Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Глубокое исследование этой проблемы, анализ причин ее возникновения и последствий, пагубность влияния наркотиков на психику и организм молодого челов...полностью>>
'Документ'
Производственная маркировка: понятие и назначение. Носители производственной маркировки; требования, предъявляемые к ним. Способы нанесения информаци...полностью>>
'Программа'
вступительных экзаменов по математике и теории и методике обучения математике в аспирантуру по специальности: 13.00.02 – теория и методика обучения и...полностью>>
'Исследование'
Актуальность моего научного методического исследования определяется особым вниманием, которое обращено современной педагогической наукой на проблемы ...полностью>>

Переводы произведений н. В. Гоголя на английский и немецкий языки как проблема интерпретации (на примере «вечеров на хуторе близ диканьки»)

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

ШОЛОХОВА АННА СЕРГЕЕВНА

ПЕРЕВОДЫ ПРОИЗВЕДЕНИЙ Н.В. ГОГОЛЯ НА АНГЛИЙСКИЙ И НЕМЕЦКИЙ ЯЗЫКИ КАК ПРОБЛЕМА ИНТЕРПРЕТАЦИИ (НА ПРИМЕРЕ «ВЕЧЕРОВ НА ХУТОРЕ БЛИЗ ДИКАНЬКИ»)

Специальность 10.01.01 – Русская литература

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре истории русской классической литературы Российского государственного гуманитарного университета

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор Манн Юрий Владимирович

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Богданова Ольга Алимовна

кандидат филологических наук Виноградская Наталия Леонидовна

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Тверской государственный университет»

Защита состоится «24» марта 2011 года в 15 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.198.04 при Российском государственном гуманитарном университете по адресу: ГСП-3, 125993 Москва, Миусская пл., д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного гуманитарного университета

Автореферат разослан «21» февраля 2011 года

Ученый секретарь совета,

кандидат филологических наук, доцент В.Я. Малкина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Уже в первой половине XIX века произведения Н.В. Гоголя становятся известны за рубежом. И именно в этот период критики и литераторы впервые заговорили о тех проблемах, которые возникают при переводе гоголевских текстов на иностранные языки (В.Г. Белинский, Ф.М. Достоевский, М.Н. Катков, Н.А. Мельгунов и др.). В ХХ веке появились работы, затрагивающие проблему восприятия творчества Гоголя за пределами России (М.П. Алексеев, С.Г. Исаков, А.В. Михайлов, Е.К. Судакова, Д.М. Урнов и др.), анализировались переводы Гоголя на языки Азии и Востока (А.А. Искоз-Долинина, К.П. Мкртчян, Е.М. Пинус, Б.Л. Рифтин и др.), была составлена библиография переводов произведений писателя (М.С. Морщинер, Н.И. Пожарский).

В настоящее время изучению переводов Гоголя отводится особое место. Появляются новые публикации, затрагивающие вопрос трансформации гоголевского текста при переводе (И.И. Вороненков, И.Ф. Тимофеева, И.Н. Шама). Исследователи обращают внимание на проблему качества переводов, проблему передачи авторской интенции, проблему сохранения национального колорита, проблему степени адаптации русского текста к привычкам зарубежных читателей, к традициям зарубежной литературы. Актуальность настоящей работы связана с тем, что она призвана дополнить общую теоретическую картину.

Предметом исследования является проблема переводческой интерпретации художественного текста. Центральный объект исследования – цикл повестей Н. В. Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки»1 и различные варианты его перевода на английский и немецкий языки.

Источники – исследуется два английских перевода. Первый из них – работа, сделанная известной переводчицей Констанс Гарнетт2. В 1922-1929 гг. на английский язык выходит полное собрание сочинений Н.В. Гоголя в её переводе, «Вечера на хуторе» были изданы 4 томом в 1926 г. Затем, в 1930 г. выходит переиздание «Вечеров» отдельной книгой. К. Гарнетт принадлежит немало переводов русской классики. О достоинствах ее работ в последнее время ведется много споров, вместе с тем, именно в её переводах англичане полюбили Гоголя и именно по ее работам, которые не раз переиздавались в ХХ веке, изучают русскую литературу в англоязычных странах.

Следующий, рассматриваемый перевод на английском языке, был сделан в России в 50-х гг. ХХ в. издательством литературы на иностранных языках и выпущен под редакцией Овидия Горчакова3. Однако большей частью он представляет собой измененный вариант работы К. Гарнетт.

Кроме того, анализируется два немецких перевода. 1. Перевод, сделанный известным немецким писателем, драматургом, поэтом и переводчиком Людвигом Рубинер в соавторстве со своей женой Фридой Шак (или же Фридой Ихак)4. Это первый перевод «Вечеров» на немецком языке, выпущенный в 1910 г., позже были сделаны несколько его переизданий. 2. Работа переводчика Михаэля Пфайффера (1968 г.)5.

Материал исследования включает в себя широкий спектр лексических, фразеологических единиц и элементов текста, которые вызывают определенные трудности при передаче на иностранный язык и, вместе с тем, наиболее ярко характеризуют гоголевскую манеру повествования, а также различные варианты их перевода.

В диссертации не затрагивается проблема перевода реалий, поскольку данный вопрос требует отдельного рассмотрения.

Цель исследования – определить, насколько адекватно переводчики воспроизводят стилистические особенности оригинального текста, какие элементы подлинника остаются непереданными, как точно сохранена авторская манера повествования.

