Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
«Широк человек, слишком даже широк, я бы сузил»,- говорил Достоевский и знал, что говорил. Самому писателю присуща была такая пугающая широта натуры,...полностью>>
'Программа'
Цель Программы — Создание комплекса условий и эффективных механизмов реализации молодежной политики в районе, обеспечивающих процесс интеллектуального...полностью>>
'Статья'
Исследователи истории Московской хоральной синагоги, как правило, фокусируют свое внимание либо на периоде, предшествовавшем второй мировой войне, ли...полностью>>
'Исследование'
Рынок офисной недвижимости г. Москвы по аналогии с рынком жилья может быть поделен на первичный и вторичный. К первичному офисному рынку относятся две...полностью>>

Василию Аксенову, стиляге и писателю от неглавных героев его книг с любовью, уважением и стебом

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

БЕГЛЕЦЫ В БЕСКОНЕЧНОСТЬ.

роман

Василию Аксенову, стиляге и писателю от неглавных героев его книг с любовью, уважением и стебом.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

Е-25.

Слави впервые был на трассе не в качестве попутного груза, хичкакера, а водителя транспортного средства. Это все Диди, пристала как полис к пьяному - давай купим кар, давай купим кар, давай купим...Ну купили. Ну едем, а петролей взять откуда?.. Уже с час пищит на табло - бензину, бензину... А прайсов-то на бензин и нету. Вот и купили кар...

Вообще-то мечта иметь свой кар была у Слави давней, еще с тех времен. Только там, в жопе, автомобиль иметь могли совки-спекулянты да коммуняки... Остальные ездили или поездами или автостопом. Он, даже когда оказался за «бугром» после пиратского налета, поучился в Париже в частной школе. А там и нет других, драйвер гуднул - мы люди вежливые, в ответ тоже пискнем сигналом, все нам улыбаются, все нам рады, у нас авто расписное. А прайса давать не спешат, гады... Поучился, сдал, получил Driving license, но авто так и не приобрел за восемь лет...Да, уже восемь за «бугром» тусуюсь...И еже ли положа руку на сердце и другие места, не Диди, то и еще восемь не имел бы...А все она - да че ты за хипарь, тебе скоро пятьдесят, а ты все хичкакеришь. Как молодой... Я тоже тебе помашу ручкой...

Было отличное сентябрьское солнечное утро. За стеклом слева мелькали обгоняющие их потрепанный жизнью мерседес. Среди обгоняющих были легковые автомобили, ваны, траки-драйвера и прочая автострадная жизнь... Е-25 с легким шелестом убегала под капот с психоделичным, по цветовой гамме, пацификом, умело нарисованный привычной, к рисованию пацификов, рукою Диди. Сам же автор, свернувшись клубком, сопела на заднем сиденье мерседеса, потому-то из мага звуки с ревом не вылетали , как обычно, а только чуть слышно шипели. Джоплин по-тихому визжала чего-то там знакомое, привычное, родное... Справа же пролетали деревья, выкрашенные уже в осенние краски. Вокруг была плоская Голландия, сверху не сильно грело солнце, на голубом небе пролетал белый полицейский вертолет.

...ой, не отвалится, так-то... А я и есть молодой, и в виде доказательства сеанс камасутры... Уф, еле-еле отдышался, а она даже не одев джинсов, за свое - давай купим кар, я возьму у олдмути прайса и вперед, разрисуем как в шестидесятых!.. Мне ма рассказывала, так сказать ударим идеологией по «квадратам»... Все, кранты-винты, если сейчас не сверну под этот знак - через пятьсот метров петролстейшен, мотель, аутошоп - то дальше жопой толкать придется...

