Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Самостоятельная работа'
1.Введение. Математическое моделирование –Основные понятия и определения. Системы и процессы. Роль моделей и моделирования в познании. Метод физическ...полностью>>
'Доклад'
Доклад о состоянии и об охране окружающей среды Ивановской области подготовлен Департаментом государственного контроля Ивановской области в соответст...полностью>>
'Конкурс'
��#ࡱ#� > �� : = > #q` � ( T � � D D D D D D D X X X X X 8 � t 4 8 � � b : � � � � � � � � � � � � � � u h � � � � � � � � � � � � � � � � � � � 8 * b...полностью>>
'Документ'
V.4. План важнейших мероприятий Банка России на 2005 год по совершенствованию банковской системы Российской Федерации, банковского надзора, финансовы...полностью>>

«Столыпин: личность и государственный деятель»

Главная > Биография
Сохрани ссылку в одной из сетей:

МАОУ Сладковского района Менжинская средняя общеобразовательная школа

Региональный конкурс творческих работ, посвященных личности и реформаторскому наследию П.А.Столыпина

Исследовательская работа на тему:

«Столыпин: личность и государственный деятель»

Автор: Маликова Сания Макановна 11 класс

Адрес: Тюменская область, Сладковский район, с. Менжинское,

улица Гагарина 2, 8(34555)41138

Руководитель: Лахтин Николай Андрианович

Должность: учитель истории и обществознания

Адрес: Тюменская область, Сладковский район, с. Менжинское,

улица Лесная 1, 8(34555)41152

2011год

Содержание.

Введение

  1. Биография П. А. Столыпина

  2. Социально- политическое и экономическое положение в России на рубеже веков. Идеология реформирования

  3. Реформы

  4. Итоги реформ

Заключение

Введение

На мой взгляд, имя Столыпина - одно из самых известных имен в России. Любой человек может сказать, что был такой государственный деятель ещё до революции, но мало кто-то сможет назвать, что он сделал для России и в чём состоит суть его реформы, в лучшем случае могут сказать, что она была связана с сельским хозяйством. К числу таких людей до недавнего времени относилась и я. Трудно сказать, что конкретно побудило меня написать эту работу. Может быть, загадка киевского покушения на Столыпина, в котором до сих пор осталось много тёмных пятен, ну а может быть, реформа, о которой сейчас столько говориться. Так или иначе, в процессе написания моей исследовательской работы я узнала много нового о жизни дореволюционной России и конкретно о Столыпине.

Пётр Аркадьевич Столыпин был человеком сложной судьбы. Он не рвался к власти, но неожиданно для всех – быть может, и для себя тоже – вдруг оказался у её вершин.

Современники, удивлённые этим взлётом, стали говорить, что он почти всю жизнь провёл в провинции и не готов к своей новой роли, что у него нет собственных идей, что он “приказчик”, исполняющий чужие приказания.

Но настоящего Столыпина мы до сих пор не знаем. Его имя оказалось прочно связанным с одной из немногих реализованных реформ, автором которой, строго говоря, он не был, хотя она входила в систему задуманных им преобразований. Сначала её беспощадно унижали , в ней не разобравшись, а с недавнего времени стали восхвалять.

Его действительно не понимали ни при жизни, ни после смерти. Не понимали ни его сподвижники, ни враги. И притом не был он слишком сложным, недоступным для понимания человеком и политиком. Дело же было в том, что его действия, всегда определённые и целенаправленные, ударяли по очень многим людям, из разных классов и групп, и вызывали всплеск отрицательных эмоций. В такой обстановке трудно было рассчитывать на объективную оценку.

Целью моей работы стала попытка:

- разобраться в делах, идеях и замыслах Столыпина

- показать его жизненный путь

- понять его роль в истории России

- понять из-за чего его реформы не были притворены в жизнь

1. Биография П. А. Столыпина.

