Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Современная ситуация в системе образования, в которой происходит изменения, связанные с ориентацией на ценностные основания педагогического процесса,...полностью>>
'Документ'
К инфекционным заболеваниям относят вирусные и бактериальные инфекции, заболевания, вызванные микроорганизмами, не относящимися к вирусам или бактери...полностью>>
'Документ'
Постановление Правительства РФ от 31.08.2006 N 530 (ред. от 29.12.2011) "Об утверждении основных положений функционирования розничных рынков эле...полностью>>
'Документ'
Маленькое белое солнце висело прямо над головой, и поэтому тени были короткими. Под деревьями, в тени, росла густая зеленая трава, колючая, как стая ...полностью>>

9) [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Академический вестник № 3

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования Тюменской области

«ТЮМЕНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ

МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА»

АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 3 (9)

Научно-аналитический журнал

Тюмень

2009

Б

БК 70

А 38

АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 3 (9) [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2009. – 200 с.

В Академическом вестнике представлены результаты научных исследований за последнее время коллег, соратников, учеников К.Г. Барбаковой.

Журнал адресован учёным, преподавателям, практическим работникам, аспи-рантам и студентам вузов.

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

В. Г. Новиков, доктор социологических наук (гл. редактор);

Н. А. Костко, доктор социологических наук;

К. Г. Барбакова, доктор философских наук;

С. М. Казанцева, доктор экономических наук;

Е. Г. Комиссарова, доктор юридических наук;

И. А. Грошева, кандидат социологических наук;

С. Д. Захаров, кандидат физико-математических наук.

ISBN 978-5-94221-122-6

© «ТГАМЭУП», 2009



Tyumen Region State Institute of Higher Education



«TYUMEN STATE ACADEMY OF WORLD ECONOMICS,

MANAGEMENT AND LAW»

Academic Bulletin No. 3 (9)

Scientific and analytical journal

Tyumen

2009



ББК 70

А 38

Academic Bulletin No. 3 (9) [Text]: scientific and analytical journal (published since 2007). Tyumen: «Tyumen State Academy of World Economy, Management and Law» (“TSAWEML”), 2009. – 200 p.

The Academic Bulletin presents the results of recent scientific researches of colleagues, comrades and students of K.G. Barbakova.

The journal is addressed to scientists, teachers, practitioners, postgraduates and university students.

Editorial board:

Novikov V.G., Doctor of Sociology (chief editor)

Kostko N.A., Doctor of Sociology

Barbakova K.G., Doctor of Philosophy

Kazantseva S.M., Doctor of Economics

Komissarova E.B., Doctor of Law

Grosheva I.A., Candidate of Sociology

Zakharov S.D., Candidate of Physics and Maths



ISBN 978-5-94221-122-6

© “TSAWEML”, 2009



Посвящается юбилею

Клары Григорьевны Барбаковой



Третий номер «Академического Вестника» юбилейный,

он посвящен 75-летию Клары Григорьевны Барбаковой,
одного из ведущих работников высшего образования в регионе,
успешного руководителя научной социологической школы,

известной далеко за пределами не только нашей области,

но и страны, в рамках которой непосредственно

под её руководством подготовлено и защищено
более 60 кандидатских и докторских диссертаций.

Этот номер содержит статьи коллег, соратников и учеников
Клары Григорьевны, в которых представлены результаты

их работы за последнее время, они делятся своими

научными успехами и достижениями и выражают

свою благодарность юбиляру.

Главный редактор журнала «Академический Вестник»

профессор, доктор социологических наук

Н
овиков Виктор Гаврилович

Ю. М. Конев

УЧЕНЫЙ И ПЕДАГОГ

Юбилей – приятное и в то же время ответственное событие, заставляющее оглянуться на пройденный путь, и смело ступать вперед. Нынешний сборник о роли научной социологической школы в развитии региона посвящен 75-летию одного из ведущих учёных-социологов Тюменской области Барбаковой Клары Григорьевны.

