Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Методические рекомендации'
Какие экзамены нужно сдать для поступления в аспирантуру? Перечислите требования, предъявляемые к диссертациям на соискание учёных степеней «кандидат...полностью>>
'Конкурс'
Группу школьников экологического клуба «Ковчег» МОУ Рощинской СОШ «ОЦ», которая принимала участие в VIII Всероссийском конкурсе учебно-исследовательс...полностью>>
'Документ'
В разгаре лето. Рекордные высокие температуры вынуждают всех чаще направляться к водоемам. О том как организован там отдых мы расскажем в следующих н...полностью>>
'Документ'
Защита диссертации состоится 18 июня 2010 года в 09.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.022.02 при ГОУ ВПО «Бурятский государственный...полностью>>

Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991) Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью Составитель Герд Штриккер книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991)

Материалы и документы

по истории отношений между

государством и Церковью

Составитель Герд Штриккер

КНИГА 1 и 2

Издательство "ПРОПИЛЕИ" Москва – 1995

Русская Православная Церковь в советское время (1917–1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью / Составитель Г. Штриккер. М.: "Пропилеи", 1995. – 400 с.

Сборник посвящается памяти профессора Романа Ресслера (1914-1990)

© "Пропилеи", 1995 © Г. Штриккер

ISВN 5-7354-0026-6

Оглавление

Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991) 1

Благословение Его Высокопреосвященства митрополита Антония Сурожского

Я с большим вниманием прочел труд покойного Романа Ресслера и Герда Штриккера. Этот сборник документов по истории Московского Патриархата с 1917 по 1992 год уникален. То, что вошло в его состав, было недоступно для множества честных людей, желающих понять глубину церковной трагедии и многосложный путь Русской Церкви. Этот труд, разумется, не исчерпывает истории Российской трагедии, но он представляет собой объективный вклад в понимание столь сложных и спорных действий как Героев Веры, так и тех, которые, быть может желая добра, своего пути не нашли, но которых никто, не переживший того, что им пришлось испытать, не имеет права осуждать. Я убежден, что образ подвижников Веры, "Мучеников бескровных", будет с каждым десятилетием – дай Бог: с каждым годом – светлеть и расти.

Да благословит Господь, Который есть Истина и Путь и Жизнь, каждого читателя этой книги, и да вознесет каждый, кто ее прочтет, благодарственную молитву о всех в ней упомянутых, и о тех, кто по любви к Русской Церкви и к Правде взял на себя собирание этих документов.

Митрополит Сурожский. Лондон, 19 января 1994 г.

Введение

Настоящая книга является русским изданием значитель­но расширенной последней главы сборника документов, опубликованного в Германии в 1988 году и посвященного Тысячелетию Крещения Руси: Peter Hauptmann, Gerd Stricker. Die Orthodoxe Kirche in Russland. Dokumente ihrer Geschihte (860–1980). Götingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 1988. – 958 S. (Петер Хауптманн, Герд Штриккер. История Русской Православной Церкви в документах (860–1980). Геттинген: Фандэнхок и Рупрехт, 1988. – 958 с.)

Последняя глава этого сборника (с. 617–920 немецкого издания) называется "Русская Православная Церковь в Советском государстве (с 1917 года)". Ответственные редакторы: Роман Ресслер (Roman Ressler) – подбор и перевод документов на немецкий язык; Герд Штриккер (Gerd Strikker) – вступительная статья, введения к отдельным главам и комментарии. Над предшествующими главами работали следующие ученые: Лудольф Мюллер (Ludolf Müller) – "РПЦ от истоков до 1240 года" (с. 35–134); Фери фон Лилиенфельд, Эрих Бринер (Fairy von Lilienfeld, Erich Bryner) – "РПЦ во время татарского ига, 1240–1448" (с. 135–224); Фери фон Лилиенфельд, Эрих Бринер – "Автокефальная Митрополия Московская и всея Руси, 1448–1559" (с. 225–287); Петер Хауптманн (Peter Hauptmann) – "РПЦ в эпоху первых десяти патриар­хов, 1589–1700" (с. 289–370); Роберт Штупперих (Robert Stupperich) – "РПЦ за сто лет церковных реформ Петра Великого, 1700–1801" (с. 371–457); Карл Хри­стиан Фельми, Герхард Симон (Karl Christian Felmy, Gerhard Simon) – "Государственная Церковь и начало обновления, 1801–1917" (с. 459–616). Управление Евангелической Церкви в Германии (ЕЦГ) вручило этот сборник документов Московской Патриархии по случаю Тысячелетия Крещения Руси в качестве официального подарка. Епископ доктор Мартин Крузе, председатель Совета Евангелических Церквей в Германии, написал в своем приветственном слове:

"Евангелическая Церковь в Германии и входящие в нее Церкви разделяют радость сестринской Церкви по поводу тысячелетнего торжества Евангелия на просторах России и присоединяются к выраженной ею благодарности Трие­диному Богу за все пути спасения на протяжении долгих времен испытаний и страданий.

Когда вскоре после окончания второй мировой войны, несмотря на печальное состояние отношений между немецким народом и народами Советского Союза, разви­лись довольно специфические связи между нашими Цер­квами, мы на Западе осознали, как мало знаем о прошлой и настоящей жизни русского Православия и что на немецком языке почти нет первоисточников, относящихся к его долгой истории.

Мы очень рады, что нашлись исследователи, готовые взять на себя ответственную и трудоемкую работу по сбору таких документов. Хотелось бы, чтобы этот труд имел самое широкое распространение также и вне университетов и учреждений наших Церквей и приходов".

Епископ Крузе мог бы к этому добавить (что он, по всей вероятности, и молчаливо подразумевал): "Да будет этот труд на русском языке распространен и в России". Однако в 1988 году этого еще нельзя было ожидать, несмотря на намечавшееся в ходе перестройки изменение курса советской политики по отношению к Церкви.

Когда я передавал этот сборник епископам, священни­кам и мирянам во время своих посещений учреждений Русской Православной Церкви, особенно ее учебных заведений, мне постоянно говорили, что эта книга, особенно последняя часть о Русской Православной Церкви в послереволюционный период, нужна на русском языке. Я спросил профессора Ресслера, выбиравшего и переводившего документы этой главы, есть ли возможность издать эти тексты (более 160) на русском. Сначала он отнесся к этой мысли скептически, так как многие документы имел возможность одолжить лишь на короткое время в разных, иной раз весьма отдаленных местах. Однако к моим стараниям подключился пастор Евгений Фосс (Eugen Foss), в то время директор института "Вера во втором мире" (Glaube in der 2. Welt) (Цолликон, Цюрих, Швейцария), и в конце концов нам удалось уговорить профессора Ресслера согласиться с этой идеей. Несмотря на тяжелую болезнь, он отдался разысканию и сбору русских текстов со всей присущей ему добросовестностью. Спустя несколько недель после передачи нам документов он умер в возрасте 75 лет.

Особенности настоящего издания

Как и в немецком издании, отдельные документы объединяются в группы, с одной стороны составляющие смысловую единицу, с другой – соблюдающие принцип хронологии. По аналогии с немецким изданием, каждая такая подборка сопровождается вступлением и коммента­риями, ставящими отдельные документы в общий контекст и подчеркивающими их характерные черты.

В немецком издании события заканчиваются 1980 годом, кануном заката брежневской эры, когда РПЦ еще переживала тяжелые времена.

Однако издать сборник документов по истории РПЦ послереволюционного периода, не включив в него матери­алы последнего десятилетия, было бы явной фальсифика­цией истории. Даже если поставить себе целью раскрытие темы "Трагедия РПЦ после 1917 года" в документах, то и это было бы невозможно без соответствующего охвата разных областей жизни последних лет. Мы стали свиде­телями распада Советского Союза, поэтому у нас появилась возможность продлить настоящее собрание до конца 1991 года и таким образом представить собрание документов и текстов по истории РПЦ с момента возникновения Советского государства до его крушения.

Последний раздел, относящийся к 80-м и 90-м годам, содержит несколько больше документов, чем та часть, которая охватывает период с 1917 по 1980 год. Несмотря на все старания, ограничить объем документов за 1980– 1991 годы не удалось из-за бурного развития событий с 1985 года, изменивших всю церковную жизнь к лучшему. И если в немецком издании мы показали, в основном, трагедию РПЦ – репрессии, преследования, ограничения деятельности, то делом научной добросовестности и, соответственно, целью русского издания будет документи­рование и тех мероприятий последних лет, которые должны вывести ее из бедственного состояния.

