Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Примерная программа'
Примерная программа учебной дисциплины разработана на основе Федерального государственного образовательного стандарта (далее – ФГОС) по профессии нач...полностью>>
'Вопросы к экзамену'
Реформы Петра I в административной и судебной сфере. Отечественная культура XVIII в. «Уложенная комиссия» 17 7-17 8 гг. Наказ Екатерины II....полностью>>
'Доклад'
Публичный доклад подготовлен с целью широкой информированности общественности в вопросах образовательной деятельности школы, результатах и проблемах ...полностью>>

Министерство образования и науки Российской Федерации Московский педагогический государственный университет

Главная > Монография
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Министерство образования и науки Российской Федерации

Московский педагогический государственный университет

Е.В. Великая

Просодия в стилевой дифференциации языка

Издательство

Прометей

Москва

2008

Рецензенты:

доктор филологических наук, профессор Е.Л. Фрейдина

доктор филологических наук, профессор В.И. Шувалов

Научный редактор:

доктор филологических наук, профессор М.Я. Блох

Великая Е.В.

Просодия в стилевой дифференциации языка. Монография. – М.: «Прометей» МПГУ, 2008. -

Монография посвящена исследованию звучащего монологического текста. В центре внимания автора вопросы стилевой дифференциации монолога в двух видах коммуникации: в сценической и спонтанной речи. В книге освещаются вопросы порождения монологического текста, психологии его восприятия и интерпретации, а также роль просодии в его делимитации и формировании смысловой структуры. Особое внимание уделяется исследованию лексико-грамматических и фоностилистических особенностей сценического и спонтанного монологического текста.

Для филологов, преподавателей, студентов и аспирантов, интересующихся вопросами интонологии и для всех тех, кто хочет расширить свое представление о функционировании единиц английского языка.

ВВЕДЕНИЕ

Современный этап развития фонетики как науки характеризуется переносом акцента с фразовой просодии на просодию текста. В последние годы в лингвистической литературе немало внимания уделяется изучению этого вопроса, и большой вклад в его решение внесли А.М. Антипова, Ю.А. Дубовский, И.М. Магидова, М.А.Соколова, Р.М. Тихонова, Е.Л. Фрейдина и другие исследователи.

Настоящая работа посвящена анализу звучащего монологического текста в двух видах коммуникации: в сценическом монологе в жанре бытовой драмы и в спонтанном монологе, содержащем индивидуальное отношение говорящего к описываемым событиям и проблемам.

Данное исследование базируется на учении о стилевой дифференциации языка и фоностилях, а также на учении о тексте и его категориях. Дискурс в работе рассматривается как коммуникативный процесс, приводящий к образованию определенной структуры – текста, а также предполагающий анализ процессов производства и интерпретации текстов. Различия в порождении текстов в данном исследовании изучаются в контексте ситуации общения, мотивации и различных моделей их порождения, т.е. с точки зрения изучения процессов речеобразования. Сценический и спонтанный монологи как составные части коммуникативного процесса рассматриваются в качестве прагматически ориентированных текстов, имеющих целью оказание психологического воздействия на слушающих в форме убеждения и манипуляции.

Вопросы, затрагиваемые в данном исследовании, в той или иной степени были изучены в лингвистических работах Д.Х. Баранника, И.А. Зимней, Л.А. Киселевой, Л.В. Крыловой, Р.М. Тихоновой и других авторов. Особенность настоящей работы состоит в использовании многоуровневого подхода к изучению просодии как компонента стилевой дифференциации языка, а именно: в ней учитывается психолингвистический, функционально-коммуникативный и прагматический аспекты. В данной работе впервые проводится исследование по выявлению просодических характеристик тематико-смысловых центров монологов и экспрессивно выделенных участков и реализации воздействия в плане контрастивного анализа на материале звучащих монологических текстов разных интонационных стилей (фоностилей).

Совокупность просодических характеристик в зависимости от вида речи и контекста имеет модально стилистический характер, т.е. различные структурные варианты и модели сочетаемости микроединиц просодии. С учетом функциональной нагруженности и целеустановки коммуникативной ситуации и ее прагматической направленности они являются важным стиледифференцирующим фактором, который в данной работе относится к одному из важнейших релевантных параметров просодической структуры текста. Из сказанного следует, что просодическое оформление устного текста решающим образом зависит от его стилевой принадлежности и составляет часть стилевой специфики текста, участвует наряду со средствами других уровней языка в маркировании стилевой принадлежности текста.