Клара Григорьевна Барбакова родилась 25 ноября 1934 года в городе Клинцы Брянской области. В 1957 году закончила историко-филологический факультет Казанского государственного университета. В 1970 г. защитила кандидатскую, а в 1986 – докторскую диссертацию по теме «Проблема становления, развития и роли в обществе интеллигенции» в МГУ им. М.В. Ломоносова. С 1993 по 2004 год – ректор Тюменского государственного института мировой экономики, управления и права (ТГИМЭУП), с 2004 года – почетный ректор-основатель ТГИМЭУП, с 2005 го-да – профессор-консультант по международным и научным связям ТГИМЭУП, а в 2006 году эта неординарная женщина и одновременно эффективный руководитель высокого ранга была внесена в энциклопедию «Лучшие люди России». Ось жизненных координат Клары Барбаковой была выведена чётко и основательно, в дальнейшем нам оставалось только наблюдать за яркими, объёмными периодами её плодотворного труда.

Истинно, о ней можно сказать, что свой жизненный путь она проходит как по струне через бездну – красиво, бережно и стремительно.

О человеке лучше всего может поведать его наследие. За плечами этого талантливого, мудрого учёного и педагога, блистательного организатора, фантастически работоспособной и неутомимой женщины 75 лет жизни, совпавшей с эпохой перемен, строительством новой России.

Клара Григорьевна Барбакова – автор 210 научных трудов, в том числе 14 монографий. За свою более чем 40-летнюю педагогическую деятельность она вне-сла ощутимый вклад в развитие науки и образования в Тюменском регионе. Была основателем диссертационных советов, социологических центров и ассоциаций, организатором новых кафедр, подготовила более 50 кандидатов и докторов наук по социологическим специальностям.

В 1993 г. Клара Григорьевна стала организатором и ректором Тюменского ме-ждународного колледжа экономики и права – первого колледжа в России, в котором обучение строилось по системе международного бакалавриата. За многолет-ний добросовестный труд по подготовке квалифицированных специалистов, значительный вклад в воспитание молодёжи и развитие системы образования К.Г. Бар-бакова удостоена таких Почетных званий, как «Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации», «Почетный профессор университета Глазго», «Почетный профессор Фёникс-университета», была награждена Орденом Золотых Пи-фий IV степени, получила заслуженные сертификаты за активное участие в разра-ботке международных образовательных программ.

От идеи создания, родившейся в середине 80-х годов, до официально полученного статуса Тюменского государственного института мировой экономики, уп-равления и права прошло несколько лет. За это время, чтобы осуществить задуманное, К.Г. Барбаковой и команде её сподвижников пришлось преодолеть немало трудностей и проблем: сомневаться, оступаться и побеждать в непрестанной борь-бе с собой, обстоятельствами, недоброжелателями и недругами, которых у тала-нтливых личностей всегда предостаточно. Методика международной системы бакалавриата и введение различных языков обучения позволили тюменскому вузу приобрести таких партнеров, как – Франклин-университет (США), Эдинбургский и Глазго-университет (Великобритания), Кингстон-университет (Австралия), Хьюс-тон-университет (Канада).

Проект по созданию и развитию высшего учебного заведения на междунаро-дном уровне успешно осуществляется и в настоящее время.

В лице Тюменского государственного института мировой экономики, управления и права Тюмень приобрела мощный центр по подготовке высококвалифицированных специалистов, для которых неразрывно связаны право, технология и этика бизнеса.

К.Г. Барбакова органично сочетает педагогическую и научно-исследователь-скую работу, организаторскую и общественную деятельность. С 1965 г. она преподавала в Тюменском государственном нефтегазовом университете, где прошла путь от простого преподавателя до заведующего кафедрой. С 1994 г. является Председателем диссертационного совета на соискание степеней кандидата и док-тора социологических наук в ТюмГНГУ, который был основан под её руководством в 1989 г. С 2001 г. Клара Григорьевна избрана Председателем Тюменского науч-ного центра Международной академии наук высшей школы. В 2002 г. она возг-лавила НИИ исследования общества Тюменского государственного нефтегазового университета. Следующим этапом её жизни стало членство в Международной ака-демии исследования будущего (прогнозирования).

Хочется от всей души пожелать Кларе Григорьевне сохранить природный бри-ллиантовый блеск учёного со светлым разумом, женскую мудрость, человеческую порядочность и заботливость об окружающих людях.

В. А. Мансуров, О. В. Юрченко

СОЦИОЛОГИЯ ПРОФЕССИЙ: ИСТОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ

Аннотация: в этой статье представлены основные теоретические подходы западной социологии профессий, проведена хронологическая ревизия концепций «профессия», «профессионализация» и «депрофессионализация», а также показано, что теоретические подходы этого научного направления могут быть адаптированы к российским реалиям и использованы для проведения межкультурных сравнительных исследований.

