Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
7. Заместитель(и) и другие работники отдела назначаются на должности и освобождаются от должностей приказом директора предприятия по представлению гл...полностью>>
'Кодекс'
администрации МО «Фалилеевское сельское поселение» по предоставлению муниципальной услуги «Оформление документов для наследственных дел (завещаний, о...полностью>>
'Документ'
Государственный Эрмитаж - одно из крупнейших собраний западноевропейского искусства. Насчитывает около 3 миллионов экспонатов. Экспозиции расположены ...полностью>>
'Кодекс'
лица, признаваемые налогоплательщиками налога на добавленную стоимость (далее в настоящей главе - налог) в связи с перемещением товаров через таможен...полностью>>

Предисловие (36)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Предисловие

Москва, декабрь 2001 г.

В 1999 году Фонд ИНДЕМ выиграл объявленный Мировым банком тендер на проведение диагностического исследования коррупции в России. А еще через несколько месяцев исследование началось. Сначала планировалось завершить его весной 2000 г. Однако длительный процесс согласований с Правительством РФ затянул само исследование и несколько изменил его структуру. Самое главное - выпала, фигурировавшая ранее в качестве объекта изучения такая важная группа, как государственные служащие. Правда, за счет их "ампутирования" удалось расширить выборки граждан и предпринимателей. Еще одно негативное следствие: большой временной разрыв между первой фазой исследования - глубинными интервью с экспертами - и фазой количественного исследования. Так или иначе, теперь наше исследование завершено, и мы представляем его на ваш суд.

Часто полагают, что изучение социологическими методами такого сложного явления, как коррупция может представлять либо академический, либо пропагандистский интерес. Не отрицая важность этих задач, мы намеревались получить результаты, имеющие практическое значение, которые могут лечь в основу планирования антикоррупционной политики. В какой мере это получилось - судить читателям.

Начиная наше исследование, мы опасались за качество полученной информации. Во-первых, предмет изучения очень чувствителен и касается весьма интимных сторон взаимоотношений граждан и власти. Во-вторых, разнообразие исследовательских задач, которые мы перед собой ставили, привело к тому, что анкеты были довольно громоздки и требовали от респондентов существенных затрат времени, душевных и интеллектуальных сил. Однако наши опасения не оправдались.

Когда, наконец, началась полевая стадия исследования, главной наградой для нас за долгое ожидание была реакция респондентов, сходная у рядовых обывателей и матерых бизнесменов (может быть, у последних несколько реже). Несмотря на большой объем анкеты, они работали с высокой мотивацией и увлеченно, нередко говоря нашим интервьюерам примерно следующее: "Ну вот, теперь вы занялись самым главным. Вы из Москвы? Правительство узнает, про то, что мы говорим? Вы уж им всё передайте". Люди, как правило, были искренни, и на вопросы, которые порой были эквивалентны показаниям на самого себя в суде, отвечали откровенно. Отношение респондентов к нашему исследованию является, возможно, главной характеристикой коррупции в России и главным результатом нашей работы.

В разработке стратегии исследования и социологических инструментов принимали участие: Г.Сатаров, М.Краснов, М.Левин, Н.Попов, В.Римский. Проводили исследование и работали над текстом настоящего доклада под руководством Г.Сатарова: А.Баранов, Ю.Благовещенский, И.Винюков, К.Головщинский, М.Краснов, М.Левин, В.Римский, Н.Попов, а также: Н.Благовещенский (разработка новых программ статистической обработки); Е.Кульянов (редактура и руководство технической подготовкой текста); Т.Минина (компьютерная верстка).

Коллектив Фонда ИНДЕМ выражает благодарность сотрудникам Мирового банка Ренди Ритерман, Вере Матусевич, Джоэлу Хелману за помощь, без которой это исследование не состоялось бы. Мы благодарим коллектив группы "" во главе с Андреем Мелехиным за тщательное и эффективное осуществление полевой фазы проекта. Мы ценим вклад в наш проект, который на его начальной фазе внесли Сергей Артоболевский и Леонид Смирнягин. Мы благодарны Валентине Петченко и Льву Тимофееву за участие в экспертизе вопросов анкеты. Мы чрезвычайно признательны нашим респондентам и экспертам, подвергшимся нашим глубинным интервью, и сожалеем, что в силу анонимности интервьюирования не можем назвать их фамилии. Мы признательны замечательным экспертам - Евсею Гурвичу, Владимиру Мау, Андрею Нещадину за полезные сведения, которыми мы пользовались при анализе данных. Мы благодарны нашим коллегам из разных стран - Литвы, Румынии, Сербии и других, которые, не ведая об этом, помогали нам своим опытом подобных исследований.

