Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Мутациялар – эволюцияның материалдық қайнар көздері. Келесі ұрпақтарда тұқым қуалайтын өзгерістер туғызатын мутациялар организмдердің қасиеттерін, бе...полностью>>
'Документ'
«Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению или указанию своей национальной пр...полностью>>
'Литература'
Учебное пособие для менеджеров гостиничных предприятий содержит современные практические инструменты организации управления персоналом гостиницы, вкл...полностью>>
'Методические указания'
Гостенков, П.А. Темы курсовых работ по истории и методологии химии, химической технологии и биотехнологии [Текст]: Методические указания / П.А. Госте...полностью>>

Н. Н. Карнаухов Редакционная коллегия (2)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ПРОЦЕССЫ

УДК 342.1/502.62

НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ РОССИИ В ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ

ПРОТИВОДЕЙСТВИИ ТЕРРОРИЗМУ

А. В. Давыдов

Ключевые слова: противодействие терроризму, интеграционные ценности,

национальные интересы России

Key words: counter-terrorism, integration values, national interests of Russia

Дано аналитическое обоснование возможности не только силовых способов, но и информационно-идеологических и социально-экономических средств противодействия терроризму. При этом центральной категорией является дефиниция сбалансированных национальных интересов России, реализация которых в полной мере способна привести к формированию в обществе единого понимания интеграционных ценностей и интересов в обществе, затем к созданию действенных механизмов экономико-идеологического противодействия терроризму в России.

Importance of national interests of Russia in ideological counteraction to terrorism. Davydov A. V.

This work is devoted to the analytical substantiation of possibility to apply not only power methods, but also information-ideological and social-economic means of counteraction to terrorism. In this case a central category is a definition of balanced national interests of Russia, realization of which is capable in-full to lead to formation in a society of common understanding of integration values and interests in a society, and then and to creation of effective mechanisms of economic-ideological counteraction to terrorism in Russia.

Современные условия мирового порядка зачастую диктуют вектор политических действий государствам мирового сообщества и Российская государственность в этом процессе не есть исключение. Ибо в фундаментальном плане задача Российского государства – это формирование и реализация интересов этносов, населяющих её территорию при любой международной обстановке; при этом главное условие и потребность – обеспечение защиты интересов народа от постоянно присущих в условиях глобализации вызовов и угроз национальной безопасности. Особенно заметно присутствие государства как гаранта реализации национальных ценностей и потребностей многонационального социума именно в кризисные моменты истории. Между тем, потребность народа в сохранении этнической общности, в устойчивости общественных и государственных институтов и в обеспечении национальной безопасности есть основание жизненно необходимого минимума, согласно которому представляется сущность идеи государства оправдываемой. Ибо сама идея необходимости государственного обустройства основана на потребности в безопасности, которая, в свою очередь, зависит от геополитического окружения государства, традиций и культуры, духа народа и его ценностей, экономического развития, то есть оттого, что обеспечивает его национальную независимость и безопасность. Более того, в Концепции национальной безопасности РФ зафиксировано, что национальные интересы России представляют сбалансированное соотношение жизненно важных интересов личности, общества и государства в качестве достаточного условия развития и безопасности страны. Концептуальная парадигма дефиниции «национальный интерес России», посредством данного выше определения, обладает принципиальным значением. В этом случае сам национальный интерес предстает в чистом виде и позволяет всеобщим взглядом узреть суть понятия «национально-государственное единство», объединяющее граждан Российской Федерации безотносительно к их национальной принадлежности, вероисповеданию, степени социализации и положению в обществе.

