Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
Творческий конкурс (далее – Конкурс) на лучшее эссе (сочинение) проводится по инициативе Кировской ордена Почёта государственной универсальной област...полностью>>
'Анализ'
Для анализа финансового состояния предприятий ЖКХ г. Навашино отделом ЖКХ и ТЭК администрации ежеквартально проводится оценка кредиторской и дебиторс...полностью>>
'Рабочая программа'
Цель его изучения заключается в том, чтобы синтезировать полученные ранее знания и навыки для использования в профессиональной деятельности бухгалтер...полностью>>
'Расписание'
Регистрация участников: с 10.0010.30–11.50 работа секций и круглых столов12.00–13.30 пленарное заседание (ауд. 317)13.40–18.00 работа секций и круглы...полностью>>

Ведомости выпуск тридцать третий новое самоопределение университета под редакцией В. И. Бакштановского, Н. Н. Карнаухова Тюмень 2008

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Федеральное агентство по образованию РФ

Государственное образовательное учреждение
высшего профессионального образования
«Тюменский государственный нефтегазовый университет»

Научно-исследовательский институт прикладной этики

В Е Д О М О С Т И

Выпуск тридцать третий

НОВОЕ САМООПРЕДЕЛЕНИЕ
УНИВЕРСИТЕТА

Под редакцией
В.И. Бакштановского, Н.Н. Карнаухова

Тюмень – 2008

УДК 378.06

ББК 74.58

Новое самоопределение университета. Ведо­мо­сти. Вып. 33 / Под ред. В.И.Ба­к­­­ш­­­та­но­вского, Н.Н.Карна­ух­о­ва. – Тю­­мень: НИИ ПЭ, 2008. – 272 с.

ISBN 978-5-9961-0014-9

Очередной выпуск журнала «Ведомости» собран вокруг темы «Новое самоопределение университета». Это название – не просто метафора, об этом говорят два открываю­щих выпуск документа: текст «Миссия-Кредо ТюмГНГУ» и решение ученого совета, посвященное принятию этого текста и планированию дальнейших шагов университета по реализации «Миссии-Кредо». Прежде всего – через концептуальное обоснование и гуманитарное проектирование этического кодекса, а также через исследование профессиональных этик базовых профессий научно-образовательной деятельности ТюмГНГУ и профессионально-этических ориентиров профилирующих специальностей выпускников университета.

На исследовательское и проектное обеспечение этих планов «работают» все другие публикации: бесспорно, статья об этике университетского профессора и даже публицистический текст И.М.Клямкина.

Редактор выпуска И.А. Иванова. Оригинал-макет И.В. Бакшта­но­в­с­кой. Художники М.М. Гардубей, Н.П. Пис­кулин. В под­готовке выпуска участвовали: М.В. Бог­да­­нова, И.А. Ми­хай­лова, А.П. Тюмен­це­ва.

ISBN 978-5-9961-0014-9

© Научно-исследовательский институт прикладной этики (НИИ ПЭ), 2008.

Адрес редакции: 625000, г.Тюмень, ул.Володарского, 38, ТюмГНГУ, НИИ прикладной этики. Контактный телефон: (3452) 46-92-44.
E-mail: priclet@

Подписано в печать 29.09.2008. Формат 62х90/16. Гарнитура Arial. Усл.печ.л. 17. Тираж 250 экз. Заказ № Бесплатно.

Отпечатано на RISO в отделе оперативной полиграфии из­да­­тельства «Нефтегазовый университет». 625027, г.Тюмень, ул.Ки­ев­ская, 52.

СОДЕРЖАНИЕ

* Миссия-Кредо Тюменского государственного
нефтегазового университета ………………………………….. 5

* Решение ученого совета ТюмГНГУ от 21 апреля 2008 г. «О принятии текста Ми­с­сии-Кредо
Тюменского государственного
нефтегазового университета» …........................................... 8

Теоретический поиск

* А.А. Гусейнов
Этика профессора, или исповедь на заданную тему ….... 11

* А.Ю. Согомонов
Университет versus профессий ……..…..……………..……. 24

* В.И. Бакштановский, Ю.В. Согомонов
«Дух университета»:
проектно-ориентированная институционализация

в этическом кодексе
научно-образовательной корпорации ................................. 41

