Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
2:00 командир БПК «Адмирал Чабаненко» капитан 1-ro paнra Михаил Колывушко: «Учения планировались как сбор-поход кораблей Ceвepнoгo флота в сочетании с...полностью>>
'Курсовая'
Бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов «Чувашский республиканский и...полностью>>
'Конкурс'
Работу выполнили: члены литературно-краеведческого клуба «Наследие» МОУ СОШ №39 г. Владимира: Грязнов А., Судаков О., Никитина Е., Пузова Ю., Потехин...полностью>>
'Документ'
Нами була проведена аудиторська перевірка річної фінансової звітності АТ «Дельта Банк» (надалі-Банк), що додаються, яка включає баланс, звіт про фіна...полностью>>

Поэзия Юстинуса Кернера в контексте «швабского романтизма»

Главная > Автореферат диссертации
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

ПАВЛЮЧУК Вера Петровна

Поэзия Юстинуса Кернера

в контексте «швабского романтизма»

Специальность 10.01.03 - литература народов стран

зарубежья (английская, немецкая, французская)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Самара – 2011

Работа выполнена на кафедре русской, зарубежной литературы и методики преподавания литературы государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования

«Поволжская государственная социально-гуманитарная академия»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Бакалов Анатолий Сергеевич

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Ханмурзаев Камиль Гамидович

кандидат филологических наук, доцент

Куропаткина Ирина Игоревна

Ведущая организация: Вятский государственный гуманитарный университет

Защита состоится 14 апреля в 11-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.216.03 в ГОУ ВПО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия» по адресу: 443099, г. Самара, ул. Максима Горького 65/67, корпус 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Поволжской государственной социально-гуманитарной академии по адресу:

443099, г. Самара, ул. Максима Горького 65/67, корпус 1.

Текст автореферата размещен на сайте www.pgsga.ru

Автореферат разослан « » марта 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, профессор Е.Б.Борисова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Рубеж XVIII и XIX веков был эпохой становления и формирования в недрах просветительской идеологии нового мировосприятия с новыми принципами художественного видения действительности – романтизма. Вера в рационалистическую науку, характерная для просветителей XVIII столетия, «была почти полностью отброшена романтиками, повсюду видевшими игру непонятных, непознаваемых, а то и демонических сил, расположенных как вне человека, так и в его собственной душе»1.. Отсюда у романтиков такое пристальное внимание ко всяким мистическим и «ненаучным» сферам: религии, астрологии, гипнотизму, сомнамбулизму, метампсихозам, року и судьбе. Это в той или иной мере было общим показателем для всех национальных вариантов романтизма, у каждого из которых была к тому же и своя национальная специфика. Одной из особенностей немецкого романтизма была географическая рассредоточенность, местечковая локализация творческих содружеств: помимо общеизвестных йенского и гейдельбергского романтических центров, существовали еще и берлинский романтизм, швабский романтизм, мюнхенский романтизм, венский романтизм и т.д.

Если первым двум из них филологическая наука традиционно уделяет достаточно серьезное внимание, то освещение деятельности других романтических сообществ недостаточно изучено, и актуальность данного исследования видится в стремлении закрыть определенные лакуны в научном освоении локальных, периферийных элементов единого романтического движения в Германии. Если еще в 1928г. немецкий литературовед Отто Бургер сетовал на то, что «лишь немногие сознают его (Кернера. – В.П.) значение как поэта и как центральную фигуру швабского романтизма»2, то ситуация с тех пор не так уж сильно изменилась.

Научная новизна представленной работы заключается в том, что в ней впервые проводится анализ поэтического творчества Юстинуса Кернера и определяется жанровое, идейно-тематическое и стилистическое своеобразие его лирики, восполния тем самым существующий в отечественном литературоведении пробел в исследованности проблем немецкого романтизма.

Объектом исследования в данной работе стала поэзия Ю.Кернера, для сопоставительного анализа привлекались стихи Ф.Рюккерта, Э.Мерике, А. ф. Дросте-Хюльсхоф, Т.Шторма, других немецких поэтов XIX века.

Предметом изучения стало тематическое, жанровое и художественное своеобразие поэтического творчества Ю.Кернера, рассмотренное в рамках швабской традиции немецкой поэзии.