Плавно переложив руль, Слави пересек белую прерывистую линию и уже только за счет инерции вкатился на совершенно не работающем двигателе под прозрачную крышу к колонкам с бензином. Мужик в белой замшевой куртке широко улыбаясь, показал ему большой палец , оценив видать класс езды без бензина, Слави сдержанно пожал плечами - пустяки. Облокотившись на спинку сиденья, он обернулся назад, заодно крутнув прокуренным пальцем колесико громкости магнитофона. Джанис взвизгнула обдолбанной ведьмой, а Диди подпрыгнула до потолка мерседеса, протирая смуглыми кулачками свои карие глазищи в мохнатых ресницах, выгибаясь и выпячивая маленькие груди. Шапка жестких кудрявых волос казацкой папахой возвышалась над худеньким лицом... Хороша - привычно подумал Слави, такая мысль, да еще лозунг - делай любовь, а не войну, всегда приходил в его голову, все два месяца его знакомства и совместной жизни с этим чудом сексуальной революции шестидесятых... Принты Диди были хипари, схлестнулись хвостами в семьдесят четвертом в Индии, и вот на тебе, пожалуйста - двадцать четыре года, почти постоянное желание «делать любовь», слава богу хоть с любимым человеком, в данном случае с ним, а не со всеми подряд, не утомляемость ни в чем и всегдашняя готовность участвовать во всех социальных безобразиях... Во всех этих альтернативно-экологическо-хрен знает каких мероприятиях... Совсем забыла герла, как ей мама вечерами в Индии, обкурившись гашиша, говорила - лучше доченька вляпаться в говно, чем в политику...Лучше лаф, чем вор...

-Слави, зачем ты меня разбудил? Я тебя люблю... Будем делать не войну? -

лукавая улыбка, английский черт знает с каким акцентом, в ней чего только не намешано, в душе шевельнулся червячок почти отцовской любви.

-Нет, последние пять километров мы ехали на соплях, но они кончились, прайсов, прайсов на бензин! нет, наверно я пойду аскать, аскать, -

задумчиво произнес Слави, размышляя - все же ему скоро пятьдесят, через пяток лет, ездить стопом вроде бы не пристало, купили кар, а как насчет аскать? не поздно ли, дадут ли, не удивятся ли?.. Все же уже и борода местами седая...

-Ты хочешь, что бы я употребила свой сексапил в коммерческих целях, Слави?!-

в шутку надула губы Диди.

-Боже упаси, вдруг тебя захотят стырить, лучше я сам. У меня тоже сексапила хватит...

-На аск или?..

-Я тебя отшлепаю!

-Штаны снимать? -

явно с надеждой в голосе спросила Диди.

-Попозже, беби, сейчас я пойду грабить гнусных «квадратов», -

голосом голливудского героя из вестерна произнес свою реплику Слави, а Диди сразу подыграла.

-Грабь поскорей, мой милый и возвращайся, а я пока приготовлю завтрак... Или обед. Ты не знаешь, сколько сейчас времени?

-В той стране, где я родился, к несчастью, и вырос, говорили - счастливые часов не наблюдают.

-Это про тебя или про меня?..

Ни чего не ответив, Слави выполз из кара и встал на слегка затекшие ноги, аккуратно прикрыв за собою дверцу. Сквозь пластик рифленой крыши мирно светило не яркое и не горячее солнце, за стеклом шопа бродили с задумчивым видом клиенты, уже заправившие свои авто, какой-то тип в прикиде «клерк в дороге» заливал в утробу своего «ауди» чертову прорву бензина. Хм, на Ближнем Востоке проблемы, а он тут по бензину без меры гуляет... Слави подошел к «клерку», улыбаясь сквозь бороду и усы во весь рот.

-Хай!

-Гуд морген...

-Неплохой денек, мэн?

-Да...

-Кстати, я имею одну небольшую проблему, мне тут совсем недалеко, ты бы не мог мне оплатить литр бензина, а то я и моя подруга остались совсем без монет?..

-Литр...-

задумчиво протянул «клерк» и неуверенно посмотрел на Слави. Помятая шляпа, джинсовый костюм расшитый бисером и цветными нитками, рубашка в цветах, длинные волосы, борода и усы, старый мерседес разрисованный давно ушедшей в неизвестность символикой - все это слегка расшевелило спящее любопытство немецкого мэна.

-Вы из Парижа или Амстердама, герр?

