Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Проблема особистих немайнових прав особи, громадянина є однією з найважливіших у цивілістиці. Кожна особа у правовій державі має відчувати свою право...полностью>>
'Документ'
«В лучшем из нынешней публицистики два крыла: новое прочтение драматургии фактов, помноженное на новую, более глубокую и последовательную философию и...полностью>>
'Документ'
В октябре 1926 года (хотя на обложке значится 1927 год) в Риге вышла первая монография Вейдемана Мышление и бытие, вызвавшая печатные отзывы со сто...полностью>>
'Программа-минимум'
Данная программа предназначена для аспирантов и соискателей нефилософских специальностей и рассчитана на углубление общемировоззренческой и общеметодо...полностью>>

Доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в 2003 году (1)

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка

в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод

и законных интересов ребенка в 2003 году

Введение

Настоящий доклад подготовлен в соответствии с пунктом 4 статьи 9 Закона города Москвы от 3 октября 2001 года № 43 «Об Уполномоченном по правам ребенка в городе Москве» и направляется в Московскую городскую Думу и Мэру Москвы.

Доклад составлен на основе изучения и обобщенного анализа поступивших к Уполномоченному жалоб и обращений граждан, сведений, полученных в результате посещений Уполномоченным и сотрудниками его аппарата домов ребенка, детских домов и школ-интернатов, приютов, Центра временной изоляции несовершеннолетних ГУВД г. Москвы, других учреждений и организаций.

При подготовке доклада использовалась информация, предоставленная государственными органами, научными учреждениями, общественными правозащитными организациями.

Доклад не претендует на исчерпывающий анализ положения по соблюдению и защите прав и законных интересов ребенка в городе Москве. В нем обозначены основные проблемы и тенденции в данной сфере, проявившиеся в 2003 году, представлена информация о деятельности Уполномоченного и сотрудников его аппарата.

В докладе содержатся оценки, выводы и рекомендации, относящиеся к обеспечению прав, свобод и законных интересов детей в городе Москве. Названы государственные органы, организации и должностные лица, которые допустили нарушения прав несовершеннолетних, своими действиями или бездействием не способствовали их восстановлению и защите.

В 2003 году к Уполномоченному поступило 794 обращений и жалоб (в 2002 году – 412). Из них: 337 (42,4 %) – на личном приеме к Уполномоченному, 115 (14,5 %) – на приеме к сотрудникам аппарата, 342 (43,1 %) – письменных. Уполномоченным проведено 42 личных еженедельных приема населения. Сотрудники аппарата Уполномоченного оказали более 670 консультаций по телефону.

Более 60 раз Уполномоченный вмешивался в ситуации нарушения прав детей по собственной инициативе.

Характер обращений и состав заявителей в 2003 году мало чем отличался от 2002 года.

Состав заявителей:

- 59 % - родители,

- 18 % - иные родственники несовершеннолетних,

- 8 % - опекуны и попечители,

- 3 % - представители общественных организаций,

- 2 % - выпускники детских домов и школ-интернатов,

- 2 % - несовершеннолетние,

-1 % - специалисты по охране прав детей органов опеки и попечительства,

- 2 % сотрудники детских учреждений;

- 5 % - иные лица.

Причины обращения к Уполномоченному:

- 49 % - жалобы на нарушения жилищных прав (отказы в улучшении жилищных условий; сделки с жильем; выселения при сносе домов; не признание за детьми права на жилое помещение; нарушение порядка ордерования общежитий; защита жилищных прав лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей);

- 14 % - жалобы на нарушения прав ребенка на проживание с родителями, их воспитание и заботу (споры об определении места жительства ребенка, нарушение права отдельно проживающего родителя на общение с ребенком; незаконное удержание детей третьими лицами);

- 19 % - жалобы на нарушения имущественных прав ребенка (на получение алиментов, пенсии по случаю потери кормильца, выплаты денежных средств для детей, находящихся под опекой (попечительством); вопросы наследства);

- 12 % - жалобы на нарушение права на жизнь, безопасность, неприкосновенность личности, уважение человеческого достоинства детей, охрану здоровья (насилие по отношению к детям в семьях и в образовательных учреждениях всех видов; содержание и воспитание детей в социально неблагополучных или экологически неблагоприятных условиях);

- 16 % - жалобы на злоупотребление родителями родительскими правами (незаконное ухудшение качества жизни детей; жестокое обращение, в том числе, и психическое насилие; совершение умышленного преступления в отношении другого родителя);

- 20 % - иные жалобы (нарушение прав потерпевших; тяжелое материальное положение семей; отказы в паспортизации, и т.д.).

