Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
09 июня 2010 г. приговором Тверского районного суда г. Москвы Мохнаткин Сергей Евгеньевич был признан виновным по ч. 2 ст. 318 УК РФ, и ему назначено...полностью>>
'Методические рекомендации'
Разработано перспективное планирование для дошкольного образования края, включает региональный компонент: климатические, географические, национальные ...полностью>>
'Документ'
Реалізація програми  потребує активної участі усіх підрозділів університету наукових та науково-педагогічних працівників, студентів(курсантів), а так...полностью>>
'Статья'
Статья замечательного, рано ушедшего из жизни литературного критика Валериана Николаевича Майкова (1823—1847) «Сто рисунков из сочинения Н. В. Гоголя...полностью>>

Кольцова В. А. Теоретико-методологические основы истории психоло­гии. К 62

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Кольцова В. А.

Теоретико-методологические основы истории психоло­гии.

К 62 — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2004. — 416 с.

УДК 159.9(09) ББК 88

В книге обсуждаются методолого-теорегические проблемы историко-психологического познания, рассматриваемые в кон­тексте закономерностей науковедения и гуманитарной парадиг­мы. В центре внимания — онтологический анализ предмета ис­тории психологии, концептуализация ее объекта. Обосновыва­ется более широкое понимание предметной области истории психологии, включающей наряду с исследованием развития на­учных психологических идей также психологическое знание, разрабатывающееся в различных вненаучных областях обще­ственной мысли. Проблемы методологии истории психологии рассматриваются в контексте современных тенденций развития науки.

ISBN 5 - 9270 - 0052 - 2

© Институт психологии Российской академии наук, 2004

ГЛАВА 1

МЕТОДОЛОГИЯ КАК ОБЛАСТЬ ЗНАНИЯ. КЛЮЧЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ И НАПРАВЛЕНИЯ АНАЛИЗА МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ ИСТОРИИ ПСИХОЛОГИИ

    1. Функции и место методологии в научном познании

Объективные потребности логики развития психологического знания определяют важность осуществления методологической рефлексии как одного из действенных источников его познавательных ресурсов и возможностей. Методологический анализ помогает правильно оценить достигнутый научной мыслью уровень теоретического обобщения, осуществить адекватную ин­терпретацию результатов исследования, наметить перспективные линии и стратегию развития науки и практики. Он обеспе­чивает исследователя надежными ориентирами разработки и правильного использования научных методов, оценки резуль­тативности и степени их адекватности изучаемым явлениям, способствуя тем самым повышению качества и достоверности полученных научных результатов.

Огромный вклад в разработку основополагающих методологических подходов и принципов познания психической реаль­ности внесли многие отечественные ученые: С. Л. Рубинштейн, Л. С. Выготский, П. П. Блонский, Б. Г. Ананьев, Б. М. Теплов, Л. А. Смирнов, А. Н. Леонтьев, Б. Ф. Ломов, Е. А. Будилова, К. А. Абульханова-Славская, А. В. Брушлинский, Е. В. Шорохова, М. Г. Ярошевский, Е. А. Климов, Л. И. Анциферова и др.

Проблемы методологического анализа как условия построения научной психологии глубоко исследованы выдающимся методологом отечественной психологической науки С. Л. Рубин­штейном, обосновавшим объективность психического, его ре­альное проявление, а соответственно, и возможности его строго научного познания и формирования во взаимодействии человека с миром, в процессе деятельности. О необходимости построения методологических основ психологии в 20-е гг. пи­сал Л. С. Выготский: «Какая будет эта методология и скоро ли будет, мы не знаем, но что психология не двинется дальше, пока не создаст методологии, что первым шагом вперед будет мето­дология— это несомненно» (Выготский, 1982а, с. 422 — 423). Применительно к современной психологии необходимость раз­вития и углубления разработки ее методологических проблем подчеркивал Б. Ф. Ломов: «Многообразие проблем, огромный фактический материал, накопленный в психологической науке, задачи, которые ставятся передней общественной практикой, настоятельно требуют дальнейшей разработки ее методологи­ческих основ... основные методологические, прежде всего воп­росы о путях познания психического, которые в психологии ни­когда не сходили со сцены, сейчас приобрели особую остроту. Дальнейшая судьба психологии как науки существенно зави­сит от их решения» (Ломов, 1999, с. 3, 4).

