Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Рассказ'
Сердце человека − это полый мышечный орган. Оно расположено в грудной полости слева. Сердце имеет форму конуса и состоит из четырёх камер: двух предс...полностью>>
'Документ'
Согласно современным представлениям, морфологические изменения дыхательных путей у больных бронхиальной астмой (БА), лежащие в основе этого заболеван...полностью>>
'Биография'
« В прошлом нашего флота, богатом событиями и великими именами, нет другого примера, когда бы в одном лице столь удивительным образом сочетались три ...полностью>>
'Документ'
Российская Федерация является одной из ведущих энергетических держав. В настоящее время на долю России приходится более 80% общего объема добычи нефт...полностью>>

Администрация муниципального образования «город нягань» институт муниципального развития (1)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

АДМИНИСТРАЦИЯ МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ГОРОД НЯГАНЬ»

ИНСТИТУТ МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

Г.ЕКАТЕРИНБУРГ

СУДЕБНЫЕ СПОРЫ

С УЧАСТИЕМ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ

Комментарий судебной практики

ВЫПУСК 2

Нягань

2009

Судебные споры с участием органов местного самоуправления: комментарий судебной практики / Под ред. А.В.Рыженков.-Нягань, И.В. Выдрина. – Екатеринбург: Администрация муниципального образования «город Нягань», Институт муниципального развития, 2009. – ___ с.

Предлагаемое издание подготовлено Администрацией муниципального образования «город Нягань» совместно с Институтом муниципального развития (г. Екатеринбург) в целях оказания помощи работникам органов местного самоуправления, специалистам в области права, а также всем, интересующимся муниципальной проблематикой.

Нормативный материал дан по состоянию на 1 июля 2009 г.

© Коллектив авторов, 2009

© Администрация МО «город Нягань», 2009

© НП «Институт муниципального развития», 2009

КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ

ВЫДРИН И.В., директор Института муниципального развития, доктор юридических наук, профессор, раздел I (1);

ЖИХАР Ю.П., старший преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин Московского пограничного института ФСБ России, раздел I (2);

ЗАХАРОВ И.В., кандидат юридических наук, доцент, заместитель заведующего

кафедрой конституционного права Уральской государственной юридической академии, председатель избирательной комиссии муниципального образования

«город Екатеринбург», раздел I (3);

РУСИНОВ В.И., кандидат юридических наук, доцент, депутат Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области, раздел I (4);

АЛЕШКОВА Н.П., заместитель Главы муниципального образования «город Сургут», раздел I (5);

КУЛЕШОВ И.В., кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой государственного права Уральской академии государственной службы, раздел II (1);

МИРОНОВ В.П., кандидат юридических наук, полномочный представитель Губернатора и Правительства Свердловской области в палатах Законодательного Собрания Свердловской области, раздел II (2);

РАДОСТЕВА Ю.В., доцент кафедры уголовного права Уральской государственной юридической академии, раздел II (3);

ГОНЧАРОВ А.М., начальник отдела новых форм управления жилфонда Управления ЖКХ Администрации города Екатеринбурга, заведующий кафедрой Городское хозяйство ГОУ ВПО УГТУ-УПИ, раздел III (1);

КОСЕНКО С.М., начальник юридического отдела Главархитектуры Администрации города Екатеринбурга, раздел III (2);

СЕРГЕЕВ Д.Н., заместитель директора Института муниципального развития – раздел III (3);

ГОНЧАРОВ М.В., кандидат юридических наук, доцент, директор Института юстиции Уральской государственной юридической академии, раздел IV;

СКУРАТОВ Ю.И., президент Фонда «Правовые технологии XXI века», доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации - предисловие;

Под общей редакцией А.В.Рыженкова – главы города Нягани, Ханты-Мансийский автономный округ - Югра; И.В. Выдрина – директора Института муниципального развития (г.Екатеринбург).

Содержание

Наименование 67

критерия 67

1 67

Общая площадь помещений в многоквартирном доме 67

ПРЕДИСЛОВИЕ

Уважаемые читатели!