Фактически каждое четвертое обращение затрагивало нарушения нескольких различных прав несовершеннолетних.

По-прежнему, Уполномоченного очень беспокоит большое количество обращений (более 17 %) о нарушении прав детей-инвалидов и тяжело больных детей.

Анализ обращений к Уполномоченному свидетельствует, что в 2003 году среди государственных органов и учреждений, нарушающих права и законные интересы детей или не оказывающих необходимого содействия в защите и восстановлении этих прав, по-прежнему «лидируют» органы исполнительной власти и подотчетные им учреждения - 52 % случаев (в 2002 г. – 39,2 %), органы опеки и попечительства - 19 %, суды- 15 %, прокуратура – 6 %, иные органы и учреждения – 8 %.

Уполномоченному и сотрудникам его аппарата удалось добиться конкретных положительных результатов по 23 % обращений, принятым к рассмотрению.

По состоянию на 1 января 2004 года на контроле Уполномоченного осталось более 25 % обращений и жалоб, поступивших в 2003 году.

Прошедший год работы Уполномоченного показал, что защита прав, свобод и законных интересов ребенка в городе Москве все еще не стала реальностью, не выполняются провозглашенные и гарантированные Конституцией, федеральным законодательством и нормативными правовыми актами города Москвы меры государственной поддержки детства.

Во многом это объясняется бюрократическим подходом к вопросам защиты прав ребенка, формальному отношению к их решению со стороны многочисленных государственных органов и учреждений, их должностных лиц, ответственных за данный участок деятельности.

Поступившие к Уполномоченному обращения граждан, а также ознакомление с деятельностью детских учреждений свидетельствуют о грубых нарушениях прав и интересов детей во всех сферах их жизнедеятельности, будь то образование, охрана здоровья, жилищные и имущественные права, занятость, право на воспитание в семье, заботу со стороны родителей, безопасность, неприкосновенность личности, уважение человеческого достоинства ребенка, право на судебную защиту. Особую озабоченность вызывают нарушения прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, т.е. наиболее социально незащищенных.

12 декабря 2003 года исполнилось 10 лет принятия Конституции Российской Федерации.

В Основном законе нашей страны основные права и свободы человека и гражданина продекларированы высшей ценностью и изложены как нормы прямого действия.

Однако существует огромный разрыв между содержанием статей Конституции Российской Федерации и реальными возможностями людей по их реализации.

Институт Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве – это все еще новая, но уже признанная форма работы по защите прав несовершеннолетних граждан России.

Люди обращаются к Уполномоченному как в последнюю инстанцию, считая, что на этом уровне можно разрешить любую проблему.

Уставшие от беззакония, они полагают, что Служба Уполномоченного – это организация типа Европейского суда по правам человека, но только в Москве: независимая от местной власти, беспристрастная, справедливая, созданная ради детей и во благо детей.

Большинство обращений – это крик о помощи, мольба о сострадании, рассказ о том, как те, кто наделен властью, предают тех, кто этой власти верит.

Из заявления А., опекуна 13-ти летней Ольги:

«Я являюсь опекуном своей племянницы с 1992 года. Опекунство назначено в г. Кашире, где Оля жила со своими родителями.

Ее отец Н-ин С.В. в 1994 году был осужден за развратные действия в отношении несовершеннолетних мальчиков к лишению свободы. Занимался он этим в течение двух лет. Моя сестра, к несчастью, стала очевидцем одного из многочисленных эпизодов, после чего исчезла. На следствии Н-ин признался, что убил жену, а ее труп выбросил в Оку. Даже показал, где спрятал вещи убитой. В дальнейшем он отказался от своих показаний, и уголовное дело по обвинению в убийстве в апреле 1993 года прекратили.