Объективным основанием углубления методологической рефлексии выступают интенсивное развитие научного знания, сопровождающееся процессами его дифференциации и интег­рации, и, как следствие, появление новых научных дисциплин; рост методологического самосознания разных областей научной деятельности; усложнение форм и расширение сфер взаимодей­ствия науки с практикой. Новые проблемы существования че­ловечества обусловливают возникновение «стыковых» областей знания, проведение, а значит, и методологическое обеспечение широких комплексных междисциплинарных исследований в об­ласти человекознания, являющихся наиболее перспективной и эффективной формой организации научной деятельности. Это, в свою очередь, требует разработки новых, отвечающих запросам развивающейся науки методологических принципов и подходов, путей синтеза методов различных наук.

Растущая потребность в методологическом знании опреде­ляется необходимостью осмысления и оценки новых тенденций, связанных с переходом к «постнеклассическому» этапу разви­тия науки, процессами ее гуманитаризации, усилением постмо­дернистских влияний, ставящих под сомнение традиционную систему научных ценностей. В современной российской науке указанные инновационные общенаучные тенденции дополняют­ся кризисом марксистской философии, разрушением принципа гносеологического монизма, выступавшего длительное вре­мя в качестве основы системы психологического знания, и воз­никающей в связи с этим необходимостью определения новых методологических ориентиров в организации и проведении на­учных исследований.

Особая важность проведения методологического анализа истории психологии обусловлена ее междисциплинарным стату­сом, принадлежностью к сфере гуманитарного знания, сохраня­ющейся дискуссионностью в определении объекта, предмета и методов историко-психологического исследования. В условиях интенсивного роста объема научных историко-психологических разработок, усиления их культурологической ориентации и рас­ширения спектра рассматриваемых проблем задачи методологи­ческой рефлексии в области истории психологии значительно расширяются и приобретают актуальное звучание.

***

Теоретико-методологический анализ истории психологии пред­полагает необходимость рассмотрения методологии как особой области научного знания, определения ее места и функций в си­стеме науки, структуры и характера взаимодействия с конкрет­ными научными дисциплинами.

Само понятие «методология» переводится с греческого язы­ка как «метод» и «логос»; соответственно методология опреде­ляется как наука о методе познания. Именно такой была трак­товка методологии в период ее зарождения на ранних этапах человеческой культуры; и сегодня проблема метода познания по-прежнему занимает центральное место в пространстве методо­логического знания.

Методология определяется как система принципов, приемов и способов организации и построения теоретической и практи­ческой деятельности (Философия и наука, 1972; Юдин, 1978; Он же, 1986). Являясь формой теоретической рефлексии, мето­дология представляет собой обобщенное, объяснительное (номологическое) знание, и в этом качестве она претендует на рас­пространение своих принципов, подходов и идей на все конкрет­ные сферы познания.

Зародившись на ранних ступенях культуры и являясь отве­том на объективные запросы и потребности реальной жизненной практики, методология постепенно, по мере развития научной мысли выделяется и оформляется в особую структурно оформ­ленную сферу познания, призванную аккумулировать, обобщать и систематизировать опыт взаимодействия человека с миром, способы и формы организации познавательной деятельности.

Методология является составной частью гносеологии, изу­чающей закономерности познавательной деятельности в целом (Штофф, 1972; Он же, 1978; Рузавин, 1974; Ковальченко, 2003, и др.). Так, В. А. Штофф определяет методологию как теорию научного познания, часть гносеологии, «которая исследует по­знавательные процессы, происходящие в науке, методы и фор­мы научного познания. Будучи метанаукой и частью наукове­дения, методология является вместе с тем и философской нау­кой, частью теории познания, гносеологии» (Штофф, 1978, с. 24). Согласно Г. И. Рузавину, методология как общее учение о методе является специальным разделом гносеологии, так как ее задачи не ограничиваются изучением совокупности частных и общих методов исследования, а заключаются прежде всего в раскрытии возможностей и границ применения этих методов в процессе достижения истины, их роли и места в познании (Рузавин, 1974, с. 24).