Пётр Арка́дьевич Столы́пин (2 (14) апреля 1862, Дрезден) – (5(18) сентября 1911, Киев) — политический деятель Российской империи. В разные годы занимал посты уездного предводителя дворянства в Ковно, гродненского губернатора, саратовского губернатора, министра внутренних дел, премьер-министра. Вошёл в историю как блестящий оратор, человек, подавивший революцию 1905-1907 годов, реформатор. В 1906 году император предложил Столыпину пост министра внутренних дел. Вскоре вместе с Государственной думой I созыва было распущено и правительство. Столыпин был назначен новым премьер-министром. На новой должности, которую он занимал вплоть до своей гибели, Столыпин провёл целый ряд законопроектов, которые вошли в историю как столыпинская аграрная реформа. Главным содержанием, которой было введение частной крестьянской земельной собственности. Принятый правительством закон о военно-полевых судах ужесточал наказание за совершение тяжких преступлений. Впоследствии Столыпина резко критиковали за жёсткость проводимых мер. Среди других мероприятий Столыпина на посту премьер-министра особое значение имеют введение земства в западных губерниях, ограничение автономии Великого княжества Финляндского, изменение избирательного законодательства, и роспуск II Думы, положившие конец революции 1905-1907 годов. Во время выступлений перед депутатами Государственной думы проявился ораторский талант Столыпина. Его фразы «Не запугаете!» и «Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия» стали крылатыми. Из личных черт характера современниками особенно выделялось его бесстрашие. На Столыпина было совершено и планировалось 11 покушений. Во время последнего, совершённого Богровым в Киеве, Столыпин был ранен. От полученных ран через несколько дней умер. Согласно фразе из завещания «Я хочу быть погребённым там, где меня убьют» похоронен в Киеве в Киево-Печерской лавре.

2. Социально- политическое и экономическое положение в России на рубеже веков. Идеология реформирования.

Прежде чем говорить о том, что побудило Столыпина на создание программы реформ, следует познакомиться с социально – политической и экономической ситуацией в России на рубеже XIX- XX веков, понять какие изменения в различных сферах жизни общества были необходимы. К концу XIX века стало ясно, что положительный преобразовательский потенциал реформ 1861 года частично исчерпан, а частично выхолощен контрреформистским курсом консерваторов после трагической гибели

Александра II в 1881 г. Необходим был новый цикл реформ.

И в XVIII, и в XIX, и в XX веке власти шли на какие-либо преобразования в обществе и государстве из соображений сохранения династии, укрепления своих позиций.

К сожалению, верхи не редко не совсем верно оценивали реальную социально- политическую ситуацию в обществе и из-за этого совершали непоправимые ошибки. Очередная попытка уйти от реформ посредством "маленькой победоносной войны" с Японией не только не удалась, но и привела к тому, что страна сорвалась в революционную бездну. И царская династия не погибла в ней лишь потому, что возле царя оказались такие выдающиеся люди как С. Ю. Витте и П. А. Столыпин.

1905- 1907 гг. со всей очевидностью показали нерешенность аграрного и других насущных вопросов тогдашней России. История же, по мнению

Н. Эйдельмана, предлагает три пути:

1. Продолжение революции снизу, что представляется весьма реальным;

2. Контрреволюция сверху; в какой- то степени она осуществляется: переворот 3 июня 1907 г. - разгон II Государственной Думы.

Однако большего правители себе позволить не могли. Кроме нового, избирательного закона, увеличившего представительство в Думе крупных землевладельцев и буржуазных элементов, никаких крупных

контрреволюционных мер не последовало.

При угрозе новых революционных волнений снизу и более чем скромных успехах контрреволюции сверху делается попытка пойти по третьему пути - еще одной революции сверху. Понятно, что речь идет о Столыпине и его реформах, которые Ленин определил как второй шаг России по пути к буржуазной монархии. Интересно отметить, что П. А. Столыпин полагал, что, перемены в политическом строе, в государстве, не главное и тем более не есть условие реформ экономических. Отсюда проистекает следующее противоречие: программа реформ была рассчитана на буржуазно- демократическое развитие, они и по сути своей буржуазно- демократические (например, в вопросах, касающихся земских органов власти). Но Столыпин искренне надеялся осуществить их в рамках прежней, регрессивной для качественно нового уровня капиталистических отношений политической системы. Удивительно, что сам Столыпин был не только убежденным монархистом, но и верил в личность императора-политика.

Реформатор считал, что перемены необходимы, но в той мере и там, где они необходимы для экономической реформы. Пока нет экономически свободного хозяина - нет и базы для других форм свободы (напр. политической или личной). Столыпин утверждал, что, пока крестьянин беден, не обладает личной земельной собственностью, пока он находится тисках общины, он остается рабом, и никакой писаный закон не даст ему блага гражданской свободы.

3. Реформы.

Осенью 1906 года в крестьянском движении обозначился спад, и правительство раскрыло, наконец, свои планы по аграрному вопросу. 9 ноября 1906 года был издан указ, имевший скромное название “О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования”. Так началась столыпинская аграрная реформа, точнее началась аграрная программа, а аграрная реформа была лишь её частью.

Столыпинская аграрная реформа, о которой в наши дни много говорят и пишут, в действительности – понятие условное. В том смысле условное, что она, во-первых, не составляла цельного замысла и при ближайшем рассмотрении распадается на ряд мероприятий, между собой не всегда хорошо состыкованных.