Публицистика

* И.М. Клямкин
Заметки о трудовой морали ..……………........................... 155

Жизнь в профессии

* В.И. Бакштановский, Ю.В. Согомонов
«Зримый колледж» высокой профессии
(заметки на полях проекта «Жизнь в профессии») ....... 165

* А.Ю. Согомонов
Рефлексивная и/или стандартная биография:
судьбы университетского интеллектуала
на стыке времен ………..…..……………..…………………. 181

Миссия университета:
гуманитарное консультирование стратегии развития

* М.В. Богданова
Методологические предпосылки
проектирования этического кодекса универ­си­тета
в координатах реально-должного …………………............ 194

Профессионально-этическое образование

* Ю.В. Казаков
Этика связей с общественностью:
чужой опыт и свои ухабы …………………………..……….. 212

* Р.Г. Апресян
Экологическая этика
в университетском приложении .…..………………………. 238

* Л.А. Громова
Этика инновационных лидеров:
опыт нравственной рефлексии декана факультета ……. 254

Рефераты. Обзоры. Рецензии.

* А.Ю. Согомонов
Академическая харизма и происхождение
современного университета .............................................. 268

Миссия-Кредо
Тюменского государственного
нефтегазового университета

МИССИЯ-КРЕДО университета – формула его предна­значения, мировоззренческий ориентир научно-образо­ватель­ной корпорации: оправдание-смысл служения в профессии для профессо­рско-преподавательского корпуса; мировоззрен­ческий ярус профес­сионально-этического кодекса университета как научно-образовательной корпорации; «цель целей», ос­нование стратегиче­ского целеполагания для управления уни­верситетом. Воплощенная в этическом кодексе университета, стратегических документах, университетской концепции воспитания, Миссия-Кредо ТюмГНГУ как его притязание на са­мо­определение – осознание ответственности за возложенный на себя долг (не просто «функ­цию»), «демонстрация фла­га» – сигнал о новых моральных обяза­тельствах нашего уни­верситета в становящемся «обществе зна­ния».

Поиском своей миссии университет добровольно возлагает на себя выходящую за пределы функциональных обязательств сверхзадачу служения Идее университета.

САМООПРЕДЕЛЕНИЕ университета исходит из идентифика­ции базовых профессий научно-образова­тель­ной деятельности – преподава­теля, исследователя – как высоких профессий. Профессий, в которых мотив «служения в профессии» приоритетен перед интересом «жизни за счет профессии». Именно ценностный мир науки и образования как профессий, призванных к служению (не отменяя стремления к честному заработку про­фессионала), – системообразующий ори­ентир самоопределения ТюмГНГУ.

ТЮМЕНСКИЙ государственный нефтегазовый университет идентифи­цирует себя как ценностно-ориентирующий субъ­ект становящихся в России гражданского общества и правового государства – социальный институт цен­ностной ориентации, призванный образовывать:

общество и государство, ориентируя их на выбор системы ценностей гражданского общества и правового государства;

человека, адекватного гражданскому обществу; независимую лич­ность с чувством собственного достоинства, способную принимать в ситуа­ции выбора свободное решение – и быть ответственной за него, умеющую жить в условиях открытого общества, в ситуации неопределенности. Личность, не исчерпываемую ролью профессионала, а потому ожидающую от университета не только прагматичных знаний в сфере избранной специаль­ности, но и гражданских знаний (значимых в современном мире не меньше, чем пер­вые) и приобщения к миру культуры.

ТЮМЕНСКИЙ государственный нефтегазовый универ­ситет стремится к идеалу современной научно-об­разо­вательной корпорации, в которой вы­сокие профессионалы, объединенные «духом университета», призваны гото­вить своих выпускников к служению в профессии.

ТЮМЕНСКИЙ государственный нефтегазовый университет стремится формировать у своих выпускников потенциал успешных профессионалов: конкурентоспособных личностей (с равной значимостью как прилагательно­го, так и существительного), профессионалов, атрибутами ко­м­пе­тен­тности ко­торых является не только уровень владения специальностью, но и про­фессионально-этическая ко­м­пе­тентность, и гуманитарная компетентность в целом; ко­то­рые умеют ставить задачи, а не только выполнять их; компе­тентных личностей, мобильных, предприимчивых, способных к самостоя­тельному проектированию профессиональной биографии.