Читателя сборника, вероятно, удивит, что у некоторых документов двойная нумерация. По просьбе историков и богословов из России и Германии я сохранил нумерацию документов из немецкого издания, чтобы облегчить срав­нение немецкого текста с соответствующим русским и наоборот.

Эта книга создавалась на Западе – было бы неразумно умалчивать сей факт. Это видно по вступительной статье, выбору текстов и комментариям к ним. Западная точка зрения на относительно сложный комплекс проблем "Государство и Церковь", как известно, существенно отличается от православной, которая, следуя византийско­му принципу "симфонии", всегда стремилась к гармони­зации и в конечном счете de facto к подчинению Церкви государственной власти – именно в этой области западное и восточное мышление сильно расходятся. И видимо, найдутся православные читатели, которые не всегда согласятся с западной аргументацией. Мне, в результате большого количества контактов с людьми в бывшем Советском Союзе и в сегодняшней России, бросилось в глаза, что для православного верующего принципиальное отрицание государственной власти, при которой он живет (что продемонстрировали католики-литовцы в Советском Союзе), немыслимо и, в конечном счете, нежелательно: власть дана от Бога, следовательно и коммунистическо-атеистическая власть тоже. И задача Церкви и ее руководства заключается в создании таких внешних условий, чтобы паства могла жить по своей вере в данном государстве, независимо от его идеологического характера. Под этим углом зрения, некоторые действия и компромиссы руководства РПЦ при советском режиме становятся более понятными.

Кто-то может заявить, что настоящие документы, по крайней мере частично, публиковались и в России, начиная примерно с 1987 года. Это безусловно верно. Но кто же собирает все вырезки из газет и журналов с публикациями отдельных важных документов? В настоящем издании собраны важные свидетельства по русской церковной истории за советский период наряду с текстами, которые некоторым читателям могут показаться незначительными. Это неизбежно. Одной из причин, вызвавших к жизни данное издание, явилось стремление предложить характер­ные для отдельных периодов тексты, сделав их доступными в одном томе, чтобы ими можно было пользоваться, не обременяя себя поисками по архивам и редакциям журналов1.

Итак, это собрание предназначается не для узкого круга исследователей и не для академического употребления (хотя материала достаточно и для этой цели), но обращается, в первую очередь, ко всем, интересующимся историей Русской Православной Церкви нашего, столь мрачного – особенно в течение семи десятилетий комму­нистического правления – столетия; он адресован студен­там истории, учителям и школьникам. Здесь предлагаются тексты, печатавшиеся в советских, русских, а также западных (эмигрантских) газетах, и документы, находя­щиеся в русских и западных архивах. Этим изданием составитель хочет восполнить существующий пробел, преж­де чем исследователи в России предъявят документы, которые им удалось найти в архивах Русской Церкви и в разных архивах отдельных "органов" бывшего СССР. С большим уважением я отношусь к усилиям русских ученых – историков и богословов, работающих в государственных и церковных архивах, чтобы наконец выяснить белые пятна в истории Русской Православной Церкви при советском режиме.

В намерения составителя этой публикаци входило дать читателю – посредством хрестоматии – живое впечатле­ние атмосферы тех времен, достаточно полное представ­ление о борьбе Церкви за свое выживание в мрачную эпоху преследований, о трагической судьбе Церкви, когда подвиг и грех тесно соседствовали друг с другом, а иному ответственному пастырю пришлось взять на себя грех, чтобы, как ему казалось, спасти Церковь.

***

Я сердечно благодарю г-на доктора Арндта Рупрехта (Arndt Ruprecht), директора-руководителя издательства "Фандэнхок и Рупрехт" в Геттингене, который передал мне права на русское издание последней части книги "История Русской Православной Церкви в документах, 860–1980", Геттинген: Фандэнхок и Рупрехт, 1988; г-на пастора Евгения Фосса и г-на пастора профессора доктора Эриха Бринера, бывшего и настоящего директоров инсти­тута "Вера во втором мире", которые поддерживали подготовку этого сборника к печати в институте "Вера во втором мире"; г-жу Ольгу Штигер-Губанову и г-на Анатолия Губанова за перевод на русский язык моих комментариев к документам и вступительной статьи; г-на Анатолия Губанова за трудоемкий набор текста на компьютере; г-жу Маделэн Люти, которая передала мне много важных документов.