Во-вторых, не совсем правильно и название реформы, ибо Столыпин не был ни автором основных её концепций, ни разработчиком. И, наконец, в-третьих, у Столыпина, конечно же, были и свои собственные замыслы, которые он пытался реализовать.

Столыпин, будучи саратовским губернатором, предлагал организовать широкое содействие созданию крепких индивидуальных крестьянских хозяйств на государственных и банковских землях. Эти хозяйства должны были стать примером для окружающих крестьян, подтолкнуть их к постепенному отказу от общинного землевладения.

В мае 1906 года на первом съезде уполномоченных дворянских обществ с докладом “Основные положения по аграрному вопросу” выступил Д. И. Пестржецкий, чиновник МВД, принимавший участие в разработке аграрных проектов.

Правительство стремилось, во что бы то ни стало отмежеваться перед дворянами от думских проектов принудительного отчуждения помещичьей земли, а потому основная часть доклада была посвящена критике таких проектов. Докладчик утверждал, что в целом по стране “за последнее время никакого реального основания для огульного наделения крестьян землёю не возникло”. Отдельные случаи малоземелья, говорилось в докладе, могут быть ликвидированы при помощи покупки земли через Крестьянский банк или путём переселения на окраины.

“Инициатива по введению улучшений в крестьянском хозяйстве, - подчёркивалось в докладе, - должна составить предмет главнейших забот государства и земства. Следует отрешиться от мысли, что когда наступит время к переходу к иной, более культурной системе хозяйства, то крестьяне перейдут к ней по собственной инициативе”.

Настроение прибывших на съезд дворян не было единодушным. Некоторые из них были настолько напуганы революцией, что считали необходимым сделать уступки.

“Лучше всего сразу, не унижаясь до принудительного отчуждения, заранее удовлетворить требования крестьян … - сказал саратовский земский деятель граф Д. А. Олсуфьев. – Мы должны добродетельно идти навстречу к продаже крестьянам земли, сохраняя и за собой часть … Компромисс необходим …” Но эти здравые рассуждения не встретили сочувствия у большинства присутствующих.

Однако большинство уполномоченных было настроено решительно против общины.

“Община – это то болото в которое увязает всё, что могло бы выйти на простор,- сказал К. Н. Гримм,- благодаря ей нашему крестьянству чуждо понятие о праве собственности. Уничтожение общины было бы благодетельным шагом для крестьянства”. Эти же мотивы повторялись в резких нападках на общину В. Л. Кушелёва, князя А. П. Урусова, П. В. Попова.

Община подчёркивали дворянские представители, должна быть, безусловно уничтожена.

Нападки на общину в какой-то мере были лишь тактической уловкой правого дворянства: отрицая крестьянское малоземелье, помещики стремились перевалить на общину всю ответственность за крестьянскую нищету.

Вопрос о хуторах не вызвал больших прений. Сами по себе хутора и отруба мало интересовали дворянских представителей.

Между тем обстановка в стране была неопределённая. Давление дворян уравновешивалось давлением Думы и крестьянства. После роспуска I Думы ситуация ещё более обострилась. В конце августа 1906 года Столыпин провёл мероприятия по передаче Крестьянскому банку части государственных земель для продажи крестьянам. Тем самым он приступил к исполнению своего замысла, созревшего ещё в Саратове. По существу, выражаясь современным языком, речь шла о приватизации части государственного имущества.

Эти мероприятия вызвали возражения со стороны Гурко. Он считал, что казённые земли и так почти всецело в руках крестьян, которые многие годы снимали их в аренду. У Гурко возникли сильные подозрения относительно дальнейших намерений Столыпина, когда известный латифундист граф А. А. Бобринский передал ему слова, сказанные мимоходом главой правительства: “Вам придётся расстаться с частью своих земель граф”.

У страха, как известно, глаза велики. В действительности Столыпин, думается, не допускал и мысли о полной ликвидации помещичьего землевладения. М. П. Бок привела в своих воспоминаниях следующие слова отца: “Не в крупном землевладении сила России. Большие имения отжили свой век. Их, как бездоходные, уже сами владельцы начали продавать Крестьянскому банку. Опора России не в них, а в царе”. Что-то похожее Столыпин, надо думать, действительно говорил – и это не было сказано случайно, под впечатлением от нескончаемых крестьянских бунтов. Бунты, в конце концов прекратились, но осталось это убеждение, засевшее глубоко в сознании. В 1909 году, когда обстановка в стране коренным образом изменилась, Столыпин вновь коснулся этого вопроса – не в беседе с дочерью и не в случайном разговоре с графом, а в интервью корреспонденту газеты “Волга”: “Вероятно, крупные земельные собственности несколько сократятся, вокруг нынешних помещичьих усадеб начнут возникать многочисленные средние и мелкие культурные хозяйства, столь необходимые, как оплот государственности на местах”.