ИНДЕМ выражает благодарность за финансовую поддержку, которая была оказана Правительством Дании через Траст-фонд, управляемый Всемирным банком. Сделанные в этом докладе выводы не обязательно отражают точки зрения Всемирного банка, его Совета Исполнительных директоров, или же правительств стран, являющихся членами Банка. Ответственность за точность данных и все последствия, связанные с их использованием, возлагаются на авторов доклада и не могут быть приписаны ни одной из указанных структур.

Глава 0 (вводная). Коррупция и наше исследование

Принято считать, что главная проблема, связанная с коррупцией, это ее непобедимость. Авторы настоящего доклада считают эту точку зрения неправильной. Главная проблема - слабое понимание (или, даже, отсутствие такового) места и роли коррупции, ее причин, механизмов и последствий. Миф о естественности коррупции для России многим выгоден. Между тем, коррупция - всего лишь одно из социальных явлений, хотя весьма существенное и вредное. Но социальный опыт и социальные практики транспортируемы. Если бы это не было верно, не было бы развития цивилизации. Коль скоро мы наблюдаем страны, в которых коррупция играет разную роль, занимает разное место, различается по масштабам, это означает существование различных социальных практик и, следовательно, многообразие трендов разных стран в пространстве коррупционных координат. Куда двигаться в этом пространстве - по воле стихии, к угасанию и распаду, или к динамичному развитию благодаря осознанным усилиям - выбор страны. Этот выбор может зависеть от дистрофии политической власти, корыстных расчетов бюрократии, страха, овладевшего элитами, гнева граждан или многого другого. Но этот выбор существует. Политики, утверждающие обратное, обманывают граждан своей страны.

Чтобы осуществлять движение, нужно иметь цель, знать местность, по которой предстоит перемещаться, и обладать средством передвижения. Конечно, цель можно поставить ясную: сократить уровень коррупции (в понимании того очевидного обстоятельства, что совсем уничтожить коррупцию невозможно). Однако в этом виде цель нереализуема, поскольку неконкретна. Если понимать коррупцию как предусмотренные Уголовным кодексом преступные деяния вроде взятки или злоупотребления служебным положением, то можно, конечно, конкретизировать цель так: уменьшить число взяток и злоупотреблений. Но, как известно, такие "валовые" критерии приводят обычно не к реальному уменьшению числа преступных деяний, а к махинациям с отчетностью. Можно сформулировать цель более надежно: уменьшить число коррупционеров в рядах государственных служащих или, что, возможно, эквивалентно, увеличить число разоблаченных и наказанных судом взяточников. Однако и эта цель оказывается ложной. Борьба с коррупционерами не то же самое, что борьба с коррупцией. Об этом свидетельствует исторический опыт, указывающий на то, что всякая кампания по особо жесткой борьбе с коррупционерами выкашивает самых слабых в этом стаде, а их место занимают более изощренные. Коррупция как таковая в итоге только возрастает, превращаясь из разрозненной в организованную, из организованной в системную.

Итак, остается констатировать, что взятки и злоупотребления, а стало быть - и лица, их совершающие - это не вся коррупция. Это лишь ее отдельные криминальные проявления; можно сказать - рябь на поверхности. Коррупция как явление - под этой рябью, в мутной и темной глубине, которую необходимо сделать хоть сколько-нибудь ясной. Поэтому, чтобы уточнить выбор цели и сформулировать задачи исследования, попытаемся сначала описать пространство коррупции.

Мы рассмотрим несколько подходов к пониманию коррупции. Каждый из них имеет право на существование. Каждый освещает этот предмет с иной позиции и позволяет обогатить понимание явления. По мере расшифровки понятия коррупции мы будем уточнять задачи исследования и формулировать основные гипотезы.