Ключевые слова: профессия, профессиональные группы, социология профессий, профессионализация, профессионал.

Современное российское общество отличает гибкая и динамичная социально-профессиональная структура. За последние десятилетия разрушилась тесная взаимосвязь между политическим, экономическим и культурным стратификационными измерениями. Привнесение логики рынка в российскую реальность привело к рассогласованию социального статуса многих профессиональных групп, но в то же время открыло для них новые возможности для осуществления групповой социальной мобильности, переопределения собственного статуса в государственном секторе и конструирования новых позиций на рынке труда. В связи с этим актуальным становится вопрос об адекватных методологических схемах, которые позволят точно описать особенности социального статуса различных профессиональных групп, а также технологии увеличения имеющихся в их распоряжении ресурсов и способы их преобразования в реальные рыночные возможности.

Советские социологи в исследованиях профессиональных групп в основном опирались на три теоретических подхода:

1) стратификационный, в рамках которого профессиональная структура рассматривалась как средство для изучения иерархии престижа или социального расс-лоения общества [1];

2) функционалистский, где профессионалы подвергались анализу с точки зрения соответствия их деятельности и социальных установок интересам государства и задачам осуществления определенных социально-значимых функций [2];

3) социально-психологический, где на первый план выдвигались «внутренние» характеристики профессиональной группы, такие, как сложность труда, его творчес-кий характер и призвание индивидов. Особое внимание уделялось профессионалам как отдельным индивидам, их мотивации и отношению к труду, вопросам ответственности, дисциплинированности и инициативности [3].

Несмотря на разнообразие подходов, такие важные измерения социального статуса, как властные и экономические ресурсы профессиональных групп, по понятным причинам политического характера, выпадали из социологического анализа. Другим серьезным научным пробелом было отсутствие возможности изучать способы и стратегии коллективной восходящей мобильности. В постперестроечной России социологи компенсировали недостаток исследований, направленных на изучение экономического статуса профессионалов [4; 5]. В то же время, поп-режнему мало изученными остаются: объем властных полномочий профессионалов, специфика их взаимоотношений с государством и потребителями их услуг, а также стратегии профессионализации, под которыми мы пониманием групповую

восходящую мобильность1. Для изучения этих вопросов работники сектора социологии профессий и профессиональных групп Института социологии РАН обратились к западной социологии профессий. В наших исследованиях мы рассматриваем профессионалов с точки зрения их групповых интересов, как социальные общности, которые могут закрывать доступ посторонним, не членам профессии, к определенным рыночным преимуществам и социальным благам [7].

В этой статье представлены основные теоретические подходы западной социологии профессий, проведена хронологическая ревизия концепций «профессия», «профессионализация» и «депрофессионализация», а также показано, что теоретические подходы этого научного направления могут быть адаптированы к российским реалиям и использованы для проведения межкультурных сравнительных исследований. В западных работах большее внимание уделялось исследованию элитных профессий интеллектуального труда, которые рассматривались как корпоративные акторы, которым удалось достигнуть статуса «свободных» профессий и сохранить относительно высокую власть и независимость даже под давлением государственной бюрократии и организованного капитала. Это научное направление зародилось в работах основателя структурного функционализма Э. Дюркгейма в 1893 г. В его работе «О разделении общественного труда» профессиональные группы были выделены в качестве важнейших социальных институтов, которые обеспечивают органическую солидарность в обществе, создают и поддерживают положительные социальные образцы поведения, а также выступают как посредники между отдельными индивидами и государством [8]. Именно ра-зделение труда и профессии воссоздают моральное единство общества, в которых традиционные верования утратили былую силу и привлекательность.

В первой части статьи рассмотрены теоретические концепции социологии профессий периода расцвета этого направления, который произошел в англо-саксонских странах в эпоху господства структурного функционализма. Когда в духе дюргкеймовской традиции, исследователи уделяли основное внимание элитным профессиональным группам, которые играли важную позитивную роль в общества. Во второй части представлены конфликтологические воззрения на профессию социологов неомарскистов и неовеберианцев: изучение профессионалов в системе производственных отношений и на рынке труда. В третьей части проанализирован вопрос о границах применимости западных теоретических моделей для проведения эмпирических исследований в России.

