Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
1.1. Настоящее Положение (Положение) разработано в целях усиления материальной заинтересованности работников образовательного учреждения в повышении ...полностью>>
'Документ'
- обеспечение внедрения в учебный процесс новых образовательных технологий (метод проекта проблемного и дифференцированного обучения, информационных ...полностью>>
'Документ'
09.09 р. до 31.08.10 р.  Кукурудза з 01.10.09 р. по 30.0 .10 р.   (Витяг з постановами КМУ від 1.01.09 р. № 33 із змінам, внесеними постановою КМУ від...полностью>>
'Документ'
Про організацію виконання в районі розпорядження голови обласної державної адміністрації від 15 липня 2011 року №454 “Про запровадження проведення оц...полностью>>

Проблема культурного развития в рамках понятия культурного цикла

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Главным жанром усмотрения мира в его символе является для о.П.А. Флоренского культ, храмовое действо, как особый духовный мистический опыт, духовная практика обретения утраченного Сада-Эдема. В этой практике осуществляется восстановление мира в его цельности и всеединстве. Главным качеством человека в таком случае становится его способность отправлять Культ. Культ призван снять онтологическое повреждение, излечить раны в бытии. Миссия культуры есть наведение моста между здешним, профанным, миром, и тамошним, тем, сакральным, миром. Человек становится понтификом, то есть наводящим мосты между мирами. Миры соотносятся графически как концентрические круги. Такая графика становится для о.П.А. Флоренского графикой структуры личности самого о.П.А. Флоренского. О символической форме жизненного сценария о.П.А.Флоренского писал также С.С. Хоружий [353].

Для о.П.А. Флоренского символ не изобретается человеком. Он онтологически укорен в бытии. Задача человека – их вскрыть, увидеть, разгадать. Суммируем представление о символе как о культурной форме.

  1. Символ воплощается в конкретном, сочном, ярком знаке.

  2. Символ представляет собой идею, платоновский образец, парадигму, заложенный в этом явленном знаке.

  3. Символ образуется в зазоре, трещине между мирами, между видимым и невидимым.

  4. Постичь символ – значит совершить сдвиг, трансценденцию от одного мира к другому.

  5. Источник движения к символу – тот самый гетевский прафеномен. Символ – это знак, в котором просвечивается феномен.

  6. Метод постижения символа – пристальное чистое всматривание. Встань и иди! Иди и смотри. Это то, что просвечивает сквозь зримые вещи и одежды. Это то, что воплощает собой истину. А истина – это то, что есть («естина»).

О.П.А. Флоренский писал, что чем конкретнее, красочнее образ, тем он более символичен и поэтичен. Поэтичность – там, где в одном образе совмещены конкретность и явленность смысла.

В этом смысле феномен личности не удален далеко. Он явлен. Он здесь и теперь, но сокрыт. Нужно открыть свое умозрение, совершить акт-сдвиг и увидеть. Постижение этой символики личности суть собственно ее усилие и строительство собственной архитектоники личности. Поэтому трансцендентальная форма не удалена от человека. Она – на расстоянии протянутой руки. Главной же задачей человека является постижение «феномена феноменов» (М.К. Мамардашвили) – личности. Тайна мира – не в запредельных глубинах и высотах, а здесь же, в собственной тайне самопостижения и самостановления.

Символ – знак, но знак с кодом, с ключом, своей иероглификой, которую необходимо разгадать, идя по лабиринту. Поэтому именно символ более объемен и тяготеет к более всеобщему культурному контексту, нежели понятие. Метафизический смысл в символе вскрывал также и К.Г. Юнг, выстраивающий архетипические мифологические бессознательные структуры [397- 402].

Итак, именно символ задает личности ее окончательную, законченную семиотику, завершает ее круг. Причем, символ – единственный из тезауруса личности, который может быть представителем всех остальных его частей. Образ, имя, вещь, понятие могут быть символичны. Через них символ опредмечивается в культуре.

Феномен – это стержень, автор, носитель сценария личности. Символ – это ключ в его руках. У него может быть несколько таких ключей. Но феномен у него один. И символ завершает все смысловые контексты пространства личности. Он задает личности окончательный смысл. Например, когда мы находим знак-символ в поведении человека, то все остальные его действия разворачиваются для нас через него. Например, известная поэтическая символика у А.С. Пушкина относительно его героев: наполеоновская поза Германа, «каменный гость», три карты, темы «медного всадника», «черного человека». Какой символ будет положен в основание, так и будет пониматься жизненный сценарий героя (см. о поэтической, скульптурной символике А.С. Пушкина у Р. Якобсона, а также в нашей работе [282; 403]).