Выпуск второго сборника «Судебные споры с участием органов местного самоуправления» стал продолжением совместной работы Института муниципального развития (г.Екатеринбург) и регионального отделения Всероссийской общественной организации «Всероссийский Совет местного самоуправления» (Ханты-Мансийский автономный округ - Югра).

Первая книга, изданная в октябре 2008 года, получила хорошие отклики, оказалась востребованной муниципальными служащими, всеми интересующимися муниципальной тематикой. Выпущенная тиражом полторы тысячи экземпляров, она быстро нашла своего читателя.

Новый выпуск содержит публикации, подготовленные сотрудниками органов государственной власти, органов местного самоуправления, учеными-юристами по различным вопросам муниципальной реформы в Российской Федерации. Авторы дают собственное толкование многих законодательных положений, приводят судебную практику, связанную с их непосредственным применением. Помимо этого, в сборник вошли акты Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, нижестоящих судов, касающиеся самых разных аспектов местного самоуправления.

Практическая направленность сборника, участие в его подготовке специалистов, работающих в органах власти, уверен, привлекут к нему повышенное внимание читателей.

Президент Фонда «Правовые технологии

XXI века», доктор юридических наук,

профессор, Заслуженный юрист

Российской Федерации Ю.И.Скуратов

РАЗДЕЛ I.

Муниципальная реформа в Российской Федерации: проблемы и перспективы

1. Некоторые итоги муниципальной реформы

Начало реформе 2003г. положил Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (№ 131-ФЗ). Он стал еще одним специальным законодательным актом, регулирующим муниципальные правовые отношения в современной России. Его предшественники: Закон «О местном самоуправлении в Российской Федерации» от 6 июля 1991г., Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 28 августа 1995г., выполнив миссию начального становления местного самоуправления, прекратили свое действие. Новая муниципальная реформа, таким образом, является уже третьей по счету, но не факт, что последней.

Закон 2003г. действует пять с половиной лет – срок, позволяющий проанализировать отдельные итоги его применения. Правда, аналитические материалы, которые содержали бы развернутую оценку преобразований в самоуправленческой сфере, довольно долго отсутствовали, так как федеральные органы власти, по сути, инициировавшие эти масштабные перемены, большей частью отмалчивались. Немногочисленные, разрозненные газетные и журнальные публикации, появлявшиеся время от времени, не отражали общей картины муниципальной реформы. Анализ соответствующих процессов был представлен материалами форумов, собраний и ассоциаций межмуниципального сотрудничества, т.е. тех, кто применял в повседневной практике новое законодательство. Только на рубеже 2007-2008гг. федеральная власть дала оценку муниципальным нововведениям. В опубликованном докладе Совета Федерации «О состоянии законодательства в Российской Федерации» впервые содержался крупный раздел, посвященный местному самоуправлению. В октябре 2008г. к данной проблематике обратилась Государственная Дума, подготовившая Рекомендации на тему: «О практике применения Федерального Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Параллельно достоянием общественности стали аналитические материалы Министерства регионального развития.

Названные государственные органы по-разному оценивают ход реформирования муниципальных правоотношений. Те, кто ответственны за начатые преобразования, склонны смягчать собственные выводы. Те же, кто в силу своей компетенции несколько удален от самоуправленческой проблематики, в оценках порой не стесняются. Иначе как «приговором» муниципальной реформе не назовешь выкладки, содержащиеся в докладе Совета Федерации: 95% муниципальных образований, сформированных в рамках новых законодательных требований, остаются дотационными. Ради чего же тогда затевались преобразования? Ведь на стадии реформирования местного самоуправления недвусмысленно говорилось о его конечной цели: укрепить финансово-экономическое положение муниципалитетов, оздоровить муниципальную экономику, сделать муниципальные образования во все отношениях состоятельными.

Автор не склонен драматизировать ситуацию, его намерения заключаются в оценке как негативных, так и положительных сторон нового Закона. О некоторых позитивных аспектах преобразований в первую очередь и следует сказать.