-Я из Калифорнии, из Фриско, пролетом вечерней лошадью, так как насчет литра-двух в поддержку флаур-паур?

-О,кэй! -

преувеличенно бодро провозгласил мэн и собрался уже отпустить рычаг «пистолета», как Слави ловко перехватил шланг с металлическим наконечником-пистолетом – всего грам сто вылетело на бок «ауди»и всунул в горловину бензобака своего мерседеса. А удивленному «клерку» наглостью Слави пояснил:

-Бегите скорей оплачивать, я сейчас выключу. Не волнуйся, мэн, я налью всего пару литров и все. Огромное спасибо, мэн. А не правда ли, не плохая погодка, a?!

-Да, -

кисло пробормотал мэн, скрываясь за раздвижными дверями. Парень через стекло с улыбкой смотрел на волосато-бородатого хипаря, ему явно нравилась ситуация, Слави подмигнул и с сожалением отпустил курок пистолета – наглеть то же не надо. Шланг дрогнул, бензин перестал течь, на табло выскочила цифра шестьнадцать, Слави поднял середину шланга вверх, выливая остатки «петролея» в бак.

-Так-то, шестьнадцать всегда лучше, чем литр-два, -

бормотал Слави, завинчивая бензобак. Появившийся хмурый «клерк» взмахнул рукою, явно с облегчением прощаясь, впрыгнул в свою лаковую «ауди» и скрылся за стеклянным углом, скрипнув колесами об асфальт. Усаживаясь на поддавшееся сиденье, Слави включил мотор.

-Ты его очаровал своим сексапилом, милый? То-то он так быстро уехал...

-Болтай-болтай, болтушка... Я думаю -повторить номер или дальше поедем?..

Ответить Диди не успела, так как неизвестно откуда взявшийся тот самый мужик в белой замшевой куртке постучал по стеклу. Стекло опустилось, Слави и Диди с улыбкой уставились на подошедшего.

-Послушайте, у вас какие-то проблемы, фолкс?

Отличная улыбка, явно американский английский, плюс это приятное и родное «фолкс», пара в авто расплылась в еще большей улыбке и почти хором поведали:

-Кончился бензин, прайса остались в банке, а карту мы забыли на рояле, может поможешь, брат?

-С огромным удовольствием, фолкс!

Проследив как Слави залил мерседес род завязку, купив в дорогу найденным брату и сестре молока, сыра, хлеба, бананов и принеся три стаканчика кофе из автомата, мужик в куртке из убиенного зверя уселся прямо на грязный бетонный бордюр, не подтянув даже брючины светлых штанов.

-Угощайтесь, фолкс...

-Спасибо!..

Прихлебывая кофе и передавая джойнт по кругу, Слави, Диди и Гарри, как оказалось зовут мужика, изо всех сил улыбались друг другу, излучая в окружающий мир положительную энергию.

-А я и не знал, что идеи флау-паур еще живы, фолкс,-

первым нарушил молчание, как докурили джойнт, Гарри.

-Живы, -

разулыбался во весь рот Слави, а Диди хихикнула, сияя глазищами в его сторону.

-Вы откуда, фолкс? Откуда родом?

-Я родилась в Индии... Ма немка, па с Фриско...

-А я из России...

-Из России? -

брови Гарри взлетели высоко вверх, под короткий ежик седых волос.

-Из России?.. Да...я и сам в молодости жил в коммуне, ездил хичкаком, имел длинные волосы... Неужели в России есть хиппи, Слави?

-Были, Гарри, были... Сейчас не знаю...

-Я вам завидую, фолкс!.. Гуд лак!

-Гуд лак Гарри!..

Микки орал изо всех своих не молодых сил, за окном сияло солнце и пролетали голландские пейзажи, Диди хохотала, стараясь перекричать Микки, и периодически утыкалась головою в пластик панели, в дверцу «бардачка», всплескивая руками и заливаясь все в новых и новых волнах смеха... Слави же давно уже успокоился - то ли старая закалка-тренировка сказалась, то ли травка легла не так... Он грустно смотрел на бесконечную ленту серого шоссе, убегающую под разрисованный капот, в уголках глаз щипало от слез, а на душе было тихо-тихо, видимо это Роллинги... Да, милый и не жадный Гарри, можешь себе представить - и в России, то есть правильней сказать в Совке проклятом, были хиппи... Только где они сейчас...