Моя особенная благодарность – г-ну Вадиму Борисову, руководителю издательства "Пропилеи" в Москве, за то, что он включил нашу книгу в программу своего издательства. Без его терпения, помощи и без его редакторских указаний этот сборник не вышел бы в свет. Сверх того, г-н Борисов обогатил собрание некоторыми почти недо­ступными документами.

Донаторы:

• Евангельская Церковь в Германии (ЕЦГ), Ганновер, и

• Евангельская Церковь протестантской Унии, Берлин, Германия, которые поддержали немецкое издание;

• Католическая Церковь в Германии, Бонн, Германия;

• Церковный Совет Католической Церкви кантона Тургац, Швейцария;

• Евангельско-Лютеранская Церковь Баварии, Мюнхен, Германия;

• Евангельско-Лютеранская Церковь Нижней Саксонии, Ганновер, Германия;

• Католическая епархия Ротенбурга, Штутгарт, Германия;

• Евангельская Церковь Вюртемберга, Штутгарт, . Германия;

• Евангельская Церковь Бадена, Карлсруэ, Германия.

• Евангельско-Лютеранская Церковь Северной Германии (Гамбург, Киль, Любек).

Институт "Вера во втором мире" в Цолликоне (Цюрих) изданием этого сборника документов по истории Русской Православной Церкви в советский период хотел бы способствовать освещению печального прошлого русской истории, ушедшего, надеемся, безвозвратно, когда вера и верующие путем физических и административных репрес­сий были вытеснены из жизни общества, что неизбежно вызвало моральный упадок всей страны.

Мы надеемся (и молимся об этом), что в будущем русский народ достигнет не только экономического про­цветания, но и, что особенно важно, духовного и нравственного возрождения, в чем ему поможет обновля­ющаяся Церковь.

Доктор Герб Штриккер, научный сотрудник института "Вера во втором мире", Цолликон (Цюрих), Швейцария. Лето 1994 г.

Герд Штриккер. РОМАН РЕССЛЕР – ПРАВОСЛАВНЫЙ ХРИСТИАНИН НА ЗАПАДЕ

Этот труд посвящается профессору доктору Роману Ресслеру

Роман Ресслер родился в Берлине в 1914 году. Его предками были остзейские немцы из Риги. Отец, Рихард Ресслер, лютеранин, перед первой мировой войной пере­селился в Берлин, где стал профессором высшей музы­кальной школы по классу фортепиано. После войны среди его учеников было много русских эмигрантов, часто посещавших дом Ресслеров. Таким образом, Роман Ресслер рано познакомился с русскими и, конечно, с православием, и это его знакомство постоянно углублялось. Во время второй мировой войны он служил тыловым офицером связи немецкой армии в России и на Украине. Ресслер стремился установить хорошие отношения между немецкими солда­тами и православным населением и способствовал откры­тию храмов, закрытых при Сталине. После войны он перешел из протестанства в православие, что было следствием долгих размышлений. Решающим фактором для этого шага, в определенной степени, послужили его встречи с православными в оккупированных немцами областях России и Украины.