Данная работа продолжает разработку просодии как компонента стилевой дифференциации языка. Она обосновывает соотношение просодии и смысловой структуры монологического текста, основываясь на теории диктемного строя языка М.Я. Блоха. Сравнение просодического оформления парных по тематике сценического и спонтанного монологов расширяет представление о варьировании просодических параметров в различных видах устного текста в зависимости от коммуникативной ситуации. В работе продолжена разработка статуса просодии в прагматически ориентированном звучащем монологическом тексте, что, на наш взгляд, вносит вклад в теорию прагмалингвистики. Автором внимательно изучены вопросы порождения и восприятия двух видов монологического текста и тем самым продолжены исследования в области психолингвистики и теории коммуникации.

Структурно книга состоит из двух глав. В первой главе рассматриваются теоретические основы исследования: понятие стиля языка и стиля речи, функциональные стили и фонетические стили; текст, его типы, особенности монологического текста; дискурс как процесс вербализации текста в контексте; вопросы психологии восприятия и интерпретации текста в дискурсе и прагматики текста; роль просодии в делимитации сценического и спонтанного монолога и формировании смысловой структуры текста. Вторая глава содержит анализ лингвостилистических особенностей сценического и спонтанного монологов с акцентом на фоностилистических особенностях двух видов текста.

Фоностилистический анализ, результаты которого приведены в данной работе, проводился на кафедре фонетики английского языка на факультете иностранных языков МПГУ, причем для получения большей точности результатов использовался аудитивный, электронно-акустический и компьютерный анализ обработки звукового сигнала в рамках программы «Speech Analyzer». Вследствие большого объема таблицы, содержащие результаты статистической обработки данных, в данное издание включены не были.

В целом, работа расширяет представление о функционировании английского языка, поэтому может представлять интерес не только для специалистов в области интонологии, но и для всех тех, кто интересуется вопросами современной филологии.

Автор выражает благодарность кафедре фонетики английского языка МПГУ за оказанную помощь в организации и проведении фонетического эксперимента (М.А. Соколовой, Е.Л. Фрейдиной, И.С. Тихоновой, О.Б. Тамбовцевой и др.), научному редактору профессору М.Я. Блоху за высказанные замечания и пожелания, редактору ГУ-ВШЭ Е.А. Рязанцевой и Директору МИЭФ ГУ-ВШЭ С.М. Яковлеву за проявленное участие в подготовке и издании данной книги.

ГЛАВА 1. СТИЛЕВАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ЯЗЫКА И ФОНОСТИЛИ

    1. Понятие стиля языка и стиля речи. Функциональные стили и

фонетические стили

Слово «стиль» (от латинского stilos), первоначально обозначавшее название палочки, которая использовалась для написания на навощенных таблицах, со временем расширило свое значение и стало означать не только орудие письма, но и манеру письма, способ изложения. В этом значении слово «стиль» было заимствовано европейскими языками и легло в основу учения о стилях речи и средствах языка – стилистики.

В работах по лингвистике под стилем обычно понимается:

  1. «разновидность языка, закрепленная в данном обществе традицией за одной из наиболее общих сфер социальной жизни и частично отличающаяся от других разновидностей того же языка по всем основным параметрам – лексикой, грамматикой, фонетикой» [ЛЭС, 1990:494]. В этом значении различают три наиболее крупных стиля языка: нейтральный, книжный (более «высокий») и разговорный (более «низкий») [Скребнев, Кузнец, 1960:8];

  2. система языковых средств и идей, характерных для того или иного литературного произведения, жанра, автора или литературного направления [Там же];

  3. общепринятая манера, норма речи, типизированный способ ее осуществления (например, научная лекция, судебная речь, бытовой диалог и т.д.);

  4. индивидуальная манера, способ, которым исполнен данный коммуникативный акт или произведение [ЛЭС,1990:494], характерная манера поведения, метод деятельности, совокупность приемов работы.