Достижение указанной цели осуществляется путем решения следующих задач:

– определение понятий «интерпретация текста» и «художественный перевод»;

– выявление элементов текста, которые в той или иной мере отражают особенности гоголевского стиля и представляют максимальный интерес и трудности при переводе;

– тематическая классификация лексических и фразеологических элементов оригинального текста;

– выявление и описание основных способов и приемов передачи авторского текста при переводе;

– определение критериев, влияющих на выбор того или иного способа перевода;

– сопоставление нескольких вариантов переводов одного и того же текста или переводов одной и той же исходной единицы в разных источниках;

– описание переводческих преобразований;

– на основе проведенного анализа определить, насколько точно выбранные переводы соответствуют оригинальному тексту.

Работа построена на принципах сопоставительного лингвостилистического метода. К сопоставительному анализу переводов можно подходить с разных сторон. Прежде всего, может сравниваться смысловая степень эквивалентности перевода оригиналу. Она предполагает анализ различных компонентов содержания оригинала и перевода на всех уровнях. В результате такого анализа можно описать информацию, утраченную при переводе. Затем, объектом анализа могут быть те изменения, которые делает переводчик для того, чтобы максимально возможно сохранить стилистические особенности оригинала. Этот метод анализа исходит из того, что основные трудности для переводчика в процессе перевода связаны с невозможностью простой подстановки обычных соответствий, с необходимостью производить структурные и стилистические изменения на различных уровнях. Количество и степень таких изменений являются показателем переводческого «творчества». И, наконец, можно попытаться сравнить ту степень эстетического воздействия, которую оказывают оригинал и его перевод на читателей.

Такой всесторонний сопоставительный анализ дает возможность получить информацию о разнообразных приемах и способах перевода. Однако в центре работы находится не оценка, а описание и классификация различных подходов к передаче ряда авторских слов и выражений.

Теоретической базой исследования послужили литературоведческие работы ученых, посвященные проблематике интерпретации текста (К.А. Долинин, М.И. Гореликова, А.Б. Есин, В.А. Кухаренко, П.М. Топер, В.Е. Хализев), стилистике Н.В. Гоголя (А. Белый, В.В. Виноградов, В.В. Гиппиус, И.Е. Мандельштам, Ю.В. Манн, и др.), а также работы, затрагивающие проблему художественного перевода (Л.С. Бархударов, С. Влахов, С. Флорин, Н. Галь, Л.В. Гинзбург, В.Н. Комиссаров, И. Левый, Л.И. Рецкер, А.В. Федоров и др.).

Кроме того, в диссертации использованы данные толкового словаря В.И. Даля. В нем отражен словарный состав русского языка (как литературного, так и разговорного, а также диалектов) середины XIX века, что позволяет судить о значении того или иного языкового элемента в эпоху Н. В. Гоголя. Вместе с тем, использовались данные других энциклопедических, толковых, этимологических словарей русского языка (А.К. Бирих, Д.Н. Ушаков, М. Фасмер и др.).

Анализ различных переводов «Вечеров на хуторе близ Диканьки» Н.В. Гоголя на английский и немецкий языки проводится впервые, что обусловливает новизну работы.

На защиту выносятся следующие положения:

– Художественный язык прозы Н. В. Гоголя – один из наиболее сложных для перевода на иностранные языки. Это ярко проявилось в попытках перевести на английский и немецкий его первый цикл повестей, теснейшим образом связанный с самобытной народной культурой Малороссии.

– По-разному передавая те или иные стилистические особенности, то или иное диалектное и контекстное значение языковых единиц оригинала, отличаясь своими достоинствами и недостатками, разные переводы гоголевского цикла отражают общую переводческую проблематику.

– При переводе «Вечеров» оказалось невозможным сохранить национальные особенности оригинального текста, в связи с чем значительная часть стилистических особенностей подлинника остается недоступной читателям перевода.

– Авторы переводов старались максимально строго следовать за оригиналом, но при этом не всегда могли преодолеть трудности, связанные с так называемой непереводимой лексикой (просторечия, антропонимы и т.п.), несущей в художественном тексте не только нагрузку этнографической деталировки, но и полноправного компонента художественной ткани повествования.

Теоретическое и практическое значение работы обусловлено тем, что материалы исследования и полученные выводы могут быть использованы как в исследовательской, так и в педагогической практике (подготовка академических курсов по теории и практике перевода, по стилистике Н.В. Гоголя; подготовка спецкурсов и семинаров по изучению русского языка как иностранного).

Апробация работы основные положения диссертационного исследования были представлены и обсуждались в докладе на Юбилейной международной научной конференции, посвященной 200-летию со дня рождения Н.В. Гоголя (ИМЛИ РАН, 2009 г.). Диссертация обсуждалась на заседании кафедры истории русской литературы РГГУ. По проблемам, поднятым в исследовании, опубликовано три научных статьи.

Структура работы – диссертационная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность и научная новизна темы, формулируются цели и задачи исследования, его теоретическая и практическая значимость, характеризуются основные теоретические и методологические принципы.

Первая глава посвящена ключевым для исследования вопросам интерпретации текста и художественного перевода, а также истории первых переводов произведений Н.В. Гоголя.

В § 1.1 «Понятия «интерпретации текста» и «художественного перевода»» рассматриваются значимые для настоящего исследования понятия.

В литературоведении под интерпретацией текста понимают определенную трактовку художественного произведения, направленную на раскрытие его смысла, постижение его идеи, концепции, объяснение различных принципов его структуры.

Любой художественный текст многозначен, а в силу этого произведение может вызывать различные, нередко прямо противоположные интерпретации. При этом, чем сложнее текст для понимания, тем больше возможностей возникает для различных его толкований.

Понятие «интерпретации» лежит в основе переводческой деятельности, ведь любой перевод – это процесс порождения нового текста на основе понимания текста исходного.