Глава 0 (вводная). Коррупция и наше исследование

0.1. Коррупция как отклонение от норм

Первый подход трактует коррупцию как некоторые отклонения от норм права, служебной этики или общечеловеческих моральных принципов. Тем самым коррупция — это совокупность проступков — от преступных до неэтичных — конкретных персон. Эти персоны могут работать в министерствах, быть депутатами, служить в коммерческой фирме или профсоюзе. Ниже речь будет идти только о «государственной» коррупции, т.е. о той ее разновидности, для которой существенно участие в проступке лица, состоящего на государственной службе (в широком смысле слова — от избранных губернаторов, мэров, депутатов до кадровых чиновников и «бюджетников», включая работников медицины, образования и т.п. Условно далее будем их всех именовать чаще всего чиновниками или госслужащими).

Государственная коррупция существует постольку, поскольку чиновник может распоряжаться не принадлежащими ему ресурсами путем принятия или непринятия тех или иных решений. В число таких ресурсов могут входить бюджетные средства; государственная или муниципальная собственность; государственные заказы или льготы; медицинские, образовательные и иные социальные услуги, которые должно оказывать государство, и т.п.

Государственный служащий обязан принимать решения, исходя из целей, установленных правом (конституцией, законами и другими нормативными актами) и общественно одобряемыми культурными и моральными нормами. Коррупция начинается тогда, когда действия должностного лица, соответствующие этим целям и нормам, подменяются его же действиями, обусловленными корыстными интересами. Этого достаточно, чтобы характеризовать такое проявление коррупции как злоупотребление служебным положением в корыстных целях. Часто должностное лицо действует не только в своих интересах, но и в интересах другой стороны (гражданина, представителя бизнеса, другого должностного лица). Эта сторона нуждается в определенных услугах должностного лица, которые оно и предоставляет, но не в рамках обычного выполнения своих обязанностей, а за некоторое вознаграждение, которое не предусмотрено нормами и скрывается участниками сделки от общества. В этом случае говорят о таком проявлении коррупции, как взяточничество. Наиболее распространенные проявления коррупции, заключающиеся в получение взяток за «оказание услуг» или «снятие преград» называют обычно административной коррупцией.

В рамках такого подхода к коррупции разные ее проявления классифицируются по месту и характеру коррупционных действий. Полезно, в первую очередь, различать верхушечную и низовую коррупцию.

Верхушечная охватывает политиков, высшее и среднее чиновничество и сопряжена с принятием решений, имеющих высокую цену (нормы законов, госзаказы, приговоры судов высших инстанций, изменение форм собственности и т.п.). Важно отметить, что очень часто верхушечная коррупция порождается взаимодействием власти и бизнеса.

Низовая коррупция распространена на среднем и низшем уровнях и связана с постоянным, рутинным взаимодействием чиновников и граждан (штрафы, регистрации, услуги в сфере здравоохранения, жилья, социального обеспечения и т.п.) .

Кроме того, коррупция при описываемом нами подходе часто классифицируется по «профессиональному» признаку: коррупция на таможне, коррупция при проведении конкурсов и аукционов, коррупция в образовании и т.п.

Мы предлагаем разделить низовую коррупцию на две крупные категории. Первая — бытовая коррупция — связана с повседневной жизнью граждан и их семей. Она порождается необходимостью удовлетворять заботы частной жизни — здоровье, образование, отдых, жилье, индивидуальная защита и т.п. Вторая категория — деловая коррупция — связана с хозяйственной (в широком смысле) деятельностью физических и юридических лиц. Она порождается потребностями создания и развития фирм, необходимостью улаживать их взаимоотношения с государством и друг с другом.

В связи с бытовой коррупцией существует распространенное мнение, присущее, как показало наше исследование, даже экспертам. Полагают, что подарки (от денежных подношений до бутылки спиртного), вручаемые гражданами врачам, преподавателям и другим лицам, в чью обязанность входит предоставление гражданам услуг от имени государства на деньги, предварительно собранные у граждан в виде налогов, не являются коррупцией. Например, бывший министр внутренних дел (а в момент написания настоящего доклада секретарь Совета Безопасности) РФ В.Рушайло призывал даже «не путать коррупцию с мздоимством». Мы категорически не согласны с этой точкой зрения и попробуем обосновать свое несогласие в следующем параграфе.