Для того чтобы вывести или принять для данной работы определение

стиля, необходимо определить понятия «язык» и «речь». Лингвистика долгое время пользовалась термином «язык» (langue), и только начиная с Ф. де Соссюра (начало ХХ в.) появилось понятие «речь» (parole). Однако оба эти понятия образуют единое явление, в то же время сохраняя принципиальные отличия. Так, язык – это система категорий (части речи, спряжение, склонение и т.д.), «система средств выражения» [Блох, 2004:27]. В самом деле, глагол, существительное, прилагательное – это абстрактные понятия, которые извлекаются из речи и постигаются разумом. Речь – это конкретное говорение, происходящее в звуковой или письменной форме, это все то, что говорится, пишется и воспринимается: бытовой разговор, выступление с лекцией, презентация и т.д., это «реализация выражения в процессе общения» [Там же]. Однако, как отмечают исследователи [Солганик, 2005:6], речь невозможна без языка, речь строится по законам языка, производится языком, представляет собой его воплощение, реализацию. Трудно не согласиться с Ф. де Соссюром, который писал, что язык одновременно и орудие, и продукт речи, т.е. он создает речь и сам создается в речи. Язык представляет систему, которая проявляется в речи, но между речью и языком, как замечают авторы, есть фактическая и структурная разница. В язык не входят индивидуальные особенности речи, индивидуальные отклонения от его норм, в язык не входят речевые произведения в целом, в том числе конкретные предложения. Как отмечал А.И. Смирницкий, «конкретные предложения, состоящие из определенных данных слов и имеющие определенное данное строение, являются, как таковые, как целые вообще единицами речи, а не единицами языка, так как они и представляют собой более или менее законченные и самостоятельные речевые произведения. Конкретные предложения, как правило, выступают не как средство общения, а как явление общения» … « какое либо слово есть одна и та же единица языка, сколько бы оно ни повторялось» [Смирницкий, 1954:13], т.е. в речи воспроизводятся одни и те же единицы языка.

Таким образом, между языком и речью, несмотря на их диалектическую связь (язык существует в речи), есть качественное и количественное различие (в речи языковые единицы повторяются). Как отмечает известный исследователь М.Н. Кожина [Кожина, 1962], эта разница отражается и на языковых стилях, и на речевых стилях. Другой лингвист, В.П. Мурат [Мурат, 1957:9] отмечает, что «вместо трех стилей языка постепенно складывается функциональное многообразие разных стилей речи, которые, в отличие от стилей языка, не отражаются в членении самой системы языка, но создаются в речи в результате применения языка в какой-либо сфере жизни». С другой стороны, у того или иного стиля, как отмечает М.Н. Кожина [Кожина, 1962:23], существует своя специфическая только для него насыщенность определенными языковыми средствами (например, художественное произведение, научная статья или газетная передовица), т.е. система языка как бы своеобразно разветвляется на определенные языковые единицы, иногда синонимичные другим и функционально окрашенные, иногда не синонимичные и функционально-стилистически окрашенные или без окраски. Таким образом, современные стили языка представляют собой ответвления или разновидности языка. Каждый из этих стилей не отражает в целом всю систему языка, что обусловлено целью общения в той или иной сфере деятельности. Это и создает разные совокупности языковых средств в различных (функциональных) стилях.

Данные рассуждения приводят исследователей к предположению о том, что существуют стили языка и стили речи. При этом стили языка отличаются один от другого качественным и количественным составом языковых средств. Стили языка представляют собой различные совокупности языковых средств в силу ограниченности их состава и разной концентрации, насыщенности каждого стиля определенными, наиболее характерными лишь для него языковыми средствами. Стили речи различаются между собой не только самим составом языковых средств и концентрацией специфичных для данного стиля языковых средств, но и разной степенью повторяемости этих средств и определенной последовательностью их употребления в той или иной сфере общения. Это, по мнению М.Н. Кожиной, и создает неповторимую окраску каждого речевого стиля [Кожина, 1962:24]. Таким образом, по мнению данного автора, со стороны состава языковых средств (качественная характеристика) соответствующие стили языка и речи не различаются между собой. Однако, количественно (в плане насыщенности, концентрации, частоты использования языковых средств) они различаются существенно.

