Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Фирма Abwassertechnik Schell  является производителем вакуумных испарителей для очистки промышленных стоков. При этом из стоков  получают дистиллят, в...полностью>>
'Пояснительная записка'
Работа содержит маркетинговые исследования, художественно-конструкторские предложения и разработку коллекции нарядной женской одежды под девизом «Ряз...полностью>>
'Книга'
Издатели выражают глубокую признательность губернатору Нижего­родской области Валерию Павлиновичу Шанцеву, директору департамента спорта областной ад...полностью>>
'Сценарий'
«Время – самый суровый и беспощадный судья. Оно подчас меняет оценку человека, представление о нём. Но и спустя очень много лет люди вспоминают о Юри...полностью>>

Е. Ю. Потапчук русская философия

Главная > Учебное пособие
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Министерство образования и науки Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Хабаровский государственный технический университет»

В. И. Потапчук

Е. Ю. Потапчук

РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ:

ВЕДУЩИЕ ПРОБЛЕМЫ

рекомендовано Дальневосточным региональным

учебно-методическим центром в качестве учебного пособия

для студентов вузов регионов

Хабаровск

Издательство ХГТУ

2004

УДК 1 (091) (075)

ББК Ю 3 (2)

П 64

Р е ц е н з е н т ы :

Кафедра гуманитарных дисциплин юридического факультета
Хабаровской государственной академии экономики и права
(завкафедрой, доктор философских наук, профессор В. А. Уханов)

Доктор философских наук, профессор кафедры философии
Дальневосточного государственного университета путей сообщения В. П. Дурин

Н а у ч н ы й р е д а к т о р

Доктор философских наук, профессор Л. Е. Бляхер

Потапчук В. И.

П 64 Русская философия: ведущие проблемы: Учеб. пособие /
В. И. Потапчук, Е. Ю. Потапчук. – Хабаровск: Изд-во Хабар. гос. техн. ун-та, 2004. – 83 с.

ISBN 5-7389-0320-х

Учебное пособие знакомит читателя с одной из самых богатых традиций мировой философской мысли. В нём предпринята попытка проблемного изложения материала по русской философии, что позволяет более успешно выявить её специфику, основные принципы и ориентиры творчества отечественных мыслителей.

Рассчитано на студентов вузов, аспирантов, а также всех интересующихся философией.

УДК 1 (091) (075)

ББК Ю 3 (2)

© Потапчук В. И., 2004

Потапчук Е. Ю., 2004

ISBN 7389-0320-[ © Хабаровский государственный

технический университет, 2004

Русская философия:

ведущие проблемы

Мы измерили море, землю, воздух и небеса; мы обеспокоили недра земные ради металлов, нашли несчетное множество миров, строим непонятные машины…Что ни день, то новые опыты и дивные изобретения. Чего только мы не умеем, чего не можем! Но то и горе, что при всем том чего-то великого не достает.

Г. С. Сковорода

ВВЕДЕНИЕ

Начиная ещё с первой половины XIX в. в России пробудился интерес к изучению отечественной философской мысли. Главная проблема, с которой сталкиваются исследователи в этой области, приводит к следующему разногласию: с одной стороны, утверждается, что русская философия есть оригинальное самобытное явление, с другой – отстаивается мнение о том, что в России шло развитие, распространение и трансформация философских идей, заимствованных на Западе, кроме того, существует и радикальная позиция, полностью отрицающая существование русской философии. Авторы настоящего пособия делают попытку вслед за философами русского зарубежья (после 1917 г.) – Н. А. Бердяевым, В. В. Зеньковским, Г. В. Флоровским,
Н. О. Лосским и др. – обосновать наличие русской философии как своеобразного феномена, имеющего длительный предфилософский этап развития.

Периодизация отечественной философии очень обобщенно выглядит следующим образом:

  • первый период – предфилософский – начинается с принятия христианства на Руси (X–XVII вв.);

  • второй период начинается с реформаторской деятельности Петра I, вершиной данного периода является творчество
    Г. С. Сковороды, М. В. Ломоносова, Н. А. Радищева (XVIII– первая четверть XIX в.) – «пролог» русской философии;

  • третий период – становление и развитие русской философии как самобытного явления (XIX–XX вв.).