1. Закон 2003г. восполнил пробелы прежнего законодательства о местном самоуправлении, которых было более чем достаточно. Федеральный закон 1995г., несмотря на свое название «Об общих принципах…», на поверку оказался чересчур «общим». Он содержал так много отсылочных норм, адресованных органам государственной власти субъектов Федерации, органам местного самоуправления, что те, казалось, сосредоточили в своих руках решение наиболее крупных муниципальных проблем. К примеру, все, что касалось создания, преобразования и упразднения муниципальных образований, целиком отошло тогда в ведение субъектов Федерации. В свою очередь, в компетенции самоуправляющихся территорий оказались многие организационные вопросы, связанные с установлением системы местного самоуправлении, порядка деятельности ее органов и т. д. Отсылки, пробелы, упущения объективно способствовали неоднозначному толкованию и применению многих положений Федерального закона 1995г. По поводу него даже иронизировали, называя «сборником загадок и шарад». Если же говорить серьезно, то ему более всего соответствовала характеристика рамочного закона, который схематично, в общих чертах обозначил контуры местного самоуправления.

Закон 2003г. в этом смысле иной. Он более полный, детальный, заметно снизивший саму вероятность разноречивой интерпретации его положений. Он более объемный, конкретный и понятный в применении. Ему в большей степени подходит статус не рамочного, а фундаментального закона, который исчерпывающе регулирует многие вопросы организации местного самоуправления, разрешает многие противоречия. В результате количество обращений заинтересованных сторон в Конституционный Суд Российской Федерации с ходатайствами о толковании спорных норм существенно сократилось, а между тем, в 90-е гг. конституционное правосудие обращалось к муниципальной тематике многократно.

2. Закон 2003г. служит иллюстрацией воплощения новых (в сравнении с 90-ми гг.) подходов к управлению. Посредством его норм федеральные органы власти вернули себе безоговорочное лидерство в регулировании муниципальных отношений. Закон настолько усилил централизованное, унифицирующее начало в организации местного самоуправления, что от былой гипертрофированной вольницы не осталось и следа. Никто теперь не заходится в теоретических спорах относительно того, что включают в себя понятия «основы» или «общие принципы» местного самоуправления и, какова степень их регулирования федеральными и региональными органами власти, коль скоро их установление отнесено к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Закон 2003г. таков, что вопрос об отнесении местного самоуправления к исключительному ведению федерального центра можно считать фактически решенным. Одновременно сократилась доля правового участия региональных органов, причем сократилась заметно, в особенности с предшествующим периодом развития местного самоуправления.

3. Закон 2003г. стал более четким по отношению к самим муниципальным образованиям. Выстроена система самоуправляющихся территорий в виде сельских и городских поселений, муниципальных районов и городских округов. За каждым уровнем местного самоуправления закреплен собственный перечень вопросов местного значения, чего не было прежде. Зафиксирован состав имущества, находящегося в муниципальной собственности. Установлена система обязательных органов местного самоуправления, унифицированы виды правовых актов в зависимости от их юридической природы, наименования, порядка вступления в силу. Определены минимальные и максимальные сроки полномочий выборных должностных лиц местного самоуправления, депутатов представительных органов муниципальных образований. Установлены основания досрочного прекращения их полномочий. Все это, без сомнения, на пользу муниципальной практике.

4. По адресу муниципальной власти нередко раздавались упреки (отчасти справедливые) относительно ее нежелания или неумения (кто знает?) привлекать граждан к участию в осуществлении местного самоуправления. Федеральный законодатель отважился поправить дела и в данной сфере. С этой целью учреждены новые организационно-правовые формы муниципальной демократии (публичные слушания, опросы граждан, правотворческая инициатива). Более подробно стали регламентироваться уже хорошо известные институты (собрания, сходы, конференции граждан, территориальные общественное самоуправление, местные референдумы). Попытка оживить общественное начало выразилась также в законодательных требованиях к органам муниципальной власти принять нормативные акты о порядке реализации этих форм непосредственной демократии.

5. В заслугу инициаторам современной муниципальной реформы следует поставить стремление к ее комплексному обеспечению. Реформа ведь не исчерпывается принятием одного Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ». Она сопряжена с пересмотром законодательных актов в бюджетной, налоговой, земельной, градостроительной и иных сферах правового регулирования. Здесь многое сделано, хотя еще больше предстоит сделать. Прежде такой системности не было.

