Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
2. Кримінально-виконавчий кодекс України: Закон України від 11 липня 2003р. № 1129-ІV Верховна Рада України Відомості Верховної Ради України. – 200...полностью>>
'Документ'
…Чехия - Здесь горные массивы сменяются дремучими лесами и живописными равнинами Здесь зовут окунуться в историческое прошлое замки и грады… Здесь р...полностью>>
'Закон'
В настоящий Закон внесены изменениями и дополнения в соответствии с Законами РУ от 27.12.96 г., 26.12.97 г., 29.08.98 г., частью XVII Закона Республи...полностью>>
'Документ'
[Об истории психологической мысли, арт-терапии и формировании психологической готовности будущего учителя]. Народное образование. – 2004. – N 8. – С...полностью>>

Л. П. Ширеторова ассистент, аспирант кафедры уголовного права и процесса юридического факультета Бурятского государственного университета уголовно-процессуальные гарантии прав обвиняемого по закон

Главная > Закон
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Л. П. Ширеторова

ассистент, аспирант кафедры уголовного права и процесса

юридического факультета

Бурятского государственного университета

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ГАРАНТИИ ПРАВ

ОБВИНЯЕМОГО ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ

В сфере уголовно-процессуальной деятельности возможно наиболее существенное ограничение прав, свобод и законных интересов личности. Особую актуальность вопросы о гарантиях прав и законных интересов участников процесса, особенно обвиняемого, приобретают в связи с реформированием уголовно-процессуального законодательства. В связи с этим представляет интерес сравнительное исследование уголовно-процессуальных гарантий прав обвиняемого по уголовно-процессуальному законодательству Российской Федерации и Китайской Народной Республики.

В тоталитарном прошлом как России, так и Китая уголовный процесс использовался как орудие устранения оппозиции в политической борьбе, для массовых репрессий и расправ над инакомыслящими, что сопровождалось полным попранием прав личности. На современном этапе каждая из стран выбрала свой путь реформирования. Россия коренным образом изменила политическое устройство, Китай начал поэтапную либерализацию с сохранением социалистической правовой системы.

Демократические преобразования в Российской Федерации и Китайской Народной Республике потребовали реформирования уголовно-процессуального законодательства в сфере процессуальных гарантий прав личности. В связи с этим представляет научный интерес сравнительно-правовой анализ уголовно-процессуальных гарантий прав, законных интересов личности в Российской Федерации и Китайской Народной Республики.

Под гарантиями в уголовном процессе понимаются установленные законом средства и способы, содействующие успешному осуществлению правосудия, защите прав и законных интересов личности (1). При этом подчеркивается, что процессуальные гарантии не могут быть сведены к единственному процессуальному средству, они выступают в виде целостной системы (2). Уголовно-процессуальные гарантии включают процессуальные нормы, права и обязанности участников процесса, уголовно-процессуальную форму, процессуальное принуждение, процессуальные санкции. Путем сравнительно-правового исследования рассмотрим основы уголовно-процессуальных гарантий прав, законных интересов личности в Российской Федерации и Китайской Народной Республики.

Основополагающие нормы-принципы уголовного процесса, определяющие содержание других процессуальных норм, относятся к основным процессуальным гарантиям обвиняемого. Так, назначение российского уголовного судопроизводства, в соответствии со ст. 6 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее УПК РФ), двойственно. Во-первых, оно состоит в защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; во-вторых, оно проявляется в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Задачами Уголовно-процессуального кодекса Китай­ской Народной Республики (3) (далее УПК КНР) являются обеспечение точного и свое­временного раскрытия преступлений, правильное применение за­кона, наказание преступников, гарантирование, что ни один неви­новный не будет подвергнут уголовному преследованию, в том числе в целях защиты личных, имущественных, демократических и иных прав граждан.

В УПК КНР, как и в РФ, провозглашены в качестве принципов уголовного процесса принципы законности, осуществления правосудия только судом, языка судопроизводства, обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, презумпции невиновности, охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. В УПК КНР также отмечены принципы правосудия, закрепленные в России в Конституции РФ и в законодательстве о судебной системе: независимость судей, равенство всех перед законом и судом, гласность, участие представителей народа в отправлении правосудия.

Реформирование российского законодательства в свете основных конституционных прав граждан также привело к установлению в качестве основополагающих идей уголовного процесса следующих принципов: уважение чести и достоинства личности, неприкосновенность личности, неприкосновенность жилища, тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, состязательность сторон, свобода оценки доказательств, право на обжалование процессуальных действий и решений.

Обзорное сопоставление общих положений уголовного процесса РФ и КНР свидетельствует о более широком объеме процессуальных гарантий прав личности в законодательстве РФ. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ принцип законности включает положение, что общепризнанные нормы и принципы международного права являются частью национальной правовой системы и даже имеют приоритет. Общепризнанные нормы и принципы международного права, прежде всего, закрепляют международные стандарты соблюдения прав человека. Их содержат такие акты, как Всеобщая декларация прав человека, принятая 10 декабря 1948 г. III сессией Генеральной Ассамблеи ООН, Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г., ратифицированный СССР в 1973 г., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.; Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, принятые конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г.; Конвенция против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятая резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 39/46 19 декабря 1984 г.; Конвенция Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 г. и др. При этом нарушение прав личности при производстве следственного действия влечет признание всего полученного недопустимым доказательством.