-Слави, может быть остановимся где-нибудь в «кармане» и немного отдохнем?-

это просмеявшись своему молодому глупому счастью лукаво спрашивает-заманивает его Диди, клевая герла, вороне бог послал кусочек сыру...

-Ты знаешь, Диди, что мне тебя послал бог?

-Христос, Вишну или Аллах?..

-Бог его знает, не приставай Диди, сколько раз я тебе говорил - на скорости свыше сорока километров целоваться опасно для здоровья!..

-А ты уменьши скорость, Слави, я тебя так сильно люблю...

Почти ровно два месяца назад, ну совсем с небольшим, Слави, гражданин США по паспорту, проживающий без регистрации на территории Франции, а точнее Парижа, повстречал Диди.

В тот день, обычный летний день в Париже, полный зноя, туристов и разнообразнейших запахов, он собрался немного поработать, совсем немного. Просто что бы немного иметь прайсов. То есть денег-франков, говоря обычным языком. Выйдя часиков так в одиннадцать из сквота на руе Кармелон, где он по праву сквотера незаконно занимал уютную комнатку с балконом в маленький дворик и не делил ее ни с кем из остальных сквотеров (пользуясь своим возрастом как привилегией), Слави отправился на Пляц Бастилии.

Там уже было навалом коллег-конкурентов, но это больше шутка, так как разнообразие жанров снижало монопольность и глобализацию на площади и увеличивало возможность заработка для всех уличных артистов. Слави работал в супер оригинальном жанре, кроме него в этом жанре во всем Париже не работал ни кто, да что там в Париже! во всей Европе ни кто! и лишь в Амстердаме... Да, и лишь в Амстердаме был еще один маэстро, френд Слави и его учитель, передавший нелегкое мастерство в надежные руки. Сам же амстердамский маэстро выходил на улицу совсем редко со своим номером, довольствуясь пенсией, крохотной социальной пенсией от демократической Голландии, трогательно заботящейся о шестидесяти двух летнем хипаре, за всю свою долгую жизнь ни дня не проработавшего на благо общества и страны...

Слави приготовил реквизит - пляжный шезлонг, дюралевые трубки и выцветшая полосатая ткань, пластиковый ящик из-под пива, плоскую банку с рисунком бельгийского печенья для сбора заслуженно заработанного. Укрепив на штативе, прикрученному к подлокотнику шезлонга, основную деталь реквизита - стопку картонных карточек на перекидывающихся кольцах, уселся. К сожалению, уличный артист работает, как можно догадаться, на улице, а у работы на улице есть и свои минусы , например такой - реквизит приходится таскать или на собственном горбу или привозить на тележке. Редко кто из уличных артистов пользуется собственным авто, все же заработки на улице несколько отличаются от заработков Мадонны, да и бензин дороговат... Слави же нашел компромиссное решение - его шезлонг был оборудован двумя колесиками от детской коляски и в сложенном состоянии превращался в элегантную тележку на которой можно было перевозить и остальной реквизит. И которую было совсем не стыдно тащить по булыжнику города Парижа.

Усевшись и устроившись поудобней, Слави достал пачку табаку «Самсон», но спохватившись, вынул из сумки еще одну табличку, размером с тетрадный лист, и повесил её на ящик под ногами. Перевернув картонную табличку на штативе, принялся не спеша скручивать сигарету, Первые же подошедшие туристы, заинтересованные непонятными приготовлениями нового артиста, обнаружили следующее - сидит длинноволосый и бородатый хипарь чисто хипповой наружности явно прямиком с Вудстока и шестидесятых годов прилетевший на машине времени, под его ногами ящик, а с него свешивается табличка с надписью на английском - Хиппи, не агрессивен, вегетарианец, употребляет марихуану и пиво, сорок два года, проживает повсеместно, деньги класть можно, фотографировать тоже... А с таблички укрепленной на штативе, явствовало следующее - Хиппи курит. Что Слави и делал в данный момент. Расхохотавшиеся туристы стали наперебой фотографировать «не агрессивного и вегетарианца» и «класть деньги» в банку.