Итак, национальные интересы имеют степень истинной национальной необходимости. Реализовать которые иногда мешают реальные и потенциальные преграды, но они постоянно являются главным мотивом государственного управления. По определению И. А. Ильина, государство имеет дело «исключительно с общим, всенародным интересом; ибо частный и личный интерес граждан может постольку приниматься в расчет, поскольку он... может быть воспринят и истолкован как общий интерес и всенародный»[1]. Результативное воплощение в жизнь национальных интересов предполагает баланс сил, при гарантии признания прав меньшинства, гласности демократических процедур всех ветвей власти, то есть все то, без чего не приемлемы идеи правового государства и институты гражданского общества. В работе «Философия политики» Э. А. Поздняков определяет национальные интересы как согласованные потребности всех членов реализованных посредством общественного консенсуса, объединяющие «в единое целое совершенно разных во всех отношениях людей и существование народов, наций, государств как неких единых образований» [2]. Схожие взгляды можно обнаружить в статье И. Г. Яковенко «От империи к национальному государству (Попытка концептуализации процесса)», который определяет национальные интересы как «диалог внутри общества в ходе формирования концепции интересов» [3].

Национальной идеологии нужно быть представленной и на уровне политической концептуализации национальных интересов, поскольку при такой форме проявления образуется сильный интегративный заряд, позволяющий нации оберегать свою социальную и культурную идентичность, равно как и оперативно реагировать в возможных ситуациях. От артикулированных в политическом процессе национальных интересов зависит историческая проспекция государственности и судьбы народа. По адекватности сформированных интересов, отвечающих на вызовы и угрозы национальной идентичности и государственной безопасности, возможно, судить о развитости не только государственных институтов и политических процессов, но и об отведенной в политических отношениях роли национальным интересам. Поэтому понимание таких категорий, как национальные интересы и национальная безопасность – дело единого подхода. Поскольку рассмотрение одного без другого – неполноценных анализ, так как не имея, например, представления об национальных особенностях понимания интересов, трудно переходить к их защите, то есть безопасности, и наоборот, невозможно разработать какую-либо программу обеспечения безопасности государства без точного представления об интересах общества и государства. Например, американский исследователь W. Lippmann в работе «U.S. foreign policy» отмечает, что «нация обеспечивает свою безопасность, когда она не жертвует своими законными интересами для избежания войны» [4,8]. В работе «U.S. defence planning. A critique» J.M Collins отмечает, что «национальная безопасность – это меры, принимаемые страной или коалицией стран для охраны их интересов от любого рода неблагоприятных воздействий внешних или внутренних» [5].

Обратимся к анализу российской социально-политической действительности. С объективной точки зрения легко видеть, что в обстановке начала 90-х, когда контроль государства за процессами иностранного присутствия оставлял желать лучшего [6], когда стала возникать конфликтная ситуация на Кавказе под влиянием иностранного капитала, всё процессы усугубились. Это было возможно, поскольку после утраты власти руководством коммунистической партии и череды парадов суверенитетов в бывших республиках СССР, рухнула былая система обеспечения государственной безопасности. При этом в кавказских республиках стали возникать радикальные желания выйти из состава РСФСР и построить внутри территории РСФСР новое государство. Естественно, центральное положение здесь занимала именно «идеология» сепаратизма и терроризма, для реализации которой, при финансовой поддержке иностранных компаний, следовала вахабитская деятельность, направленная на подрыв мирового влияния России, запугивание и уничтожение её нации. При этом, «идеология» терроризма есть явление многоплановое, цели же которого выразимы посредством создания в обществе состояния страха и неуверенности в способностях органов власти обеспечить безопасность. Между тем, в массовом сознании формируется представление, что появление международного терроризма – дело рук западных цивилизаций (можно вспомнить о поддержке в 80-90-е гг. афганского «Талибана», «Аль-Каиды» странами Европы и США [7]), развязывающих экспансию собственных ценностей под предлогом глобальной безопасности и борьбы с экономической отсталостью [8]. Эта идея довольно быстро распространилась посредством механизма влияния СМИ на стереотипы мышления рядового населения. При этом уже давно в массовом сознании бытует представление, что все кавказцы – враги и негодяи, а может и потенциальные террористы. Только на основании этого можно предположить, что «кавказский терроризм» есть идеологически циничная форма иностранной борьбы с народом России. При этом известный «доброжелатель» России Бжезинский, неприлично называет Россию главной «разменной» картой американской политики. Здесь, например, можно только предложить каждому проанализировать цитату В. А. Кутырева: «Растеряв немалый нажитый Советским Союзом, несмотря на идейные расхождения, авторитет в мусульманском мире, да и у всех других культур, мы при такой политике объективно будем таскать каштаны из огня для чуждых нашему народу сил. В результате Америка выступает для радикальных мусульман Большим Шайтаном, России могут отдать роль второго по значению упоминаемого в Коране дьявола – Иблиса. Но жертвой борьбы Россия может стать первой. С Иблисом справиться легче» [8]. Естественно, при создании внутриконфликтной и этноконфессиональной борьбы, в том числе при установлении технологий информационной войны, будущее России предопределено – распад. Не последнюю роль здесь могла сыграть национальная вражда на Кавказе, а затем в Сибири и на Дальнем Востоке.