Следует отметить, что в философских учебниках и пособиях тема «Русская философия», как правило, излагалась через её историю или по персоналиям, что, по сути, является тем же самым. Данное пособие раскрывает содержание отечественной философии нетрадиционным способом, поскольку в нём предлагается проблемное изложение материала. Раскрывая смысл приоритетных для философской мысли России проблем и рассматривая варианты их решения, авторы тем самым выявляют характерные черты и особенности русской философии и определяют её сущность. Учебные издания прошлых лет оказались не способны отразить данный момент из-за выбранного подхода.

В предлагаемом читателю пособии, несмотря на сказанное выше, учтён, в принципе, и исторический контекст, так как рассмотрение каждой из представленных проблем осуществляется, как правило, в хронологическом порядке, что, таким образом, позволило авторам охватить творчество, практически, всех философов различных направлений и течений, внесших значительный вклад в развитие отечественной философской мысли. Тем не менее подчеркнём, что данное пособие не претендует на замену учебной и иной литературы по истории русской философии.

Главная сквозная цель данного учебного пособия заключается в выявлении специфики русской философской мысли. Исследуя эту тему, авторы пособия предлагают выделить такие её характеристики и особенности:

  1. Разработку идеала целостности, пронизывающего все направления отечественной мысли;

  2. Связь с религиозным мировоззрением многих философских учений;

  3. Антропоцентричность – особое внимание к проблемам человека, его судьбы и смысла человеческого существования;

  4. Историософичность – большой интерес к проблемам развития общества, среди которых наиболее явственно выделяется мессианская идея;

  5. Тесную связь теоретических разработок с практической деятельностью, а отсюда этическую направленность и даже панморализм многих обсуждаемых проблем;

  6. Художественность и склонность к публицистике, а не к системосозиданию как следствие практической направленности и антропоцентричности русской философии;

  7. Приоритет онтологических проблем над гносеологическими;

  8. Идею несовместимости внутренней свободы с подчинением внешней необходимости. Как минимум, начиная со славянофилов, в особенности в русской религиозной философии, подчёркивается примат свободы, исходящей из внутренних убеждений, и демонстрируется негативное отношение к подчинению человека господству внешних обстоятельств. Поистине, свобода реализуется тогда, когда человек в своём поведении руководствуется не внешними человеческими установлениями, а нравственным чувством, основанном на вере в высший авторитет Бога.

Глава 1. ИСТОКИ И СМЫСЛ

АНТРОПОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ

В РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ

Антропоцентрическая направленность русской философии не вызывает сомнений, поскольку многие отечественные мыслители стремились решать разнообразные философские проблемы через постижение феномена человека.

Философско-антропологическая рефлексия охватывает вопросы смысла человеческого существования, отношения человека к миру, его жизнедеятельности, духовного опыта, самоусовершенствования личности и прочно связывается с историософскими, а также другими размышлениями.

Антропологические воззрения восходят к памятникам литературы XI-XIII вв. Древнерусская философская мысль решает мировоззренческие проблемы, исходя из христианской концепции мира и человека, в основе которой лежит вызванная напряжённым противостоянием духа и материи непримиримая борьба двух начал, отождествляемых с богом и дьяволом, добром и злом, душой и плотью. Жизнь человека включается в общий мировой порядок, так как от духовного подвига отдельной личности зависит спасение не только собственное, но и всего человечества во время грядущего Страшного суда. Целью философского творчества в этот период стало осознание человеком высшего смысла своего существования и научение людей добродетельной жизни.

Владимир Мономах в своём «Поучении» (написано, скорее всего, к съезду князей в Витичеве, дорабатывалось и дополнялось между 1117 и 1125 гг.) напоминает, что Страх Божий является началом всякого благодеяния, и потому человек должен неуклонно следовать добру и не принимать зла в любых его проявлениях. В автобиографическом «Повествовании» (входит в состав Лаврентьевской летописи как самостоятельное произведение) Владимир Мономах называет покаяние, молитву, усердие, упование на Бога в качестве достаточных оснований спасения.

Если Владимир Мономах связывает спасение с цепочкой «малых дел», то Кирилл Туровский видит путь спасения в бегстве от мира, то есть в реализации идеалов аскетизма.