Материалом исследования послужили лирические произведения, опубликованные в двух первых томах четырехтомного издания его сочинений (Justinus Kerners sämtliche poetische Werke in vier Bänden / Hrsg. mit einer biographischen Einleitung und erläuternden Anmerkungen v. Dr. Josef Gaismaier. Bd. 1-2. Leipzig: Max Hesses Verlag, 1905).

Цель настоящего исследования – определение места Юстинуса Кернера в немецкой поэзии эпохи романтизма, анализ жанрового и идейно-тематического своеобразия его лирики, а также ее эстетической стороны.

Исходя из данной целеустановки, решались следующие задачи:

1.Рассмотреть феномен «швабская школа» в немецкой литературе (на примере творчества членов поэтического кружка Л.Уланда, Г.Шваба, К.Майера, Г.Пфицера, Ю.Кернера, К.Кестлина).

2.Проанализировать жанровое, версификационное своеобразие поэзии Ю.Кернера.

3.Выявить идейно-тематическое, стилистическое своеобразие лирики Ю.Кернера и меру его творческого вклада в историю немецкой поэзии.

Теоретической и методологической базой исследования послужили теоретические разработки отечественных литературоведов и труды западных критиков, связанные с темой работы: М.М.Бахтина, А.С.Бакалова, Н.Я.Берковского, А.Б.Ботниковой, И.В.Вершинина, А.А.Гугнина, А.С.Дмитриева, В.М.Жирмунского, А.Ф.Лосева, А.В.Михайлова, Р.М.Самарина, С.В.Тураева, Ф.П.Фёдорова, К.Г.Ханмурзаева; Х.Бургера, О. Грюссера, Ф.Зенгле, Г.Кайзера, А. Кленнера, Р.Хух.

Проблематика и целеустановка определяют методологические принципы данной работы, в основе которых лежит многоаспектный подход, обусловивший использование нескольких аналитических методов:

1) метод текстуального анализа с элементами сравнительной типологии;

2) биографический, трактующий литературное произведение в свете жизненного пути его автора. Данный метод позволяет рассмотреть творчество Ю.Кернера как отражение и рефлексию его субъективного жизненного опыта;

3) сравнительно-исторический: в его центре – рассмотрение сходств и различий в литературных явлениях на основе их прямого сопоставления. Данный метод позволяет исследовать своеобразие функционирования произведений в культурном контексте эпохи;

4) историко-литературный, задача которого – «установление связей между литературными явлениями и их значения в эволюции литературы»3.

Теоретическая значимость настоящей диссертации обусловлена тем, что основные положения и выводы исследования могут послужить основой для дальнейшего исследования поэзии эпохи романтизма.

Практическая значимость. Основные ее положения и материалы могут быть использованы в курсах и спецкурсах по истории зарубежной литературы, по стиховедению, по поэтике и проблематике народной поэзии, а также в спецкурсах и спецсеминарах, посвященных анализу художественных текстов.

На защиту выносятся следующие положения:

1.Юстинус Кернер – инициатор-основатель Тюбингенского романтического кружка и идейный лидер швабского романтизма.

2.Профессиональная, общекультурная и общественная деятельность Ю.Кернера реализовалась в рамках деятельности швабской школы и способствовала популяризации и оживлению романтического метода в Германии.

3.Интимная и натурфилософская лирика Ю.Кернера зиждется на народно-песенной основе и вносит значительный вклад в поэзию немецкого романтизма и является важным этапом эволюции немецкой романтической лирики.

4. Ю.Кернер внес существенный вклад в немецкую политическую поэзию XIX века. Его политическая и гражданская лирика свидетельствуют о консервативных общественно-политических позициях автора-патриота, о его гуманизме и высокой нравственности.

5. Поэзия Ю.Кернера в основе своей романтична, однако она свидетельствует о широте интересов и жанровых приоритетов автора и не позволяет рассматривать его творчество в рамках какого-либо одного литературного направления, в том числе и исключительно в рамках романтизма.