Возвращаясь к событиям 90-х годов, стоит заметить, что и социально-экономическая обстановка во многом содействовала росту недовольства федеральной властью, только формы этого недовольства, видимо, были разными. Если говорить конкретно, отсутствие внятной политики и реализации социальных потребностей привело к падению уровня жизни, отсутствию занятости и средств к существованию, что тоже явилось основой для иностранного капитала, желающего сеять конфликтогенную и террористическую опасность. Получается следующий парадокс, что финансирование народа Российской Федерации в кавказских республиках практически стало осуществляться иностранными компаниями. Условие такого финансирования – эскалация вооруженных конфликтов, наркотрафик и террористические атаки на города России. Конечно, может сейчас казаться, что в кавказских республиках никогда не было производства, а жили этносы только захватами и бандитизмом. Это далеко не так. Понятно, что и при советской власти кавказские республики были мало индустриальными, но идеология равенства всех народов СССР, возможность свободного межкультурного взаимодействия и главное – строгая система государственной безопасности способствовали поддержанию стабильности и даже развитию, например, в республике Дагестан был один из самых высоких процент рождаемости в СССР. Безусловно, что индустрия республик была представлена фактически нефтедобычей, алкогольной и легкой промышленностями, агросферой, но всё это требовало рынков сбыта. При засилии иностранными товарами рынка в 90-е и эти отрасли сдали убыточными, так как транспортные расходы снижали рентабельность, а демпинг цен иностранных компании диктовал свои реалии. Поэтому сложилась ситуация, когда единственным выходом оставалась надежда на федеральный центр – дотации, а экономическое положение молодого российского государства было финансово несостоятельным, этим воспользовались идеологи терроризма, глобальная цель которых состояла в планомерном развале России.

Между тем, в российском обществе возникла проблема этноконфессиональной неприязни к жителям Кавказских республик в России. На Кавказе, в силу исторической памяти (Кавказских войн, репрессий Сталина), отношение к русским стало, мягко говоря, не совсем корректным. В этой своего рода сложной ситуации не последнюю роль сыграло то, что формальная политика 90-х гг. центра по отношению к кавказским республикам не принесла результатов в экономике, более того, уровень социального расслоения общества по всей России достигал не ведомых в советские годы процентов. Естественно, этим воспользовались иностранные террористические компании, которые на религиозной и экономической основе стали производить символические подмены у коренного населения, выдавая свои идеи за воззрения из религиозных источников, и на этноконфессиональной почве заставляли бороться за освобождение. Понятно, главная цель терроризма – это распад российского государства, даже силами недоверия народа к власти, неспособной обезопасить своих граждан. При этом механизмы террористической, необъявленной войны не требовали больших затрат, но приводили к результатам. Очевидно, что теракты при незначительном ресурсе приводят к сеянию межкультурного конфликта и созданию неприязненного отношения к выходцам из Кавказских республик, но не именно этого ли добиваются идеологи ваххабизма и сепаратизма?

Обращаясь к средствам противодействия идеологии терроризма, можно выделить становление объективных интересов нации; информационная пропаганда равенства интересов европейского центра и малых народов Кавказа, Сибири и Дальнего Востока (именно идеологическая общность способна разрубить корни интервенционного террора).