Митрополит Никифор сумел преодолеть характерный для ортодоксального христианства дуализм духовного (Божественного) и плотского (земного) начал. Мыслитель уравнивает значение материи и духа. По его словам, эти два начала бытия тесно взаимодействуют. В «Послании к Владимиру Мономаху о посте и воздержании чувств» митрополит Никифор примером такого благодатного взаимодействия называет пост, который лёгкой пищей укрощает страсти и открывает духу власть над телом.

Опираясь на позицию гармонизированного восприятия бытия, Никифор излагает своё учение о человеке и его познавательных возможностях. Бесплотная душа вместе с умом помещается в голове. Высшим её качеством называется разумность, поэтому разум является «воеводой» чувств. На основании их данных разум способен познать и невидимый мир, что ведёт в конце концов к «разумению Бога». Таким образом, в представлении Никифора, источником познания служат и чувства, и разум.

Вслед за Платоном, русский философ выделяет три элемента души. Руководит поведением человека «словесное» начало – ум, «яростное» (чувственное) – является источником низменных инстинктов и безнравственных страстей, посредством «желанного» начала (воли) разум осуществляет подавление сферы «яростного». «Желанное» выступает связующим звеном между высшими и низшими силами души. Несмотря на то, что разуму отводится верховное место в иерархии души, он может стать источником как блага, так и зла, которое обнажает «болезнь разума». Взаимодействие всех душевных сил должно преодолеть «разорванность» бытия и гармонизировать его.

Климент Смолятич всецело связывает спасение человека с волей Божьей, поскольку в соответствии с принципом предопределённости всё, в том числе и человеческие грехи, находится в руках Творца, и потому в жизни человека не остаётся места случайности.

В XIV-XVI вв. представления о человеке, его отношении к миру и Богу ярко отразились в споре нестяжателей с иосифлянами.

Глава нестяжателей Нил Сорский проповедовал идеи мистического аскетизма, цель которого не истощение плоти, а духовный подвиг, понимаемый как совершенствование души. Нил Сорский учил, что пост должен быть умеренным, так как слабое тело не сможет вынести бремя подвигов, почвой для которых являются разум и душа. Под отречением от мира христианский мыслитель понимал отречение от всего, что мир даёт (от всех видов подаяния в том числе), так как человек должен жить плодами своих рук. Призыв отказаться от излишеств перерастает в идеал бедности как церковной, так и личной.

На учение Нила Сорского и его последователей оказал влияние исихазм (греч. безмолвие, тишина, покой, отрешённость) – течение мистического православия, этико-аскетическое учение о пути человека к Богу, в основе которого лежит особый метод внутренней (духовной) молитвы. Исихазм направлен на достижение познания и божественной любви посредством сосредоточенности души и ума. Исихастическая («умная» – созерцательная) молитва, по мнению Нила Сорского, является важнейшим средством борьбы человека (прежде всего монаха) со страстями, очищения и сохранения «в целомудрии и чистоте» «сокровенного сердца», то есть глубин души. Следование внешним моральным предписаниям оценивается Нилом Сорским лишь как начальное и вспомогательное средство мистической практики, так как формальная сторона религии и приёмы аскетизма лишь уводят от истинного пути. Идеи Нила Сорского, таким образом, предполагали культивирование терпимости, личной свободы, самостоятельности мышления.

Но сторонники «умной молитвы» и духовной свободы потерпели поражение от направления, исповедовавшего внешнее благочестие. Официальной идеологией русской православной церкви в XVI в. стало церковно-политическое течение иосифлян.

В отличие от нестяжателей, глава иосифлянства – Иосиф Волоцкий – считал дисциплину, внешний порядок и послушание главными элементами жизни в соответствии со страхом Божьим. По его мнению, единственно возможный путь к Богу предполагает движение от внешнего порядка к внутреннему убеждению. Прежде необходимо печься о телесном благообразии и благочинии, затем – «о внутреннем хранении».

Г. С. Сковорода положил начало собственно антропологической традиции в русской философии. Проблемы человека, его сущности и судьбы стояли в центре его размышлений.

Центральное место в антропологии Г. С. Сковороды занимает понятие «сердце». В традициях русской культуры оно рассматривается как символ, чрезвычайно насыщенный многообразными смыслами. Сердце является гарантом духовной чистоты человека, так как оно есть «искра Божия». Сердце – «ядро», «нутро», «средоточие», «середина», «очаг» духовной жизни, от которого зависит «исправление» и «возрастание» личности. В таком русле и трактуется «сердце» Г. С. Сковородой. Именно в нём сосредотачивается основное содержание человеческой личности: «Всяк есть то, каково сердце в нём, всему в человеке глава есть сердце – оно и есть истинный человек» [2, т. 1, с. 81].