В конце 1905 года, когда дела у царского правительства были из рук вон плохи, управляющий землеустройством и земледелием Н. Н. Кутлер поставил вопрос о частичном отчуждении помещичьих земель. Но царь после недолгого колебания решительно отверг кутлеровский проект, а сам Кутлер с треском вылетел в отставку.

Столыпин, как видно, считал, что в таком проекте нет надобности. Частичное отчуждение помещичьей земли фактически уже идёт. Многие помещики, напуганные революцией, продают имения. Важно, чтобы Крестьянский банк скупал все эти земли, разбивал на участки и продавал крестьянам. Из перенаселённой общины лишние работники уйдут на банковские земли. Идёт переселение в Сибирь. Под воздействием определённых правительственных мер, община прекратит все эти свои бесконечные земельные переделы.

Примерно так сложилась у Столыпина общая концепция реформы. В этих рамках он смирился с проектом Гурко и даже как бы “усыновил” его. Правда, это был не тот случай, когда приёмное чадо становится похожим на отца. Скорее, происходило обратное. “Надо вбить клин в общину”, - говорил Столыпин своим сподвижникам. “Вбить клин”, заставить прекратить переделы, наделать хуторов и отрубов на общинных землях – все эти идеи подспудно или открыто были выражены в проекте Гурко. Оттуда Столыпин их и почерпнул.

10 октября 1906 года, когда этот проект рассматривался в Совете министров, Столыпин сам, без помощи Гурко, его докладывал и защищал.

9 ноября 1906 года проект “Особого журнала” Совета министров был доложен царю, который написал резолюцию: “Согласен с мнением председателя и 7 членов”. Столыпинской аграрной реформе был дан зелёный свет. Первая статья указа 9 ноября 1906 года, наиболее известная и часто цитируемая, устанавливала, что “каждый домохозяин, владеющий надельною землёю на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собою в личную собственность причитающейся ему части из означенной земли”. Поскольку крестьяне владели землёй чересполосно (у каждого домохозяина бывало по 8-10 и более полос в разных местах), то законодательный акт 9 ноября 1906 года короче и правильнее было бы назвать “указом о чересполосном укреплении”.

В это время едва ли не главной заботой председателя Совета министров стало положение, в которое попал Крестьянский поземельный банк. Масштаб его операций по закупке земли в это время возрос почти в три раза. Многие помещики спешили расстаться со своими имениями. В 1905-1907 годах банк скупил свыше 2,7 миллиона десятин земли. В его распоряжение перешли государственные и удельные земли. Между тем крестьяне, рассчитывая на ликвидацию помещичьего землевладения в ближайшем будущем, не очень охотно делали покупки. С ноября 1905 года по начало мая 1907 года банк продал всего около 170 тысяч десятин. В его руках оказалось очень много земли, к хозяйственному управлению которой он не был приспособлен, и мало денег. Деятельность Крестьянского банка вызывала растущее раздражение среди помещиков. Это проявилось в резких выпадах против него на III съезде

уполномоченных дворянских обществ в марте-апреле 1907 года. Общее настроение дворянских депутатов выразил А. Д. Кашкаров: “Я полагаю, что Крестьянский банк не должен заниматься разрешением так называемого аграрного вопроса… аграрный вопрос должен быть прекращён силой власти”.

В это же время крестьяне весьма неохотно выходили из общины и укрепляли свои наделы. Ходил слух, будто тем, кто выйдет из общины, не будет прирезки земли от помещиков.

Отчасти в результате принятых мер, а больше того – вследствие изменения общей обстановки в стране дела у Крестьянского банка пошли лучше. Всего за 1907-1915 годы из фонда банка было продано 3909 тысяч десятин, разделённых примерно на 280 тысяч хуторских и отрубных участков. До 1911 года объём продаж ежегодно возрастал, а затем начал снижаться. Это объяснялось, во-первых, тем, что в ходе реализации указа 9 ноября 1906 года на рынок было выкинуто большое количество дешевой надельной (крестьянской) земли, а во-вторых, тем, что с окончанием революции помещики резко сократили продажу своих земель.