Функционалистский взгляд на профессию

На этапе становления западной социологии профессий многие исследователи стремились к детальному теоретическому разграничению между высокостатусными социально значимыми профессиями («professions») и прочими родами занятий («occupations»). Изначально научное разделение на «профессии» и «неп-рофессии» зеркально отражало особенности исторических реалий англо-саксон-ского мира, где термин «профессия» указывал на престижность работы и её орие-нтированность на служение обществу [9]. В соответствии с устоявшейся языковой традицией, в категорию традиционных «профессий» попадали врачи, юристы, церковные служители и преподаватели вузов1 [10]. Кроме почетного престижного титу-ла, эти профессиональные группы отличались от других родов занятий незначите-льным вмешательством в их самоуправление со стороны государства, а также высоким доходом и престижем.

Во всех современных индустриальных странах социальные институты государства и социально значимых профессий развивались взаимосвязанно и оказывали непосредственное влияние на становление друг друга [11, 12]. Исторически сложилось так, что традиционные профессии в Англии и Северной Америке получили право на саморегулирование раньше, чем где бы то ни было в мире. Например, в Великобритании традиционные профессии врача и юриста получили право на автономию под монаршим патронажем. Королевский колледж врачей был сформирован в XVII в., веком позже они получили право на создание профессиональных ассоциаций с широким спектром полномочий, включая контроль над обучением специалистов и лицензированием собственной деятельности. Таким образом, границы вмешательства в дела профессионалов со стороны либерального государства оказались чётко очерченными [13]. Хотя сегодня и в Англии и в Северной Америке взаимоотношения между государством и профессионалами складываются несколько иначе, основной вектор их развития – в сторону уменьшения власти профессионалов и усиления контроля со стороны государства и потребителей услуг [14, 15]. Тем не менее, степень независимости англо-саксонских традиционных профессионалов по-прежнему выше, чем их коллег в континентальной Европе и России [16].

Первые англо-американские социологи профессий в качестве объекта исследования выбирали традиционные профессии и пытались ответить на вопрос, какими уникальными характеристиками, помимо университетского образования, они обладали. Почему именно этим социальным группам удалось приобрести и сохранить высокий статус в обществе. Исследователи сосредоточились на поиске «су-щностной выжимки» феномена традиционных профессий, посредством поиска их отличительных черт [10]. В этих работах зародился атрибутивный подход социологии профессий или «теория черт». Авторы этого направления использовали полученный набор профессиональных критериев для создания «идеального типа» профессии в понимании М. Вебера [17]. По большей части подобные «перечни» характеристик были теоретически не взаимосвязаны. Кроме того, в процессе поиска отличительных черт и попытке связать их между собой, социологи неизбежно «овеществляли» идеальный тип и трактовали абстрактную концепцию так, как будто это был реально существующий феномен [18]. Фактически ставился знак ра-венства между традиционными профессиями и «идеальным типом».

Поиск идеальной модели профессии осуществлялся в контексте парадигмы структурного функционализма. Хотя не все авторы «теории черт» формально относили себя к этому направлению, тем не менее, оно настолько доминировало в конце 1950-х гг., что часто под самой дисциплиной «социологией» понимался фун-кционализм [19]. Традиционные профессии рассматривались как наиболее стаби-льные, эффективные и, в основном, аполитичные институты современного общес-тва. Ключевую фигуру в социологии профессий Т. Парсонс описал в статье для «Энциклопедии социальных наук»: «Профессиональная группа («profession») становится единственным наиболее значимым компонентом в структуре современных обществ. Сначала она вытеснила «государство» в ранее употреблявшемся значении этого термина, а недавно – «капиталистическую» организацию экономики. Именно повсеместное появление профессиональных групп, а не особого статуса капиталистического или социалистического способа организации труда является значимым структурным развитием общества двадцатого века» [20]. Т. Парсонс утверждал, что только сбалансированность интересов капиталистической экономики и традиционных профессий могут гарантировать устойчивый нормативный социальный порядок.