Противопоставляя два начала – духовное и эмпирическое, –
Г. С. Сковорода указывает, что сердце и есть невидимый (нематериальный) центр всей деятельности человека: «Что есть сердце, если не душа? Что есть душа, если не бездонная мыслей бездна? Что есть мысль, если не корень, семя и зерно всея нашей плоти-крови и прочей наружности? Мысль – есть тайная пружина всей нашей телесной машины» [2, т. 1, с. 81].

Таким образом, Г. С. Сковорода утверждает, что всякий человек является носителем Духа Божьего, и потому эмпирический человек лишь «тень» и «сон» человека истинного. Лежащий в глубине каждого истинный человек – один во всех людях – есть сущность всякого человека. Г. С. Сковорода говорит: «Когда
хорошо себя узнаешь, одним взором узнаешь и
Христа» [2, т. 1, с. 80], поскольку истинный человек неотделим от Бога. Однако он не только связывает личность с Богом, но и является залогом человеческой индивидуальности. Мыслитель подошёл вплотную к сложнейшей проблеме антропологии – к вопросу о соотношении индивидуального и универсального начал в человеке, – но не смог её разрешить.

Возникновение внутреннего стержня в человеке связывается с Боговоплощением, поскольку оно соединяет всё человечество с Богом: «… после Боговоплощения «истинный человек един во всех и целый в каждом». Господь не разделяется, хотя Он во всех,
Он остаётся целым в каждом и в то же время Он и
во всех» [2, т. 1, с. 83].

Именно поэтому каждая личность обладает возможностью преодолеть эмпирическую реальность. Эмпирия представляется философу пустой, поскольку выступает лишь тенью божественного начала. Поэтому Г. С. Сковорода стремится к духовному типу жизни, достижение которого возможно только в борьбе с самим собой.

Избавление от «клейкой стихийности мира», торжество внутреннего содержания – вот цель и смысл человеческой жизни, по Г. С. Сковороде. Счастье трактуется мыслителем как поиск человеком своей «сродности». В ней заключается универсальный принцип бытийного равновесия. Человек в поисках своей «сродности», неотделимых от познания своей сущности, обретает некую завершённость (энтелехию), которая в метафизическом плане заключается в Боге, а конкретно-историческом – в личном счастье.

Создателем уникальной традиции в русской философской антропологии является А. Н. Радищев. Его трактат «О человеке, о его смертности и бессмертии» (1792-1796) посвящён постижению сущности человека и его будущности. Мыслитель стремится избежать односторонности в осмыслении феномена человека, поэтому основывается на познании его «естественности», то есть природы.

Поскольку всё вещество А. Н. Радищев мыслит живым, то в своём антропологическом учении он исходит из того, что человек является «единоутробным сродственником» всему живущему на земле: животным, растениям, грибам, минералам и пр., – поскольку между ними существует скрытое генетическое единство.

Человек, подобно всему живому, рождается, растёт, питается, размножается. Специфическими его чертами выступают, по мнению А. Н. Радищева, способность к интеллектуальной деятельности (обладание «умственной силой»), способность к речевому общению, вертикальная походка, орудийный характер трудовой деятельности. Отмечается, что человек – единственное существо на земле, способное к оценке и различению добра и зла. Далее указывается, что человек обладает уникальным свойством – беспредельной возможностью совершенствоваться.

А. Н. Радищев доказывает, что духовная жизнь зависит от тела, поэтому не следует «… усомняться более, чтобы душа в человеке была существо сама по себе, от телесности отличное… Она такова и есть в самом деле: проста, непротяжённа, неразделима среда всех чувствований и мыслей…» [3, с. 22].