С удовольствием покурив и совершенно не обращая внимание на галдящих, смеющихся и норовящих встать рядом для фотографирования туристов, Слави подумал и перевернул табличку на штативе. Надпись - Хиппи сидит и думает, по-видимому умилила толстуху в цветастых шортах и растянутой ти-шортке, и та широко улыбаясь искусственными зубами, попыталась пристроить свой необъятный зад возле ног Слави, элегантно обтянутых клешенными джинсами.

-Но мадам, такие вольности только за отдельную плату, -

пробормотал по-английски Слави, искренне надеясь на жадность толстухи.

-С огромным удовольствием, мосье, -

вскрикнула явно контуженная сексуальной революцией в шестидесятых мадам и пятифранковая купюра улеглась в коробку с мелочью. А толстуха уселась с комфортом, потеснив ноги артиста на ящике. Уселась, откинулась назад и явно приняла романтический вид... Я с хиппи на Пляц Бастилия в центре Парижа, уссатся можно, подружки... И вот только эта толстуха упорхнула с ящика из-под пива, так и появилась Диди, правда Слави еще не знал, что это Диди, его просто поразила красота этой герлы - тонкая, с небольшой грудью, с огромными глазищами под шапкой волос, прикинутая в попиленную джинсу и высокие военные ботинки со шнуровкой, отличительный знак современной альтернативно-андерграундной молодежи... Одним словом эта герла была так хороша, что невозмутимость Слави сдуло как ураганным ветром и он вскочил со своего полосатого шезлонга:

-Хай герла, я тебя не знаю, ты не меня ищешь?

- Если ты моя подруга Клеманс - то да, -

улыбнулась герла в шурованных «говнодавах», как на далекой родине именовали такой шузняк френды Слави.

-А ты спишь со своей подругой?

-А я что, похожа на лесбиянку, фолкс?-

вскинула брови герла, а сердце старого хипаря, покрытое морщинами от невзгод, забилось в два раза быстрее - она знает слово «фолкс»!..

-Ты похожа на герлу, которую я потерял и наконец-то нашел! Ты американка?

-А ты похож на моего па, которого я видела последний раз лет так семь назад в Нимбине, это в Австралии...

-О,кэй, договорились - я тебя удочерю, я живу в сквоте на руе Кармелон, меня звать Слави, я родился в России, и я уже люблю тебя!.. Может быть тебе показать балкон в моей комнате?..

Если кто-то думает о морали, тот пусть вспомнит о Ромео и Джульете. Там все тоже было обстряпано не за год и даже не за месяц... Вылезая из постели в дабл, Диди, это ее так звали, имя как буддистский колокольчик, сказала закуривая и одевая свои говнодавы:

-Наконец-то я встретила настоящего мужика...

Слави расплылся в улыбке, но оказалось зря - комплимент относился не к его остаткам былой сексреволюционности, камасутрости и экзистенциональности в области лаф, а к возрасту... Диди давно уже устала быть мамой мальчикам с длинными шеями, то есть добывать прайса жонглированием на улицах различнейшими предметами, варить им еду и выслушивать причитанья об их непризнанной гениальности черт знает в какой области человеческих знаний или искусств... К тому же все эти мальчики норовили позаниматься сексом и на стороне, совсем не врубались в идеи флаур паур, всосанных Диди с молоком ма и поучениями па, во-общем экологичной хиппушки повезло - на ее жизненном пути, к ее двадцати четырем годам повстречался настоящий хипарь, а не какой-то там альтернативщик-анерграундщик - волосатый, бородатый, усатый, с бусами да еще из такой экзотичной страны, как Россия!..

Возвращаясь из дабла и снимая свои говнодавы, Диди поинтересовалась, подняв руки над головой и показывая то смуглые ягодицы (па был метис), то маленькие груди и впалый живот:

-Нравлюсь?