Коль скоро мы говорим о криминальном аспекте коррупции, уместно вспомнить сакраментальное «Воруют!», данное когда-то России как универсальная характеристика. Коррупция — это всегда воровство. Чиновник, вовлеченный в коррупцию, ворует не принадлежащие ему общественные ресурсы. Если это деньги или другие материальные ценности, то коррупция может закончиться их присвоением. Если это такой нематериальный ресурс, как право принятия решения, то он может быть обменен с «другой стороной» и в ее интересах на материальные ресурсы (деньги, услуги и т.п.), принадлежащие этой «другой стороне». Если в коррупцию вовлечено частное лицо, то оно ворует и присваивает, обменивая в процессе коррупционной сделки на собственные ресурсы, властные полномочия, предоставленные должностному лицу для их использования в общественно значимых и одобренных обществом целях. Это может быть воровство дефицитных услуг у тех, кто нуждается в них больше. Это может быть кража и присвоение чужой безопасности за счет получения в результате коррупционной сделки права на нарушение законов.

Ключевой вопрос: «Почему воруют?». Он не так банален, поскольку допускает, как минимум, два ответа. Первый: воруют потому, что такова природа людей. Второй: воруют потому, что такова природа вещей (власти). От ответа на этот вопрос зависит выбор стратегии противодействия коррупции. Мы попытаемся в нашем исследовании дать ответ и на этот вопрос.

0.2. Коррупция как реализация интересов

Коррупция существует и опасна постольку, поскольку она привлекательна и выгодна многим людям.

Ключевой вопрос: «Почему воруют?». Он не так банален, поскольку допускает, как минимум, два ответа. Первый: воруют потому, что такова природа людей. Второй: воруют потому, что такова природа вещей (власти). От ответа на этот вопрос зависит выбор стратегии противодействия коррупции. Мы попытаемся в нашем исследовании дать ответ и на этот вопрос.

Для государственных служащих она является источником дополнительного дохода, причем дохода не только намного превышающего их заработок, но даже овеянного в наше циничное время некоторым ореолом романтики.

Для обычного гражданина взятка, даваемая чиновнику, — это единственное средство заставить власть служить обществу, точнее вот этому конкретному его представителю. Давая взятку, гражданин возвышает себя и над тем, кому дает взятку, и над теми, кто не догадался (не сумел или не захотел) дать взятку. Нередко взятка — это единственное и предельно эффективное средство защиты от глупости, произвола и неповоротливости государственной машины. Одновременно взятка — это замена других качеств при борьбе за дефицитные услуги, например — высшее образование, или плата за возможность нарушить закон.

Для бизнесмена коррупция — это способ экспорта рыночных отношений в те сферы, где им нет места, и одновременно — средство подавить конкуренцию там, где она нужна обществу, но очень не нужна этому бизнесмену. Взятка бизнесмена — это приобретение чужой воли, присвоение чужих правовых и властных прерогатив.

Для политика коррупция — не только удобная среда, дающая ему постоянный заработок как медиатору между сферой принятия решений и сферой, в которой эти решения прорастают обильной «зеленой порослью». И конечно — это не только тема для упражнений в красноречии. Коррупция для него — это важнейший инструмент политической борьбы, это кувалда, которой можно сокрушить любого соперника. Наконец — это трамплин, который может забросить его на самую верхушку властной пирамиды.

Итак, коррупция удобна и выгодна многим. Но одновременно (и в этом также нет сомнения) она осуждается обществом. Ключевой вопрос: какая из этих тенденций весомее. От ответа на него также может зависеть стратегия и сама судьба антикоррупционной политики.

С коррупцией связано важное понятие «конфликт интересов», которое в немалой степени является для нее квалифицирующим признаком. Под этим понимается наличие противоречия между интересами службы (в норме на государственной службе они тождественны общественным интересам), которым обязаны отвечать действия госслужащего, и его частными (нередко — корыстными) интересами. Можно сказать наверняка: попадание чиновника в обстоятельства, порождающие конфликт интересов, — непременное условие коррупции (конечно, не всякий конфликт интересов приводит к коррупции).

В связи с этим необходимо вернуться к вопросу о том, где проходит граница коррупции. Мы будем пытаться установить эту границу по двум критериям: первый — наличие в описываемых обстоятельствах конфликта интересов; второй — общественный вред, наносимый теми, кто вступает в коррупционные отношения (сделки).