Специфическая ниша методологии как раздела философс­кого знания определяется ее концентрированностью на пробле­ме методов, способов и принципов получения объективного и практически эффективного знания. Ее основным предметом выступает рассмотрение внутренних механизмов и логики раз­вития научного знания, путей, способов и методов познаватель­ной деятельности. «В гносеологии методология выступает как учение о методах познания, т. е. как теория методов, ибо имен­но она, опираясь на гносеологическое и онтологическое знание, преобразуя и перенося его в исследовательскую сферу, опреде­ляет и характер постановки проблемы, и выбор адекватных пу­тей (подходов) и принципов ее решения, и перевод этих прин­ципов в систему нормативных и регуляторных требований» (Ко­вальченко, 2003, с. 45 — 46). Таким образом, определение методо­логии включает ее соотнесение с гносеологией, онтологией и конкретными областями научного знания.

В современной зарубежной науке также доминирует пони­мание методологического исследования как знания о методе. Од­нако при этом в центре внимания стоит задача инвентаризации системы сложившихся методов исследования с точки зрения их инструментальной роли в познании при явной недооценке проблемы разработки метода и онтологических оснований и функ­ций методологии. Так, Д. Жюлпа пишет, что «методология есть часть логики, изучающая методы различных сфер познания. Цель этого изучения — не изобретение нового метода, но опи­сание уже существующих и используемых на практике» (Жюл­па, 2000, с. 246 — 247). Сведение методологии к чисто инструмен­тальной функции представляется узким и односторонним. Проблема метода не ограничивается лишь регистрацией и оценкой совокупности средств познания, она включает, прежде всего, рассмотрение объективного содержания метода, выявление его соотношения с изучаемой реальностью, анализ связанных с этим принципов и стратегии исследования, определяющих как кри­терии достоверности метода, так и способы его разработки и ис­пользования.

Место и роль методологии определяются теми функциями, которые она выполняет в развитии познания.

Во-первых, методология решает задачи определения страте­гии научного познания, условий и путей достижения объектив­ного знания, выработки адекватных способов раскрытия сущ­ности исследуемых явлений. Это, в свою очередь, предполагает проведение методологического анализа структурного строения и развития процесса познания: выделения и рассмотрения его основных компонентов и характера взаимодействия разных его уровней и сторон, обоснования соотношения теории и метода, раскрытия роли практики в освоении и изучении действитель­ности. В решении этих задач методология, с одной стороны, опирается на гносеологию, с другой — обогащает ее, делая «специальным предметом своего исследования механизмы, процесса и формы познания» (Гносеология в системе философского мировоззрения, 1983, с. 127). Познавательная ценность методоло­гических построений определяется теми возможностями, которые они обеспечивают для раскрытия сущности и объективного познания реальности: определения принципов и подходов к изучаемому объекту, способов интерпретации фактов и пост­роения теории, разработки методов исследования. Этим обус­ловлена и непосредственная (как формы выражения закономер­ностей действительности) и опосредованная (как инструмента, способа их выявления и раскрытия) когнитивная функция мето­дологии как учения о методе.

Во-вторых, методология выполняет онтологическую функ­цию, состоящую в выявлении специфического для конкретной науки объекта ее изучения. Следует отметить, что к основе ме­тодов познания лежат не абстрактно-логические способы и при­емы, произвольно сконструированные человеческим умом, а объективные законы действительности. Согласно Гегелю, ме­тод представляет собой движение самого содержания и не мо­жет разрабатываться вне зависимости от этого содержания. Метод оценивается им не как внешняя форма, независимая от содержания, а как «душа и понятие содержания». Являясь ре­зультатом творческой деятельности познающего субъекта, ме­тод включает в себя также субъективную компоненту, но не ис­черпывается и не определяется ею. Он имеет также объектив­ное основание, в качестве которого выступает изучаемая реаль­ность. Поэтому метод вбирает в себя как субъективное, так и объективное содержание. Открывая и обосновывая пути по­знания мира, метод одновременно является выражением его за­кономерностей. И именно в этой органической связи метода и исследуемой им онтологической реальности — критерии его научности. Онтологический аспект методологического исследо­вания выступает в качестве базисного основания, определяюще­го все другие направления методологического рассмотрения научной деятельности, включая поиск адекватных способов по­знания. Решение данной методологической задачи означает, по словам К. А. Абульхановой-Славской, обращение «к исходной объективности, в которой берут начало абстракции разных наук», к тому объективному основанию, которое позволяет вы­яснить, «каким образом, посредством какого способа они были получены», насколько адекватным является выявленное в ходе исследования теоретическое содержание знания, «какие связи в них оказались установленными уже на уровне сложившихся абстракций, так сказать задним числом, а какие были выявлены при анализе самой действительности» (Абульханова, 1973, с. 7). Адекватное понимание объекта науки — необходимая исходная предпосылка и условие его адекватного научного познания.