Перевод – это своеобразная трактовка текста оригинала, которая передает художественное произведение, написанное на одном языке, средствами другого. Наиболее существенным и трудным моментом в данном процессе является способность переводчика воссоздать образный мир художественного произведения, сохранив, по возможности, стиль и слог автора.

Содержание, стиль, интонация текста перевода, безусловно, должны быть эквивалентны аналогичному сообщению на языке оригинала. Однако одни и те же элементы речи по-разному воспринимаются на языке перевода (ПЯ) и на исходном языке (ИЯ), языке оригинала. Кроме того, некоторые из этих элементов переводчик просто не сможет полностью воспроизвести, потому что всегда будет существовать разница культур, традиций, разница предыдущего опыта людей двух стран, которые будут не совпадать между собой. Любой из этих внешних, переменных факторов может существенным образом влиять на характер переводческого процесса.

Таким образом, возникает проблема степени адекватности перевода оригиналу. Поскольку не всегда элементам одного языка однозначно соответствуют компоненты другого, возникают отношения условной эквивалентности, при которой возможны несколько отличных друг от друга переводов, а, следовательно, и несколько интерпретаций одного и того же текста.

Для данного исследования неслучайно выбрано одно из произведений Н.В. Гоголя. Специфике стиля Гоголя посвящено множество работ, и в каждой из них говорится об уникальности, об особой художественной манере писателя. Язык произведений Гоголя представляет собой сочетание различных стилистических приемов – сюда можно отнести сказовый стиль; употребление русских просторечных выражений; употребление украинского простонародного языка; фразеологические обороты; иронические и идиоматические выражения; каламбуры и т.д.

Все это многообразие особенностей гоголевского стиля нельзя свести к какой-либо одной интерпретации, поскольку смысловое содержание любых единиц языка тесно связано с их экспрессивной окраской. При переводе любого слова или словосочетания необходимо передавать и ту коннотацию, которая сопряжена со значением данной языковой единицы. Даже отсутствие какой-либо эмоциональной окраски является стилистически значимым, так как выступает на фоне стилистически окрашенных экспрессивных описаний, и, естественно, вступает в художественно значимый контраст со своим фоном.

Все выходящие за рамки нормы слова и словосочетания, создающие неповторимую авторскую манеру, специфику произведения с точки зрения перевода и переводчика представляют определенную проблему. В художественном тексте эта проблема ощущается наиболее остро, поскольку здесь на первое место выступает именно эмоциональная оценка, ассоциации и чувства, связанные с тем или иным выражением. Поэтому адекватный перевод должен как можно более точно передать не только смысл, но и стилистические и эмоциональные особенности оригинала, отражать мир художественного произведения, который создает автор.

Следовательно, при любом переводе, а при переводе художественного текста особенно, возникают определенные трудности, неизбежны стилистические и информационные потери. Чтобы избежать некоторый ряд таких потерь, переводчику необходимо искать и анализировать различные варианты, разбирать множество значений одного и того же слова, использовать различные специальные приемы перевода.

В § 1.2 дается «Обзор ранних переводов произведений Н.В. Гоголя».

Первые попытки переводов произведений Гоголя появляются еще при жизни писателя, в конце 30-х гг. XIX века. Первой европейской страной, увидевшей его работы на своем родном языке, становится Чехия, а первым переводом – повесть «Тарас Бульба». Перевод принадлежал известному чешскому литератору К. В. Запу и был опубликован в журнале «Kwěty» за 1839 г.

Почти одновременно, в ноябре 1839 г., в немецкой газете «Morgenblatt» печатается повесть «Записки сумасшедшего». Перевод выполнен Н.А. Мельгуновым совместно с Генрихом Кёнигом.

Начиная с 40-х гг. XIX века, почти ежегодно в европейской печати публикуется одна из повестей Гоголя. Были переведены «Старосветские помещики» (1840 г.), «Тарас Бульба» (1844 г.), «Вий» (1845 г.), «Повесть о том, как поссорился…» (1846 г.) и др. Первоначально в переводах выходили в основном повести из «Вечеров…» и «Миргорода». Зарубежным читателям казалось, что именно в них наиболее ярко выражен национальный «русский» колорит, и, несмотря на то, что Гоголь изображал в повестях романтический и сказочный мир Малороссии, иностранцы воспринимали произведения как источник информации о неведомой и далекой стране – России.

Качество первых переводов оставляло желать лучшего, и критика справедливо отмечала, что в них не только утрачивается творческое прочтение оригинала, но почти на каждой странице попадаются самые непростительные искажения, неточности, а местами и абсолютные нелепости. Действительно, некоторые переводы скорее можно было назвать переделкой – переводчики часто изменяли на свой манер фамилии и имена главных героев, переносили место действия в свою страну, нередко перерабатывали даже основные события произведения, вводили ряд сокращений, вплоть до исключения некоторых частей текста и добавления своих собственных.

Отчасти это связано со сложившейся к началу XIX века определенной переводческой традицией, когда перевод был склонен к национальной адаптации оригинала, переложениям и переделкам чужих произведений на местный лад. Задача перевода сводилась к минимуму: в первую очередь необходимо было воспроизвести сюжет произведения.

По-настоящему, имя Н. В. Гоголя как одного из самых значительных русских писателей становится известно в Европе после 1845 г., когда в Париже был издан сборник «Русские повести Гоголя» («Nicolas Gogol. Nouvelles russes»), в который вошли «Вий», «Тарас Бульба», «Записки сумасшедшего», «Коляска» и «Старосветские помещики». Идея этого издания и выбор текстов принадлежали И.С. Тургеневу, а переводы были выполнены Тургеневым и С.А. Гедеоновым. Однако на титульном листе в качестве переводчика напечатано имя Луи Виардо, который корректировал французский перевод, исправляя некоторые фразы и выражения.