Для уточнения данных понятий обратимся к определению В.В. Виноградова: «Стиль языка – это семантически замкнутая, экспрессивно ограниченная и целесообразно организованная система средств выражения, соответствующая тому или иному жанру литературы или письменности, той или иной сфере общественной деятельности (например, стиль официально-деловой, стиль канцелярский, телеграфный и т.п.), той или иной социальной ситуации (например, торжественный стиль), тому или иному характеру языковых отношений между разными членами и слоями общества» [Виноградов, 1946:225]. В такой формулировке стиль характеризуется не на основе какого-либо одного, а с учетом нескольких принципов: жанрового, функционального (в соответствии со сферой общественной деятельности), экспрессивно-стилистического и на основе характера отношений в общении людей. Определяя стилевую сторону речи и стиль, А.И. Пешковский в статье «Роль грамматики при обучении стилю» отмечал: «Мы будем разуметь под ним (стилем речи) пользование средствами языка для особых целей, добавочных по отношению к основной цели всякого говорения – сообщению мысли». В этой связи основным в понимании стиля мы считаем целенаправленность речи, т.е. принцип функциональный, а именно функционирование языка в той или иной общественной сфере человеческой деятельности.

Функциональный стиль языка, по определению В.В. Виноградова, - это «общественно осознанная и функционально обусловленная, внутренне объединенная совокупность приемов употребления, отбора и сочетания средств речевого общения в сфере того или иного общенародного, общенационального языка, относительно с другими такими же способами выражения, которые служат для иных целей, выполняют иные функции в речевой общественной практике данного народа» [Виноградов, 1955:73]. Отдавая должное общему вкладу В.В. Виноградова в становлении отечественной стилистики как науки, вслед за Ю.М. Скребневым отметим, что данное определение содержит противоречия.

Так, как указывает Ю.М. Скребнев, вызывает сомнение утверждение В.В. Виноградова об «общественной осознанности» стиля, так как большинством носителей языка (не лингвистами) тот или иной стиль квалифицированно не выделяется. Это общеизвестный факт. Кроме того, как указывает автор, данное определение практически отождествляет стиль со всей совокупностью возможных характеристик языковой формы текстов, порождаемых в данной сфере языкового общения. Оно не дифференцирует релевантных и нерелевантных характеристик стиля и не делает попытки вычленить собственный предмет стилистического исследования – провести границу между тем, что характеризует данный стиль, позволяя отделить его от другого, и тем, что характеризует вообще все стили и все тексты. Кроме того, мы согласны с мнением Ю.М. Скребнева о том, что вторая часть определения В.В. Виноградова скорее характеризует в тексте «неповторимую индивидуальность», тогда как задача стилистики в том, чтобы изучать индивидуальное в его связи с типовым; кроме того, нет необходимости также учитывать все формальные характеристики текста, не подразделяя их на существенные и несущественные и не отсекая последние [Скребнев, 1975:53-55]. Указанный автор дает свое понимание стиля, подчеркивая, что «стиль есть понятие дифференциальное: он представляет собой совокупность дифференциальных признаков, а не всех признаков вообще» [Там же]. Это, на наш взгляд, соответствует действительности, однако не является определением понятия «стиль», так как не выделяет предмет по существенному признаку. Таким определением стиля может стать определение, данное М.Я. Блохом: «Стиль – это система языковых средств, характерных для того или иного литературного произведения, жанра, автора или литературного направления; это – совокупность средств выражения с точки зрения их цели и эффекта; это – разновидность языка в конкретной сфере». Мы считаем это определение базовым для настоящего исследования.