Невозможно представить правоверного мусульманина, нарушающего закон своего народа. Народ нужно представлять единым образом, не различая на национальные и конфессиональные признаки отличия. Это как раз задача СМИ сформировать представления, что граждане кавказских республик такие же россияне, как москвичи и сахалинцы. Естественно, что такая программа возможна при воссоздании социально-экономического благополучия в регионах, особенно, на Кавказе. Создание рабочих мест, восстановление промышленности и строительство новых объектов по всей России должно стать, в том числе и делом жителей Кавказа, всегда славящихся трудолюбием и умением работать на совесть.

Особенно, приоритетным было бы в согласии, с представлениями горских идеалов, привлекать к охране национальных границ представителей кавказских этносов, издревле верой и правдой служивших России и императору. Для того, чтобы полностью исключить терроризм, необходима сбалансированная политика по информационному противодействию иностранным компаниям, которые подрывают механизмы социального взаимодействия своим влиянием, стремясь дестабилизировать политику Российской Федерации.

Не последнюю роль могли бы сыграть механизмы информационного «вливания» информации в зарубежные СМИ о социальных изменениях. На Кавказе, например, об открытии новых промышленных объектов, об улучшении социальных условий жизни, о предотвращении проникновения иностранных боевиков силами горцев, способных защитить не только себя, но и Россию, которую они любят, потому ей и служат. Это бы привело к притоку «позитивного» иностранного капитала и росту инвестиций в нашу экономику.

Конфессиональная идеология способна возродить истинные ценности, конечно, не будет орудием борьбы с русскими, ибо при адекватной расстановке в реализации национальных интересов всех членов российского общества, место религии лишь как механизма духовной консолидации наций, а не идеологической «обработки» террористов. Следует понимать, что с индивидуальными отступниками необходимо бороться посредством планомерных силовых операций, направленных на уничтожение террора и привлечение к ответственности идеологов и исполнителей. Хотя и при условии стабильного и достойного уровня жизни, экономической занятости, духовно-нравственного воспитания и религиозного просвещения, только наполовину удастся избавиться от идей терроризма, поскольку полностью исключить всё-таки это явление не удастся до тех пор, пока не будут функционировать технологии адекватных ответов международному терроризму, стремящемуся дестабилизировать мировую обстановку.

Подводя итоги, стоит отметить, что внутриполитическая задача России заключается в борьбе с терроризмом при помощи силовых методов, без чего пока невозможно обойтись. Но так же нужно продолжать начатое восстановление социально-экономических основ во всех секторах народного хозяйства, параллельно развивать идеологическую пропаганду дружбы народов России и идеалов духовного дополнения народами России друг друга. Глобальная внешнеполитическая задача России – в короткие сроки восстановить былой при СССР в мусульманском мире авторитет, что позволило хотя бы скорректировать мировой баланс сил, и тем самым Россия смогла бы обеспечить своё присутствие в идеологии миропорядка ХХI века.

Список литературы

  1. Ильин И. А. О сопротивлении злу // Новый мир. 1991. - № 10. - С. 202.

  2. Поздняков Э. А. Философия политики: В 2 ч. Ч. 2. - М, 1994. - С.81.

  3. Яковенко И. Т. От империи к национальному государству (Попытка концептуализации процесса) // Полис. 1996., № 6. - С. 121.

  4. Lippmann W. U. S. foreign policy. New York: Mc. Grow-Hill, 1953.- P. 8

  5. Collins J. M. U. S. defense planning. A critique. Boulder, Colorado: West-view Press, 1982. - P. 309.

  6. Стригин Е. М. От КГБ до ФСБ (поучительные страницы отечественной истории) кн. 1 (от КГБ СССР до МБ РФ). - М., 2003.

  7. Кутырёв В. А. Столкновение культур с цивилизацией как причина и почва международного терроризма. // Век глобализации. 2009., № 2. - С. 92-102.