Бытие представляется мыслителю неуничтожимым: после смерти все части человеческого тела распадаются, каждое начало отходит к своей стихии. Таким образом, утверждается, что в природе смерть отсутствует, есть только непрестанное разрушение и преобразование. Различая бытие и жизнь, А. Н. Радищев выделяет «бытие без жизни» – существование души и тела до рождения в виде неких «семян», которые после превращаются в зародыши. Таким образом, философ называет следующие этапы человеческой жизни: «предрождественный», внутриутробный, рождение, становление, взрослое состояние, старение. Как и тело, душа тоже имеет «предрождественное» существование, она сопряжена с семенем, а из него переходит в зародыш. С рождением человеческая душа приобретает новые качества, одно из которых – способность к познанию. А. Н. Радищев считает душу бессмертной, поскольку, по его мнению, в соответствии с «законом сохранения духовной энергии» после смерти она не может исчезнуть. Таким образом, А. Н. Радищев материалистически обосновал бессмертие души, но не смог в этом же ключе решить вопрос о форме её существования. Душа, в соответствии с его взглядами, переходит от одной телесной организации к другой, и человек непрерывно осуществляет своё совершенствование. Именно поэтому философ и назвал человека «экстрактом» всей Вселенной, её венцом и царём.

Восприемник идей А. Н. Радищева – А. И. Галич – считал, что философия нуждается в антропологическом обосновании, поэтому стремился создать оригинальную концепцию в антропологии.

Он считал человека верховным звеном природной эволюции – «средоточием бытия». В нём она достигает своей высшей цели – свободы. Поэтому основная характеристика человека,
по А. И. Галичу, – его деятельность, источником которой является душа. Как и А. Н. Радищев, он уверен, что душа не творится богом, не существует в неком духовном мире, она возникает при рождении человека в результате эволюции и связана с природой. Реализация души возможна прежде всего как процесс познания объективного мира и прежде всего самого себя – «человековедение», так как именно человек является основой мироздания.

В. Ф. Одоевский в своих антропологических воззрениях отталкивается от христианского учения о первородном грехе, поскольку, по его мысли, после грехопадения человек впал в зависимость от природы. Эта зависимость является не только порчей человеческой природы («повреждённостью»), но и источником его слабости и зла в нём. Однако философ подчёркивает, что сущностная черта человека состоит именно в его способности подчинять природу своей воле, действовать ей наперекор. Природную зависимость, возникшую в результате первородного греха, можно преодолеть через познание и любовь, то есть через усиление человеческих качеств.

По замечанию В. В. Зеньковского, В. Ф. Одоевский впервые в русской философии высказал мысль о том, что целостность выступает идеальной задачей внутреннего совершенствования человека.

Внутреннюю цельность В. Ф. Одоевский связывает с человеческими инстинктами. Ум, «возведённый до инстинкта», расширяет возможности и знания личности, так как не только позволяет безошибочно различать добро и зло, но и открывает пред ней мир врождённых идей, ведёт её к абсолютной истине. Поэтому мыслитель считает, что культура ослабляет инстинкты человека, поскольку способствует развитию лишь человеческого рассудка. Таким образом, утраченная первоначальная целостность с дальнейшим становлением культуры лишь усиливается.

В. Ф. Одоевский указывает, что цельность не может быть достигнута посредством рассудочного познания, которое не может выйти за пределы одного только анализа и синтеза, поэтому «новая наука», рассматривающая природу как целое, должна быть «поэтической», то есть опираться не только на опыт и факты, но и обязательно на эстетическое начало. Эстетика, в его понимании, выступает вершиной познавательной деятельности человека, так как в ней наиболее полно реализуется его способность преодолевать природную зависимость и создавать мир символов. Искусства же, развивающие эстетическую сферу, несут в себе высшие ценности, следовательно, моральная жизнь вытекает из эстетического начала, а потому «поэтическая стихия самая драгоценная сила души» [2, т. 1, с. 171].

Созданное В. Ф. Одоевским, оригинальное и самостоятельное учение о человеке, малоизвестное при жизни его автора, оказало значительное влияние на последующих мыслителей, в особенности, на славянофилов.

По словам П. Я. Чаадаева, человек принадлежит одновременно к двум мирам: с одной стороны, он – часть природы, с другой – возвышается над ней. Высшее начало в нём формируется только благодаря обществу, поэтому социальность выделяется мыслителем как существенная характеристика человека. С социальной сферой связано возникновение разумности людей – сознания, сама его возможность определяется наличием глубоких связей с обществом: «Без общения с другими созданиями мы бы мирно щипали траву» [2, т. 1, с. 189]. При этом подчёркивается духовный характер социального общения.