6. Поспешная злободневность, скорописность и стилистическая небрежность лирики не позволяют отнести Ю.Кернера к поэтам первой величины, однако своим творчеством он существенно обогатил немецкую поэзию и обеспечил себе достойное место в ряду немецких поэтов XIX века.

Апробация диссертации проводилась на заседаниях кафедры русской, зарубежной литературы и методики преподавания литературы Поволжской государственной социально-гуманитарной академии. По ее теме были прочитаны доклады на «Научно-практической конференции, посвященной столетию со дня рождения заслуженного деятеля науки РСФСР, профессора Я.А.Ротковича (Самара, 2009), на ежегодной международной научно-практической конференции ПГСГА (Самара, 2007 - 2010 гг.). Основные положения исследования обсуждались также на научном симпозиуме «Provinzielle Weite», посвященном вюртембергским романтикам: Л.Уланду, Ю.Кернеру и Г.Швабу (Германия, Штутгарт, 2010). В 2010 году автором были проведены практические семинары, посвященные швабскому романтизму и творчеству Ю.Кернера, в Людвигсбургском педагогическом институте (Германия). Основные результаты работы отражены в 9 публикациях.

Цель и задачи, поставленные в данной диссертации, определяют структуру исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложения, содержащего подстрочный перевод приводимых в тексте стихотворений и ряд текстов, имеющих отношение к теме исследования.

Общее содержание работы

Во введении дается обоснование актуальности и научной значимости избранной темы, объекта и предмета исследования, определяются цель и задачи, теоретическая и методологическая база, материал и методы исследования, а также научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов исследования, излагаются основные положения, выносимые на защиту, и рассматривается история изучения вопроса.

Кернер не входит в число авторов, на которых обращается первостепенное внимание современных филологов, и библиотечные каталоги свидетельствуют о едва ли не большем внимании к нему как к личности, как к прославленному врачу, одному из первых исследователей ботулизма, исследователю оккультных – «ночных» – сторон человеческой жизни – ясновидения, сомнамбулизма, спиритизма, «животного магнетизма» – сфер, которые получат впоследствии название телепатии и экстрасенсорики. Как врач Кернер опубликовал при жизни 8 больших исследований из области здравоохранения и из сферы человеческой психики, что представляет собой немаловажный профессионально-деловой противовес его художественному творчеству, в которое входят один роман («Путевые тени игрока с тенями Лукса») (“Reiseschatten des Schattenspieler Lux” - 1809), несколько прозаических и мемуарных произведений и достаточно большое количество лирических произведений.

Если вынести за скобки публикации о Ю.Кернере, инициируемые вайнсбергским «Обществом Юстинуса Кернера и Женским обществом» (Justinus-Kerner-Gesellschaft und Frauengesellschaft), то в немецких антологиях и историях поэзии зачастую лишь бегло упоминается феномен «швабской школы» и не так уж часто отдается должное заслугам ее основателя.

В целом поэтическое творчество Ю.Кернера представлено в литературоведении – как немецком, так и российском – достаточно широким разбросом мнений. Одним из первых суровых критиков деятельности «швабов» был представитель «Молодой Германии» Карл Гуцков, обвинявший творчество писателей Южной Германии в бесконфликтности и равнодушии к судьбам страны в судьбоносные для нее годы. Дискредитацию деятельности «швабов» в глазах современников продолжил Г.Гейне в «Романтической школе» (1836), а затем в саркастическом памфлете «Швабское зеркало» (1838).

Достаточно объективное и доброжелательное отношение к поэтам земли Вюртемберг выразили и авторы «Истории немецкой литературы от древнейших времен до современности» (1897) Фридрих Фогт и Макс Кох, также выделившие среди вюртембергских поэтов Л.Уланда как автора баллад. Что касается Ю.Кернера, то авторы «Истории» отдают должное его издательской деятельности («Поэтический альманах.1812», «Лес немецкой поэзии.1813»), а в творчестве подчеркивают наличие загадочности, религиозного благочестия и интереса к эзотерике и оккультным проблемам. В таких балладах, как «Самый богатый князь» и «Император Рудольф на пути к могиле», Кернер, на взгляд авторов, не уступает балладам Уланда, а как лирик идет сразу вслед за Э.Мерике.