-Иди сюда, я тебе подробнейшим образом объясню, как ты мне нравишься и как я тебя люблю, Диди...

-Будь осторожен, ведь тебе почти пятьдесят...

Смешнее всего Диди произносила слово «говнодавы» - говнодави, тверже у нее не получалось. Ма Диди жила со своим шестидесятилетним бой-френдом где-то в Америке, точного адреса не было, так как они тусовались в собственном караване по всем штатам; па проживал в коммуне в Нимбине, это в Австралии, с девятнадцетилетней новой женою ( Диди сказала - то ли одиннадцатая, то ли тринадцатая!); ну а само дитя сексуальной революции проживала у олдмути в Гамбурге, но чаще всего или в сквотах Парижа у подружек и друзей или в сквотах Амстердама. И больше всего Диди понравилось, что на ее предложение взять прайса у олдмути Слави, этот русский гризли, как она его называла в интимные моменты, заявил:

-Зачем брать у олдмути, зачем грабить старушку, мы сами по быстрому срубим прайса на улице, слегка поменяем реквизит и вперед!..

Через пару дней на табличке было написано - ТОЛЬКО ЗДЕСЬ ВЫ МОЖЕТЕ СДЕЛАТЬ ВЗНОС ДЛЯ ПРИОБРЕТЕНИЯ СТАРОГО АВТОМОБИЛЯ С ЦЕЛЬЮ ПРОПАГАНДЫ ИДЕЙ ФЛАУР ПАУР, ФРИ ЭНД ЛАФ И ТОМУ ПОДОБНОЕ, ПРИНИМАЮТСЯ ТРЕВЕЛС ЧЕКИ...Туристы смеялись до слез и отталкивая друг друга, норовили сфотографироваться у уникальной надписи. Но деньги давали...

И мерседес был приобретен, разрисован и вот Слави лежит рядом с ним, на клетчатом одеяле, бездумно смотрит как улетает дым от сигареты, на его плече уютно устроилась Диди, периодически вытягивающая пухлые губы для получения своей порции вредного табачного дыма - МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВОХРАНЕНИЯ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ - КУРЕНИЕ ВРЕДИТ ВАШЕМУ ЗДОРОВЬЮ И СПОСОБСТВУЕТ ПОЯВЛЕНИЮ РАКА...

-Ну что, Диди, поехали дальше?

-А ты еще хочешь?..

-Я тебя отшлепаю, сексуальная террористка!

-Если хочешь...

-Одевай свои «говнодави» и вперед с песней!

Диди подпрыгнула, изогнулась своим тонким обнаженным гибким телом и заголосила, махая пролетающим мимо явно ошизевшим автомобилистам в лакированных авто:

-Фридом!..Фридом!!..Фридом!!!

Конечно, и Диди интересовала прежняя жизнь ее «русского гризли», но что, в отличии от нее, мог Слави рассказать? Ведь его жизнь не была так интересна, так закручена, как у Диди... Ну тусовался. Ну сидел в тюряге, ну бежал из страны морским путем...Обычная жизнь обычного хипаря из неправильной страны...То ли дело Диди - па метис из Штатов, ма немка, сама народилась в Индии в хипповой коммуне, в тринадцать утекла из дому с панками, но потом взялась за ум и вернулась домой и к идеям флаур паур...Затем многолетнее тусование между Австралией, Америкой и Европой, включая Индию, Израиль и Ирландию. Выпуск андеграундных и альтернативных газет и журналов, строительство экологичных деревень, участие в многочисленных манифестациях и демонстрациях в защиту дельфинов и детей, китов и котов, цыган и гомосексуалистов...Рейнбоу Фемели, Эмнисти Интернешл, Новый Век...Между «делай любовь, а не войну» Диди внушая в лохматую башку новые альтернативные идеи молодого андеграунда, так расходилась, так распалялась, что даже попытки старого сексуального партизана успокоить знакомыми и привычными средствами разошедшуюся экологичную герлу, не приносили успеха...Затем происходило бурное примирение и нахождение концессуса, как говаривал Горби, и умиротворенные стороны приходили к единому, общему для двоих, решению...Оргазму. А на следующий день все повторялось снова. Но они все равно любили друг друга и не только в постели...