СТЕПЕНЬ соответствия Тюменского государственного нефтегазового университета идеальному образу научно-об­разовательной корпорации опре­деляется мерой успешности осознания и решения дилеммы самоопределе­ния современного отечественного университета: университет – «хозяйст­вующий субъект» или научно-образо­ва­те­ль­ная кор­порация? научно-образо­вательная деятельность университета – «сфера услуг» или высокая профес­сия?

В такой проблемной ситуации Тюменский государственный нефтегазо­вый университет занимает рациональную позицию, проектируя свою миссию в координатах реально-должного. Это предполагает, что ценностные при­оритеты университетской корпорации не тождественны ду­ху и «правилам иг­ры» бизнес-корпорации – промышленной или финансовой, производящей товар как предмет купли-продажи и, как правило, ориентированной только на прибыль. Не имея возможности и права пренебрегать тре­бованиями «за­казчика», университет, во-первых, видит сво­им «заказчиком» не только про­изводственную сферу, но общество в целом и, во-вторых, не сводит свое назначение к роли «делового предприятия» в индустрии образования, считая своей Миссией возвышение соответствующей рынку утилитарной функции «кузницы кадров» до высокого смысла «духовного производства человека». Университет подчиняет свою прагматическую стратегию ценностным ориен­тирам базовых профессий научно-образовательной деятельности. Даже в сложных рыночных обстоятельствах, ограничивающих независимость высо­ких профессий, их миссия не отменяется: именно в таком самоопределении – шанс прагматического успеха университета.

ВЫБОР миссии – важнейший предмет ответственности современного университета. Ответственности перед регионом, государством, обществом. Ответственности за профессиональные и жизненные биографии своих выпу­скни­ков. За профессиональные и жизненные биографии преподавателей и сотрудников самого университета.

Решение ученого совета ТюмГНГУ
от 21 апреля 2008 г.
«О принятии текста Миссии-Кредо ТюмГНГУ»

Заслушав и обсудив доклад ректора, Н.Н.Карнаухова, о проекте текста «Миссия-Кредо Тюменского государственного нефтегазового университета», уче­ный совет отмечает следующее.

Коллектив университета при активном участии НИИ ПЭ провел важную работу по активизации процесса самопознания университета, анализу опыта его самоопределения на разных этапах жизненного пути, по проектирова­нию смыслоценностных ориентиров университета. Результаты воплощены в проекте «Миссия-Кредо ТюмГНГУ».

Создание «Миссии-Кредо» – ответ университета на вызов современной ситуации в образовании. Среди ее признаков: недостаточность ни традиционных академичес­ких норм, ни норм корпоративной этики для управления комплексными крупномасштабными учреждениями; проблема равновесия между деятельно­стью университетов во благо общества – и ориентацией на пред­при­ни­мательство, нарушение равновесия наносит ущерб ценностям университета как научно-образовательной корпорации; новые моральные обязательства уни­верситетов как следствие резкого расширения их миссии в «обществе знаний».

Путь университета к созданию «Миссии-Кредо» составил три этапа. На первом – связанном с изменением формального статуса вуза – ТИИ-ТюмГНГУ поставил задачу смены имени. Этим был мотивирован процесс самопо­знания университета, становления «духа корпорации», ценностно-определяющего стратегию трансформации успешного института в университет.

На втором этапе, связанном с экстенсивным формированием уни­верситета в качестве образовательного комплекса как условия встраивания в рынок образования, актуализировалась самоидентификация университета как корпорации в сфере индустрии образования. Здесь доминировали ор­ганизационно-стратегические ориентиры самоопределения, подчиняющие идею университета задаче приспособления к «насущным потребностям».

Особенность нового, предстоящего этапа самоопределения – переход от самоидентификации в качестве образовательного комплекса как кор­порации в сфере индустрии образования к самоидентификации в качестве на­учно-образовательной корпорации. При таком подходе Миссия университета – образовывать общество и государство; человека, адекватного гражданскому обществу; успеш­ного профессионала. Университет обретает реальную возможность справиться с дилеммами современного образования таким образом, чтобы удер­жать Идею университета. Системообразующим ориентиром нового самоопреде­ления университета становятся профессионально-нрав­ст­венные ценности базо­вых профессий научно-образова­тель­ной деятельности – преподавателя, иссле­дователя – как высоких профессий.