Разные авторы выделяют разное количество функциональных стилей. Например, Г.Я. Солганик выделяет разговорно-обиходный, научный, официально-деловой, газетно-публицистический и художественный; М.Н. Кожина – официально-риторический, обиходно-деловой, научно-технический, публицистический и художественный. Подход Ю.М. Скребнева и М.Д. Кузнец несколько отличается от предыдущих – при выделении стилей в английском языке они используют более общее деление на «книжный» и «разговорный» стили, понимая под книжным не обязательно такой языковой стиль, который употребляется только в книгах и вообще в письменной форме речи, а такой, который отличается высокой степенью отработанности и наиболее полно отражает нормы национального литературного языка; применяется такой стиль в сфере деловой и общественной деятельности людей. Разговорным стилем указанные исследователи называют такой тип речи, который употребляется в обстановке, допускающей некоторые отклонения от образца литературной речи. Книжный стиль может находить применение не только в письменной речи, но и в устной, например, в ораторском выступлении, лекции, официальной беседе. С другой стороны, разговорный стиль применим не только в беседе частного характера, но и, например, в неофициальной переписке. Термины «книжный» и «разговорный» Ю.М. Скребнев и М.Д. Кузнец предлагают заменить на «литературно-отработанный» и «свободный» как более полно отражающие суть явлений. Литературно-отработанный стиль, по их мнению характеризуется строгим соответствием всех форм речи (словоупотребления, синтаксического построения, фонетического звучания) нормам национального литературного языка. Он существует в ряде своих функциональных разновидностей, а именно: публицистический (статьи, эссе), научно-профессиональный (доклады, научные статьи, учебные пособия) и официально-канцелярский (договоры, юридические документы, справки). Свободный стиль – это стиль повседневного языкового обихода. Ему присущи более свободное словоупотребление, более упрощенное синтаксическое построение, «неполный стиль» произношения. Разновидностями этого стиля являются литературно-разговорный (нормализованная лексика, нейтральная стилистическая окраска) и фамильярно-разговорный (отклонения от литературной нормы, употребление «сниженной» лексики, сленга; синтаксис характеризуется употреблением эллипса, вводных слов, небрежностью произношения).

По поводу вопроса о статусе языка художественной литературы и, соответственно, существования художественного стиля наравне с другими функциональными стилями ученые разделились на две группы: И.Р. Гальперин, Р.А. Будагов, Б.Н. Головин, М.Н. Кожина и др. отвечают на этот вопрос положительно, утверждая, что, во-первых, язык художественной литературы функционирует в особой сфере общественной деятельности – художественно-образной; во-вторых, они утверждают, художественный стиль отличается от других функциональных стилей русского языка особой эстетической функцией; в-третьих, художественный стиль отличается от других стилей характерной лексикой, хотя процент ее употребления, как и в любом другом стиле, невысок. По утверждению Г.Я. Солганика, каждый стиль располагает набором характерных слов и выражений, основная же масса слов в каждом стиле – это нейтральные, межстилевые слова, на фоне которых и выделяется характерная лексика и фразеология [Солганик, 2005:175]. Это утверждение, впрочем, не мешает указанному автору относить язык художественной литературы к художественному стилю. Другая группа авторов (В.В. Одинцов, Д.Н. Шмелев, В.Д. Левин, О.А. Крылова и др.) язык художественной литературы к художественному стилю не относит, считая, что он «принципиально разностилен» (В.Д. Левин); более того, языковые средства, используемые в художественных произведениях, различны, и берет их автор из «арсенала средств всего национального языка» [Крылова, 2006:59], в то время как во всех функциональных стилях широко используется система средств литературного языка и использование элементов из других стилей может восприниматься в качестве стилистического приема. Точки зрения о том, что не существует языковых средств, которые бы составляли систему средств, формирующих художественный стиль, придерживается также М.Я. Блох, утверждающий, что «сама художественно-литературная речь отражает в своих образных формах всю жизнь общества с его речью в бесконечных конкретных проявлениях. Такая специфика художественно-литературной речи, обусловленная общим назначением художественной литературы, требует установления этой речи и производящих ее языковых средств не в одном ряду с другими функциональными стилями, а в противопоставлении всем прочим типам, стилям и разновидностям языкового выражения. По самой сути художественной литературы в ее произведениях представлен весь сложный спектр строевых разновидностей языка в фрагментах, преломленных конкретными задачами каждого отдельного художественного произведения» [Блох, 2005:254].

Следует отметить, однако, что деление на функциональные стили в целом довольно затруднено в силу их изменчивости (характерные признаки могут быть описаны только для какого-либо периода развития языка) и взаимного проникновения и переплетения, особенно в живой разговорной речи. На это, кстати, указывал В.В. Виноградов, заметив, что стили, находясь в тесном взаимодействии, могут частично смешиваться и проникать один в другой.