До войны Роман Ресслер работал по технической специальности, но все пережитое в России и принятие православия заставили его обратиться к славянской культуре – он занялся славянской филологией в Гейдельберге. Кандидатская диссертация его была на тему: "Мировозз­рение Бердяева" (Геттинген, 1956 г.). Наряду с многочис­ленными статьями по современной церковной истории, Ресслер написал свой главный научный труд – докторскую работу на тему: "Церковь и революция в России. Патриарх Тихон и Советское государство" (Кельн-Вена, 1969 г.). Архиепископ Брюссельский Василий (Кривошеий, 1900– 1985), состоявший в Московской Патриархии, написал в своем отзыве в "Вестнике Русского Студенческого Христи­анского Движения" (Париж, 1970, № 69, с. 69–70): "Недавно вышедшая в свет на немецком языке книга Романа Ресслера "Церковь и революция в России. Патриарх Тихон и Советское государство" является одним из наиболее обстоятельных, обширных и беспристрастных исследований по истории нашей Церкви в первые годы революции. И эта беспристрастность ее автора, его желание быть объективным и искать прежде всего установления исторической правды, сочетается у него с большой любовью и сочувствием как к Русской Православной Церкви в эти тяжкие для нее годы испытаний вообще, так и к личности в Бозе почившего Святейшего Патриарха Тихона в частности. Так что труд Ресслера можно было бы назвать замечательной апологией как личности Патриарха Тихона, так и всей его церковной линии, если бы слово апология не носило характер одностороннего освещения или подбора фактов, чего у Ресслера совершенно нет и чем он так выгодно отличается от многочисленных полемических или апологетических писаний на ту же приблизительно тему более журналистского, чем научного характера, к какому бы лагерю авторы ни принадлежали".

В 70-е годы профессор Ресслер был директором славянского отдела прикладной лингвистики при универ­ситете города Майнца в Гермерсхайме. Последние годы жизни он напряженно работал над переводом русских документов для немецкого издания этого сборника, при­кованный к постели тяжелой болезнью, от которой он и умер 5 октября 1990 года.

Характерными чертами Романа Ресслера были точность и аккуратность, а также свойственное ему прусское, в лучшем смысле этого слова, чувство ответственности. Его неисчерпаемая доброта, благородство и любезность привле­кали к нему людей.

Во время совместной работы над немецким изданием документов с 1984 по 1987 год профессор Ресслер стал моим старшим другом. Наши постоянные деловые встречи стали необходимостью из-за его ухудшавшегося здоровья. Лежа на больничной кровати, он обсуждал со мной выбор документов, проблемы перевода, вопросы, касающиеся моих интерпретаций и комментариев. Доминирующей темой наших разговоров была судьба Русской Православной Церкви в Советском Союзе и в диаспоре. Таким образом я узнал о самой его большой боли – страдании его Церкви. Ведь он сознательно стал мирянином именно Московской Патриархии. Не таким, конечно, какими были (по крайней мере до 1990 г.) многие немцы в патриарших приходах, либо закрывавшие глаза на наличие давления на Церковь в СССР, либо безоговорочно и фанатически защищавшие советскую политику и раболепную по отношению к коммунистическому режиму позицию официальной Церк­ви. Он до конца остался мирянином РПЦ, несмотря на ясное понимание происходившего в Москве и Советском Союзе – особенно того какому давлению подвергалась Церковь со стороны государства; он также ясно видел, как много вреда порой было нанесено Церкви самими церков­ными деятелями – епископами и священниками. Ресслер остался в Патриаршей Церкви несмотря на то, что у него было много друзей в РПЗЦ (Русской Православной Зарубежной Церкви). Для него Московский Патриархат – это каноническая Церковь. Он считал, что и в тяжелые, смутные времена он должен остаться ей верным. Однако он не закрывал глаза на мрачную судьбу своей Церкви, на ее внутреннюю болезнь, вызванную семидесятилетним угнетением безбожной властью.

Романа Реслера мучили страдания РПЦ. В отличие от многих, он горорил о ее трагическом положении: о ее несчастьях, об ее угнетении, преследованиях, то есть о том, о чем представители Московского Патриархата чаще

15 всего не осмеливались и даже иногда – таково было глубокое убеждение профессора Ресслера – не хотели говорить. По его мнению, некоторые иерархи и клирики были недостойны звания епископа или священника, являлись пастырями, более послушными политическому инструктажу, нежели духовному долгу- Он ясно видел трагизм положения в том, что карьеристы и сомнительные личности могли держаться на своих местах в Церкви благодаря поддержке уполномоченных Совета по делам религий, тогда как епископов и священников, рисковавших всем для своей Церкви, ссылали "на край света", как епископа Полтавского и Кременчугского Феодосия (Дикуна) в 1979 году, который был переведен в Астрахань из-за своего обличительного письма Брежневу, написанного в 1977 году (Док. 369), или заставляли уйти в монастырь "по состоянию здоровья" (за штат – в монастырское заключение), как архиепископа Калужского и Боровского Ермогена после его памятной записки Патриарху в 1967 году (Док. 351). В худшем случае таких самоотверженных служителей Церкви приговаривали по статье 70 Уголовного Кодекса (антисоветская агитация и пропаганда) или по другим статьям к тюремному или лагерному сроку (священник Глеб Якунин, 1979–1987 гг.), отправляли в ссылку, а Церковь не могла открыто им помочь, так как она подвергалась государственному террору.