-Амстердам, -

пропела Диди и потянулась затекшим, уставшим за долгую дорогу, телом. Экологично затушив окурок в пепельнице.

-Он родимый, -

подтянул Слави и не экологично вышвырнул окурок через открытое окно. Диди сделала вид, что не заметила и мерседес вкатил в четырехэтажные дома покрашенные в разные цвета и поставленные без просвета, впритык к друг другу на берегах каналов с грязной водой...С очень грязной. Не вдалеке от Цетралстейшена, на Вармоесстраат Слави притормозил и остановился рядом с домом, низ которого был выкрашен в психоделичные цвета.

-Гринлайн остановка, -

хором и со смехом проорали Слави и Диди. Улочка была узкая. Сзади уже деликатно подавал сигнал какой-то заблудившийся автотурист, к открытому окну со стороны Диди уже прильнул черный дилер, сверху, со второго этажа приветственно махали друзья Слави и показывали огромных размеров джойнты. Из дверей кофе-шопа «Гринлайн» вышел слегка очумевший от Амстердама явно турист, мелькали разноцветные лица, звенели голоса и гремела музыка, пахло травой и мочой, женщина-полицейский в смешной шапочке знаком показывала - надо уступить дорогу сгромоздившимся сзади автомобилям, дилер изчез, поняв бессмысленность свои потуг...Да, это был Амстердам, вольный город Амстердам...

-Чего бы ты сейчас хотела бы больше всего, Диди?

-Не бойся. Не тебя. Я очень сильно хочу в дабл...

МОСКВА.

За давно не мытым стеклом морщилось и плакало осеннее небо. Где-то над окном, видимо на карнизе, сидели голуби - белые пятна помета шлепались на жесть подоконника, размываемые каплями дождя.

Иосиф Павлович оторвал взгляд от окна и тупо уставился на стол, за которым он просиживал рабочие часы. Сейчас бы... куда? куда податься с зарплатой в сорок два доллара по последнему курсу и имея в загашнике неработающую жену и дочку-студе­нтку?.. Крым стал самостийным, на поездку на Канары он сможет заработать как раз к собственному столетию, он подсчитал... А сколько денег прошло через его ру­ки, миллионы! миллиарды!! но все чужие...

Иосиф Павлович оторвался от созерцания исписанного, исцарапанного стола, весь в каких-то пятнах и с тоской оглядел обшарпанный кабинет. Который он делил еще с четырьмя сотрудниками своей громкой и всемирно известной конторы - стены, да­вно не беленные, старенькие ободранные столы-стулья эпохи царя Гороха, стянутые проволокой... На стене портрет алкоголика, взлетевшего волею случая на президент­ский трон.. Иосиф Павлович вздохнул, поправил прядь волос, лежавшую поперек бо­льшой плеши и стряхнув в очередной раз с лацканов мятого серого пиджака перхоть, придвинул к себе коричневую папку с белым квадратом наклеенной бумаги, какая-то фамилия, чья-то судьба... А ведь его приглашали работать в КГБ... юристы и там требуются, как ни странно... Громко отодвинув стул, вышел из кабинета хлопнув дверью Кеша, самый молодой и самый глупый инспектор отдела... А он в ответ - призвание, призвание, сам же думал - Инюрколлегия это вам не КГБ... идиот! чужие деньги прошли мимо... Скоро на пенсию и придется на улице торговать сигаретами, как престарелый тесть, для мафии, а иначе с голоду сдохнешь...



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Вера Таривердиева «биография музыки»

    Биография
    Микаэл Таривердиев, армянин по происхождению, родился в Тбилиси. Но всю свою профессиональную жизнь, с момента учебы в Академии музыки имени Гнесиных в классе Арама Хачатуряна и до по­следней звуковой партитуры, которую он сдал за

Другие похожие документы..