Если в результате подношения больной получает доступ к дефицитным качественным медицинским услугам, то, в силу их дефицитности, он получает это за счет других. В их числе могут быть люди, кому эти услуги нужнее, например, из-за более тяжелой и опасной формы заболевания. Отсутствие своевременного доступа к необходимым услугам может привести к смерти такого больного. Наконец, здесь очевиден конфликт интересов, когда действия врача определяются не клятвой Гиппократа (воплощением общественных интересов в кодексе корпоративной этики), а корыстным интересом, удовлетворенным больным, купившим услуги врача.

Также очевидна ситуация с пьяным водителем, откупившимся от наказания, дав взятку автоинспектору. Помимо того, что вместо интереса службы — обеспечения безопасности движения — здесь реализуется корыстный интерес, данная сделка несет потенциал общественной угрозы. Если пьяный водитель, чья безнаказанность подтверждена только что представителем власти, сбивает пешехода, то часть вины за это лежит и на автоинспекторе, несколько раньше заработавшем на продаже своей индульгенции.

Менее очевидна, например, ситуация с репетитором в ВУЗе. Однако замечательная работа И.Клямкина и Л.Тимофеева1 позволяет в ней разобраться. По свидетельству респондентов — преподавателей ВУЗов из числа тех, кого интервьюировали авторы исследования, преподаватель, предлагающий себя в качестве репетитора абитуриентам того ВУЗа, в котором он работает, попадает в ситуацию конфликта интересов. Поступление подготовленного преподавателем абитуриента в ВУЗ — средство сохранения спроса на его услуги. Поэтому преподаватель готов обеспечить такое поступление своего подопечного даже за счет тех, кто талантливее и подготовленнее, но поступает без «поводыря». Имеются многочисленные свидетельства того, что поступлением коррупция в ВУЗах не заканчивается. В результате зачастую получают высшее образование не те, кто достоин, а те, кто оказался способным оплатить получение диплома.

Итак, каждый индивидуальный выигрыш от коррупционной сделки сопряжен с чьим-то проигрышем. Но это не игра с нулевой суммой между «бесчестными» и «честными». Совокупность индивидуальных выигрышей, получаемых от участия в коррупционных сделках их сторонами, порождает социальную неэффективность, обладающую таким негативным кумулятивным эффектом, который многократно перекрывает сумму индивидуальных выигрышей. Эта неэффективность бьет по всем. Вот парадокс: взятки в ВУЗах могут привести к тому, что через некоторое время качественные медицинские услуги будет некому оказывать даже за взятки.

Стало быть, массовая низовая коррупция, к примеру, в ВУЗах, может быть более опасной, чем взятки в миллионы долларов за победу в тендере.

Итак, интересы — одна из движущих сил коррупции. Но интересы можно ликвидировать только вместе с их носителями. Поэтому, если мы пытаемся ограничить коррупцию как инструмент реализации частных интересов, то мы должны озаботиться тем, как компенсировать одни средства реализации интересов другими. А для этого необходимо изучать эти интересы.

0.3. Коррупция и стратегии группового поведения

Третий подход рассматривает коррупцию как набор универсальных стратегий поведения больших социальных групп. Например, «покупка» посредством взяток государственных услуг есть универсальная стратегия компенсации дефицита услуг или низкого качества услуг, которые должны предоставляться государством.

В рамках такой трактовки коррупции, в первую очередь — деловой или коррупции, порождаемой взаимодействием власти и бизнеса, — полезно рассматривать две стратегии. Первая из них обычно называется «захват государства» (state capture). Этим термином обозначают корпоративные и индивидуальные стратегии поведения бизнеса, направленные на установления теневого контроля за принятием властных решений, имея в виду и разные ветви власти, и разные уровни власти (центральный, региональный и т.п.)1 .

Вторая стратегия может быть названа «захват бизнеса» (business capture). Под этим можно понимать совокупность стратегий и тактик власти, с помощью которых власть в лице своих представителей или, даже, организаций, стремится обеспечить теневой контроль над бизнесом с целью коллективного и (или) индивидуального извлечения административной ренты2.