Вопрос о том, как распределялись покупки банковских хуторов и отрубов среди различных слоёв крестьянства, исследован недостаточно. По некоторым прикидкам, богатая верхушка среди покупателей составляла всего 5-6 %. Остальные принадлежали к среднему крестьянству и бедноте. Впрочем, это не исключает того, что на банковских землях появились достаточно крепкие фермерские хозяйства. С этой точки зрения землеустройство на банковских землях было перспективнее, чем на надельных. Однако, как уже говорилось, таких хозяйств изначально было немного.

Третьеиюньский государственный переворот коренным образом изменил обстановку в стране. Крестьянам пришлось оставить мечты о скорой «прирезке”. Темпы реализации указа 9 ноября 1906 года резко возросли. В 1908 году по сравнению с 1907 годом число укрепившихся домохозяев увеличилось в 10 раз и превысило полмиллиона. В 1909 году был достигнут рекордный показатель – 579,4 тысячи укрепившихся. Представители правительства, в том числе Столыпин, жонглировали этими цифрами в законодательных собраниях и беседах с репортёрами. Но с 1910 года темпы укрепления стали снижаться. Численность выделяющихся из общины крестьян стабилизировалась только после выхода закона 29 мая 1911 года “О землеустройстве”. Однако вновь приблизиться к наивысшим показателям 1908-1909 годов так и не удалось.

За эти годы в некоторых южных губерниях, например в Бессарабской и Полтавской, общинное землевладение было почти совсем ликвидировано. В других губерниях, например в Курской, оно утратило первенствующее положение. Но в губерниях северных, северо-восточных, юго-восточных, а отчасти и в центрально-промышленных реформа лишь слегка затронула толщу общинного крестьянства.

Для доказательства того, что указ 9 ноября 1906 года был издан с целью, возвысить и укрепить немногочисленную деревенскую верхушку, часто используется речь Столыпина в Думе, где он говорил о том, что правительство сделало “ставку не на убогих и пьяных, а на крепких и сильных”. Эти слова обычно вырываются из контекста речи и подаются вне связи с обстоятельствами, при которых они были сказаны.

5 декабря 1908 года, когда была произнесена эта речь, в Думе возник вопрос, признавать ли укрепляемые участки личной или семейной собственностью. Настроение Думы заколебалось под воздействием многочисленных известий о том, что некоторые домохозяева пропивают укреплённые наделы и пускают по миру свои семейства. Но создание семейной собственности вместо общинной не устраивало Столыпина, ибо большая семья напоминала ему общину. На месте разрушенной общины, полагал он, должен быть мелкий собственник. Видя угрозу одному из основных положений своей реформы, Столыпин решил вмешаться в прения.

Пропивание наделов, доказывал он в своей речи, - это исключительное явление, удел “слабых”.

“Нельзя создавать общий закон ради исключительного уродливого явления, - подчёркивал Столыпин, - нельзя убивать этим кредитоспособность крестьянина, нельзя лишить его веры в свои силы, надежд на лучшее будущее, нельзя ставить преграды обогащению сильного для того, чтобы слабые разделили с ним его нищету”. Из всех этих обстоятельств отнюдь не вытекает, что “разумными и сильными” Столыпин считал лишь богатых крестьян, а “пьяными и слабыми” – всех остальных. Каждый должен стать “кузнецом своего счастья” (слова Столыпина из той же речи ), и каждый такой “кузнец” мог рассчитывать лишь на крепость своих рук и рук своих ближних, ибо сколько – нибудь значительной помощи со стороны на переустройство хозяйства не предполагалось. Ставка делалась почти исключительно на “дух предприимчивости”. Это показывает, что и Столыпин при всей своей практичности, вольно или невольно бывал идеалистом.

Поскольку столыпинская реформа не разрешила аграрного вопроса, и земельное утеснение продолжало возрастать, неизбежна была новая волна переделов, которая должна была смести очень многое из наследия Столыпина. И действительно, земельные переделы, в разгар реформы почти заглохшие, с 1912 года снова пошли по восходящей.

Столыпин, видимо, и сам понимал, что чересполосное укрепление не создаст “крепкого собственника”. Недаром он призывал местные власти “проникнуться убеждением, что укрепление участков лишь половина дела, даже лишь начало дела, и что не для укрепления чересполосицы был создан закон 9 ноября”.

15 октября 1908 года по согласованию министров внутренних дел, юстиции и управляющего землеустройством и земледелием были изданы “Временные правила о выделе надельной земли к одним местам”. “Наиболее совершенным типом земельного устройства является хутор, - говорилось в правилах, - а при невозможности образования такового – сплошной для всех полевых угодий отруб, отведённый особо от коренной усадьбы”.