Таким образом, символ, обретающий сюжет, становится цельным сценарием личности. Он организует память и оформляет опыт.

Итак, мы в целом завершили описание тезауруса личности. Мы в данной главе не остановились на вещи как на культурной форме, поскольку выше в главе 3, разделе 2 мы уже описали метафизику вещи, а также потому, что в ней воплощается, буквально, становится плотным и материальным любая культурная форма.

Этот словарь-тезаурус можно представить как некий калейдоскоп, в котором культурные формы меняются при повороте калейдоскопа по кругу. Проследим за этими поворотами еще раз.

Феномен – имя. Имя как знак сущности, отпечаток ее, скрипт личности в его свернутом виде. Не в абстракции, а сразу и явно и цельно. Самая близкая связь с феноменом – у имени. Имя – плоть феномена, его тело.

Поворот калейдоскопа: имя – эйдос. Последний выступает картинкой феномена, явной и видимой, но уже удаленной от феномена, замещающей его и не тождественной ему. В этой картинке угадывается целая личность. И ею, картинкой, можно управлять в воображении, создавать эйдетику личности. Сдвиг к эйдосу – это сдвиг к образности и оформленности феномена, богатству его форм.

Далее поворот: символ – понятие. Феномен закрепляется в конструкции, затвердевает. Во всеобщности понятия оседает феномен личности. Задним числом рефлексивно фиксируется способ формирования феномена. Здесь феномен скреплен, простроен. Здесь оседают эйдетические и символические формы и контексты, ранее изменчивые и неуловимые.

Еще поворот: образ – символ. Еще большее удаление от сердцевины и еще большее обогащение культурным содержанием. Феномен замещается в ценностных символах культуры.

Все культурные формы суть ипостаси личности. Ипостась исторически так и выступает как сущность личности, как ее чтойность, сущность, нечто твердое, основательное, некий ее постав, подоснова (ύό). В латинском варианте ипостась оседает в форме substantia. Ипостась – такая личность, которая сама в себе тверда, уверена, но не субъективно-психологически, а онтологически укоренена в своей природе, своей фюзис.

На многообразии указанных базовых культурных форм выстраивается все богатство личности. Через каждую ипостась человек осуществляет постижение себя и мира.

Через символ – постижение Бога в культе.

Через эйдос – постижение формы мира, его благолепия в искусстве.

Через логос – построение мира как логоса, стройного органона.

Через имя – постижение жизненного сценария личной истории. Именем начинается и именем же заканчивается строительство личности. Вся личность о-лице-творяется в имени, свернута в нем.

Таким образом, праксис строительства личности гораздо богаче разных семиотических, этических, эстетических редукций. Она не сводится к символизации (как у Э. Кассирера или символистов). Она не сводится к мифологизации и номинации (как у А.Ф. Лосева). Она тем более не сводится к гносеологическому и эпистемологическому набору знаний о личности.

Праксис порождения мира личности воплощается как минимум в четырех вариантах и центрируется вокруг целого – феномена личности. И он, этот феномен, делает возможной эту практику, объединяет ипостаси в единый сценарий жизни личности, в котором снимается ограниченность каждой ипостаси. Если убрать феномен, задающий действительность личности, то ее мир развалится, а культурные формы распадутся и превратятся в фантомы.

Так, увлечение лишь творением символов рождает иллюзии символизма. Увлечение логосом рождает цех логиков. Увлечение эйдетикой рождает богему артистов и поэтов.

Если целостный тезаурус человека расколот, то вместо символа появляется жупел, вместо имени – кличка, прозвище, вместо логоса – термин, вместо феномена – идол, истукан, вместо лица – личина, а точнее рыло, мурло.

Только в единстве феномена личности каждая культурная форма-ипостась подкрепляет другую, и все они образуют целостность.

Феномен в духе М.М. Бахтина и И.В. Гете заключается как раз в стремлении к неслиянному единству всех культурных форм. В этом состоит органика архитектоники личности.

Итак, представим описанную архитектонику в рисунке, в котором в центре находится «яйцо Кащея», то есть феномен личности, вокруг его – культурные формы, органы личности (см. также нашу работу [273]).