Это действительно две универсальные стратегии, поскольку в тех или иных размерах и формах они наличествуют всегда. Обе они являются проявлением общей стратегии борьбы за обладание ресурсом, которого нет (или не хватает) у одной стороны, но есть (имеется в избытке) у другой. Вместе с тем, захват власти и захват бизнеса рассматриваются как разновидности коррупции, если эти стратегии реализуются посредством противозаконных или теневых средств. Наконец, универсальность этих стратегий проявляется в том, что они реализуются соответствующими социальными группами всегда, во всех странах, но в разных формах и в разной степени.

Единственное исследование, в котором ставилась задача измерения одной из таких стратегий — исследование «Business Environment and Enterprise Performance Survey» (BEEPS), проведенное в 1998-1999 гг. в 22 странах с переходной экономикой Мировым банком и Европейским банком реконструкции и развития. С помощью социологического опроса бизнесменов в разных странах определялись, в числе прочих, переменные, характеризовавшие степень захвата государства и уровень коррупции как помехи бизнесу (что частично корреспондируется с захватом бизнеса). На рис. 0.1 мы видим, что Россия находится в зоне неблагополучных стран. Но дело не только в этом.

Рисунок 0.3.1. Диаграмма рассеяния двух переменных по  данным исследования Мирового банка (BEEPS); каждой точке соответствует одна из 22 транзитных стран. Ось X — индекс захвата государства, ось Y — индекс коррупции, как препятствия бизнесу. Точки, соответствующие странам, помечены стандартными трехбуквенными кодами: Россия — RUS

Противодействие двух описанных выше конфликтующих стратегий во многом определяет не только судьбу коррупции в стране, но и судьбу самой страны. Это можно увидеть на материалах межстрановых исследований. Ниже приведена диаграмма рассеяния между двумя переменными (рис. 0.3.2). Первая переменная (вертикальная ось) соответствует использовавшемуся выше индексу захвата государства, определявшемуся для транзитных стран в исследовании Мирового банка «Business Environment and Enterprise Performance Survey» (BEEPS)3.

Вторая переменная взята из упомянутого выше исследования Фонда ИНДЕМ «Разнообразие стран и разнообразие коррупции». Она построена на основании данных следующих исследований: «Index of Economic Freedom», Heritage Foundation4; «Aggregate Governance Indicators», World Bank5; «Nations in Transit», Freedom House6. В результате была получена агрегированная переменная «степень транзита», которая учитывала уровень формирования в 22 транзитных странах демократических политических институтов и рыночной экономики.

Можно предположить, что здесь рост «захвата государства» приводит к затягиванию переходного периода. Мы видим проекцию на плоскость многомерной зависимости, в которой должна фигурировать еще одна переменная — «захват бизнеса».

Рисунок 0.3.2. Диаграмма рассеяния на плоскости двух показателей: Степень транзита по данным Фонда ИНДЕМ (горизонтальная ось, чем больше значение, тем дальше продвинута страна по пути транзита); Индекс захвата государства по данным исследования Мирового банка (вертикальная ось, чем больше значение, тем выше захват государства)



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Предисловие (109)

    Документ
    Каталог выставки «Русские в Англии: между двумя войнами (1917-1940 гг.)» был подготовлен к Международной конференции «Культурное и научное наследие российской эмиграции в Великобритании (1917-1940 гг.
  2. Предисловие (112)

    Изложение
    Общественным наукам очень повезло при социализме. В наследии Маркса — Энгельса — Ленина были однозначно сформулированы подходы, выводы и оценки, так что задача ученого значительно упрощалась.
  3. Предисловие 3

    Документ
    Античной философией называют совокупность философских учений, развивавшихся в древнегреческом и древнеримском рабовладельческом обществе с конца 7 в. до н.
  4. Предисловие (66)

    Документ
    ПРЕДИСЛОВИЕ Центральный государственный архив научно-технической документации Казахской ССР (ЦГА НТД КазССР) Главного архивного управления при Совете Министров Каз ССР образован постановлением Совета Министров Казахской ССР от 7 февраля
  5. Предисловие (73)

    Рассказ
    Предисловие Основой рассказов являются подлинные события. Начинаются они разделом "Дороги старокрымских партизан к победе". В нем читатель познакомится не только с геройскими делами партизан, но и убедится, что в годы Великой

Другие похожие документы..