Классическим примером наиболее полного определения «идеального типа» профессии в период структурного функционализма можно считать список из двад-цати трёх характеристик Дж. Миллерсона, составленный им на основе анализа работ двадцати социологов, занимавшихся этой проблематикой [21]. Несмотря на впечатляющий перечень, автору не удалось разделить профессиональные черты на неотъемлемые, структурные атрибуты статуса и на случайные, присущие отдельным индивидам или объясняющиеся преходящими историческими фактами [18, 22]. На основе анализа работ авторов, черпающих вдохновение в функционализме, мы выделяем три основных интегративных характеристики, которые формируют «идеальный тип» профессии [21, 23-26):

  • Профессиональные специальные знания и опыт. Практическая деятельность профессионалов основана на абстрактном, теоретическом знании, которое приобретается в результате длительного обучения и подтверждается документально. В результате профессиональное мнение остается неясным обывателю, но обладает для него авторитетом [27].

  • Профессиональная этика. Деятельность профессионалов должна быть на-правлена на социально значимые цели, акцент делается на служении обществу. Альтруизм может быть не свойственен индивидуальному профессионалу, но для группы является необходимым внутренне присущим качеством [28]. Разработанный этический код закрепляет доверие обывателей к профессиональной группе.

  • Профессиональная автономия в принятии решений, которые имеют непосредственное отношение к практике, содержанию образования, входу в профессию и исключению из профессии. Функционалисты рассматривали эту характеристику как «иммунитет», производный от профессиональных знаний и этики. Позднее социологи стали справедливо утверждать, что профессиональная автономия должна быть оправдана посредством внутреннего саморегулирования профессии (контроль коллег и профессиональной ассоциации) и внешней со стороны потребителей услуг и государства [29].

Авторы более поздних работ социологии профессий не отвергали того факта, что вышеперечисленные черты формируют идеальный тип профессии, однако они в большей мере были заинтересованы в изучении стратегий, используемых профессионалами для достижения высокой социальной позиции [30]. Тогда как функционалисты не придавали значения активности социальных субъектов, а полагали, что существует структурный «естественноисторический процесс профессионализации», под действие которого попадают практически все «белые воротнички», которые все в большей мере приобретают определенные «профессиональные черты» по образу и подобию традиционных профессий [31]. Процесс профессионализации рассматривался как реакция со стороны профессиональных групп на потре-бности общества.

Все рода занятий, обделенные статусом профессии, рассматривались с точки зрения их потенциала профессионализироваться, то есть приблизиться к идеальному типу профессии [32]. В результате в социологической литературе появилась идея «профессионального континуума», на котором размещались все рода занятий, начиная от простых групп физического труда, которым было свойственно наи-меньшее число профессиональных черт, заканчивая «зрелыми» традиционными высокоинтеллектуальными профессиями или «идеальным» типом профессии (Гуд). В социологический лексикон вошли концепции: «практически-профессия», «полу-профессия», «недо-профессия», «не-профессия» (работники физического труда) и другие [33]. Помимо зрелых профессий, чаще всего выделялись: 1) «новые» профессии: инженеры, химики, бухгалтеры, а также представители естестве-нных и социальных наук; 2) полу-профессии или «помощники профессионалов» – медсес-тры, фармацевты, социальные работники; 3) формирующиеся профессии: менеджеры и управленцы частными предприятиями и компаниями [32].

В 1970–гг. теоретические подходы социологии профессий начинают меняться. Наибольшим сомнениям подвергается идея альтруизма профессионалов. При-меры коррупции, несоответствия профессиональной деятельности полученному сертификату все чаще становятся предметом внимания со стороны широкой общественности. В свою очередь, меняется научный социологический климат: проис-ходит смещение акцента с функционалистской на конфликтологическую модель объяснения социальной реальности, и на авансцену выходят неовеберианцы и не-омарксисты. Социологи функционалисты начинают рассматриваться как «жертвы обмана», которые приняли идеологию профессиональных групп за «чистую монету», не проверяя, насколько провозглашаемый идеал ориентации на бескорыстное служение соответствует действительности [34]. Исследователи задались вопро-сом о том, почему традиционным профессиям удалось достичь своего нынешнего высокого социального положения в западном обществе и вопросом, действитель-но ли отличающие их характеристики являются неотъемлемыми и неизменными.