Исследуя проблему функциональных стилей речи, лингвисты убеждаются в том, что важным дифференциальным показателем стилевой принадлежности является интонационная структура (О.С. Ахманова, О.С. Родионова и др.). Изучением экспрессивных свойств различных фонетических средств занимается фоностилистика. В ее задачу входит также создание классификации фонетических стилей и определение их сегментных и супрасегментных характеристик; определение фонетических характеристик, участвующих в передаче эмоционального состояния говорящих; выявление фоностилистических особенностей различных видов речевой деятельности, «выявление и системная инвентаризация различного рода звуковых и интонационных модификаций типов и видов устных высказываний в зависимости от экстралингвистических факторов» [Дубовский, 1978:3].

Фоностили не могут быть обособлены от функциональных стилей. При стилевой дифференциации речи фонетические средства могут выступать как основные, но могут также коррелировать с лексико-грамматическими средствами. Предполагается, что существует связь стилистических средств разных уровней языковой системы: фонетического, лексического, синтаксического, морфологического. Как отмечают исследователи, один и тот же функциональный стиль характеризуется, например, не одной тональностью («языковые средства, которые используются в определенной ситуации для определенных целей» [Фрейдина, 2005:99], а некоторым диапазоном тональностей, что, в первую очередь, влечет за собой изменения в реализациях фонетического уровня (Н.А. Портнова). Степень тональности определяется, как отмечает указанный автор, прагматическими задачами, которые решают стили. Диапазон тональности может варьировать в каждом функциональном стиле, но средний уровень тональности должен различать выделенные стили. Тональность определяет выбор слов, грамматических конструкций, фонетических средств. Таким образом, по мнению Портновой, фонетический стиль определяется фонетическим аспектом функционального стиля и тональностью, т.е. каждому функциональному стилю присущ соответствующий стиль произношения только через тональность.

Интерес к понятию «фоностиль» значительно возрос в последние годы. Разные авторы используют различные термины: «тип произношения», «стиль произношения», «произносительный стиль», «фонетический стиль» («разновидность совокупности фонетических средств всех уровней фонетической системы языка, свойственных речевому высказыванию в данной форме и в определенной речевой ситуации» [Гайдучик, 1973:7] и т.д. В настоящей работе принят термин «фонетический стиль» или «фоностиль», под которым мы понимаем совокупность сегментных и супрасегментных характеристик, используемых для выполнения определенных функций в конкретной сфере речевой коммуникации или «сегментные и супрасегментные средства, реализованные в конкретной экстралингвистической ситуации» [Теоретическая фонетика английского языка, 1991:19]. Данное определение фоностиля сходно с уже упомянутым, однако, на наш взгляд, оно носит более уточняющий характер. Ю.М. Скребнев среди факторов, влияющих на выбор говорящим языковых средств, называет: 1) характер обстановки данного речевого акта (официальная или нет, торжественна или непринужденна и т.д.); 2) отношения говорящего к адресату речи, т.е. учет степени близости между говорящим и слушающим; 3) осознание целей речевого общения – деловая, научное объяснение, передача эмоционального отношения говорящего к предмету речи. Ю.А. Дубовский приводит другое деление: объективные факторы речевой ситуации, не зависящие от собеседников, а именно: форма речи (монолог, диалог – односторонняя, двусторонняя, многосторонняя), вид речевой деятельности (говорение, чтение, цитирование), способ общения (прямоконтактный или с помощью технических средств), внешние условия общения (перед большой аудиторией или небольшой группой слушающих), стилистическая установка речевого акта (официальная-неофициальная) и др. Другие группы факторов зависят от говорящего или собеседника и определяются ими: их возрастом, социальным статусом, территориальной принадлежностью, степенью подготовленности говорящего (спонтанная, квазиспонтанная и подготовленная речь), профессией говорящего [Дубовский, 1983:15]. По мнению М.А. Соколовой, эти факторы делятся на две группы: стилеобразующие и стилемодифицирующие. Группа стилеобразующих факторов выражает стратегию говорящего и включает цель высказывания и тему. Каждый из вариантов предполагает выбор различных фонетических средств с целью осуществления эффективной коммуникации. Группа стилемодифицирующих факторов включает такие экстралингвистические факторы, как отношение говорящего к самой ситуации общения, к тому, что он говорит или слышит; форму коммуникации (монолог, диалог или полилог); степень формализованности ситуации и дискурса (формальная/неформальная). Здесь имеют значение такие дополнительные факторы, как социальный статус говорящих и характер публичности (публичная/непубличная речь); степень подготовленности (подготовленная/спонтанная речь) [Теоретическая фонетика английского языка, 1991:21]. Роль перечисленных факторов в производстве текстов различна: некоторые, например, степень подготовленности, играют решающую роль, другие (например, число слушателей) – второстепенную роль. Мы исходим из представления о том, что все стилемодифицирующие факторы взаимосвязаны и только их совокупность и определенное сочетание составляют фоностиль.