Идея онтологической природы методологического знания была глубоко обоснована С. Л. Рубинштейном, доказывающим необходимость изучения психического в его органической свя­зи с жизнедеятельностью человека, выявления объективных связей и места психического в бытии. «"Бытие",— пишет он,— как непосредственный результат познавательной деятельности подвергается в процессе последующего научного познания даль­нейшей обработке... сырой эмпирический материал превраща­ется в объективную действительность. В этом процессе обработ­ки и заключается научная деятельность». Отсюда делается вы­вод, что «основной вопрос методологии науки, характер логичес­кой структуры ее есть вопрос об отношении — в самой общей, абстрактной форме — "мышления" к "бытию", "опыта" к позна­вательной функции... к научной обработке» (Рубинштейн, 1989а, с. 335). Рубинштейн критически оценивает мысль Г. Риккерта о том, что познание рационализирует иррациональное бытие по­средством формирования мира понятий, которые, развиваясь, все далее отстраняются от действительности, и доказывает, что, осваивая действительность, познание отталкивается от нее и воссоздает ее на новом, доступном ему уровне. Понятия дол­жны отражать в обобщенной форме действительность, быть адекватными природе изучаемого объекта, и именно в этом — основа их научности. Познание — это не некая идеальная дея­тельность, абстрагированная от реальности; оно органически вплетено в жизнедеятельность человека, является результатом взаимодействия человека с миром, его постижения и преобра­зования.

Развивая указанные положения, К. А. Абульханова-Славская в основу понимания методологии науки кладет деятельностный аспект ее анализа. Согласно данному подходу, определение на­уки не сводится к ее пониманию только как суммы знаний о той или иной области действительности, а рассматривается как осо­бый вид познавательной человеческой деятельности, приводя­щий к получению знания. Взаимодействуя с миром и преобра­зуя его, человек осуществляет познание. Исходя из такого пони­мания науки, выводится содержательное определение методо­логии: «Характеристика тех или иных положений как методоло­гических для науки есть, прежде всего, их определение в плане операционального анализа, т. е. как способов познавательной деятельности. Деятельностное определение науки характерно тем, что в нем вскрывается отношение знания к своему объек­ту, сопоставляется содержание знания со способом его получе­ния и с самой действительностью. Речь идет о создании "идеаль­ных объектов" и деятельности с этими объектами, о специфичес­кой деятельности абстрагирования и обобщения, которая, прежде чем выступить в форме готового логического результа­та, знания, понятия и т. д., выступает как деятельность, имеющая исходным пунктом объект действительности, а конечным — "идеальный объект". Методологическое исследование обраща­ется к самой действительности и задается вопросом о способе ее преобразования, о способе абстрагирования» (Абульханова, 1973, с. 15).

В сфере конкретно-научного знания указанные общеме­тодологические положения приобретают особое звучание. К. А. Абульханова-Славская подчеркивает, что онтологичес­кая функция конкретной методологии состоит в выявлении характерного для данной науки объекта: «Объект должен быть обозначен не как объект познания вообще, а как объект по­знания именно данной науки, положен в его специфическом отношении к субъекту» (там же, с. 17). Особую важность и трудность решение этой проблемы приобретает в том слу­чае, когда объект исследования не обособлен онтологически (как это имеет место относительно объекта психологическо­го и историко-психологического исследования), а выявляется через его объективные связи и зависимости. В этом случае речь идет не только об описании конкретного объекта, но и о его «нахождении», «об определении способов поиска данного круга явлений», раскрывающих природу и обеспечивающих познание специфического объекта (там же). Результатом ос­мысления общеметодологических принципов применительно к конкретной науке является также обоснование ее предмета и способов его изучения.