Поскольку человек способен «сливаться» (через любовь, симпатию, сострадание) с другими людьми, живёт одной жизнью с обществом, то его индивидуальный разум зависит от разума «всеобщего» (то есть социального). «Обманчивая самонадеянность» индивидуального сознания, стремящегося к полной автономии, – есть следствие повреждённости природы человека, возникшей в результате грехопадения.

Повреждённость человечества выражается в его отрыве от природы, в его обособлении от всемирного существа, в потере связей с «духовной» сущностью Вселенной, с миром как с целым. По словам П. Я. Чаадаева, в каждом человеке есть и сверхприродные (божественные) откровения, и зародыши высшего (общего) сознания. Поэтому слияние индивидуального сознания с мировым не только произойдёт, но и усилит разумность человека, его духовное начало, то есть приведёт к полному обновлению человеческой природы.

Таким образом, разрешение противоречия между природой и духом П. Я. Чаадаев связывает с необходимостью полного упразднения свободы, поскольку именно она обособляет человека от всемирного сознания: «Назначение человека – уничтожение личного бытия и замена его бытием вполне социальным, или безличным» [2, т. 1, с. 192].

В понимании мыслителя, люди вообще не обладают свободой, поскольку она – лишь иллюзия, возникающая из-за того, что человек не осознает своей зависимости от божественного разума. На самом деле никакого разума кроме божественного не существует. Человечество, не управляемое Богом, движется к своему падению, разрушению, хаосу, а произвольные его действия потрясают мироздание.

Как у В. Ф. Одоевского и П. Я. Чаадаева, ядром славянофильской антропологии (А. С. Хомяков, И. В. Киреевский и др.) становится понятие целостной личности. Идеи славянофильства получили дальнейшее развитие в антропологических концепциях философии всеединства
В. С. Соловьёва и его последователей. Подробно см. об этом во второй главе данного пособия.

Оказавшее значительное влияние на развитие русской философской и общественной мысли творчество В. Г. Белинского пронизано глубоким интересом к проблеме человека. Критикуя гегелевскую философию за имперсонализм, он рассматривает человека как личность – «великую и страшную тайну».

Мыслителя интересует вопрос о взаимодействии общего и индивидуального, он приходит к выводу о том, что личность является и предпосылкой, и продуктом исторического развития. Человек создан природой, но противостоит ей, так как, вооружённый сознанием, он посредством труда изменяет то, что дано природой, борется с ней, совершенствуется. Таким образом, в понимании В. Г. Белинского, человек зависит от общества, поскольку оно развивает и формирует его. Острая и сильная забота о судьбе личности в обществе привела В. Г. Белинского к идеям утопического социализма, так как, по его мнению, нормальное развитие личности возможно только в том случае, когда отсутствует эксплуатация.

По мнению А. И. Герцена, понять природу поведения людей, основываясь только на принципах натурализма, невозможно, поскольку человек не только физическое тело, но и социальное. Поэтому А. И. Герцен, признавая природную детерминацию человека, утверждал, что в сфере своего сознания личность обладает беспредельной свободой: «Нравственная независимость человека – такая же непреложная истина и действительность, как его зависимость от среды, с той разницей, что она с ней в обратном отношении: чем меньше сознания, тем связь со средою теснее, тем больше она поглощает личность» [4, с. 424].

Критикуя западный тип цивилизации, А. И. Герцен указывает, что Европа переживает не только упадок искусства, засилье мещанства, но и упадок личностного начала. По его мнению, вершиной исторического процесса является человеческая личность, поскольку только она может рассматриваться в качестве безусловной ценности: «Вне нас всё изменяется, всё зыблется: мы стоим на краю пропасти… и мы не сыщем гавани иначе, как в нас самих, в сознании нашей беспредельной свободы…» [4, с. 334].

Материалистическое понимание человека пропагандировал
Н. Г. Чернышевский. Поскольку, по его словам, существует только материя, то и человек должен рассматриваться как природный организм. Не зависящей от тела души не существует, утверждает Н. Г. Чернышевский, а все духовные процессы являются свойствами и функциями материи.

Концепция человека как единого организма составлена под влиянием западноевропейской философии (в частности, Л. Фейербаха) и излагается в главном труде Н. Г. Чернышевского «Антропологический принцип в философии» (1860). В ней звучит призыв объяснять поступки и действия человека с точки зрения тех же законов, что управляют и миром природы. В соответствии, например, с законом причинности поведение человека детерминировано инстинктами самосохранения, следовательно, вся деятельность людей движется стремлением к удовольствию и эгоизмом. Таким образом, «новая» антропология сводится к упрощенному биологизаторству и превращает человека в комбинацию химических и физиологических процессов.