Известно, что перечисленные экстралингвистические факторы коммуникативной ситуации, участвующие в формировании фоностиля, коррелируют с различными фонетическими характеристиками (или просодическими средствами, просодическими компонентами), имеющими на уровне восприятия текста стиледифференцирующую роль. Разные авторы выделяют различные наборы таких средств. Так, у И.В. Арнольд это «высота тона, длительность произнесения, громкость, ускорение и замедление, вообще темп речи, разрывы в произнесении, паузы, расстановка более или менее сильных смысловых и эмфатических ударений» [Арнольд, 1973:250]; О.С. Родионова выделяет «ударение, мелодику, темп и тембр, а также паузы» [Родионова, 2001:16]; Ю.А. Дубовский – «тон (мелодику), громкость, темп и тембр» [Дубовский, 1983:17]. М.А. Соколова намечает следующие средства: «делимитация, акцентуация смысловых центров, а также тональные изменения: тональный диапазон, тональный уровень и направление движение тона, громкость произнесения, темп речи (который включает скорость произнесения и паузы), ритм, тембр и другие компоненты интонации [Теоретическая фонетика английского языка, 1991:29-30]. Если рассматривать эти компоненты более подробно, то можно отметить, что делимитация (членение) письменного и устного текста, по мнению лингвистов, осуществляется по-разному и характеризуется различным набором просодических параметров, но конституирующие их элементы совпадают. Так, абзацу в письменной речи соответствует фоноабзац, предложению – фраза, а синтагме – интонационная группа. Акцентуация или ударение существует в качестве факта супрасегментного фонологического уровня и служит для «выделения в речи той или иной единицы в последовательности однородных единиц с помощью фонетических единиц» [ЛЭС, 1991:530]. Различают фразовое ударение, которое призвано квантировать текст на высказывания. Оно носит фиксированный характер, всегда выделяя последнее слово высказывания. Фразовое ударение это компонент общего интонационного контура высказывания, за которым закреплена делимитативная функция. Смысловое. или логическое ударение, представляющее собой «увеличение силы выдоха при произнесении слова или нескольких слов, которые в данном высказывании являются главными по смыслу и вводят новые для данного контекста понятия. Логическое ударение может стоять на любой части речи» [Арнольд, 1973:251]. Словесное ударение – это экспираторное выделение отдельных частей слова; его лингвистическое значение состоит в выявлении смысла высказывания. Тактовое ударение является ритмическим по природе и основывается на повышении и понижении тона и паузах. Оно способствует правильному пониманию текста, во многом определяет порядок слов в синтагме и, занимая конечную позицию, выступает в роли одного из пограничных сигналов синтагмы [Черемисина, 1982]. Под тональными изменениями в лингвистике на уровне восприятия понимается мелодика, которая имеет огромное лингвистическое значение, выполняя как грамматическую, так и эмоциональную функции: различение предложений по цели высказывания, сообщение информации и высказывание отношения к ней. Семантические центры представляют собой часть фразы или предложения, имеющую в своем составе терминальный тон (ядро и заядерную часть) и несущую основную смысловую нагрузку. В современном английском языке в рамках научной школы кафедры фонетики английского языка МПГУ выделяют восемь типов терминальных тонов: низкий (средний) нисходящий, высокий нисходящий; низкий восходящий, средний (высокий) восходящий; восходяще-нисходящий; нисходяще-восходящий; восходяще-нисходяще-восходящий; ровный тон [Теоретическая фонетика английского языка, 1991:152]. Каждый из перечисленных тонов на перцептивном уровне имеет свое значение. Так, для низкого нисходящего – это серьезность, категоричность, сдержанность; для высокого нисходящего – заинтересованность, легкое удивление, участие, в зависимости от коммуникативного типа предложения; для низкого восходящего – скепсис, неодобрение, презрение; для высокого восходящего – недоумение, неодобрение, переспрашивание; для