Конфликтологический взгляд на профессии.
Неомарксисты: профессия в классовой системе

Неомарксисты утверждали, что все профессиональные группы являются участниками процесса государственного строительства и поляризации классов. Спорным оставался только вопрос, к какому классу – буржуазии или пролетариата – стоит относить традиционные профессии. Исследователи, которые причисляли профессионалов к классу пролетариата, были убеждены что традиционные профессии, равно как и новые профессии, находятся в состоянии «пролетарианизации» или «депрофессионализации» [35-37]. Утверждалось, что «белые воротнички» испытывают всё возрастающее экономическое, техническое и организационное отчуждение от результатов своего труда. При этом «депрофессионализация» определялась как процесс потери со стороны профессий интеллектуального труда возможности осуществлять контроль над местом расположения, содержанием и значением собственного труда, а также подчинением труда требованиям капиталистических производственных отношений.

Неомарксисты закономерно обратили внимание на вопрос о рестратификации общества, а также об изменениях в объёме властных полномочий традиционных профессиональных групп. Так, Мак-Кинли и Арчес выделили семь основных властных прерогатив, которые профессионалы утратили в капиталистическом обществе. В целом, речь идет о потере контроля над: 1) критериями «входа» в профессию, принятием решений, каким должно быть количество студентов; 2) проце-ссом обучения; 3) условиями и содержанием труда; 4) объектами труда, под которыми понимаются клиенты; 5) орудиями труда (например, у врачей это могут быть медикаменты и медицинское оборудование); 6) средствами труда, недвижимостью и 7) уровнем вознаграждения [36]. Эта концепция также прослеживается в ранних работах известного социолога профессий М. Ларсон, где она пишет о том, что вра-чи испытывают всё возрастающее экономическое, организационное и техническое отчуждение от результатов своего труда [38].

Важно отметить, что многие неомарксисты полагали, что традиционные профессиональные группы не только не теряют контроля над средствами производства, но, напротив, монополизируют их. Поэтому их следует относить к представителям класса буржуазии или считать частью этого класса [36]. Так, например, утверждалось, что главной задачей врачебной профессии является контроль над сознанием собственных клиентов с целью поддержания капиталистического социального порядка. Соответственно, врачи не готовы помогать своим пациентам в до-лжной мере, так как они получают высокое вознаграждение за осуществление контроля и надзора за обывателями по «заказу» буржуазии. Интересы профессионалов воспринимались как непосредственно связанные с интересами доминирующего капиталистического класса, а сами профессионалы как группы сговора и эксп-луатации.

Авторам этого направления не удалось избежать методологических сложностей. Неомарксисты рассматривали не только профессиональные группы, но и любое современное капиталистическое государство как средство для обслуживания интересов капиталистического класса. Этот аргумент трактовался как неподдающаяся обсуждению аксиома, и в таком контексте получалось, что профессиональные группы «обречены» воспроизводить капиталистические производственные отношения. Эту методологическую интерпретацию нельзя считать реалистичной. Во-первых, её опровергают эмпирические исследования, которые наглядно демонстрируют, что элитные традиционные профессиональные группы, такие, например, как врачи и юристы, обладают властной автономией. Во-вторых, основной недостаток теоретических наработок этого направления заключается в том, что неомарксисты оперируют телеологическим пониманием государственной системы, как неизменно действующей в интересах правящего класса и капитала [39].

Отдельно необходимо отметить, что неомарксисты и функционалисты, расс-матривали профессиональные группы исключительно как элементы структуры, которые просто отвечают на складывающиеся социальные изменения. В основе развития активистского подхода в социологии профессий лежит интерпретативная социологическая парадигма, акцентирующая внимание на действии, на процессах социальной реальности и их конструировании [18]. В работах неовеберианцев акцент смещается в сторону изучения активности профессионалов, которые преследуют свои цели, используя все имеющиеся в их распоряжении ресурсы. В их работах профессионализация начинает рассматриваться как процесс, инициированный самими индивидами.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 2 (12) [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2010 – 168 с.
  2. 10) [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 4 (10) [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2009.
  3. 11) [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 1 (11) [Текст]: научно-аналитический журнал (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2010.
  4. 8) [Текст]: научно-аналитический журнал серия «Право» (издаётся с 2007 г.)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 2 (8) [Текст]: научно-аналитический журнал серия «Право» (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2009.
  5. [Текст]: научно-аналити-ческий журнал (издаётся с 2007 г.)

    Документ
    АКАДЕМИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК № 3 (13) – серия «Право» [Текст]: научно-аналити-ческий журнал (издаётся с 2007 г.). Тюмень: «Тюменская государственная академия мировой экономики, управления и права» («ТГАМЭУП»), 2010.

Другие похожие документы..