В-третьих, методология выполняет действенно-регулятив­ную функцию в развитии теоретического познания. Научная деятельность человека по формированию и развитию знания является сознательно организованным процессом, регулируе­мым нормативными предписаниями и правилами и опираю­щимся на совокупность разработанных в истории познания ме­тодов и приемов. «Выявление и разработка таких норм, правил, методов и приемов, которые представляют собой не что иное, как аппарат сознательного контроля, регулирования деятель­ности по формированию и развитию научного знания, состав­ляет предмет логики и методологии научного познания» (Вве­дение в философию, 1989, с. 391). Методология задает те осно­вополагающие принципы и нормы, которыми руководствуется научно-теоретическое знание разных уровней (специально-научное и проблемно-конкретное), осуществляя постижение законов бытия. Она является не только логическим обобщени­ем теоретического содержания, являющегося результатом научной деятельности, но и «представляет собой обобщение спо­соба исследования» объектов науки, выступая, таким образом, «отправным пунктом дальнейшей научной деятельности». «Обобщая теорию как результат научной деятельности, мето­дология определяет направление дальнейшей деятельности, изменяя или уточняя прежний предмет исследований» (Абуль­ханова, 1973, с. 33). С этой точки зрения правомерным являет­ся понимание методологии как организующего начала теории (Философия, методология, наука, 1972; Юдин, 1986; Спиркин, Юдин, Ярошевский, 1990). Регулятивные и действенно-преоб­разовательные возможности методологии определяются тем, какой базис создается ею для осознанного постижения и овла­дения миром.

В-четвертых, методология в научном познании выступает в качестве своеобразной рефлексии науки, ее самосознания. Она представляет собой «особый осознанный способ осуществ­ления научной деятельности» (Абульханова, 1973, с. 25). Мето­дология осмысливает, эксплицирует логику науки, способы ее исследования, уровневые структуры знания и их соотношение с объективной реальностью. Как пишет В. С. Швырев, «эксп­ликация проблемы теоретического и эмпирического в научном познании должна... носить методологический характер» и слу­жить задачам дальнейшего углубления и развития «теоретизации» науки (Швырев, 1978, с. 246). Анализируя и обобщая по­лученный научный результат, выявляя адекватность способов его получения, методологическая рефлексия помогает науке осознать, насколько верны выбранные ею исследовательские стратегии и ориентиры, внести необходимые коррективы как в научные программы, так и в саму организацию научной дея­тельности. Таким образом, методологический анализ способ­ствует превращению науки в сознательно развиваемый и регу­лируемый процесс получения и теоретического осмысления и обобщения нового знания.

В-пятых, обобщая результаты конкретно-научных исследо­ваний, раскрывая общие закономерности изучаемых явлений, методология содействует углублению научного познания, выявляет точки его роста, определяет направления и перспек­тивные линии его развития, тем самым выполняя эвристичес­кую функцию. По мнению К. А. Абульхановой-Славской, при­мером реализации данной функции методологии выступает философия диалектического материализма, «выдвигающая ме­тодологические задачи, которые в известной степени предвос­хищают конкретный ход развития науки... Методология фор­мулирует эти задачи, выявляет их, ставит их в конкретном ходе развития науки, который иногда не подготавливает, а иногда, напротив, опережает их возможное решение» (Абульханова, 1973, с. 26). Причем методологическая рефлексия распростра­няется не только на переосмысление и систематизацию опыта научно-познавательной деятельности, но и на методологичес­кий анализ глобальных основ бытия, выявление и определение социальных ориентиров развития общества и человека: «Ког­да жизнь становится концептуально обедненной, именно фи­лософия спасает ее от идеологического банкротства и помога­ет ей выжить, наполняя ее более глубоким, неэмпирическим смыслом» (Pulparampil, 1977, с. 25).

В-шестых, методология выполняет коммуникативную функ­цию, обеспечивает интеграционные процессы в науке. На это особое внимание обращает и обосновывает эту функцию В. А. Мазилов, исследуя современное состояние методологии психоло­гии. Он пишет, что долгое время «методология психологии была направлена исключительно на разработку средств, позволяю­щих осуществлять процесс познания психического (когнитив­ная функция методологии психологии). Методология психоло­гической науки должна выполнять и коммуникативную функ­цию, т. е. способствовать установлению взаимопонимания меж­ду разными направлениями, подходами внутри психологической науки» (Мазилов, 2003, с. 218-219).

В-седьмых, наряду с функцией рефлексии науки и регуляции процесса познавательной деятельности, методология выполня­ет также аксиологическую функцию, состоящую в оценке науч­ных методов, приемов и принципов анализа с точки зрения ис­тинности, эффективности, возможностей и пределов их приме­нимости (Ковальченко, 2003). При оценке научного метода не­обходимо учитывать его природу и роль в научном познании, которые в обобщенном виде могут быть представлены следую­щим образом:

  1. Обусловленность места метода в структуре научной де­ятельности его сущностью как средства познания1 и «те­оретического освоения действительности» (Эвристичес­кая и методологическая функция философии в научном познании, 1980, с. 32).