О том, что девочка живет со мной в Москве, Н-ин прекрасно знал с самого начала, но жизнь Оли его не интересовала. После освобождения Н-ин имел другую семью. То, что Олю растила я, его вполне устраивало. За 12 лет Н-ин ни разу не видел дочь, не говорил с ней, ничем ей не помог в жизни.

Муниципалитет «Ясенево» предложил мне свою помощь в сборе документов о лишении Н-на родительских прав в Кашире, где он живет. Однако, под давлением Н-на и администрации г. Каширы, специалисты органа опеки и попечительства теперь отказываются мне помогать и уговаривают девочку проживать вместе с отцом.

Н-ин хочет забрать Олю, чтобы избежать лишения родительских прав.

Оля категорически отказывается жить вместе с ним. Переезд в Каширу к отцу сломает всю ее жизнь. Девочка называет меня мамой с 2-х лет, а мужа - папой. Другой семьи она себе не представляет. Я считаю, что Н-ин опасен не только для моей дочери, но и для общества. Прошу помочь мне лишить его родительских прав».

Из письма Комитета социальной защиты населения Каширского района Московской области в муниципалитет «Ясенево» г. Москвы:

«С отцом Оли проведена беседа, и он имеет намерение наладить контакт с дочерью и оказывать ей материальную помощь. Н-ну С.В. сделано предупреждение… В случае дальнейшего уклонения Н-на С.В. от выполнения своих родительских обязанностей, Вы можете обратиться в Каширскую городскую прокуратуру, представив необходимые документы».

Из заявления Н-на С.В. главе администрации Каширского района Пузрякову Е.Ф.:

«Через год и три месяца после того, как при неясных обстоятельствах пропадает моя жена, я узнаю, что моя дочь взята под опеку А. и увезена в Москву. Я предпринял попытку разыскать дочь и дважды (с 1993 г.) обращался в органы опеки с устной просьбой о возврате дочери, но находясь в психологически подавленном состоянии, я тогда не решился настаивать на возвращении дочери, полагая к тому же, что это неправильно расценят. На сегодняшний день мне стало известно, что моя дочь, проживая в семье опекуна плохо обеспечена, так как они материально стеснены. Я могу дать ей все необходимое».

Из письма ведущего специалиста по охране прав детей муниципалитета «Ясенево» опекуну А.:

«В орган опеки и попечительства поступило заявление от гражданина Н-на С.В. об определении времени общения с дочерью Н-ой О.С. Для решения данного вопроса Вам надо явиться в Муниципалитет «Ясенево» с несовершеннолетней Н-ой Ольгой».

Из заявления Ольги, 13-ти лет, в муниципалитет «Ясенево»:

«Я отказываюсь от встреч с гражданином Н-ым, так как я его не знаю, с ним не встречалась, недавно узнала, что он был судим за развращение малолетних. Я его очень боюсь».

Итак, опекун А. и несовершеннолетняя Ольга на сегодняшний день остались один на один не только с отцом-извращенцем, но и с поддерживающими его структурами по защите прав детей, как в Кашире, так и в Москве.

Опекун А. пришла к Уполномоченному, потому что не может рассчитывать ни на муниципалитет «Ясенево», ни на Каширскую прокуратуру, ни на Комитет социальной защиты населения того города, где родилась Ольга и где она фактически стала сиротой.

Вместо того, чтобы добиться лишения Н-на родительских прав, несовершеннолетней Ольге, не знающей других родителей, кроме супругов А. и любящей их от всего сердца, предлагается переехать к совершенно чужому человеку, который искалечил судьбы не одного ребенка и за это был наказан именем Российской Федерации. К человеку, который в течение полугода неоднократно признавался в убийстве жены и сокрытии следов преступления. К отцу, который не видел Ольгу с 1992 года и потребовал свидания с тринадцатилетней дочерью, вспомнив о том, что ее надо содержать, только после вызова на беседу в городской Комитет социальной защиты двенадцать лет спустя.

Личная трагедия несовершеннолетней Ольги, беззащитной перед отцом-преступником и чиновниками, закрывающими на это глаза, - это трагедия большинства населения, которое уже не верит в возможность отстаивания и восстановления своих даже самых очевидных прав с помощью государства, и вынуждено обращаться к Уполномоченному, чтобы добиться справедливости.