Романа Ресслера удручало внутреннее состояние Церк­ви, которое было естественным последствием этого ненор­мального положения, но как же он бывал счастлив при встречах с епископами или священниками, которым он мог – или думал, что им можно – доверять. Кроме нескольких священников, знакомых ему с молодых лет (некоторые из них впоследствии стали епископами, правда, не Московской Патриархии), на Западе было лишь несколько надежных людей. Архиепископа Берлинского и Германского Мелхиседека (Лебедева), Экзарха Централь­ной Европы (1978–1984), Роман Ресслер считал таким человеком. Преемники архиепископа Мелхиседека в Бер­линском Экзархате не пользовались у него доверием. Другие епископы Московской Патриархии, имеющие (или имевшие) кафедры в Германии и Австрии, причиняли ему настоящую боль – своими личными качествами или из-за своей деятельности в прошлом. Он часто говорил: "Если бы у нас на Западе вместо этих епископов были настоящие пастыри, то многие из Зарубежной Церкви перешли бы в Московский Патриархат. Только они заставляют многих оставаться в Зарубежной Церкви".

С учетом ситуации статьи Ресслера о церковном поло­жении в СССР выходили под псевдонимом. Он считался с возможностью репрессий со стороны своего церковного руководства в Германии, если бы он открыто выразил свои взгляды. Редакции разных журналов ("Хердер-Корреспонденц", Фрайбург; "Евангелишер Прессединст", Франкфурт-на-Майне; "Вера во втором мире", Цолликон, Цюрих, и другие) знали его под псевдонимом Мартин Науманн или под инициалами Μ.Ν. и Ν.Ν. Первая статья, подписанная его именем, опубликована в журнале "Вера во втором мире" в октябре 1990 года, то есть незадолго до его смерти.

С институтом "Вера во втором мире" он сотрудничал более десяти лет, обсуждая на страницах институтского журнала проблемы и дела Московского Патриархата. В своих суждениях он бывал удивительно умеренным. Так, например, он придерживался точки зрения, что Декларация митрополита Сергия 1927 года о лояльности по отношению к Советскому государству, сформировавшая церковную политику, именуемую ныне "сергианством", была единст­венной возможностью для выживания Церкви в тогдашней ситуации. Эту точку зрения в настоящее время по-новому обдумывают в Московской Патриархии.

Роман Ресслер никогда не был сторонником "холодной войны". Некоторые представители Зарубежной Церкви упрекали его за то, что он слишком мягко относился к тем или иным ситуациям. Надеемся, что подобранные им тексты убедят читателей в противоположном.

Роман Ресслер дожил до улучшения положения Церкви, начавшегося накануне празднования Тысячелетия Креще­ния Руси. Его "Путевые заметки о Ленинграде" (журнал "Вера во втором мире", № 12, 1988, с. 16–17) полны радостного возбуждения, однако он не предавался иллю­зиям. Он постоянно повторял, что внешняя свобода еще не значит предоставления государством Церкви действи­тельной внутренней свободы, что все внешние послабления не избавляют Церковь от необходимости начать мучитель­ный процесс внутреннего самоочищения: "Церковь больна от постоянного контроля, полной зависимости от государ­ства, шантажа властей, от страха и подозрений. Пройдут еще десятилетия до ее окончательного выздоровления".

Вечная память уважаемому учителю.

Герд ШТРИККЕР.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Храме Христа Спасителя, на которое Владыка привез Благодатный Огонь из Иерусалима. Ипередал его в московские храмы, как священную эстафету… Однако, как это ни странно, большинству ревнителей его памяти биография

    Биография
    4 ноября 2008 года минуло пять лет со дня смерти митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима (Нечаева), с именем которого связана целая эпоха в жизни Русской Православной Церкви.

Другие похожие документы..