Одним из первых критиков, откликнувшихся на появление перевода Гоголя во Франции, был В.Г. Белинский, который поместил в «Отечественных записках» статью «Перевод сочинений Гоголя на французский язык». Перевод обратил на себя большое внимание в самой Франции, где имел необычайный успех. Вслед за выходом перевода в свет во французской печати («Illustration», «Journal des Débats», «Revue des Deux Mondes») появился ряд критических статей с положительными отзывами о произведениях Гоголя.

«Русские повести Гоголя» не раз переиздавались во Франции, кроме того, с них были сделаны переводы на другие европейские языки. Например, в Германии в 1846 г. Генрих Боде, совершенно незнакомый с русским языком, переводит повести Гоголя с французского на немецкий. Его работа под названием «Русские повести» («Russischе Novellen») была опубликована в Лейпциге. Безусловно, данный перевод очень сильно расходился с текстом оригинала, который, в свою очередь, с некоторыми неточностями был передан и на французском.

С начала 50-х гг. XIX века на иностранных языках начинают выходить не только повести Гоголя, но и его драматические произведения. Важно отметить, что современники писателя относились к данным переводам довольно скептически. Многие были абсолютно убеждены в «непереводимости» «Ревизора» или «Женитьбы», поскольку считали невозможным передать при переводе диалог гоголевских персонажей. Ведь каждому из действующих лиц присуща своя, особая манера речи, со свойственной только ему экспрессией.

Вместе с тем, первый перевод «Ревизора» в Германии стал одним из лучших переводов не только XIX, но и XX столетия. Он вышел в Берлине в 1854 г. и принадлежал перу известного литератора и переводчика Августа Видерта (1829-1886). Переведенный им «Ревизор» вызвал в немецкой литературе восторженные отзывы. Стараясь, по возможности, сохранить гоголевскую манеру повествования, Видерт стремился сделать перевод увлекательным для немецких читателей. Вместе с тем, перевод Видерта практически не переиздавался и был незаслуженно забыт.

Несколько иной была судьба ранних переводов Гоголя в Англии. Первое английское знакомство с Гоголем относят к 1847 г., когда в журнале «Blackwood’s magazine» появился перевод «Портрета», сделанный Т. Б. Шоу. Затем, в 1850 г. на английском языке вышел перевод «Вечеров на хуторе…». Однако обе эти работы совершенно остались без внимания, как критиков, так и публики.

Гораздо больший интерес вызвал перевод-подделка «Мертвых душ», вышедший в 1854 г. под заглавием «Русская жизнь. Сочинения русского дворянина» («Home life in Russia. By a Russian Noble», London, 1854). Автор данного перевода выдал его за собственное сочинение, не указав имени Гоголя. Подделка была открыта английским журналом «Athenaeum», который указывает и настоящее имя автора, и время выхода поэмы в свет, и даже перечисляет некоторые критические статьи, посвященные «Мертвым душам».

Подобный факт свидетельствует о том, что в Англии в этот период еще плохо были знакомы с русской литературой и с произведениями Гоголя в частности. На протяжении еще достаточно долгого времени англичане не могли по достоинству оценить поэму Гоголя, о которой, порой, высказывали совершенно нелепые мнения.

К началу ХХ века Гоголь переведен почти полностью на многие языки мира. Его произведения начинают обретать популярность не только в литературной среде, но и в среде массового читателя. Во многом этому способствовали первые публикации и монографии, которые рассказывали о жизни Гоголя и давали краткий обзор его творчества.

В начале ХХ в. увеличивается не только количество переводов, но и изменяется их качество. Формируется новая переводческая традиция, к переводам перестают относиться как к простому переложению текста на другой язык. Работы прошлого столетия анализируются, переводчики стараются учесть те неточности, те ошибки, которые были допущены их предшественниками, стремятся создать максимально близкий оригиналу текст. Проблема стиля ставится теперь на одно из первых мест. Переводчики стараются находить оптимально адекватный способ перевода без утраты смысла, стиля, экспрессии и легкости прочтения.

Во второй главе анализируются основные стилистические приемы Н.В. Гоголя, использованные в «Вечерах». Кроме того, глава посвящена практическому анализу текста «Вечеров»: в ней сопоставляются различные подходы переводчиков к тексту оригинала, различные способы передачи некоторых лексических и фразеологических единиц, употребленных в произведении, говорится о тех изменениях, которые неизбежно возникают в процессе перевода, и об их достоинствах и недостатках.

§ 2.1 Основные стилистические особенности «Вечеров»

Основными чертами языка ранних произведений Гоголя является их народно-сказовая направленность. «Вечера на хуторе» заведомо ориентированы на сказ малоросского рассказчика, на устный монолог повествующего лица, о чем свидетельствует богатство интонаций разговорного языка, простая структура предложений, эмоционально окрашенная и типичная для устной речи лексика.

Просторечия, украинизмы, бранные выражения в большом количестве включались Гоголем в текст с самой первой редакции повестей как средство народно-сказовой экспрессии, что придавало повестям характер действительных историй, переданных как реальное событие, истинный факт. В своем повествовании Гоголь не только использует имеющиеся в русском языке различные художественные средства выражения (аллегории, эпитеты, сравнения), но и значительно развивает их, создавая много новых и совершенно оригинальных, несвойственных обычному языку слов.

Под общей повествовательной рамкой объединены истории, рассказанные разными героями. Повествование «Вечеров» выдержано в различных стилистических ключах, среди которых можно выделить главные: Панич – высокий, книжно-романтический стиль, Фома Григорьевич и Рудой Панько – народно-бытовой сказ.