Нарушение принципа обеспечения приоритетной защиты прав

и интересов несовершеннолетних

Одним из принципов регулирования семейных отношений является обеспечение приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних (ст. 1 п. 3 Семейного кодекса РФ). Это означает, что ребенок рассматривается как самостоятельный субъект права, а не как зависимый объект родительской власти, как личность, наделенная соответствующими правами и нуждающаяся в силу возраста в поддержке и защите.

Правовое положение ребенка в семье, а также в тех гражданско-правовых отношениях, где затронуты его права и интересы, определяется не с точки зрения приоритета прав и обязанностей родителей и других лиц, а с позиций интересов самого ребенка.

Семейный кодекс РФ содержит целый ряд норм (например, разделы 4 – 6 и другие), обеспечивающих непосредственную реализацию вышеуказанного принципа. Кроме того, в соответствии со ст. 6 Семейного кодекса РФ Россия обязана добросовестно выполнять нормы международного права, в частности, Всеобщую декларацию прав человека от 10 декабря 1948 года, Декларацию прав ребенка от 20 ноября 1959 года, Конвенцию ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 года и другие.

Так, согласно п. 1 ст. 3 Конвенции ООН о правах ребенка, к которой Россия присоединилась в 1990 г., наша страна принимает на себя следующее обязательство: «Во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка».

К сожалению, обеспечение прав и интересов детей не является приоритетным ни в одной из ветвей власти, что следует расценивать как очень тревожное явление.

Если дети не являются абсолютной ценностью для семьи и для государства одновременно, то это достаточно серьезный признак того, что у страны нет будущего.

В настоящее время в России 30,5 миллионов детей. Через год, по прогнозам демографов, их будет на миллион меньше.

В России 720 тысяч детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Это больше, чем после Великой Отечественной войны. За 2003 год более 10 000 детей остались без попечения родителей.

Поэтому особенно страшно, когда реализация и защита прав этих обездоленных детей становится фикцией из-за равнодушия, отсутствия квалификации, пренебрежительного отношения к закону тех, кто по должности обязан помогать социально незащищенным несовершеннолетним гражданам России.

Одним из примеров нарушения принципа приоритетной защиты прав несовершеннолетних и взятых на себя международно-правовых обязательств, является незаконная практика государственных учреждений и органов местного самоуправления по лишению денежного содержания детей, находящихся под опекой и попечительством.

Так, Министерство образования Российской Федерации издало приказ от 19.08.1999 № 199 «Об утверждении положения о порядке выплаты денежных средств на питание, приобретение одежды, обуви, мягкого инвентаря для детей, находящихся под опекой (попечительством)».

Согласно п. 2 данного Положения указанные денежные средства выплачиваются в том числе и тем детям, находящимся под опекой, чьи родители (родитель) не в состоянии лично осуществлять их воспитание в связи с заболеванием, препятствующим личному выполнению родительских обязанностей, либо в связи с отбыванием наказания в исправительных учреждениях или содержанием под стражей в период следствия.

В п. 3 того же правового акта записано, что «не назначаются и не выплачиваются денежные средства на тех подопечных, родители которых могут лично осуществлять воспитание и содержание своих детей, но добровольно передают их под опеку (попечительство) другим лицам (находятся в длительных служебных командировках, проживают раздельно с детьми, но имеют условия для их содержания и воспитания и т.п.)».

Казалось бы, в Положении определены критерии для материальной поддержки детей, находящихся под опекой, государством. Во-первых, невозможность со стороны родителей лично выполнять родительские обязанности. Во-вторых, отсутствие условий для содержания и воспитания детей родителями.

Тем не менее, к Уполномоченному обращаются граждане с жалобами на действия органов опеки и попечительства, не назначающих содержание детям, чьи родители тяжело больны и вынуждены передать детей под опеку родственников. Также поступают жалобы на прекращение выплаты денежных средств опекуну, если родители подопечного (или один из них) вернулись из мест лишения свободы или освобождены из-под стражи. При этом  не проверяется, есть ли реальные условия для содержания и воспитания детей после возвращения бывших заключенных.