Сведения об авторе

Давыдов Александр Владимирович, аспирант кафедры политологии и политического управления, Кубанский государственный университет, Краснодар,

Davydov A.V., post-graduate student, Department of political science and political management, Kuban State University, Krasnodar,

_______________________________________________________________________________________

УДК 35

УЧАСТИЕ НАСЕЛЕНИЯ В ПРИНЯТИИ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ОРГАНАМИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

И. А. Курашенко

Ключевые слова: местное самоуправление, муниципальные органы власти,

социальная ответственность

Key words: local self-government, municipal power bodies, social responsibility

Анализируются проблемы взаимодействия местных органов власти и населения, выявленные в ходе авторского экспертного опроса представителей органов муниципального управления.

Public opinion in making managerial decisions by local self-government bodies. Kurashenko I.A.

The problems of local authorities and population interrelations revealed in the course of the author’s expert poll of the municipal management bodies representatives are analyzed.

На современном этапе особую актуальность приобретают вопросы повышения эффективности взаимодействия органов местной власти и населения. Именно на местном уровне происходит тесное соприкосновение интересов социума и государства. В зависимости от того, насколько оптимально будут построены эти взаимоотношения в каждом отдельном муниципальном образовании, будет зависеть доверие граждан к руководству своей страны.

Для выявления проблем взаимодействия местных органов власти и населения, автором статьи проведен экспертный опрос (38 человек). В числе опрошенных: руководители общественных организаций и объединений, ответственные исполнители органов местного самоуправления г.Тюмени и административных округов, представители политических партий, члены постоянной комиссии по городскому самоуправлению Тюменской городской думы.

Респондентам был предложен ряд вопросов, направленных на выявление проблемных областей, которые эксперты рассматривают в качестве наиболее значимых препятствий для взаимодействия органов местного самоуправления и населения.

С целью выявления зависимости принимаемых органами власти решений от общественного мнения, экспертам был задан вопрос: «Какой из муниципальных органов власти в большей или меньшей степени руководствуется мнением населения при принятии решений?» (табл. 1).

Таблица 1

Распределение ответов экспертов на вопрос «Какой из муниципальных

органов власти в большей или меньшей степени руководствуется мнением населения при принятии решений?»,%

Орган власти

Постоянно

Иногда

Никогда

Затрудняюсь

ответить

Администрация города

и ее подразделения

15,8

15,8

63,2

5,3

Управы округов

31,6

50,0

0,0

18,4

Городская дума

13,2

26,3

39,5

21,1

Квартальные

50,0

31,6

13,2

5,3

Участковые

уполномоченные

7,9

55,3

28,9

7,9

Среднее

23,7

35,8

28,9

11,6

Полученные результаты позволяют сделать вывод о том, что органы местного самоуправления в целом, по мнению экспертов, не учитывают общественное мнение при принятии решений. В большей степени эти высказывания распространяются на администрацию города (63,2%) и городскую думу (39,5%).

Опрошенные эксперты положительно оценивают работу квартальных с точки зрения ориентации на общественное мнение при принятии решений. Примечательно также, что управы административных округов не упоминаются респондентами как органы власти, игнорирующие общественное мнение.

О необходимости учета мнения населения свидетельствуют ответы респондентов на вопрос: «Способно ли мнение населения влиять на процесс принятия решений органами муниципальной власти?». С точки зрения 57,6% опрошенных общественное мнение может оказывать воздействие на процесс принятия решений. Еще 21,7% считают такое влияние возможным, но не существенным. При этом лишь 21% респондентов убеждены, что общественное мнение не в состоянии оказывать воздействие на местную власть. Подобная точка зрения является преобладающей среди представителей объединений предпринимателей, что объясняется наличием более критических оценок среди этой группы экспертов (рис. 1).

Рис. 1. Ответы респондентов на вопрос о степени влияния общественного мнения

на принимаемые местными органами власти решения, %

По мнению автора, налицо противоречие между фактическим и требуемым состоянием в сфере взаимодействия органов муниципальной власти с населением. Одной из причин такого состояния, на взгляд автора, является низкая степень социальной ответственности муниципальных служащих. Отвечая на вопрос: «Как вы могли бы оценить степень социальной ответственности муниципальных служащих?», лишь треть респондентов (34%) оценила ее как высокую (рис. 2).