Гоголь сознательно стремится сохранить естественность речи и украинский колорит. Каждое слово, каждая фраза в тексте «Вечеров» значимы, существенны любые детали и подробности – все подчинено созданию единого образа, раскрытию сюжета и всегда каждый стилистический прием преследует определенную цель, несет в себе определенное значение, заключающееся в воспроизведении яркого колорита живой, устно-повествовательной речи.

§2.2 «Анализ английских и немецких переводов «Вечеров»» посвящен практическому анализу английских и немецких переводов. Основываясь на сопоставлении переведенных текстов с текстом оригинала, делается попытка выяснить, как переводчики преодолевают ряд, возникающих при переводе трудностей; насколько близко они передают коннотативное значение языковых единиц оригинала; как точно воспроизводят манеру повествования, стилистические особенности произведения; анализируются возникающие при переводе потери.

Как известно, основой гоголевского текста является сказ. Манера сказа строится на стремлении создать в литературном повествовании иллюзию устной монологической речи, принадлежащей не автору, а рассказчику. В «Вечерах» возникает образ простого, временами почти фольклорного рассказчика, чье повествование – художественная имитация монологической речи, которая, воплощая в себе сюжет, как будто строится в порядке ее непосредственного говорения.

Впечатление разговорности, спонтанности, непосредственности повествования создается типичными для устного, живого языка особенностями. Прежде всего, это определенный порядок слов, особые интонационные модели, словосочетания и выражения, характерные для разговорной речи.

В гоголевском повествовании постоянно используются обращения, адресованные как будто бы слушателю-собеседнику: «Да вот было и позабыл самое главное. Как будете, господа, ехать ко мне, то прямехонько берите путь по столбовой дороге, на Диканьку»6 (Предисловие к 1 части). Рассмотрим немецкий перевод Л. Рубинер и Ф. Шак: «Doch halt – ich habe ja die Hauptsache vergessen: Wenn ihr, liebe Herren, zu mir fahrt, dann schlagt die gerade Poststraβe nach Dikanka ein»7. Перевод отрывка достаточно точно следует за оригиналом, Рубинер и Шак вводят в текст дополнительные детали и уточняющие конструкции, которые делают его более «близким» для немецких читателей, но при этом сохраняют самое важное – просторечный, разговорный колорит оригинала.

Не менее значимы в тексте Гоголя оговорки, усеченные речевые конструкции. Рассмотрим ряд выражений из «Ночи перед рождеством» в переводе К. Гарнетт и Л. Рубинер, Ф. Шак: «остановился перевесть дух» – «stopped to take breath» (К. Гарнетт), «blieb er stehen um Luft zu schöpfen» (Л. Рубинер, Ф. Шак); «струмент свой» –«my tools» (К. Гарнетт), «meine Werkzeuge» (Л. Рубинер, Ф. Шак). Здесь просторечная, сокращенная, редуцированная форма неизбежно заменена общепринятой, литературной. Интересным представляется перевод выражения «одному будет тяжело несть»: К. Гарнетт прибегла к приему компенсации и придумала такой аналог, который, не имея функционального соответствия оригиналу, несет в себе, тем не менее, нужную экспрессивную окраску благодаря своей ритмической структуре: «it will be too heavy for one to carry».

Гоголевский рассказчик употребляет множество экспрессивно окрашенных конструкций – вводных слов, междометий и восклицаний: «положим» («supposing», «angenommen»), «покамест» («till», «until», «während», «als»), «куды» («indeed», «what nеxt»). Переводчики обычно используют близкие им, литературные единицы, которые воспроизводят смысл оригинала и лишь в какой-то мере его коннотативное значение. Интересна фраза из повести «Заколдованное место», которая практически целиком состоит из вводных предложений: «Оно конечно, то есть, если хорошенько подумать, бывают на свете всякие случаи...» 8. В переводе К. Гарнетт фраза звучит следующим образом: « To be sure, if you come to that, all sorts of things do happen in this world…»9. Мы видим явное упрощение языка оригинала, при этом в целом переводчица сохраняет смысл фрагмента, однако общее художественное впечатление теряется. Гарнетт, в сущности, заменяет стилистически окрашенные слова и обороты их нейтральными аналогами.

В речь своих персонажей Гоголь включает и ругательные, бранные слова: «… и тот же самый лукавый, чтоб ему, собачьему сыну, приснился крест святой! настроил сдуру старого хрена отворить дверь хаты»10 («Вечер накануне Ивана Купала»). Рассмотрим перевод в редакции К. Гарнетт: «… and the same devil – may he dream of the Holy Cross, the son of a cur! – prompted the old chap to open the door»11. Любопытна замена «старый хрен» – «old chap» (приятель, старина). В результате английской редакции выражение приобрело положительную коннотацию вместо ругательства.

Приведем еще примеры просторечных выражений: «ввечеру, уже повечерявши» («in the evening, after supper» (К. Гарнетт / О. Горчаков), «Abends, nach dem Abendbrot» (М. Пфайффер), «Abends, nachdem man gevespert hatte» (Л. Рубинер, Ф. Шак)); «опустя руки» («letting his hand fall» (К. Гарнетт), «helplessly» (О. Горчаков), «lieβ die Hände sinken» (М. Пфайффер), «lieβ die Arme sinken» (Л. Рубинер, Ф. Шак)); «калякали о сем и о том» («they chatted of one thing and another» (К. Гарнетт / О. Горчаков), «man schwatzte über dies und jenes» (Л. Рубинер, Ф. Шак), «Sie schwätzten über dies und das» (М. Пфайффер)) и т.д.

Всевозможные вольности устной речи часто имеют индивидуальный характер и передаются в зависимости от целей, которые преследует автор. Повторим, что в переводах «Вечеров» непреодолимые трудности возникают в передаче просторечных выражений оригинала. Как мы видим, и в английских, и в немецких переводах в большинстве случаев используются общеупотребительные выражения, которые сохраняют лишь общее значение просторечия, не передавая коннотацию оригинала.