К Уполномоченному обратилась Фролова А.С. в интересах двоих малолетних тяжело больных внуков 1995 и 1996 годов рождения, которые находились у нее под опекой с 1998 года. Мать детей, Арсенова И.В. лишена родительских прав в 1998 году, отец Воронин Н.Н. с 1998 г. до 2002 г. отбывал наказание в местах лишения свободы за совершение тяжкого преступления. До осуждения он с детьми не проживал, о них не заботился. В июне 2002 года отец детей прибыл в Москву без документов, не имея ни жилья, ни работы. Кроме того, Воронин Н.Н. страдал хроническим алкоголизмом, состоял на учете в наркологическом диспансере. Имевшуюся у него квартиру в г. Кашире он продал еще в 1997 году, а средства от ее продажи пропил.

Брат и сестра Воронины полностью находились на воспитании и содержании бабушки, так как их отец совершенно устранился от выполнения родительских обязанностей.

При таких обстоятельствах орган опеки и попечительства - муниципалитет «Бабушкинский», заручившись заявлением не имевшего даже паспорта Воронина Н.И. о том, что он будет воспитывать детей, прекратил с 1 ноября 2002 года выплату несовершеннолетним содержания и направил личное дело социальных сирот по месту назначения опеки в Рязанскую область, где было вынесено постановление об ее отмене.

После вмешательства Уполномоченного прокурор Ермишинского района Рязанской области внес соответствующее представление, и Глава администрации того же района 11 августа 2003 года восстановил Фролову А.С. в обязанностях опекуна. Однако выплата пособия не была возобновлена, несмотря на то, что Воронин Н.Н. вскоре после освобождения скрылся, оставив заявление о том, что отказывается от своих детей.

Подопечные внуки Фроловой А.С. оказались в тяжелейшем материальном положении, голодали, остались без одежды и обуви, так как единственным источником доходов бабушки и внуков являлась ее пенсия.

Уполномоченный неоднократно обращался в муниципалитет «Бабушкинский» по поводу нарушения прав подопечных на получение денежного содержания, однако получал категорический отказ со ссылкой на требования п.п. 2, 3 вышеуказанного приказа Минобразования РФ от 19 августа 1999 года № 199.

Аналогичный ответ был получен и от префекта Северо-Восточного административного округа г. Москвы. Как было сообщено в письме префекта от 19 декабря 2003 года, «выплата денежного содержания будет вновь возобновлена после получения органом опеки и попечительства решения суда о лишении родительских прав отца детей Воронина Н.Н.».

Только в январе 2004 года было вынесено решение суда о лишении Воронина Н.Н. родительских прав по иску Уполномоченного в интересах детей Ворониных, так как сбор необходимых документов, подготовка и подача искового заявления заняли несколько месяцев. Таким образом, более года Фролова А.С. с внуком, страдающим бронхиальной астмой, и внучкой – инвалидом детства, жили на пенсию размером менее прожиточного минимума на одного человека.

В таком же тяжелом положении оказался Николай Г., 1994 г.р., которого также воспитывает бабушка, так как мать ребенка страдает онкологическим заболеванием и не в состоянии заботиться о сыне и содержать его. Бабушку еще в 2002 году назначили опекуном мальчика, однако средств к существованию, по мнению муниципалитета «Зябликово», ребенку не положено. Всем его должна обеспечивать бабушка–пенсионерка. Одновременно, с момента назначения опеки, одинокую маму Николая Г. лишили государственного пособия на ребенка. Во всех ответах из муниципалитета «Зябликово» делается ссылка на приказ Министерства образования от 19 августа 1999 года № 199.

Опекун обратилась в Департамент образования города Москвы, где ей письмом от 10 октября 2003 года сообщили, что в г. Москве назначение содержания детям, находящимся под опекой, производится органами опеки и попечительства, а выплата денежных средств возложена на окружные управления образования. Департамент образования города Москвы посоветовал бабушке-опекуну изучить приказ Минобразования РФ от 19.08.1999 № 199, а если она считает отказ ребенку в денежном содержании незаконным, обжаловать его в суд.

В результате несовершеннолетний Николай Г. уже более 14-ти месяцев лишен материальной поддержки государства.

Институт государства и права Российской Академии наук в своем заключении от 29 декабря 2003 года указал, что положения приказа Министерства образования РФ от 19.08.1999 № 199 в части выплаты подопечным государственного пособия является «нечетким и противоречивым». Было обращено внимание и на то, что все вопросы, связанные с отказом в выплате пособия, решаются исключительно органами опеки и попечительства, а при несогласии с их решением - в судебном порядке. Сбор документов в доказательство незаконности действий органов опеки возложен на опекунов и попечителей.