Взгляды Н. Г. Чернышевского были широко популярны и имели огромное влияние в 60-х гг. XIX в., но подвергались постоянной критике. Так, например, с ним полемизирует
Ф. М. Достоевский, автор оригинальной антропологической концепции. В «Записках из подполья» (1864), критикуя «теорию разумного эгоизма», он говорит, что изменение социально-экономических условий не гарантирует уничтожение безнравственности и аморализма, поскольку не приведёт к изменению природы человека. Такой вывод писатель делает на основе своего же утверждения о том, что поведение человека не может быть объяснено только стремлением к выгоде, «именно оттого, что человек, всегда и везде, кто бы он ни был, любил действовать так, как хотел, а вовсе не так, как повелевает ему разум и выгода; хотеть же можно и против своей выгоды, а иногда и положительно должно» [1, с. 246]. Критикуя идеи природного детерминизма, высказанные Н. Г. Чернышевским, Ф. М. Достоевский указывает, что основной характеристикой феномена человека является его способность к свободному выбору, и потому свобода будет причиной и целью человеческого поведения: «Человеку надо – одного только самостоятельного хотенья, чего бы эта самостоятельность ни стоила и к чему бы ни привела» [1, с. 246]. «… Натура человеческая действует вся целиком, всем, что в ней есть, сознательно и бессознательно…», – заключает мыслитель [1, с. 248]. Значит, по мнению писателя, апелляция к разуму человека в процессе его духовного совершенствования бесполезна, поскольку руководит человеческим поведением не только разум.

В представлении П. Л. Лаврова личность – продукт эволюции. Таким образом, нравственность не является врождённым человеческим свойством, она развивается в процессе жизнедеятельности человека, а у некоторых людей и вовсе не вырабатывается. Процесс совершенствования личности связывается с врождённым стремлением человека к наслаждениям, поскольку развитый человек, по заключению П. Л. Лаврова, должен воспитать в себе наслаждение нравственной жизнью.

По мнению Н. К. Михайловского, общество угнетает человека, стремится превратить его из индивидуальности в орган. Поэтому он считал критерием общественного прогресса развитие личности, живущей всесторонней и полной жизнью, приближение её к идеалу целостности.

Дальнейшее развитие антропологических воззрений в русской философии связано с творчеством таких философов, как
В. С. Соловьёв, С. Н. и Е. Н. Трубецкие, П. А. Флоренский,
С. Л. Франк, В. И. Несмелов, Л. И. Шестов, Н. А. Бердяев и др.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Философия Древней Индии 14 18 § Философия Древнего Китая 19 23 § Философия Древней Греции 24 46 Философский практикум

    Практикум
    В учебно-практическом пособии нашли отражение этапы развития философской мысли, изложены основы философского миропонимания, дано конкретное решение проблем в рамках различных направлений, школ, в произведениях величайших мыслителей.
  2. Философия (2)

    Методические указания
    Философия: Часть II Планы семинарских занятий и методические указания к ним, вопросы выходного контроля для студентов всех специальностей дневной формы обучения / Сост.
  3. Учебное пособие Авторы: Э. О. Леонтьева В. В. Грибунин Т. А. Лидзарь > Ю. А. Леонтьев > М. Ф. Пахомкина > Е. Н. Фетисова > Е. Ю. Потапчук > Г. И. Козлова Научный редактор

    Учебное пособие
    Рецензенты: кафедра гуманитарных и социально-экономических дисциплин (Хабар. погран. ин-т ФСБ России); доктор философских наук, профессор В. А. Уханов (Хабар.
  4. Алексеев П. В. Философия / П. В. Алексеев, А. В. Панин

    Программа дисциплины
    Цель дисциплины – сформировать у студентов представления о философии как форме отражения действительности, специфике философского миропонимания и его социокультурном значении.
  5. Международная Книга предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву, экономике, научно-технические издания и прочим рубрикам (18)

    Книга
    Международная Книга предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву, экономике, научно-технические издания и прочим рубрикам.

Другие похожие документы..