Для стиля Гоголя очень характерно использование нестандартной грамматической формы слова. В процессе непринужденного общения собеседники нередко не воспроизводят существующие в языке слова, а создают их, опираясь на продуктивные словообразовательные модели.

Например, рассмотрим образование глаголов с помощью приставки -по: «поразводили», «поразобрало», «поопрокидывал», «поблагословить», «позакидали», «пооденутся», «попереодевались», «поприставали», «поподымали», «понапугали» Добавление приставки -по придает слову значение многократности, поочередности совершения действия и часто используется в повседневной, разговорной речи. В переводе невозможно передать подобную особенность оригинала теми же средствами ПЯ, однако переводчик должен следовать намерениям автора, уточнив для себя, какие цели он ставил и какими средствами их добивался. Прежде всего, в переводе необходимо было сохранить колорит разговорной речи, передать детали непринужденного, непосредственного общения. Приведем пример: «не пора ли нам всех этих повес прошколить хорошенько…» Глагол –прошколить означает «проучить, дать урок». Прием объяснения использует К. Гарнетт: «to give a good lesson». Наиболее интересен в данном случае перевод Л. Рубинер, Ф. Шак – переводчики нашли в ПЯ просторечный фразеологический оборот, полностью сохраняющий смысл высказывания: «tüchtig ins Gebet zu nehmen».

Важной чертой, отличающей повести Гоголя, является соединение в одном ряду высокого и низкого, комического и серьезного начала. Веселое в «Вечерах» часто сменяется грустным, тревожным, трагическим. Меняется и стиль повествования – просторечные слова и выражения заменяют литературно книжные слова и обороты, пышные, длинные фразы, которым свойственна эпическая напевность и драматизм.

Рассмотрим один из наиболее характерных примеров:

«Знаете ли вы украинскую ночь? О, вы не знаете украинской ночи! Всмотритесь в нее. С середины неба глядит месяц. Необъятный небесный свод раздался, раздвинулся еще необъятнее. Горит и дышит он. Земля вся в серебряном свете; и чудный воздух и прохладно-душен, и полон неги, и движет океан благоуханий. Божественная ночь! Очаровательная ночь!»12 («Майская ночь») Перевод Л. Рубинер и Ф. Шак: «Kennt ihr die Nächte der Ukraine? O Ihr kennt die Nächte der Ukraine nicht. Blickt nur recht tief in sie hinein, versenkt Euch tiefer in ihre Wunder. Mitten vom Himmel herab blickt der Mond; noch gewaltiger als sonst ist die unermeβliche Wölbung des Himmels, dehnt sich noch weiter in unermeβliche Fernen und scheint brennend und lohend zu atmen. Die ganze Erde liegt in silbernem Lichte da, die wundersame Luft ist von einer schwülen Kühle und Wonne erfüllt, und strömt einen Ozean von Wohlgerüchen aus. Göttliche Nacht! Berückende Nacht!»13 Патетика и поэтичность гоголевского описания сохраняются при переводе, прежде всего, благодаря употреблению высокопарной лексики («die unermeβliche Wölbung», «in unermeβliche Fernen», «lohend zu atmen», «die wundersame Luft», «erfüllt Wonne», «das Wohlgerüchen», «Göttliche Nacht», «berückende Nacht»). Вместе с тем, лаконичные фразы оригинала сменяются более пышными, дополненными вариантами в переводе: например, «Всмотритесь в нее». – «Blickt nur recht tief in sie hinein, versenkt Euch tiefer in ihre Wunder».

Контраст авторских лирических отступлений и описаний с легкой разговорной речью выдержан и в переводах. Выбор стилистически окрашенных слов и словосочетаний, принадлежащих высокому стилю; сохранение, по возможности, ритма и интонации фраз; серьезный тон повествования – все это передает поэтическое и, местами, трагическое настроение оригинала.

В особом качестве выступают у Гоголя и различного рода фразеологические обороты. При этом привычные, литературно-книжные выражения встречаются в тексте сравнительно редко. Вместе с тем в «Вечерах» мы встречаем фразеологизмы, которые создают представление о малоросской культуре, и те, значение которых не всегда понятно даже для русского читателя. Национальная окраска характерна для многих образных фразеологических единиц. Она бывает обусловлена как специфически окрашенным компонентом, так и характером самой единицы, связанной с определенными национальными особенностями. При переводе подобных фразеологических единиц необходимо стремиться к сохранению и передаче национального колорита, однако, если не существует такой возможности, можно им пренебречь, отразив при этом семантику высказывания. В подобных случаях часто прибегают к приему описательного перевода: «дать треуха» – «to give him a clout on the ear» (К. Гарнетт), «ходить на лед ковзяться» – «to go skating on the ice» (О. Горчаков), «провозить попа в решете» (т. е. лгать на исповеди) - –«to tell a lie at confession» (К. Гарнетт), «in der Beichte zu lügen» (Л. Рубинер, Ф. Шак). К сожалению такой способ перевода даже частично не воспроизводит экспрессию и стилистическую окраску выражений.

Возможна замена фразеологической единицы оригинала, нейтральным, не содержащим национальной окраски фразеологическим оборотом ПЯ, поскольку важнейшее правило в данном случае – переводчик не должен подменять чужой колорит своим. Например, «дать дулю» – «to make a long nose» (К. Гарнетт), «um dem anderen einen Vogel zu zeigen» (М. Пфайффер); «москаля везть» – «begin spinning their yarns» (К. Гарнетт), «sein Garn herunter zu spinnen» (Л. Рубинер, Ф. Шак), «einem blauen Dunst vorzumachen» (М. Пфайффер).