Словом, достижения есть, их можно смело записать в актив реформаторов.

Вместе с тем, нельзя умолчать о некоторых крупных изъянах самого Закона 2003г. Они касаются различных его сторон.

В Закон с момента его принятия более сорока раз вносились поправки (изменения и дополнения). С одной стороны, это показатель нестабильности, с другой стороны, поспешности, с которой он был принят. Закон планировали запустить в действие с начала 2006г., но затем переходный период продлили еще на три года. Сложный, многоступенчатый и затратный процесс преобразований потребовал и дополнительного времени, и дополнительных средств.

Те изменения, которые с регулярностью вносятся в Закон 2003г. постоянно держат органы местного самоуправления в напряжении. Новые поправки зачастую касаются уставов муниципальных образований. Если учесть, что изменение устава нередко сопровождается процедурой проведения публичных слушаний, перекройкой организационной структуры, пересмотром компетенции местного самоуправления, можно понять отношение муниципалитетов к нескончаемой череде законодательных новшеств.

Еще более непонятными остаются непрекращающиеся попытки исказить Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В Государственную Думу, к примеру, вносились законопроекты, предполагающие возможность создания внутригородских муниципальных образований в городах, являющихся административными центрами субъектов Федерации (хотя Закон 2003г. допускает такую возможность только для Москвы и Санкт-Петербурга). Другой случай касался возможной передачи части вопросов местного значения городских округов региональным органам государственной власти. Кроме как опасной затеей эти попытки не назовешь. Муниципалитеты довольно резко отреагировали на подобное «законотворчество». В конечном итоге Закон 2003г. удалось защитить от ненужных новаций.

Реформа привела к двукратному увеличению количества муниципальных образований. По данным Министерства регионального развития на октябрь 2008г. были утверждены границы 24244 муниципальных образований, из них 516 в статусе городских округов, 1801 – муниципальных районов, 1732 – городских поселений, 19849 – сельских поселений, 236 – внутригородских муниципальных образований городов федерального значения. В 90-е гг., в рамках прежней муниципальной реформы самоуправляющихся территорий было создано в два раза меньше (около 12 тыс.). В погоне за количеством муниципальных образований реформаторы, вероятно, исходили из двух целей: приближения местной власти к населению и реализации конституционного права граждан на местное самоуправление. Цели благородные, но явно недостаточные. Люди ведь нуждаются не просто в наличии местной власти, им нужна власть дееспособная, эффективная, финансово и экономически состоятельная. Вот с этим дела как раз обстоят значительно хуже. Вообще, критерии получения территорией статуса муниципального образования, на наш взгляд, прописаны в Законе то ли скупо, то ли бегло. Фактически любой населенный пункт с численностью жителей менее 100 человек, обладающих избирательным правом, вправе претендовать на звание самостоятельной муниципальной единицы. Между тем, эксперты еще на стадии разработки Закона предупреждали, что муниципальному образованию потребуется не менее 30 тыс. жителей с тем, чтобы налоговые сборы, собираемые в территории, покрывали все расходы муниципалитета.

Наиболее уязвимое звено Закона 2003г. – это вопросы местного значения, составляющие ядро компетенции муниципальных образований. Еще на этапе его подготовки муниципалитеты лишились ряда вопросов, относящихся прежде к разряду местных (социальная защита населения, расчет и предоставление субсидий на оплату жилого помещения и коммунальных услуг и др.). В ведение органов государственной власти субъектов Федерации перешли тогда же вопросы, касающиеся организации предоставления среднего специального образования, специализированной медицинской помощи, что повлекло за собой передачу отдельных имущественных комплексов от местного самоуправления к региональному уровню власти. Подобные меры вызвали множество конфликтных ситуаций, которых могло и не быть вовсе.