Значимый результат движения нефтегазового университета к качеству научно-образовательной корпорации – конструктивный диалог менеджеристского и гуманитарного подходов к поиску миссии университета, который должен привести к пониманию общего и различного в определении Миссии уни­верситета в категориях стратегического менеджмента и профессиональной этики. [...]

Ученый совет постановил:

1. Признать, что ситуация в нефтегазовом университете от­ражает общую для российских университетов напряженную ситуацию выбора ими стратегии своего развития и требует про­­ектирования специальных нормативно-ценностных
до­­­ку­­­­мен­­тов, содержащих ориентиры самоопределения университета.

В то же время особенность ситуации в нефтегазовом университете – мно­голетняя работа по самопознанию университета и наличие серьезных заделов в сфере смысло-ценностного ориентирования его самоопределения.

Принять текст документа «Миссия-Кредо нефтегазового университета», призванного стать мировоззренческим ориентиром научно-образовательной кор­порации; «демонстрацией флага», сигналом о новых моральных обязательствах нашего университета в становящемся «обществе знания»; критерием соци­альной ответственности корпорации, соотнесения интересов «заказчиков» с общественным благом и ценностями базовых профессий научно-образовательной деятельности как высоких профессий; вкладом в репутацию и имидж университета.

Рассматривать «Миссию-Кредо нефтегазового университета» в качестве базового элемента системы этических документов университета. Считать основ­ными задачами ее развития конкретизацию «Миссии-Кредо» в Этическом ко­дексе университета, в его стратегических документах и в концепции воспитания. [...]

А.А. Гусейнов

Этика профессора,

или исповедь на заданную тему

Тема «Этика профессора», заданная профессором В.И. Бакштановским в рамках проекта «Университетская этика», озадачивает своей очевидностью. Действительно, профессорả, которые призваны учить других (и любят делать это), прежде всего должны были бы научиться сами, а затем разработать этические каноны адекватности своего статуса и роли. Но они этого не делают – ни того, ни другого. Выделены, изучаются, культивируются этики врача, инженера, служащего и т.д. Но не профессора. Правда, говорят об этике учителя, но при этом имеют в виду исключительно школьного учителя, от которого университетский профессор отличается так же радикально, как школьный учитель – от воспитателя детского сада. Возникает вопрос: почему? Сложилось случайно или существуют веские, пусть и не проговоренные, причины того, что профессорская деятельность не выделена в особую область профессиональной этики?

Вопрос этот приобретает необычайную остроту в связи с тем, что наука и научная деятельность, которые теснейшим образом связаны, переплетены с профессорским делом (очень часто даже соединены в одном и том же лице), давно тематизированы в качестве самостоятельной области профессиональной этики. Не странно ли, что исследовательская этика (этика ученого) есть, а профессорской этики (этики профессора) нет? Можно было бы подумать, что деятельность профессора как преподавателя на высшей – университетской или соразмерной ей – стадии обучения изначально заключает в себе добродетельное начало и не нуждается в специальном этическом регулировании, что она скорее сама является нормозадающей инстанцией. Кто может сказать профессору, что правильно, а что нет, когда он сам является человеком, устанавливающим границу между правильным и неправильным?! Слова «профессор» и «профессия» имеют один корень, восходящий к латинскому «profiteor», что означает: открыто заявлять, публично признавать своим делом. Профессор – это как бы первая профессия, своего рода профессия профессий. Профессорả определяют этические основания, нормы других профессий. Кто же может делать это по отношению к ним самим?! Как ни лестно для нас, профессоров, такое объяснение, – его следует отвергнуть. Профессора лишены ореола добродетели, если они вообще когда-либо его имели. Они не пользуются в современном обществе особым упреждающим моральным доверием. Их профессиональный этос, как оказалось, не заключает в себе иммунитета против массовых социальных пороков, включая коррумпированность.