Приведем пример курьезного перевода. Рассмотрим выражение: «А как начнут дуреть, да строить штуки... ну, тогда хоть святых выноси»14. В данном выражение две фразеологические единицы: 1. обладающая национальным колоритом «строить штуки» (хитрить, совершать проделки); 2. «хоть святых выноси» (поговорка о непристойном, безобразном поведении). Рассмотрим перевод М. Пфайффера: «Und wenn sie dann erst einmal mit ihren Dummheiten anfingen und allerhand Unsinn verzapften, da hätte man am liebsten die Heiligenbilder hinaustragen mögen»15. В переводе М. Пфайффера второе выражение понято буквально – «выносить святых» – «die Heiligenbilder hinaustragen» (выносить иконы).

Достойна научного внимания и представляет особый интерес антропонимическая система «Вечеров» (§2.3 Антропонимическая система «Вечеров»).

При передаче на другой язык имена собственные могут транскрибироваться/ транслитерироваться и, лишь в редких случаях, – подвергаться переводу. Это зависит от самого имени и от связанной с ним и его референтом традиции и контекста. Как правило, транскрибируют имена, не обладающие собственным содержанием, а только называющие объект. При транскрипции обычно стремятся к максимальной фонетической близости, с таким расчетом, чтобы имя претерпело минимальные потери при перенесении в другую литературную среду.

Переводят, как правило, имена, обладающие определенным значением, либо имена, имеющие общепринятый перевод.

Исследователи подсчитали, что всего в цикле «Вечеров» фигурирует 74 персонажа и 92 упоминается, из них 12 имен принадлежат историческим деятелям (например, Безбородко, Богдан Хмельницкий, Великая царица Екатерина, Артемовский-Гулак и др.). Большинство последних связаны в сознании носителей русского языка с вполне определенными ассоциациями, зачастую не актуализирующимися в сознании иностранцев, поскольку они вписаны в узкий исторических контекст и значимы в пределах только одного сообщества людей. В таких случаях переводчики могут давать в тексте пояснения.

Комментарий к подобным именам собственным, обычно ограничивается краткой страноведческой информацией. Однако во всех работах, кроме перевода сделанного M. Пфайффер, какой-либо комментарий отсутствует. При этом незнакомые иностранному читателю исторические лица могут показаться вымышленными персонажами, образ которых был создан лишь благодаря фантазии автора и не имеет никакого отношения к действительности.

Большинство имен в «Вечерах» символично и связано с фольклорным, мифологическим началом. Например, в «Ночи перед рождеством»: Вакула – «плут, мошенник»; Солоха – «русалка, лопаста»; Одарка – девушка, которую задаривают подарками. В «Сорочинской ярмарке»: Грыцко – сокращенное имя от Григорий, а на Украине имя служило одним из обозначений черта; Охрим (отец Грыцка) – украинский вариант имени Ефрем, Охримом в «Энеиде» Котляревского звали знахаря и упыря. Хивря (Хавронья, Феврония) – Хавроньей на Украине обычно называли свинью; Параска (Парася, Прасковея) – в народной этимологии означает «порося».

Особую экспрессивную и эмоциональную нагрузку несут и украинские фамилии (например, Пузатой Пацюк, Терентий Корж («сухая лепешка»), Петр Безродный), и имена-прозвища (например, Ледачий – «ленивый», Горобец – «воробей», Цибуля – «лук», Мотузочка – «веревочка»). Эту очевидную связь характеристик героя с семантикой его имени при переводе необходимо учитывать и, по возможности, стараться сохранить.

Вместе с тем считается, что, поскольку даже читатели оригинала не всегда понимают значение того или иного имени, нельзя вменять в вину и переводчику, если он не отразит их символичность. Однако, для гоголевского стиля очень важна семантика имен – Гоголь намерено не употребляет нейтральные, стилистически неяркие, общепринятые имена. Каждое имя в цикле экспрессивно, обладает образностью, включено в различные ассоциативно-смысловые связи и отношения, поэтому и значения подобных имен желательно довести до сознания читателя перевода.

Наибольшее количество имен персонажей было передано с помощью транскрибирования, что, безусловно, привело к редуцированию их образной семантики. При этом в ряде случаев при транскрибировании были допущены некоторые неточности: так, в отчестве Василисы Кашпоровны Цупчевьской сразу в двух переводах (К. Гарнетт и Л. Рубинер,Ф. Шак) вместо –о появилась –а, (возможно, данная ошибка произошла из-за фонетической структуры имени). Наибольшим числом таких недочетов отличается перевод Л. Рубинер,Ф. Шак (Голопупенко – Golupupenko), Остап – Ostop), при этом подобные ошибки переходят из издания в издание и встречаются во всех публикациях перевода.

Некоторые «говорящие» антропонимы всё же были переведены: «Петр Безродный» – «Petro the Kinless» (К. Гарнетт), «Petro Elternlos» (М. Пфайффер), «Peter Heimatlos» (Л. Рубинер, Ф. Шак); «Пузатой Пацюк» – «Paunchy Patzjuk» (К. Гарнетт), «Patzjuk Schmerbauch» (Л. Рубинер, Ф. Шак), «Patzjuk Dickbauch» (М. Пфайффер); «Рудой Панько» – «Panko Rotfuchs» (Л. Рубинер, Ф. Шак/М. Пфайффер) (К. Гарнетт использует в данном случае прием транскрибирования – «bee-keeper Rudy Panko»).

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и делаются обобщающие выводы.