Имя

Вещь Образ

Феномен

личности

Понятие


Символ

Рис. 39

Этот рисунок примерно изображает некую схему архитектоники личности, изображение в сжатом виде того содержания, которое упаковано в таблице 3.

Далее в разделе 4 мы опишем соотношение двух циклов культурного развития по этому кругу по принципу укрупнения матрешки и получим некий конфигуратор развития, в котором совмещены оба цикла культурного развития.

4. Соотношение большого и малого циклов культурного развития.

Конфигуратор развития.

Выше в разделах 1 и 2 мы описали большой и малый циклы культурного развития. Результатом описания стали карты-таблицы этих циклов (см. таблицы 2 и 3). Теперь мы попробуем совместить оба этих цикла в некий конфигуратор развития, то есть такую понятийную конструкцию, в которой соотнесены оба цикла.

Под конфигуратором мы имеем в виду такое представление о целом, такой конструкт, в котором синтезируются и соотносятся различные представления. Понятие конфигуратора в свое время ввел в науку В.А. Лефевр в своем исследовании «Конфликтующие структуры» в 1967 году [137, c. 7 - 134]. Понятие конфигуратора затем развил и стал активно применять в методологии Г.П.Щедровицкий [368, c. 634 - 666].

Названные авторы применяли понятие конфигуратора для синтеза различных знаний и представлений, существующих в науке, с целью преодоления натурализма и объективизма в научных исследованиях. Во-первых, конфигуратор был необходим для формирования системных представлений о сложных объектах. Во-вторых, само понятие конфигуратора есть понятие модельное. То есть объект, выстраиваемый посредством конфигурирования, становится особым объектом, то есть моделью, которой приписывают свойства объекта. В этом плане конфигуратор строится, изображается в знаковой форме как особый объект. Его в так называемой натуральной реальности нет. Он выступает как модель, на которой отрабатываются базовые процессы и изучаются свойства исследуемого объекта.

Но в данном случае конфигуратор нам нужен не просто для увязки представлений и знаний об объекте, а для составления некоей плана-карты, планшета, на котором можно было бы показать движение субъекта развития по мирам, действительностям культурного развития. К слову сказать, Г.П.Щедровицкий, вводивший системомыследеятельностные представления в научные исследования, понимал, что модель-конфигуратор является не только и не столько изображением сложного объекта в знаковой форме, не только его системным представлением, но и программой или схемой, определяющей, регулирующей дальнейшую деятельность исследователя [368, с. 663 – 666]. То есть в конфигураторе должно быть зафиксировано, что есть саморазворачивание самого объекта, который суть не некий натуральный готовый объект, а сам субъект развития. Модель-конфигуратор поэтому представляет собой его, субъекта развития, представление о своем собственном движении по мирам культурных циклов.

И здесь есть ряд сложностей.

Это занятие по совмещению культурных циклов сначала кажется излишне умозрительным, работой в плане чистой мысли. Возникает ощущение, что попытка как-то сконфигурировать все культурные формы - это дело безнадежное, по той простой причине, что Путь в культуре - это лабиринтообразная траектория. Она уникальна у каждого субъекта. Мы можем только положить некую действительность культуры (в данном случае – действительность культурного развития, действительность большого и малого циклов). Сверхзадача субъекта состоит в складывании полноты культурных форм. Но воплощение у каждого свое. А задавать же некий идеальный вариант Пути - значит строить новую умозрительную систему развития мирового духа. Это уже было.

Тем не менее, с другой стороны, мы должны признать, что хотя Путь у субъекта развития, Человека Пути, и выглядит как лабиринтообразная траектория, несмотря на это сам лабиринт Пути предполагает быть, поскольку пространство культуры уже предъявлено. Свой Путь субъект развития проделывает не в пустом пространстве, а в пространстве культурных форм, созданных до него и предъявленных ему ранее уже ставшими поколениями, культурными взрослыми-посредниками.

В этом смысле необходимо избегать двух крайностей. С одной стороны, необходимо учитывать неготовость траектории развития, ее незаданность, ее событийность, с другой стороны, необходимо учитывать то, что свой путь человек проделывает во вполне определенном, топически организованном пространстве, идя как бы по пустым, но предъявленным топам (см., например, разворачивание топологии пути у М.К. Мамардашвили на материале романа М.Пруста [152]).