По мнению ученых, органы опеки и попечительства обязаны сохранить опеку и выплату пособия, если установлено, что вернувшийся из мест лишения свободы родитель не работает, по-прежнему злоупотребляет алкоголем, заботиться о своем ребенке не хочет и т.д. В этом случае должен быть составлен акт обследования, обоснованный документально и содержащий вывод о целесообразности оставления ребенка под опекой и выплаты ему пособия. Одновременно органы опеки и попечительства должны предъявить иск о лишении родителя родительских прав или оказать содействие опекуну в предъявлении такого иска.

В случае с сиротами Ворониными этого сделано не было.

Вызывает недоумение и позиция Министерства образования РФ, которое считает, что возобновление выплаты пособия детям, оставшимся без попечения родителей, после возвращения последних из мест лишения свободы, допускается только после вынесения судом решения о лишении родительских прав. В противном случае, как указывает заместитель начальника Управления социально-педагогической поддержки и реабилитации детей Вителис С.В., возможны «злоупотребления со стороны родителей ребенка»: у них не будет мотивов к изменению своего поведения. Кроме того, приостановка  выплаты пособий, по мнению чиновника, поможет определению статуса ребенка, оставшегося без родительского попечения.

Полагаю, что данные утверждения, как и п.п. 2, 3 Положения, утвержденного приказом Минобразования РФ от 19.08.1999 № 199, в своей нынешней редакции противоречат интересам фактических сирот.

В соответствии с п. 3 ст. 31 Гражданского кодекса РФ, п. 1 ст. 145 Семейного кодекса РФ, ст. 1 Федерального закона от 21.12.1996 № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» опека и попечительство устанавливаются над несовершеннолетними, оставшимися без родительского попечения. Как следует из данных норм, одной из целей установления опеки и попечительства является назначение содержания таким детям. Именно поэтому ч. 2 ст.150 Семейного кодекса РФ устанавливает обязанность государства выплачивать опекуну (попечителю) ежемесячно денежные средства на содержание подопечного со времени установления опекунства, (а не с момента получения органом опеки и попечительства решения суда о лишении родительских прав).

Нечеткость формулировок ст. 3 Положения, утвержденного приказом Минобразования РФ от 19.08.1999 № 199 позволяет органам опеки и попечительства оставлять несовершеннолетних, воспитанием и содержанием которых, по объективным причинам, продолжают заниматься опекуны и попечители, без средств к существованию.

Считаю, что это противоречит не только нормам гражданского и семейного права, но и ст.ст. 38, 39 Конституции РФ, а также ст. 45 Основного Закона, гарантирующих государственную защиту прав и свобод человека (а не только их провозглашение).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Ненецком автономном округе в 2009 году

    Доклад
    Часть 2. Анализ положения в области обеспечения и защиты прав и свобод человека, гражданина и ребёнка на территории Ненецкого автономного округа в 2009 году
  2. Ежегодный доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Ненецком автономном округе за 2011 год

    Доклад
    Общеизвестно, что в современном демократическом обществе на первое место становятся интересы человека, его права и свободы, которые должны находится в гармонии с общественными и государственными интересами.
  3. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в 2008 году

    Доклад
    В 2009 году исполняется 200 лет институту омбудсмана. Первый парламентский омбудсман был учрежден в 1809 году в Швеции. Однако в течение очень длительного времени Швеция являлась единственным государством, где был создан и развивался этот институт.
  4. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в 2003 году (2)

    Доклад
    Настоящий доклад подготовлен в соответствии с пунктом 4 статьи 9 Закона города Москвы от 3 октября 2001 года № 43 "Об Уполномоченном по правам ребенка в городе Москве" и направляется в Московскую городскую Думу и Мэру Москвы.
  5. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка в городе Москве, о соблюдении и защите прав, свобод и законных интересов ребенка в 2007 году

    Доклад
    Весной 2008 года исполняется 10 лет с момента учреждения института уполномоченных по правам ребенка в субъектах Российской Федерации (далее - институт уполномоченного).

Другие похожие документы..