всякий случай я хотел бы на это обратить внимание.

В общем, еще здесь несколько предложений, но у меня просьба, относиться к предложениям предприятий в условиях кризиса, и особенно не требующих никаких для себя преференций, относиться всерьез. В противном случае мы просто можем потерять ту экономику, которая называется реальной, и на которую стали все в последнее время обращать внимание.

Кстати, не очень понятно, что такое «нереальная» экономика. Вот почему-то сейчас говорят "реальная", "реальная экономика", а еще какая-то есть виртуальная, наверное. Вот всё. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо большое. У нас с выступлениями закончено, сейчас небольшая дискуссия, но только очень быстро, я прошу.

Вы хотели выступить? Давайте не будем торговаться. Ну, время уже закончилось. Как можно быстрее.

Валерий Владимирович Рудаков. Спасибо, Евгений Александрович, и, уважаемый Александр Алексеевич! Я, Рудаков Валерий Владимирович, Торгово-промышленная палата, Комитет по драгметаллам и драгкамням, и крупнейшая Российская золотодобывающая компания «Полюс».

Во-первых, большое спасибо комитету по природным ресурсам, недропользованию и экологии, что сегодня очень такой достаточно серьезный, крупный и замечательная дискуссия, и обсуждение вопросов, которые сложились. Ведь мы за последние 18 лет достаточно уже хорошо изучили ситуацию, как меняются в нашей стране: добывающая промышленность, золотодобывающая промышленность и производство, расходование драгоценных металлов. И я ещё раз хочу напомнить, что у нас ведь драгоценные металлы не только в ювелирной промышленности, но и в промышленности, машиностроении, электронике. Ведь вы знаете старую поговорку нашу: всё, что летает, плавает, стреляет, то не обходится без золота, платиноидов и так далее, то есть и там.

Но если можно говорить о дискуссиях некоторых, я, например, не совсем согласен с заявлением Виктора Таракановского о том, что государство должно всё золото скупать. Это государство решает: какие ему иметь фонды, какие ему иметь резервы и так далее.

И то, что говорил Радашевич относительно НДС, я считаю, это очень правильно в части того, что НДС на покупку драгметаллов и драгкамней заводами-производителями надо отменять вместе с НДС для физических лиц. Потому что тогда наши предприятия ювелирные и предприятия промышленные становятся очень неконкурентоспособные с западными и так далее, потому что значительно усложняется вся система финансового оборота у них. Государство тоже не должно ничего от этого терять. Ведь НДС - это налог на добавленную стоимость. И поэтому если НДС заменить налогом с продаж, для того чтобы все проданные ювелирные изделия в нашей стране, 18 процентов государство получало бы налог - это будет правильно. Но для этого надо, чтобы законодательно было определено следующее: ни одно ювелирное изделие не должно продаваться частным образом, где-то там под забором, на рынке, а всё должно продаваться только ювелирных магазинах, которые контролируются государством - очень прозрачно и очень четко и ясно. И естественно, все ювелирные изделия должны контролироваться, производство, Пробирной палатой, которая, как вы знаете, была создана ещё со времен Петра Великого.

И больше того, и я не очень согласен с Валерием Борисовичем, который говорит, что не надо ничего ввозить из-за границы. Ни один российский гражданин, нельзя ему запретить покупать ювелирные изделия там, не покупать какие-то заграничные. Но надо очень жестко контролировать, действительно, весь импорт ювелирных изделий, чтобы не было никаких там незаконных и ввозов. Надо очень жестко это контролировать. И чтобы все ввозимые ювелирные изделия тоже прошли бы через контроль Пробирной палаты, и продавались бы в ювелирных магазинах, и уплачивался налог государству. Это то, что касается НДС, а я думаю, что если у нас ювелирная и бриллиантовая промышленность не будут освобождены от НДС на покупку сырья, то у нас гранильная промышленность скоро вообще в стране полностью закроется. И ювелирные заводы, и промышленность тоже будут в очень сложном состоянии.

И теперь последний вопрос - это вот законодательство о недрах очень важно. Теперь мы уже прекрасно понимаем, что в современной России в эксплуатации недр заинтересованы, скажем так, три участника.

Первый - это государство. Потому что по закону о недрах, по Конституции нашей все недра принадлежат государству. И, естественно, государство заинтересовано в справедливой и хорошей эксплуатации недр.

Во-вторых, это, значит, владельцы компаний, которые имеют лицензии, или акционеры этих компаний основные, которые заинтересованы в том, чтобы недра хорошо работали. И, в-третьих, это население и территория всех там районов, где эти недра. А сегодня у нас законодательство о недрах очень сложное. Совершенно законно контролирует всех как работают, как проектируются, как извлекают, чтобы не было хищнической добычи и так далее, это департамент по недропользованию. И если он выдал лицензию, то предприятие должно уже иметь возможность работать, а сегодня надо вот это законодательство, лесное законодательство, земельное законодательство, дорожное.