Объективно и в целом высоко творчество Ю.Кернера было оценено Отто Бургером в работе «Швабский романтизм», отметившим и народно-песенные интонации, и его «освежающе-юмористические романтические настроения», и мечтательность вместе с грустным содержанием, «мистическими и оккультными тенденциями» и благочестивой скромностью его стихотворений издания 1854 г.

«Ныне практически забытой главной фигурой швабского романтизма» назвал Ю.Кернера немецкий литературовед Хартмут Фрёшле. “Были времена, пишет автор, в которые Кернер числился среди первых авторов Германии, а его слава переходила за пределы Германии”.

Большое послесловие Генриха Курца к трехтомной «Антологии немецкой лирики от Халлера до середины XIX века» дает достаточно вдумчивый, хотя и краткий комментарий к лирике поэтов «швабской школы» – Л.Уланда, Ю.Кернера, К.Майера, хотя автор причисляет к этой группе и поэтов, к ней напрямую не относившихся (Таннера, Фрёлиха, В.Мюллера). Г.Курц подчеркивает богатство языка Л.Уланда, новаторство его баллад и романсов, как в формальном, так и в содержательном отношении, и считает, что Ю.Кернер, избравший Уланда в качестве образца, сам его превосходит как «лирик исключительной оригинальности». «Как и его великому мастеру, жизнь природы открылась Кернеру во всей своей полноте, но глубокое проникновение в этот неизмеримый мир не наполнило его дух силой и жизнерадостностью, как у Уланда. Он черпал из нее лишь мрачные предчувствия, отнимавшие у него ясность души, превращавшие ее в страдания»4.

Вольфганг Кайзер отдал ему должное в своей «Истории немецкой баллады» (1936), как одному из создателей мистической баллады в традициях «Волшебного рога мальчика».

Хайнц Бюттикер почти извиняется, что посвятил свое диссертационное исследование этому швабу(1952). Еще в своем вступлении он выносит свой приговор Ю.Кернеру: «Юстинус Кернер не относится к значительным немецким поэтам. Он фигурирует где-то между писателями второго, а то и третьего ряда. Все его поэтические произведения, за исключением некоторых, принадлежат истории литературы. Кернер представляет интерес более как автор локальной, национальной литературы», хотя не отрицает оригинальности и неповторимости его поэзии.

В 1960 гг. публикации дочери Кернера, Марии Нитхаммер, сына Теобальда Кернера о жизни отца с биографическими воспоминаниями о нем вызывают новую волну интереса к творчеству Ю.Кернера.

В 1961 издается программный журнал тюбингенских романтиков «Воскресный листок для образованных сословий» (“Das Sonntagsblatt für gebildete Stände“).Это издание предоставило богатый материал для сопоставления тюбингенского романтического кружка с йенским и гейдельбергским.

Фридрих Зенгле, выдающийся исследователь феномена бидермайера, поставил вопрос о возможности отнесения к этому литературному движению всей «швабской школы» в целом и не в последнюю очередь Ю.Кернера. Аргументами к его гипотезе послужили консервативные жизненные позиции Кернера, его местечковый патриотизм, преимущественно грустная тональность его лирики, «нигилизм и эстетицизм» поэта, тяга к коллекционированию и склонность к изображению странностей и проявлений иррационального в этом мире, отрицание поэтом светлых сторон и радостей земного существования, что едва ли не уравнивало его с литераторами, породившими моду на самоубийства (Каролина Пихлер, Луиза Брахман, Михаэль Энк). И все же Ф.Зенгле не решился на окончательный «вердикт» в отношении Кернера: «Мы оставляем открытым вопрос о том, можно ли поставить Юстинуса Кернера в ряд швабского бидермайера. «Путевые тени», его склонность к сатирическому юмору и к мировой скорби ставят его в европейскую линию, ведущую от Стерна к Гейне. Его место в координатной системе направлений – где-то между поэтами мировой скорби, швабским бидермайером и достаточно очевидной традицией романтизма»5.