С 1909 года все инструкции по землеустройству стали издаваться Комитетом по землеустроительным делам, межведомственным органом, находившимся под эгидой Главного управления землеустройства и земледелия. Аграрные теоретики из Главного управления (А. А. Кофод, А. А. Риштих и др.) мечтали о том, чтобы разбить на квадратики, наподобие шахматной доски, все крестьянские земли. При этом в Главном управлении мало считались со столыпинскими мечтами о “крепком хозяине”. 19 марта 1909 года Комитет по землеустроительным делам утвердил “Временные правила о землеустройстве целых сельских обществ”. С этого времени местные землеустроительные органы всё более ориентировались на разверстание наделов целых деревень.

29 мая 1911 года был издан закон “О землеустройстве”. В него вошли основные положения инструкций 1909-1910 годов. Новый закон устанавливал, что для перехода к отрубному и хуторскому хозяйству отныне не требуется предварительного укрепления надельных земель в личную собственность. С этого времени чересполосное укрепление утратило прежнее значение, реформа стала переходить из рук МВД в руки Главного управления землеустройства и земледелия.

Крестьяне сопротивлялись переходу на хутора и отруба не по темноте своей и невежеству, как считали власти, а исходя из здравых житейских соображений. Крестьянское земледелие очень зависело от капризов погоды. Имея полосы в разных частях общественного надела, крестьянин обеспечивал себе ежегодный средний урожай: в засушливый год выручали полосы в низинах, в дождливый – на взгорках. Получив надел в одном отрубе, крестьянин оказывался во власти стихии. Он разорялся в первый же засушливый год, если его отруб был на высоком месте. Следующий год был дождливым, и очередь разоряться приходила к соседу, оказавшемуся в низине.

Вообще во всей этой затее с хуторами и отрубами было много надуманного, доктринерского.

Сами по себе хутора и отруба не обеспечивали подъём крестьянской агрикультуры, и необходимость повсеместного их введения никем не доказана. “Нигде в мире не наблюдалось такого практического опыта, - пишет американский историк Дж. Эйни, - который бы показал, что соединённые в одно целое поля принесли с собой агрикультурный прогресс, и некоторые современные исследователи крестьянской агрикультуры фактически отрицают подобную причинно-следственную связь… С 40-х годов XX века в Западной Европе прилагались мощные усилия к объединению владений, но система открытых полей до сих пор широко распространена среди некоторых наиболее продуктивных хозяйств”. Между тем Столыпин и его сподвижники всё более утверждались в мысли, что хутора и отруба – единственное универсальное средство, способное поднять крестьянскую агрикультуру от Польши до Дальнего Востока, от “финских хладных скал до пламенной Тавриды”.

Такая ортодоксальная приверженность отчасти объяснялась тем, что многие ведущие деятели реформы, начиная с П. А. Столыпина, были связаны с Западным краем и наиболее близко знакомы именно с западной деревней. В. И. Гурко, сын прославленного генерала времён русско-турецкой войны, начинал свою карьеру в Польше, под крылышком у отца, занявшего к тому времени пост варшавского генерал-губернатора. Затем перебрался на службу в Петербург. Датчанин А. А. Кофод приехал в Россию в возрасте 22 лет, ни слова не зная по-русски, и затем долго жил в небольшой датской колонии в Псковской губернии. Из них троих только Столыпин имел непосредственные представления о деревенской жизни в центральной России. Хотя и он за два года в Саратовской губернии, бывая в деревне наездами, не успел глубоко её познать. Однако, впрочем, как раз он отличался более мягким, более терпимым отношением к крестьянской общине. По крайней мере, на словах.

Что же касается А. В. Кривошеина, в 1908 году занявшего должность управляющего землеустройством и земледелием и ставшего ближайшим сподвижником Столыпина, то он вообще мало был связан с деревней. Карьеру он начинал юрисконсультом Донецкой железной дороги, затем перешёл в Переселенческое управление и стал петербургским чиновником. “Он был талантлив, энергичен, чрезвычайно импульсивен и обладал счастливой способностью улавливать, в какую сторону дует ветер”, - вспоминал о нём Кофод. Витте, считавший Кривошеина “величайшим карьеристом”, отмечал, что в 1905 году он был ещё сторонником общины, но после крутого поворота правительственной политики резко изменил свои взгляды.