Художественный язык прозы Н. В. Гоголя – один из наиболее сложных для перевода на иностранные языки. Это ярко проявилось в попытках перевести на английский и немецкий его первый цикл повестей, теснейшим образом связанный с самобытной народной культурой Малороссии.

Исследование показало, что все четыре рассмотренные в работе перевода, как правило, передают стилистические особенности, смысловое или коннотативное значение языковых единиц подлинника. Каждая из рассмотренных работ имеет свои достоинства и недостатки, но при переводе невозможно сохранить все особенности оригинального текста, безусловно, возникают определенные потери, значительная часть стилистической специфики подлинника остается недоступной читателям перевода. Так, например, обстоит дело с просторечной лексикой «Вечеров», приобретшей в переводах нейтральную литературную форму.

Вместе с тем, авторы переводов старались максимально строго следовать за оригиналом, воспроизводя все возможные значимые особенности языковых единиц исходного языка. В большинстве своем были адекватно поняты и переданы переводчиками фразеологические и идиоматические выражения. При их передаче наиболее распространен прием объяснения, поскольку передать образное значение выражения в данном случае является достаточно сложно.

Важно так же отметить разницу между английскими и немецкими переводами. Тенденции и традиции этих двух европейских школ переводоведения приблизительно одинаковы. Однако для немецких переводчиков важна именно смысловая точность высказывания.

Стремление к передачи смысловой точности видно и на примере немецких переводов «Вечеров» – в них меньше собственных придуманных языковых единиц, напоминающих по тем или иным показателям оригинал, но создаваемых на другой основе или другими средствами. Вместе с тем, немецкие переводчики старались по-возможности придерживаться авторской манеры повествования.

Английские переводы более свободны, в них больше творчества, больше переводческой индивидуальности. Авторы пытались сохранить именно образную структуру текста, придумывая, добавляя что-то свое. Однако такие новшества не всегда соответствовали оригиналу и часто вносили в повествование различные смысловые или стилистические неточности.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Шолохова А.С. Трудности перевода (Повесть Н.В. Гоголя «Шинель» в английских и немецких переводах) // Гоголевский сборник. – Выпуск 2 (4). – Спб. – Самара, 2005. – С. 229 – 235.

  2. Шолохова А.С. «А что скажут иностранцы?»: обзор ранних переводов произведений Н.В. Гоголя // Вестник РГГУ. Серия «Литературоведение. Фольклористика». – № 9/8. – М., 2008. – С. 265 – 272.

  3. Шолохова А.С. Антропонимическая система «Вечеров на хуторе близ Диканьки» в английских и немецких переводах //Новый филологический вестник. – № 2 (9). – М., 2009. – С. 132 – 138.

1 Гоголь Н.В. Вечера на хуторе близ Диканьки // Гоголь Н.В. Полное собрание сочинений и писем. В 23 т. Т. 1. М., 2001. 920 с.

2 Gogol N.V. Evenings on a farm near Dikanka // The works of Nikolay Gogol in Vvol. IV vol. / from the Russian by Constance Garnett. London, 1926. 328 p. [Garnett C.]

3 Gogol N.V. Evenings near the village of Dikanka. Stories published by bee-keeper Rudi Panko / edited by Ovid Gorchakov. Moscow, 195-. 278 p. [Gorchakov O.]

4 Gogol N.W. Abende auf dem Gutshof bei Dikanka. Phantastische Novellen / übers. ins Deutsche Ludwig Rubiner und Frieda Schak. Wien, 1946. 302 s. [Rubiner L., Shak F.]

5 Gogol N.W. Abende auf dem Weiler bei Dikanka. Gesammelte Werke in Einzelbänden / aus dem Russischen übersetzt von Michael Pfeiffer. Berlin und Weimar, 1968. 352 s. [Pfeiffer M.]

6 Гоголь Н.В. Указ. соч. С. 71.

7 Rubiner L., Schak F. S. 11.

8 Гоголь Н.В. Указ. соч. С . 240.

9 Garnett C. P. 316.

10Гоголь Н.В. Указ. соч. С. 103.

11 Garnett C. P. 34.

12 Гоголь Н.В. Указ. соч. С. 117.

13 Rubiner L., Schak F. S. 80.

14 Гоголь Н.В. Указ. соч. С. 107.

15 Pfeiffer M. S.70.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Отчет о работе совета по защите докторских и кандидатских диссертаций д 212. 198. 04

    Публичный отчет
    Совет по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.198.04 при Российском государственном гуманитарном университете (г. Москва) создан приказом Рособрнадзора № 2397-1884 от 14 декабря 2007 года.
  2. На приобретение библиотечного фонда для мук «Централизованная библиотечная система»

    Документ
    Управление муниципального заказа Администрации муниципального образования Люберецкий муниципальный район Московской области (далее - Уполномоченный орган) приглашает принять участие в открытом аукционе «На приобретение библиотечного
  3. Фольклор как художественный и духовно-философский феномен в эстетических исканиях поэтов английского романтизма 10. 01. 09 фольклористика 10. 01. 03 Литература народов стран зарубежья (Европы, Америки, Австралии)

    Литература
    Защита состоится «5» октября 2007 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.001 при Адыгейском государственном университете по адресу: 385 , г.
  4. Литературоведение. Литературное произведение: основные понятия и термины

    Реферат
    В книге рассматриваются важнейшие понятия, используемые в отечественном литературоведении при анализе литературного произ­ведения; освещаются вопросы его генезиса и функционирования.
  5. Примерные программы учебных предметов в 7-9-х классах Русский язык

    Пояснительная записка
    В школьном курсе русского языка можно выделить несколько этапов: начальный период обучения (1-4 классы), переходный период (5-6 классы), основной (7-9 классы) и завершающий, систематизирующий (10-11 классы).

Другие похожие документы..