Более вероятно другое предположение, согласно которому профессорское дело не обладает такой ярко выраженной спецификой, которая требовала бы определенной конкретизации общих моральных норм или тщательно оговоренных исключений из них, диктуемых его (этого дела) особенностями. В таком случае от хорошего профессора не требуется никаких особенных моральных норм и навыков, кроме тех, которые диктуются общими для всех людей, сообразными стране и эпохе требованиями моральной дисциплины – разве что последние, в случае профессора должны соблюдаться с особой, – претендующей на образцовость – тщательностью. Если это так, то нет оснований выделять профессорскую этику как разновидность профессиональной морали. Можно говорить об этике профессора только в рамках этико-прикладного упорядочения жизни конкретных университетов.

Чтобы проверить последнее предположение, следовало бы прежде всего – и как минимум – рассмотреть профессорскую деятельность с точки зрения нравственных мотивов её эффективности. Это – большая и длительная работа, которую невозможно выполнить в рамках отдельной статьи (если вообще такая работа целесообразна, что совсем не самоочевидно). Поэтому ограничусь анализом собственного профессорского опыта, рассмотренного в тех ситуациях и коллизиях, которые вызывали моральное напряжение и требовали этически акцентированных решений. Так что мои заметки и в самом деле – исповедь на заданную тему.

***

Преподавать я начал в 1965 году в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова, на кафедре философии гуманитарных факультетов. Мне было 25 лет, я только что окончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию. Первые полгода преподавал на вечернем отделении юридического факультета, последующие четыре года – на факультете журналистики, где вел полные курсы диалектического и исторического материализма. В 1970 году перешел на кафедру этики философского факуль­тета МГУ, где работаю до настоящего времени (до 1987 года на постоянной основе, а после этого в связи с переходом в Институт философии РАН – в качестве совместителя, с 1996 года заведую этой кафедрой). Кроме того, я преподавал в качестве приглашенного профессора в университете им. Гумбольдта в Берлине (1978-80 гг.), в Карловом университете в Праге (1985-86 гг.), читал спецкурсы в ряде отечественных университетов. Все эти годы руководил также аспирантами, консультировал докторские диссертации. В 1970 году получил звание доцента, в 1982-м – звание профессора. Таков мой опыт университетского преподавателя, достаточно длительный и разнообразный. Остановлюсь только на том, что запомнилось, что стало для меня важным нравственно ориентирующим началом.

Поставь себя на место студента

Золотое правило нравственности, обязывающее поступать по отношению к другому так, как хотел, чтобы поступали по отношению к тебе, я начал исследовать в 1970 году. Но пережил, освоил его в собственном нравственном опыте намного раньше, с первых же шагов преподавательской деятельности.

Я принимал экзамен у студента-вечерника – майора милиции, большого грузного человека, заметно старше меня. Вдруг заметил на его висках испарину. Это меня потрясло. Я понял, не просто понял – почувствовал одну простую истину: экзистенциональная значимость событий, из которых складывается процесс образования, является различной для преподавателей и студентов. Позже я смог даже преподать этот, усвоенный мною, урок одной своей коллеге, которая на кафедре громко возмущалась студентами, их дерзостью и недисциплинированностью. Свою речь она закончила фразой: «Ну, я им покажу на экзамене. Я уж их погоняю по “Материализму и эмпириокритицизму”. Сама специально еще раз перечитаю его». Тут я не смог удержаться. «Вдумайтесь, что Вы говорите. Философия для Вас – единственный предмет занятий, а для них – один среди десятка других. Вы ею занимаетесь всю жизнь, а они только два семестра. И еще собираетесь специально подготовиться для того, чтобы заваливать их. Где же тут справедливость?!» Коллега не стала спорить, она, в сущности, и не собиралась делать того, о чем говорила в гневе.

Взаимность отношений, умение взглянуть на ситуацию глазами другого, мысленно поменявшись с ним местами, – ключевой элемент нравственной культуры поведения человека в публичном пространстве. Когда речь идет об отношении профессора к студенту, это становится также составной частью его профессионального этоса. Дело в том, что отношения профессора и студента внешне очень похожи на отношения учителя и ученика, руководителя и подчиненного. На самом же деле они не являются ни тем, ни другим.