В УПК КНР также реализован принцип законности, в том числе путем установления ст. 43 строгого запрета получать доказательства в виде вы­нужденного признания путем проведения допроса под пыткой, пу­тем использования угроз, сманивания, обмана, а также другими незаконными способами. Однако вопрос о приоритете международных норм над законодательными положениями в КНР не оговаривается. Принцип состязательности и равноправия сторон является основополагающим началом российского процесса, последовательная реализация которого нашла отражение во многих новеллах УПК РФ, таких как отмена права возбуждения дел судом, инициирования дополнительного расследования дел судом, обязательное участие государственного обвинителя по делам публичного и частно-публичного обвинения. В УПК КНР данный принцип напрямую не обозначается, хотя косвенно находит выражение в положениях ст. 3 – 8, 11 УПК КНР о распределении обязанностей между органами общественной безопасности, народной прокуратурой и народным судом, о предоставлении обвиняемому получения защиты. Состязательности и равноправию сторон противоречат такие положения китайского законодательства, как необходимость народного суда, народной прокуратуры и органов общественной безопасности взаимно координировать свою деятельность, действовать согласованно, ограниченные возможности участия защитника, возможность привлечения защитника к юридической ответственности за отдельные действия в помощь обвиняемому.

В ст. 9 УПК КНР установлен принцип языка судопроизводства. Граждане любой национальности обладают правом участия в процессе на языке своей национальности. Народный суд, народная прокуратура и органы общественной безопасности дол­жны предоставить переводчика участникам процесса, не владею­щим общепринятым в данной местности языком.

В районах компактного проживания национальных меньшинств либо в районах проживания многих национальностей судопроиз­водство должно вестись на общепринятом в данной местности языке, приговоры, объявления и другие документы должны быть состав­лены на общепринятом в данной местности языке. В условиях многонациональности в КНР необходимо обеспечить возможность защиты законных интересов лицам, не владеющим языком судопроизводства.

В РФ данный принцип получил свое законодательное закрепление в ст. 18 УПК РФ. Особенность уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации заключается в том, что оно ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик. В Верховном суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется только на русском языке. Государственным языком республики является тот язык, который определен таковым в соответствующем законодательстве этой республики. В ряде республик в качестве государственных провозглашены национальные языки. Статус данных языков соответствует статусу языка, общепринятого в определенной местности КНР.

Рассмотрим общее положение об охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. В ст. 11 УПК РФ установлено, что суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Вред, причиненный лицу в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование, подлежит возмещению по основаниям и в порядке, предусмотренном УПК РФ. Ст. 14 УПК КНР закрепляет обязанность народного суда, народной прокуратуры и органов об­щественной безопасности обеспечить участникам процесса осуществление ими в соответствии с законом своих процессуальных прав. Участники процесса вправе обжаловать нарушающие процессуальные права граждан и оскорбляющие их личное достоинство действия осуществляющих судопроизводство лиц, прокурора и следователя.

Для должностных лиц в РФ установлена обязанность не только обеспечить реализацию процессуальных прав, но и создать условия для этого путем разъяснения участникам процесса их прав. Если в УПК КНР отмечается только право обжаловать нарушающие процессуальные права граждан действия должностных лиц, что установлено отдельным положением и в УПК РФ, то российский законодатель сразу указывает на негативные последствия для государства в виде необходимости возмещения вреда в целях восстановления нарушенных процессуальных прав личности. Основные конституционные права личности в российском уголовном процессе ограничиваются только на основании судебного решения независимого суда. В КНР по-прежнему такие процессуальные действия санкционируются народной прокуратурой, что в меньшей степени гарантирует процессуальные права личности.

Освещение основных процессуальных гарантий прав личности в РФ и КНР позволяет сделать вывод о совпадении основных демократических положений, однако российское законодательство предоставляет больший спектр процессуальных гарантий, чем законодательство КНР.


  1. Куцова Э. Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе (предмет, цель, содержание). М., 1973. С. 17.

  2. Там же. С. 58-59.

  3. Уголовно-процессуальный кодекс Китайской Народной Республики принят на II сессии Всекитайского собрания народных представителей пятого созыва 1 июля 1979 г. с изм. от 17 марта 1996 г. // Современное законодательство Китайской Народной Республики / сост. Л.М. Гудошников. М.: Зерцало, 2004. 432 с.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа студенческой научно-практической конференции улан-Удэ 2008

    Программа
    Проректор по НИР, д.ф.-м.н., проф. А.С. Булдаев (председатель); начальник НИЧ, к.ф.-м н., доц. Б.Б. Дамдинов; отв. по НИРС БГУ, к.п.н. И.Г. Актамов; дир.
  2. Рабочая программа по курсу /дисциплине/: Криминология (опд. Ф. 22) для специальности: юриспруденция 030501. 65 (квалификация юрист)

    Рабочая программа
    Данная рабочая программа разработана на основе Государственного образовательного стандарта по специальности 030501.65 – «юриспруденция» и предназначена для изучения соответствующей учебной дисциплины слушателями, обучающимися по очной форме.

Другие похожие документы..