  1. Многообразие методов науки, общая структура которых определяет познавательный потенциал науки.

  2. Системность метода — его использование в совокупнос­ти с другими приемами средствами познания; изменение функций метода на разных стадиях познавательного про­цесса, а также в зависимости от характера исследователь­ских задач; иерархическое строение системы методов, со­ответствующее уровням методологического исследования.

  3. Сложное структурное строение2 научного метода, вклю­чающего «последовательность действий, приемов, опера­ций, выполнение которых необходимо для достижения за­ранее поставленной цели» (Рузавин, 1974, с. 21).

  4. Связь метода и научной теории: «Теория является основой для выработки метода. Метод же, основываясь на ре­зультатах предыдущих исследований, можно считать средством получения нового знания, обогащающего и разви­вающего теорию» (Ковальченко, 2003, с. 40).

  5. Реализация при разработке метода тех или иных общена­учных подходов3, определяющих направление, стратегию познавательного процесса и нормативные требования (гносеологическо-методологическое содержание метода), в ка­честве которых выступает система методологических прин­ципов, лежащих в основе исследовательской деятельности4.

  6. Критерии научности метода: (а) обеспечение возможно­сти объективного отражения реальности и получения ис­тинного знания; (б) адекватность сферы действия метода, определяемой пределами предметной области, в рамках которой он получил свое теоретическое обоснование; (в) эффективность метода, или «его проникающие воз­можности» (там же, 2003, с. 41); (г) валидность метода, его адекватность исследуемой реальности.

Дискуссионным в научной литературе является проблема строения и уровней методологического знания. При ее рассмот­рении выделяются два основных подхода.

Согласно первому, единой методологией научного познания является диалектико-материалистическое философское учение, включающее совокупность общих принципов и методов позна­ния, распространяющихся на все области знания и специфическим образом преломляющихся в разных конкретных науках (Андреев, 1964).

Второй подход обосновывает многоуровневость методологического анализа, включающего как философско-гносеологический, так и конкретно-научные уровни методологического исследования, представленные совокупностью методологических принципов и методов, отражающих специфику конкретно-предметной области знания (Иванова, Симонов, 1984; Введение в философию, 1989; Ковальченко, 2003; Штофф, 1978; Швырев, 1984; Юдин, 1978). К. А. Абульханова-Славская подчеркивает, что для каждой конкретной науки характерен особый специфический способ взаимодействия с объектом, которым определяется ее конкретно-научная методология.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Сборник статей представляет обзор теоретических и экспериментальных работ по интегративной психологии (2)

    Сборник статей
    Книга адресована психологам, социальным работникам, психотерапевтам, практическим психологам и специалистам в области психологической и социальной работы с населением.
  2. Психология XXI столетия том 1 (2)

    Документ
    Члены Оргкомитета: Акопов Г.В., Базаров Т.Ю., Журавлев А.Л., Знаков В.В., Ерина С.И., Кашапов С. М., Клюева Н.В., Львов В.М., Мануйлов Г.М., Марченко В.
  3. Текст взят с психологического сайта (10)

    Документ
    В книге анализируется состояние социально-психологической науки в мире. Впервые развитие социальной психологии на Западе (в США и Западной Европе) сопоставляется с отечественным опытом.
  4. А. В. Карпов (отв ред.), Л. Ю. Субботина (зам отв ред.), А. Л. Журавлев, М. М. Кашапов, Н. В. Клюева, Ю. К. Корнилов, В. А. Мазилов, Ю. П. Поваренков, В. Д. Шадриков

    Документ
    А. В. Карпов (отв. ред.), Л. Ю. Субботина (зам. отв. ред.), А. Л. Журавлев, М. М. Кашапов, Н. В. Клюева, Ю. К. Корнилов, В. А. Мазилов, Ю. П. Поваренков, В.
  5. Текст взят с психологического сайта (20)

    Документ
    Отв ред член-корреспондент РАН, профессор А В Бруш-линский, канд психол наук М И Воловикова, профессор В Н Дружинин — М Издательство «Академический проект»,

Другие похожие документы..