Профессор обучает студента, передает ему свои знания. Но он не учительствует. Принципиальное отличие студента от школьника состоит в том, что студент мотивирован на те знания, которыми обладает профессор, заранее зная, какого рода знания и для какой цели хочет их приобрести. Студент сам выбирает то, чему его будут учить, сам выбирает профессора. Активное участие студентов в тематической и содержательной корректировке курсов, а также определенная свобода выбора между ними являются общепризнанным элементом университетского образования. Под моим руководством написано и защищено более сорока кандидатских диссертаций и в несколько раз больше курсовых и дипломных работ. При выборе темы первым и обязательным условием всегда был интерес студента (аспиранта). Было всего 2-3 случая, когда студенты не могли определиться, что их интересует или хотя бы волнует, и просили меня дать им тему. Проявляя слабость, я шел им навстречу. Ничего хорошего из этого не вышло.

Студент – не школьник. И профессор – не учитель, от последнего профессор отличается тем, что общается со студентами в рамках своей профессиональной компетенции. Он обучает студентов, а не воспитывает их; говоря точнее, его воспитательное воздействие опосредовано обучением, интегрировано в него. Профессор придирчив к студенту в том, что тот знает и как мыслит, но его не интересует, прямо ли он сидит за столом и что вставил в своё ухо.

Одним из уважаемых, даже любимых наших преподавателей на философском факультете МГУ им. М.В. Ломоносова в те годы, когда я учился, был П.Я. Гальперин, читавший нам психологию. Он охотно общался со студентами на темы своего предмета и во внелекционное время, внимательно относился к многочисленным вопросам, заданным ему на лекциях. Однажды мы, первокурсники, попросили его побеседовать с нами о поэзии. Он отказал нам, сделав это в мягкой, столь органичной ему интеллигентной манере, и этим дал понять, что он – профессор психологии.

Диспозиция профессора по отношению к студенту чревата опасностью командного, высокомерного, надменного обращения с ним, злоупотребления зависимым положением последнего, особенно в ситуации экзамена. От этой «болезни» меня судьба уберегла ещё на подступах к профессорскому делу. При моем поступлении в аспирантуру произошел такой случай. Мы не знали, в какой форме будет приниматься экзамен по философии (ни вопросов, ни программы не было), который должен был состояться на следующей день. Коллеги обратились ко мне с просьбой позвонить профессору и узнать, как все будет происходить (мотивировав это тем, что они приехали из других городов, а я только что окончил университет и знал профессора). И я, внутренне противясь, все-таки позвонил. В ответ профессор отчитал меня: как я посмел ему звонить, где взял его телефон, почему действую обходными путями. Словом, получил по полной программе. Эпизод этот впечатался в мою память как один из самых неприятных и как урок – никогда не поступать так, как тот профессор. Я стал культивировать в обучении со студентами, аспирантами демократически-сдержанный, уважительный стиль общения (и звонить мне домой я им разрешаю). Профессор стоит выше студента только в одном-единственном аспекте – в знании своего предмета. За этими пределами их отношения, в том числе и в рамках университета, являются отношениями коллег.

Словом, отношения профессора к студентам в силу присущей им асимметрии таят в себе опасность деградации в учительски назидательную и командно-снисходи­тель­ную тональность. Эти вполне реальные и, к сожалению, очень часто встречающиеся деформации, по крайней мере отчасти, могут быть блокированы, если действенно осознать, что золотое правило нравственности является важной составляющей не только общей нравственной культуры профессора, но и его ролевого поведения.

Не судите – да не судимы будете

Профессор обучает студентов и одновременно оценивает их. Оценка студента, особенно в форме экзаменационных оценок, которые приобретают жизненное значение (влияют на качество диплома, получение стипендии и т.п.), – лично для меня самый напряженный с этической точки зрения и самый неприятный с психологической точки зрения элемент всего образовательного процесса. Если бы не было обязанности принимать зачеты и экзамены, я бы считал про­фессорскую деятельность почти идеальной. Но, увы. Здесь сосредоточена основная опасность коррупционного воздействия на профессора. Речь идет, разумеется, не о подарках, взятках и т.п. вещах (это уже компетенция следователей). Я имею в виду трудности и вызовы другого рода, связанные со сложностью самого процесса оценивания.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебное пособие Рекомендовано к печати Кафедрой прикладной политологии (1)

    Учебное пособие
    Настоящая работа является учебным пособием по курсу современной политической истории России. В ее основу был положен текст книги «Функции политической истории: от застоя к постперестройке»1, опубликованной в 1998 г.

Другие похожие документы..