Тем самым, как и всякому путнику, субъекту развития имеет смысл иметь некую карту, чтобы не сбиться, не заблудиться в пути. Поэтому попытка составить такую карту пути и есть попытка построить модель-конфигуратор в виде плана-карты, планшета.

Итак, что означает соотнесение в единой карте двух циклов развития? Это означает соотнесение прежде всего базовых культурных практик и культурных форм, на которых как бы «сидит» та или иная действительность, описанная нами в главе 3.1.

Отметим также, что соотнесение большого и малого циклов развития – это не соотношение филогенеза и онтогенеза. Это ясно из всего того, что было сказано выше. Поскольку речь идет не об индивидуальном психическом развитии (онтогенез) и не о развитии человеческого рода (филогенез), а речь идет о принципиальной карте развития культурного субъекта, в качестве которого может быть рассмотрен и индивид, и группа, и этнос, и цивилизация, и какая-либо локальная культура. В этом смысле речь идет об универсуме культурного развития. Если угодно, это некий «кубик Рубика», грани которого можно вертеть по-всякому, собирая целостный куб. Эти грани не расторжимы. Равно как не расторжимы два цикла культурного развития, поскольку они – про одного принципиального субъекта развития.

В основание конфигуратора мы кладем идею, согласно которой каждая действительность большого цикла проходит в своем развертывании становление тех культурных форм, которые составляют субстрат малого цикла. Иначе говоря, действительность мифа не просто воспроизводится посредством механизма подражания образцу (базовой практикой), но в качестве образца субъект развития на данном этапе, то есть человек мифа подражает всем культурным формам малого цикла – вещи, имени, образу, понятию, символу. И также развертываются все остальные действительности большого цикла.

В целом конфигуратор развития можно представить в виде матрешки. В центре ее помещена самая центральная малая матрешка, зерно, сердцевина (в гетевском смысле «проторастение», прафеномен, как мы писали выше в главе 3, п. 3), означающая феномен личности. Это своеобразное «яйцо Кащея», в котором заключена его игла жизни (см. рис. 39).

Далее содержание развертывается из этого «яйца», выстраиваясь в первую действительность – мир мифа, образуя вторую матрешку.

В основании развертки кладется, как было описано выше в главе 3, п. 1, базовая практика мифа – подражание образцу. В качестве культурных форм берутся все формы малого цикла. В таком случае матрешка мифа разворачивается как процесс подражания сначала вещи как первой культурной форме. Затем происходит подражание имени-образцу, далее – подражание образу-образцу, подражание понятию-образцу, подражание символу-образцу. На этом первый круг большого цикла заканчивается.

Для удобства изобразим этот круг в виде ленты, помня, что ядро матрешки, феномен личности, находится в центре большой матрешки развития. Получается такая лента развертывания.

Феномен личности

Подражание вещи

Подражание имени

Подражание образу

Подражание понятию

Подражание символу


Ритуалы перехода

Алфавит

культурных форм

Рис. 40

Согласно выше приведенному изображению на рис. 31 (в главе 3, раздел 1), субъект развития подражает каждый раз очередному культурному образцу, который он снимает с взрослого культурного посредника.

Проходя весь круг мифа, субъект-подражатель тем самым проходит весь мир мифа в его саморазвертывании, через все культурные формы. Стрелки на рис. 40 означают ритуалы перехода, которые проходит подражатель, человек мифа. Результатом прохождения мира мифа является алфавит культурных форм, который собрал человек мифа в процессе прохождения в ритуалах перехода.

Почему алфавит?

Под алфавитом мы имеем в виду устойчивый культурный концепт, сформировавшийся в культуре как особая культурная константа (см. об этом в исследовании С.Г.Проскурина и Ю.С.Степанова [296]).

В данном исследовании вслед за немецким автором А. Дитерихом показано, что алфавит – это не просто некая последовательность букв в языке, знакомая каждому человеку с начальной школы. Алфавит есть форма, в которой запечатлен первый прецедент рождения и собирания мира.

Известно, что по-древнегречески буква означает стойхейон , одновременно означающая и первоэлемент, и стихию, из которой складывается и мир бытия, и мир языка. Алфавит выступает такой формой мира, который складывается, собирается, и про это ведется рассказ. Алфавит одновременно есть рассказ про складывание и рождение мира. Собирание (от древнегреческого , собирать и говорить) мира в космос, в порядок, собирание языка из букв-стихий и собирание конструктор из кубиков ЛЕГО – это действия одного образца.