Вот тут говорили об экологии. Я могу вам сказать совершенно ответственно, что если кто-то поедет в Северо-Енисейск и посмотрит, как уже в течение 100 лет там работали драги, добывали рассыпное золото и никакого экологического вреда практически не нанесли за эти самые прошедшие 100 лет, то надо чтобы экологическое законодательство было бы достаточно жесткое, но очень четкое. Нельзя нарушать гидрографическую чистоту рек, за это нужно не штрафовать, а за это нужно закрывать предприятия. Нельзя ядовитые вещи выбрасывать и так далее.

И поэтому я в заключение я хочу сказать, что было бы, Александр Алексеевич, если бы ваш подкомитет собрал бы всех и проанализировал все законы, которые мешают работать, достаточно развиваться.

Если это всё будет сделано, через 7-8 лет у России будет первое место в мире по добыче золота. У нас есть все возможности организовать добычу минимум 300 тонн золота в год.

Председательствующий. Спасибо большое. Минфин что-то хочет добавить в заключение?

Леонид Федорович Толпежников. Коллеги, буквально 30 секунд. Вообще с удивлением сегодня обнаружил, что основное количество вопросов затронутых касается, собственно, недропользования, если вот из того, что я понимаю сегодня. Единственное, что меня... я по комитету понимаю, да, ну хорошо, вот мы как бы послушали, приятно услышать озабоченность, серьёзное обсуждение вот тех проблем, которые есть. Единственное, что сегодня меня удивило, это, на мой взгляд, весьма спорные оценки, которые приводят наши журналисты по поводу объема рынка и количества контрабанды. Надо внимательно изучать проблемы. Все остальные проблемы, как вы знаете, есть, мы их пытаемся решать. И, наверное, это правильно, когда здесь, в Думе обсуждаются эти вопросы и мы пытаемся говорить о создании там каких-то рабочих групп, других механизмов для продвижения конкретных законопроектов, то вопрос сегодня упирается в большей степени, на мой взгляд, продвижение законопроектов и в принятии неких общих политических решений, нежели каких-то конкретных мер, которые, например, вот там мы у нас можем непосредственно принимать сегодня.

В этом плане я бы хотел только поблагодарить всех участников и, естественно, заявить, что в случае, если будут работать рабочие группы над конкретными законопроектами, мы всегда готовы принять участие в такого рода работе. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Леонид Фёдорович. Политические решения надо готовить и обсуждать на площадках, в частности на таких, как эта. Всем спасибо огромное. Обещаю, что мы самым серьезным образом тщательно переработаем все материалы и на одном из ближайших комитетов рассмотрим рекомендации и обращение в правительство и так далее.

Комитет по природным ресурсам 17.02.09 г. 11:00:00

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Комитета Государственной Думы по природным ресурсам и природопользованию на тему: Актуальные вопросы правоприменения российского лесного закон

    Закон
    Комитет по природным ресурсам и природопользованию в соответствии с решением Совета Думы проводит парламентские слушания на тему "Актуальные вопросы правоприменения российского законодательства".
  2. Комитета Государственной Думы фс РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии www/duma gov ru/cnature, раздел «Парламентские слушания, конференции, круглые столы» Стенограмма семинар

    Семинар
    Материалы скопированы с официального сайта Комитета Государственной Думы ФС РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии www/duma.gov.ru/cnature,
  3. Контрольные работы по юридическим и экономическим дисциплинам контрольные работы по административному праву в овд

    Документ
    Задача. Во время проверки порядка хранения учебного оружия в общеобразовательной средней школе участковый уполномоченный милиции обнаружил, что выделенное ранее для этой цели помещение занято под материальный склад.
  4. Информация о деятельности комитетов тпп РФ в 2008 году

    Документ
    В течение 2008 года Комитет осуществлял реализацию мероприятий Программы деятельности ТПП РФ на 2007-2011 гг. (Раздел 7. Повышение роли малого и среднего предпринимательства в экономической и социальной жизни общества).
  5. Госдума РФ мониторинг сми 11-13

    Документ
    АЛЕКСЕЙ ГОРДЕЕВ: "ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА НАЦИОНАЛЬНОГО ПРОЕКТА В СФЕРЕ АПК - СОЗДАНИЕ ИНФРАСТРУКТУРЫ, УСЛОВИЙ ДЛЯ ЦИВИЛИЗОВАННОГО РАЗВИТИЯ И ЧЕСТНЫХ "ПРАВИЛ ИГРЫ".

Другие похожие документы..