Достаточно полно для своего времени феномен швабской школы трактовался в отечественной 5-томной академической «Истории немецкой литературы», включившей в себя раздел Р.М.Самарина «Уланд и «швабская школа» (1966). И хотя ученый аттестовал швабский романтизм в целом как «воплощение немецкого убожества и застоя в немецкой литературе», тем не менее, Кернеру он уделил определенное внимание как поэту, автору баллад и романисту, посожалев о том, что в нем рано заглох «немалый талант юмориста.

Наиболее обстоятельным отечественным научным исследованием, знакомящим читателей с феноменом «швабской школы» в немецкой литературе и не в последнюю очередь с творчеством Ю.Кернера, стали и остаются в нашем литературоведении работы А.А.Гугнина. В них входят его кандидатская диссертация о лирике Людвига Уланда (1976), статьи «Тюбингенский романтический кружок» (2002), «О понятии «швабская школа» в немецком романтизме» (2002). А.А.Гугнин выделяет три ключевые фигуры в составе тюбингенского литературного кружка – Л.Уланда, К.Кестлина и Ю.Кернера, и делится рядом своих наблюдений о лирике и прозе Ю. Кернера, сопоставляя его поэзию с поэзией Уланда. Не всегда при этом он отдает предпочтение Уланду, поскольку и сам Уланд «неоднократно признавал в своем друге художника гораздо большего таланта и масштаба»6. А.А.Гугнин указывает при этом на то, что «Кернер раньше Уланда нашел дорогу к народной песне, к народному творчеству», отмечает «живую и блестящую игру фантазии» и «яркий природный юмор» Кернера, «до которого Уланд с большим трудом добирался в зрелом творчестве».

В 1985 году российский германист А.В.Михайлов издал в
"Художественной  литературе" антологию "Поэзия немецких романтиков", где
есть  переводы  Уланда (27 стихотворений), Кернера (8 стихотворений), стихотворение Густава Шваба и 5 лирических миниатюр К.Майера. Из представителей швабской школы в предисловии к книге (автор А.В.Михайлов) упомянут опять один лишь Уланд, в целом же «швабы» отнесены к категории «вторичных и по-своему привлекательных, даже ярких поэтов».

Приведенные выше сведения о взглядах зарубежных и отечественных авторов на Ю.Кернера как поэта и на его место в ряду других швабских романтиков очерчивают теоретическую основу данного диссертационного исследования, в которое входит к тому же и упоминание заслуг изучаемого поэта как деятеля культуры, как выдающегося врача своего времени.

Первая глава «Феномен «швабской школы» в немецкой литературе» посвящена определению самого понятия «швабской школы». В ней анализируются работы немецких и российских ученых-филологов, послужившие теоретической основой данного исследования, и дается краткая характеристика творчества главных представителей швабского романтизма – К.Г.Кестлина, Л.Уланда, К.Майера, Г.Шваба, Г.Пфицера.

Свою известность как поэт Юстинус Кернер (1786-1862) получил в рамках движения, которое вошло в историколитературный оборот под названием «швабский кружок» или «швабская школа» поэтов. В литературоведении – как немецком, так и отечественном – существует определенный спектр мнений по вопросу о том, была ли эта «школа» школой. Поскольку всякая школа предполагает наличие учителя (наставника, ментора) и верных ему учеников, то в ситуации с литературным движением 1810-1820-х гг. в земле Вюртемберг явного разделения на «учителей» и «учеников» не наблюдалось, что отметил в лирике и сам Ю.Кернер:7

Bei uns gibt’s keine Schule У нас нет никакой школы

Mit eignem Schnabel jeder singt Собственным клювом каждый поет

Was halt ihm aus dem Herzen springt Что у него выходит из сердца

Поэтому если в данном исследовании нами и используется понятие «школа», то все же не в прямом его и терминологическом значении, а в том, которого придерживался В.М.Жирмунский, – как швабский (вюртембергский) литературный кружок.

Романтический кружок Тюбингенского университета активно заявил о себе в литературной жизни Германии в 1805 году – в то время, когда деятельность как йенской, так и гейдельбергской школ уже сходила на нет, а что касается «берлинского романтизма» (понятие, введенное в научный оборот лишь в конце ХХ века), то до него был еще добрый десяток лет ожидания. Тюбингенцы как последователи гейдельбергского романтизма – Людвиг Уланд (1787-1862), Юстинус Кернер (1786-1862), Карл Генрих Кёстлин (1787-1859), Густав Шваб (1792-1850) – с воодушевлением собирали истории, народные сказания и песни и нередко стилизовали свое творчество под фольклор.