Несмотря на все старания правительства, хутора приживались только в северо-западных губерниях, включая отчасти Псковскую и Смоленскую. В южных и юго-восточных губерниях главным препятствием для широкой хуторизации были трудности с водой. Но здесь (в Северном Причерноморье, на Северном Кавказе и в степном Заволжье) довольно успешно пошло насаждение отрубов. Отсутствие сильных общинных традиций в этих местах сочеталось с высоким уровнем развития аграрного капитализма, исключительным плодородием почвы, её однородностью на очень больших пространствах и низким уровнем агрикультуры. Крестьянин, почти не затратив на улучшение своих полос труда и средств, без сожаления их оставлял и переходил на отруб.

В центрально-нечернозёмном районе крестьянин, наоборот, много сил должен был вкладывать в возделывание своего надела. Без ухода здешняя земля ничего не родит. Удобрение почвы здесь началось с незапамятных времён. А с конца XIX века участились случаи коллективных переходов целых селений к многопольным севооборотам с высевом кормовых трав. Получил развитие и переход на “широкие полосы” (вместо узких, запутанных). “Самый факт глубокой интенсивности полевого хозяйства… уложившейся в систему общинно-чересполосного землепользования, не только не вызывает потребности, но даже служит препятствием к переходу, на участковое землепользование”, - писал П. Н. Першин, автор одной из лучших книг по этой проблеме. Деятельность правительства принесла бы гораздо больше пользы, если бы в центрально-нечернозёмных губерниях оно, вместо насаждения хуторов и отрубов, оказывало помощь интенсификации крестьянской агрикультуры в рамках общины. Первое время, особенно при князе Васильчикове, такая помощь отчасти оказывалась. Но с приходом Кривошеина землеустроительное ведомство повело резко антиобщинную политику. В итоге коса нашла на камень: крестьяне сопротивлялись насаждению хуторов и отрубов, а правительство чуть ли не открыто препятствовало внедрению передовых систем земледелия на общинных землях.

В центрально-чернозёмных губерниях основным препятствием к образованию хуторов и отрубов на общинных землях было крестьянское малоземелье. Побывав в Курской губернии, Кофод жаловался, что так и не смог найти общий язык с местными крестьянами: “Они хотели помещичью землю немедленно и даром”. Из этого следовало, что прежде чем насаждать хутора и отруба, в этих губерниях надо было решить проблему крестьянского малоземелья – в том числе и за счёт раздутых помещичьих латифундий.

Были задуманы и другие реформы, как следствие аграрной реформы.

Это: 1). Земская реформа.

2). Судебная реформа.

3). Военная реформа.

4). Реформа образования.

4. Итоги реформ.

Однако, страна в период столыпинских реформ переживала революционный кризис. Стояние на месте или полуреформы не могли решить ситуацию, а только наоборот расширяли плацдарм для борьбы за кардинальные преобразования. Только уничтожение царского режима и помещичьего землевладения могли изменить ход событий, меры, которые предпринял Столыпин в ходе своих реформ, были половинчатыми. Главный же крах реформ Столыпина состоит в том, что он хотел осуществить реорганизацию недемократическим путем и вопреки ему. Струве писал: " Именно его аграрная политика состоит в кричащем противоречии с его остальной политикой. Он изменяет экономический фундамент страны, в то время как вся остальная политика стремится сохранить в возможно большей неприкосновенности политическую "надстройку" и лишь слегка украшает ее фасад" .

Конечно же, Столыпин был выдающимся деятелем и политиком, но при существовании такой системы, которая была в России, все его проекты "раскалывались" о непонимание или о нежелание понять всю важность его начинаний. Надо сказать, что без тех человеческих качеств, таких как: смелость, целеустремленность, напористость, политическое чутье, хитрость - Столыпину вряд ли удалось сделать хоть какой-то вклад в развитие страны.

Причин краха реформ было несколько: противодействие крестьянства, недостаток выделяемых средств на землеустройство и переселение, плохая организация землеустроительных работ, подъем рабочего движения в 1910-1914 гг. Но главной причиной было сопротивление крестьянства проведению новой аграрной политики.

Сразу же после окончания революции 1905-1907 годов события приняли совсем не тот оборот, на который рассчитывал Столыпин. Революция разоблачила царский строй, оттолкнула от него почти все классы. И только класс помещиков в своем огромном большинстве оставался на стороне правящего режима, только на него этот режим мог с уверенностью опереться. Соответственно возросла зависимость правительства от настроений помещиков. А последние быстро опомнились от страха и решили, что жизнь вошла в прежнюю колею и ничего не нужно в ней менять. Как пишет Солженицын, правым кругам и внешним сферам Столыпин был нужен для борьбы с революцией, а когда революция отошла, "политика Столыпина стала им всем нетерпима и невозможна".