Уже после принятия Закона муниципальные органы лишились еще двух вопросов местного значения: опека и попечительство; осуществление муниципального экологического контроля. Одновременно, перечень местных задач продолжал пополняться за счет включения в него новых расходных обязательств муниципалитетов. В итоге, если на момент появления Закона за органами власти, к примеру, городских округов закреплялось 27 вопросов местного значения, то в настоящее время их уже 37. Это свидетельство того, что компетенция муниципальных образований до настоящего времени находится в стадии уточнения. Она подвержена частым изменениям, что не может не отражаться негативным образом на работе органов местного самоуправления. Надо ведь иметь в виду, что за законодательными изменениями нередко следуют корректировка уставов муниципальных образований, структурные перестановки в исполнительных органах местного самоуправления, перераспределение имущественных комплексов. Законодателю надо учитывать эти обстоятельства в своей нормотворческой деятельности, в которой порой одно новое, едва заметное положение вызывает цепную реакцию перемен.

Не во всем безупречна организационная сторона местного самоуправления. Ошибкой представляется трактовка счетных палат и избирательных комиссий муниципальных образований в качестве самостоятельных органов местного самоуправления. Последние, согласно Закону 2003г., наделяются собственными полномочиями по решению всего комплекса вопросов местного значения без исключения. Это касается главы муниципального образования, местного представительного органа и местной администрации. Ни у счетных палат, ни у избирательных комиссий нет таких полномочий. Они образуются для решения узкого круга вопросов (контроль за исполнением местного бюджета, соблюдением порядка управления и распоряжения муниципальным имуществом и др.). Правильнее было бы назвать их не органами местного самоуправления, а муниципальными органами. Избирательное законодательство Российской Федерации так и поступило в отношении избирательных комиссий муниципальных образований. Точно таким же статусом следует наделить и счетные палаты.

Неурегулированным в Законе 2003г. остался вопрос о статусе глав муниципальных образований и депутатов представительных органов местного самоуправления. Правовое положение указанных лиц определено лишь в самом виде в ст.40 Закона. При этом данная норма не регламентирует права, обязанности, гарантии деятельности глав и депутатов местного самоуправления. Федеральный закон от 4 ноября 2007г. № 253-ФЗ «О внесении изменения в статью 40 Федерального Закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» установил, что гарантии осуществления деятельности депутатов, выборных должностных лиц местного самоуправления определяются уставами муниципальных образований в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Федерации. В принципе ничего нового данное положение не привнесло. По всей вероятности, речь идет о законах, регулирующих статус глав муниципальных образований, депутатов представительных органов. Но они до настоящего времени отсутствуют. Признает это и Совет Федерации, констатировавший в своем докладе, что депутаты и главы пока что осуществляют свою деятельность без надлежащих трудовых, социальных и организационных гарантий.

В экономической части местного самоуправления особенно беспокоит положение, обязывающее органы местного самоуправления перепрофилировать или отчуждать имущество, не предназначенное для решения вопросов местного значения или реализации отдельных государственных полномочий, переданных муниципалитетам. Такое решение наносит ощутимый удар по муниципальной экономике. Очевидно ведь, что доходы от использования муниципальной собственности служат существенным источником пополнения местного бюджета (к примеру, в Екатеринбурге доля арендных платежей в доходную часть бюджета города составляет 10%). Лишиться их – значит подорвать финансовое положение муниципалитетов.

Комплексный характер муниципальных правовых отношений, высокая подвижность и изменчивость российского законодательства, нередко его противоречивость порождают массу проблем в правоприменительной и правотворческой деятельности органов местного самоуправления. В мае 2006 года участники II Всероссийской конференции «Мониторинг правового пространства и правоприменительной практики» на вопрос: «Как Вы оцениваете состояние правотворческого процесса?» ответили следующим образом:

- на федеральном уровне – 6% (высоко); 55% (средне); 36% (низко); 3% (затрудняюсь ответить);

- на региональном уровне – 3%; 54%; 27%; 16% (соответственно);

- на муниципальном уровне – 0%; 12%; 60%; 28% (соответственно).

Не буду комментировать выводы респондентов. Они очевидны и свидетельствуют о том, что в муниципальном правотворчестве есть серьезные проблемы. Правда, никто не говорит о причинах этих проблем. А они, между тем, лежат на поверхности. В Российской Федерации более 50% муниципальных образований являются вновь созданными. Их представляют преимущественно новые люди, не знакомые с муниципальной проблематикой.