Рис. 2. Ответы респондентов на вопрос о степени социальной ответственности

муниципальных органов власти

Фундаментальной причиной сложившейся ситуации является неразвитая система институтов и способов взаимодействия, волеизъявления и осуществления общественного контроля над деятельностью органов местного самоуправления.

Экспертный опрос показал, что наиболее действенным способом организации взаимодействия между органами власти и обществом является проведение совместных консультаций, а также общественная экспертиза принимаемых органами власти решений (рис. 3).

Рис. 3. Частота упоминания респондентами наиболее предпочтительных способов взаимодействия органов власти и общества, ед.

Подводя итог, автор делает вывод о наличии в действующей модели взаимодействия населения и органов местного самоуправления черт переходной модели, что, безусловно, следует рассматривать как позитивный факт.

Администрацией г.Тюмени проводится работа по налаживанию коммуникационных каналов. Как отмечают эксперты, совместные консультации и общественные экспертизы будут способствовать развитию взаимоотношений власти с населением. Кроме того, для исполнения муниципальных функций по организации рассмотрения обращений и уведомлений граждан структурными подразделениями администрации г.Тюмени разработаны административные регламенты. Они способствуют повышению результативности, открытости и доступности исполнения своих функций, создания комфортных условий для участников правоотношений, возникающих при их исполнении.

Вектор дальнейшего развития местного самоуправления следует рассматривать не только с позиции баланса интересов различных социальных групп и институтов власти, но и с точки зрения адекватного взаимодействия населения и органов муниципальной власти на основе коммуникативной парадигмы. Тем самым будет обеспечена социальная ответственность власти, а различные социальные группы обретут возможность отстаивания своих интересов и удовлетворения потребностей за счет более широкого инструментария.

Сведения об авторе

Курашенко Игорь Анатольевич, соискатель кафедры маркетинга и муниципального управления, Тюменский государственный нефтегазовый университет, доцент кафедры государственного и муниципального управления Тюменского государственного архитектурно-строительного университета, тел.: 89044924003

Kurashenko I. A., applicant for a scientific degree, Department of Marketing and Municipal Administration, Tyumen State Oil and Gas University, phone: 89044924003

_______________________________________________________________________________________

УДК 334



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Н. Н. Карнаухов Редакционная коллегия (1)

    Документ
    Рассматривается проблема формирования правовой культуры личности на современном этапе развития России. Приводятся результаты авторского исследования современного состояния правовой культуры в России.
  2. Редакционная коллегия: Т. Б. Мильруд (гл ред.), С. Д. Дробышевская (составитель) Скажи наркотикам нет : рек список лит. / Дальневост гос науч

    Документ
    Скажи наркотикам – нет : рек. список лит. / Дальневост. гос. науч. б-ка, Информ.-библиогр. отд. ; [гл. ред. Т. Б. Мильруд ; сост. С. Д. Дробышевская].
  3. Программа 60-й тоговой научной студенческой конференции благовещенск, 2008 Уважаемый колЛега!

    Программа
    Ректорат, Совет по НИРС АГМА, Совет СНО АГМА, Студенческий центр «Инициативная молодежь XXI века» ГОУ ВПО АГМА приглашают Вас принять участие в работе 60-й итоговой студенческой конференции
  4. Степан карнаухов старая площадь — 2 Надежды и разочарования

    Документ
    Принято считать датой контрреволюционного реванша в СССР события августа 1991 года. Думается, это не вполне правомерно. Осенью 1988 года мы с женой проводили отпуск в Нальчике.
  5. Александра Исаевича Солженицына. Вуказатель вошли публикации автора и критическая литература

    Литература
    В. П. Муромский, д р филол. наук (председатель); Н. Г. Захаренко (зам.председателя); Ю. А. Андреев, д р филол. наук; Н. К. Леликова, д р ист. наук;С. Д.

Другие похожие документы..