И еще одна причина провала реформ - реформаторы, убежденные в правильности своих проектов, не считали настоятельно необходимым убедить в этом народ, крестьянство, которые, по их мнению, по своей "некультурности" не сознавало собственной пользы. Столыпинская программа была "революцией сверху", которую не поддерживали ни один крупный общественный класс, ни одна партия или общественная организация.

Последующий период показал, насколько неслучайной была неспособность Столыпина использовать силу государства в деле преобразования России - за оставшиеся до краха империи годы не было ни одного другого предложения, исходящего от правящих кругов, существенно изменить законодательство России.

Крах реформ, невозможность срастить тоталитаризм и авторитаризм с самостоятельностью, крах курса на крестьянина - фермера стал уроком для большевиков, которые предпочли опереться на колхозы.

Заключение.

Путь Столыпина, путь реформ, путь предотвращения октября 17 года был отвергнут. И теми, кто революции не хотел. И теми, кто к ней стремился.

Что же мы можем почерпнуть из опыта наших предшественников?

Во-первых, понимание того, что история повторяется. Разве не те же процессы идут в нашей Думе, что и на рубеже предыдущих веков - отторжение закона о частной собственности на землю, открытые националистические высказывания, неприятие прогрессивных законов и начинаний и т.д.? А действия "реформаторского" правительства - те же полуреформы, а на самом деле - их отсутствие, то же нежелание говорить с народом (он не поймет!), то же пренебрежение социальной политикой.

Во-вторых, понимание того, что исторический опыт представляет собой неисчерпаемый источник ценнейшей информации: конкретно- исторических примеров. Если речь идет о реформаторской деятельности, то можно с уверенностью сказать, что на основе этих примеров можно в какой - то мере приблизиться к пониманию реформ современных, а в определенных случаях и предсказать, спрогнозировать принципиальные направления их развития в будущем.

Может, все-таки попробуем учиться на чужих, а не на своих ошибках?

По данной теме мной была изучена следующая литература:

  1. П. Н. Зырянов “Пётр Столыпин. Политический портрет”

  2. А. Серебренников “Убийство Столыпина.”

  3. Аврех А. Я. “П. А. Столыпин и судьбы реформ в России.”

  4. Островский И. В. “П. А. Столыпин и его время”.

  5. Казарезов В. В. “О Петре Аркадьевиче Столыпине.”

  6. М. П. Бок “П. А. Столыпин. Воспоминания о моём отце”.

  7. Большая Советская энциклопедия.

  8. И. И. Долуцкий “Отечественная история XX век”.

  9. А. Головатенко “Аграрный вопрос в России”

  10. Дякин В. С. Был ли шанс у Столыпина, Звезда, 12, 1990.

  11. А. П. Краткое пособие по истории, Москва: "Высшая школа", 1992.

  12. Эйдельман Н. "Революция сверху" в России, Москва: "Книга", 1989.

  13. Попов Г. О столыпинской реформе, Наука и жизнь, N , 199 .

  14. Отечественная История (История России с древнейших времен до 1917 г.).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. П. А. Столыпина на приз Правительства Вологодской области Общие положения Организаторами областного межвузовского конкурс

    Конкурс
    1.1. Организаторами областного межвузовского конкурса студенческих работ (далее - Конкурс), посвященного 150-летию со дня рождения П.А. Столыпина, являются ФГБОУ ВПО «Вологодский государственный педагогический университет» (ВГПУ)
  2. «Государственная деятельность С. Ю. Витте»

    Реферат
    На стыке XIX и XX веков общество вступило в новую фазу своего развития, в которой капитализм стал мировой системой. Россия встала на путь капиталистического развития позже стран Запада и поэтому попала во "второй эшелон"
  3. 10000 изданий по истории государственного управления и самоуправления в России

    Исторический очерк
    200 лет Тамбовской губернии и 60 лет Тамбовской области: Историко-статистический обзор. / Администрация Тамбовской обл.; Тамбовский обл. ком. гос. статистики; Тамбовский гос.
  4. Указатель отражает многогранную государственную деятельность видного выдающегося деятеля П. А. Столыпина, краткую биографическую справку, рекомендуемую литературу и исто

    Библиографический указатель
    Предлагаем Вашему вниманию биобиблиографический указатель литературы к 150-летию со дня рождения Петра Аркадьевича Столыпина. Прошло много времени с того момента, когда у кормила русского государства поднялась величественная фигура
  5. В. В. Шульгин Столыпин и евреи

    Реферат
    Ходатайство Евангелическо-Лютеранской Генеральной Консистории министру внутренних дел П. А. Столыпину Об образовании церковного прихода в Омском уезде Акмолинской области 68

Другие похожие документы..