В таких условиях местное самоуправление объективно нуждается в помощи структур, осуществляющих надзор за соблюдением законодательства. Речь идет об органах прокуратуры. Сфер совместного приложения сил более чем достаточно.

Следует, к примеру, сказать о трудностях, связанных с применением норм градостроительного законодательства в связи с появлением Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации». Согласно этому закону с 1 октября 2005 года была введена процедура получения земельных участков для жилищного строительства через аукционы. Одновременно возникла правовая неопределенность в дальнейшей судьбе тех земельных участков, которые находились в оформлении по привычной прежде для многих муниципальных образований процедуре предварительного согласования места размещения объекта на основании разрешительных писем исполнительных органов местного самоуправления для получения технических условий и согласований надзорных служб. В Свердловской области данный вопрос обсуждался по инициативе муниципальных властей в научно-консультативном совете областного Арбитражного суда с участием ученых юридической академии, судей федерального арбитражного суда Уральского округа, представителей прокуратуры области. По результатам обсуждения было принято коллегиальное решение о возможном оформлении до 1 марта 2007 года земельных отношений, возникших на основании заявлений застройщиков, поданных в органы местного самоуправления до 1 октября 2005 года. Впоследствии данное решение было фактически дезавуировано правоохранительными органами, которые инициировали обращения в суд о признании незаконными действий органов местного самоуправления.

Сферой совместного приложения сил органов прокуратуры и муниципальных властей закономерно мог бы стать анализ практики применения Федерального закона от 21 июля 2005 года № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных служб». Данный законодательный акт вызывает массу нареканий, а внедренная им практика распределения муниципальных заказов на основании результатов конкурсных процедур, породила финансовые махинации с бюджетными средствами. Фактически судьба муниципального заказа зависит от размера заявленной победителем конкурса суммы, предназначенной для выполнения работ или оказания услуг. При этом не имеют значения репутация фирмы, ее прошлое, качество работ, словом, бюджетные средства направляются, как это часто оказывается, махинаторам или же просто недобросовестным исполнителям. И органы прокуратуры, и органы местного самоуправления могли бы совместно поставить вопрос об отмене действия этого закона.

Подобные примеры можно продолжать. Главное, чтобы осуществляемая органами прокуратуры надзорная функция носила бы характер правовой помощи, и не сводилась бы исключительно к криминогенным аспектам.

Таковы некоторые суждения относительно Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В принципе он должен обеспечить движение муниципальных образований вперед, улучшить качество жизни российских граждан. Если сам не станет «жертвой» очередной муниципальной реформы.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Администрация муниципального образования «город нягань» институт муниципального развития (2)

    Документ
    Судебные споры с участием органов местного самоуправления: комментарий судебной практики / Под ред. А.В.Рыженков.-Нягань, И.В. Выдрина. – Екатеринбург: Администрация муниципального образования «город Нягань», Институт муниципального развития, 2008.
  2. Отчет о деятельности Администрации города Нягани, достигнутых значениях показателей для оценки эффективности деятельности Администрации города за 2008 год и их планируемых значениях на 3-летний период

    Публичный отчет
    Анализ состояния материально-технической базы объектов физической культуры и спорта муниципального образования г. Нягань показал: по состоянию на 1 января 2009 года единовременная пропускная способность всех 63 спортивных сооружений
  3. План мероприятий по профилактике экстремизма и этносепаратизма в муниципальном образовании город Нягань на 2009 год П

    Документ
    В соответствии с пунктом 7.1 части 1 статьи 16 Федерального закона Российской Федерации от 06.10.2003 № 131 – ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (ред.
  4. Муниципальное образование городской округ – город Югорск (1)

    Доклад
    «О результатах и основных направлениях социально-экономического развития муниципального образования, достигнутых значениях показателей для оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления за 2008 год,
  5. Ветеранское движение нуждается в рабочих встречах как с руководителями отраслевых управлений, так и с руководством администрации муниципального образования

    Руководство
    Ветеранское движение нуждается в рабочих встречах как с руководителями отраслевых управлений, так и с руководством администрации муниципального образования.

Другие похожие документы..