Литературно-эстетическим «рупором» и консолидирующим идейным центром «швабского кружка», образовавшегося в 1803 г. в стенах Тюбингенского университета, стала задуманная Ю.Кернером рукописная газета «Воскресный листок для образованных сословий» ("Das Sonntagsblatt für gebildete Stände”).Изначальной целью «Воскресного листка» была борьба молодых студентов-романтиков с эпигонами нормативной просветительской идеологии, печатным органом которых было издание Й.Г.Котты «Утренний листок для образованных сословий». Обладавший даром юмориста и сатирика, Ю.Кернер был душой романтического кружка и в конечном итоге сыграл ведущую роль в достижении победы над «платтистами» и в переориентации издания Й.Ф.Котты на романтический лад.

Наиболее значительное влияние на формирование философско-эстетических позиций кружка сыграла статья Кестлина «Разговор воскресным утром» (“Gespräch an einem Sonntagsmorgen”), которая расценивается исследователями как самый глубокий и оригинальный манифест «швабского кружка», превосходящий в шкале ценностей манифесты Л.Уланда ("О романтическом", "О субъективной и объективной поэзии", "Сущность поэзии"), во многом представлявшие эстетическую программу всего кружка. Помимо полемики с «платтистами» – литературными критиками из «Утреннего листка», – Кестлин подвергает в ней осуждению роль современной церкви, провозглашавшей постулат изначальной греховности людей и затруднявшей человеку непосредственное общение с Богом-природой. Испытав на себе влияние поэтического мира Новалиса («Христианство и Европа»), Кестлин воспринял Средневековье как эпоху чистейшей веры и незапятнанной духовности и выразил свою убежденность в том, что в будущем люди неизбежно воссоединятся с Богом и с божественной Природой.

Тюбингенцы как последователи гейдельбергского народнического романтизма стали с 1810-х годов играть достаточно заметную роль в историко-литературном процессе в Германии, хотя с этого времени их литературное объединение правильнее было бы называть уже «вюртембергским» кружком, поскольку его общественно-поэтическая активность была в те годы связана уже не только с Тюбингеном и его университетом, но и с другими городами земли Вюртемберг (Штутгартом, Вайнсбергом).

Таким образом, швабский (вюртембергский) романтизм представлял собой достаточно массовое культурное движение в Германии и характеризовался такими чертами, как локальный швабский патриотизм, народность в духе гейдельбергских романтиков, почитание христианских ценностей, консервативный либерализм, интерес к историческому прошлому немецкого народа. Если творчество каждого из поэтов кружка вюртембергских романтиков внесло свою лепту в данное литературное движение, то лирика Ю.Кернера выразила все эти черты и тенденции наиболее представительным образом.

Во второй главе рассматривается жанровое своеобразие поэзии Ю.Кернера. Исследуемый материал представлен в 8 параграфах.

На взгляд А.А.Гугнина, ни один швабский поэт не передал столь точно и полно мироощущение и сам лирический дух немецкого романтизма в целом, как это сделал Юстинус Кернер. Этому поэту была свойственна и общеромантическая любовь ко всему простонародному, необычному и сверхъестественному, и тяга к истории своей родины и к искусству Средневековья, и увлечение фольклором – собиранием его и стилизацией своей лирики под народные песни и легенды. В его лирике нет ярко выраженных жанровых приоритетов, он пользовался многими поэтическими формами, отдавая преимущество стихотворениям малого размера и лирике минорной тональности. Большинство его стихотворений относятся к жанру, который получил широкое распространение в эпоху романтизма под жанровым определением «песни».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Библиотека Альдебаран (62)

    Документ
    Традиции плутовского и героико галантного романа, волшебно сказочные мотивы и анекдотические ситуации, театральность барокко и колорит ярмарочного зрелища, сочетание аллегории с утопией и сатирой – из такой причудливой мозаики гениальный

Другие похожие документы..