нисходяще-восходящего – озабоченность, насмешка, упрек; для восходяще-нисходящего – благоговение, вызов, враждебность, в зависимости от коммуникативного типа предложения; для ровного тона – незавершенность (для всех типов предложения). В данной научной школе во внимание принимается также тональный уровень (высокий, средний, низкий) и тональный диапазон (нормальный, широкий, узкий). Кроме того, каждая такая интонационная структура может состоять как из одного терминального тона, так и включать в свой состав различные типы шкал: понижающуюся (ступенчатая, скользящая, скандентная), повышающуюся (восходящая, поднимающаяся) и ровную шкалу. Темп является важным стиледифференцирующим компонентом интонации. Его лингвистическая нагрузка состоит в выражении различной степени важности речевого отрезка для говорящего. Темп также признается лингвистами ведущим, определяющим параметром при делимитации текста. Под паузой в интонологии понимается перерыв в фонации. Лингвистическая нагрузка пауз значительна: они не только являются универсальным средством членения, но также и осуществляют связи между интонационно-смысловыми единицами. По длительности выделяют очень короткие, короткие, средние, длительные и сверхдлительные паузы. Под ритмом понимается «повторение одного и того же события через равные промежутки времени» [Гумовская, 2002.:6] или «всякое равномерное чередование, например, ускорения и замедления, ударения и неударных слогов и даже повторение образов, мыслей и т.д.» [Арнольд, 1973:267]. Ритм основан преимущественно на повторе образов, тем и других крупных элементов текста, на параллельных конструкциях и т.д. Лингвистическое значение ритма, как и громкости, состоит в акцентуации одних слов, мыслей, чувств и нейтрализации других. Тембр – это качественная характеристика голоса или его окраска. Он принимает участие в оформлении фразы, причем преимущественно эмоционально-оценочных типов высказываний [Бондарко, 2002]. Лингвистическое значение тембра состоит в том, что он выражает отношение говорящего к коммуникативной ситуации, к предмету высказывания; тембр также помогает раскрыть взаимоотношения между говорящими. В комбинации с невербальными кинесическими средствами тембр является маркером отношения или эмоции. «Когда говорят «Это было сказано с гневом в голосе», или «с радостью в голосе», или «со страхом в голосе» и т.п., то имеют в виду тембровую окраску произношения» [Зиндер, 1960:292].



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Министерство образования и науки российской федерации московский государственный областной университет материалы

    Документ
    Материалы международной научной конференции «Первые Левитовские чтения в Московском государственном областном университете. 24 апреля 2006 года». – М.
  2. Министерство образования и науки российской федерации московский государственный университет дизайна и технологии

    Документ
    О проведении Всероссийского конкурса научно-исследовательских работ студентов и аспирантов в области технических наук в рамках Всероссийского фестиваля науки
  3. Министерство образования и науки российской федерации федеральное государственное научное учреждение

    Реферат
    Разработка информационно-аналитических материалов осуществлены по заказу Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках Государственной программы «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006-2010 годы».
  4. Министерство образования и науки российской федерации (23)

    Документ
    Федеральный государственный образовательный стандарт разработан в порядке, определенном Правительством Российской Федерации, Учебно-методическим советом по журналистике Учебно-методического объединения по классическому университетскому образованию с
  5. Министерство образования и науки Российской Федерации (8)

    Документ
    Сводные данные (план) международных научно-технических мероприятий издаются в виде брошюр с 1986г. и рассылаются по министерствам, ведомствам и организациям, региональным центрам России и др.

Другие похожие документы..