Так вот, человек мифа собирает действительность мифа, подражая образцам, культурным формам, и собирает в единое целое по принципу алфавита, поскольку эта логика алфавита ему единственно подвластна. Не логика целевого действия, не логика рационально обоснованного действия, а логика шагов рождения по принципу алфавита.

Первые алфавиты – это рассказ о рождении мира.

Таким образом, алфавит – это исторически первый способ упорядочивания мира и одновременно его рождения в действии подражания божественным образцам.

Алфавит рассматривается человеком мифа как целое, как упорядоченная форма и как модель мира и одновременно как запись о рождении мира. Буква-стойхейон суть знак, элемент этой записи. Алфавит в целом – это имя мира.

Таким образом, алфавит – это не просто организация букв языка, это определенный конструкт, оформляющий мыследействие человека мифа, собирающий культурны формы в результате процесса подражания в некое упорядоченное целое.

Далее по кругу наслаивается новая матрешка, действительность деятельности, в основании которой, как мы писали выше, лежит практика трансцендирования, то есть выхода за пределы натуральных форм, осуществление сдвига и затем рефлексии по результатом этого деятельностного сдвига. Практически это означает целеполагающее действие с культурными формами малого цикла – действие с вещью, именем, образом и т.д. Что это означает? Это означает именно предметное освоение этих культурных форм, а не просто подражание как образцам в мире мифа.

Действие с вещью

Действие с именем

Действие с образом

Действие с понятием

Действие с символом


Рис. 41

Стрела означает осуществление трансцендентального сдвига, проделывая который субъект как бы формует свое деятельностное тело, предметно обрастает культурно-предметной плотью.

Чем отличается действие по подражанию культурной форме от целеполагающего действия?

Исходя из содержания главы 3.1., в которой мы описали механизм подражания, в действительности мифа для человека мифа важна фигура посредника, живого носителя образца, с которого человек мифа снимает образец действия. В мифе образец сидит на живом носителе. С него ученик калькирует образец действия с культурной формой.

В действительности деятельности культурная форма не калькируется, поскольку не сидит на живом носителе. Она всякий раз ставится как цель и строится субъектом развития в проектном залоге. В этом плане человек деятельности заново строит и осваивает культурные формы.

Далее, на третьем шаге цикла, накладывается новая матрешка, матрешка природы, состоящая из ряда идеальных объектов, поскольку базовой практикой в этом мире является практика построения и исследования идеальных объектов. Субъект развития здесь выступает в качестве составителя карт идеальных объектов. Он строит и исследует идеальные объекты. В качестве последних для него выступают культурные формы – вещь, имя, образ и т.д. То есть, он строит идеальную вещь, идеальное имя, идеальный образ и т.д.

Идеальная вещь

Идеальное имя

Идеальный образ

Идеальное понятие

Идеальный символ




Скачать документ

Похожие документы:

  1. Проблемы социализации современной молодежи содержание

    Реферат
    Актуальность темы исследования. Как это ни покажется парадоксально, но актуальность той или иной проблемы является производной в какой-то степени от усилий философии.
  2. Методика обучения изобразительной деятельности детей с проблемами в развитии Учебно-методический комплекс дисциплины

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс дисциплины разработан в соответствии с Государственным стандартом высшего профессионального образования. Содержит учебную программу курса, материалы к лекционным и практическим занятиям, методические рекомендации
  3. Проблемы и перспективы развития исторической информатики

    Анализ
    Анализ историографии последних лет показывает повышение интереса к теоретическим проблемам исторической информатики: осмыслению закономерностей и этапов ее развития, взаимодействия с другими областями научного знания, перспектив на будущее.
  4. Аннотация программ дисциплин гуманитарного, социального и экономического цикла

    Документ
    Целью изучения дисциплины является получение важнейших исторических знаний, появление системных представлений об историческом пути России с древних времен и до наших дней, понимание изменений, происходящих в России на протяжении исторического
  5. Проблемы предотвращения глобальных рисков, угрожающих существованию человеческой цивилизации

    Сборник статей
    О.В. Иващенко. Изменение климата и изменение циклов обращения парниковых газов в системе атмосфера-литосфера-гидросфера - обратные связи могут значительно усилить парниковый эффект.

Другие похожие документы..