Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Курс лекций'
К93 Курс лекций по истории России. Ч. IV: История России со второй половины 80-х годов XX века до начала XXI века : учеб. пособие / [С.А. Васютин, В....полностью>>
'Реферат'
У всіх країнах отримало широке застосування різних хімічний та природних сполук з метою подовження строку зберігання продуктів, прискорення технологі...полностью>>
'Автореферат диссертации'
Научный руководитель кандидат педагогических наук, профессор Матвеев Сергей Федорович, Национальный университет физического воспитания и спорта Украи...полностью>>
'Реферат'
Тим студентам, оцінка яких за 1 модуль складає 25 і менше балів (у відомості 50 і менше), дозволяється виконати 2 завдання, але обов’язково різних ти...полностью>>

Российская академия наук к программе социально-экономического развития России в период с 2008 по 2015 годы

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Российская академия наук

К программе
социально-экономического

развития России в период

с 2008 по 2015 годы

научный доклад

Доклад подготовлен коллективом сотрудников РАН

в составе:

  • чл.-корр. Р. С. Гринберг, руководитель коллектива — Институт экономики РАН (Введение, 3.1, Вместо заключения 1)

  • д.э.н. А. Н. Барковский — Институт экономики РАН (3.7)

  • д.э.н. Е. М. Бухвальд — Институт экономики РАН (4.6)

  • д.э.н. С. Д. Валентей — Институт экономики РАН (4.6)

  • ак. Е. П. Велихов — Российский научный центр «Курчатовский институт» (1.2, 3.1)

  • к.э.н. Ю. М. Голанд — Институт экономики РАН (3.4)

  • д.э.н. Е. Ш. Гонтмахер — Институт экономики РАН (2.4, 2.5, 3.3)

  • д.э.н. А. Е. Городецкий — Институт экономики РАН (4.2, 4.3)

  • ак. А. Г. Гранберг — Государственное научно-исследовательское учреждение «Совет по изучению производительных сил» (3.5)

  • чл.-корр. В. И. Данилов-Данильян — Институт водных проблем РАН (2.7)

  • к.э.н. А. И. Дейкин — Институт США и Канады РАН (4.7)

  • ак. И. Д. Иванов — Институт Европы РАН (3.7)

  • д.и.н. С. А. Караганов — Институт Европы РАН (1.1)

  • к.геогр.н. Л. С. Косикова — Институт экономики РАН (3.6)

  • д.э.н. Л. Н. Лыкова — Институт экономики РАН (4.5)

  • ак. В. Л. Макаров — Центральный экономико-математический институт РАН (1.2)

  • ак. А. Д. Некипелов — Вице-президент РАН (Введение)

  • ак. Н. Я. Петраков — Институт проблем рынка РАН (4.1)

  • ак. В. М. Полтерович — Центральный экономико-математический институт РАН (2.6, Вместо заключения 2)

  • чл.-корр. С. М. Рогов — Институт США и Канады РАН (1.3)

  • д.ф.н. А. Я. Рубинштейн — Институт экономики РАН (2.2, 2.3, Вместо заключения 1)

  • ак. С. А. Ситарян — Институт экономики РАН (3.7)

  • д.э.н. Д. Е. Сорокин — Институт экономики РАН (4.4)

  • д.иск.н. Б. Ю. Сорочкин — Государственный институт искусствознания Министерства культуры РФ (2.2)

  • к.э.н. О. Ю. Старков — Центральный экономико-математический институт РАН (2.6)

  • чл.-корр. В. А. Тишков — Институт этнологии и антропологии им. Н.Н.Миклухо-Маклая РАН (1.4, 2.1)

  • к.э.н. Б. Е. Фрумкин — Институт экономики РАН (3.2)

  • д.э.н. А. Ю. Шевяков — Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Глобальные тенденции и Россия

1.1. Мир вокруг России

1.2. Экономика России в контексте будущих достижений науки и техники

1.3. Эволюция функций государства и Россия

1.4. Культурное многообразие России

2. Политика «социального императива»

2.1. Три стратегии демографической политики

2.2. Развитие человеческого капитала

2.3. Реформирование высшей школы

2.4. Охрана здоровья населения

2.5. Социальная защита населения

2.6. Формирование ипотечного рынка

2.7. Сохранение среды обитания человека

3. Новая политика экономического роста

3.1. Ориентиры и механизмы структурной политики

3.2. Модернизация аграрного сектора России

3.3. Рынок труда и политика доходов

3.4. Денежно-кредитная и валютная политика

3.5. Пространственный аспект социально-экономического развития

3.6. Консолидация постсоветского пространства

3.7. Внешнеэкономические приоритеты

4. Развитие экономической системы

4.1. Укрепление прав собственности

4.2. Преодоление монополизма

4.3. Противодействие теневой экономике

4.4. Улучшение инвестиционного климата

4.5. Реформирование налоговой системы

4.6. Новый федерализм и региональная политика

4.7. Создание координирующих механизмов экономической политики

Вместо заключения

  1. О теоретических основах модернизации российской экономики

  2. Стратегия догоняющего развития для России

Введение

Накануне обновления высших институтов государственной власти, как правило, везде и всегда появляются сценарии, концепции, программы будущего социально-экономического развития страны. Вместе с тем, обилие такого рода документов в сегодняшней России — результат не только предвыборной конъюнктуры, но и специфических обстоятельств объективного порядка.

Последние годы характеризуются явным улучшением политического и социально-экономического положения в стране. Благодаря новому руководству предотвращена угроза политического хаоса, восстановлены механизмы государственного управления. После беспрецедентной в истории России ХХ века хозяйственной рецессии высокими темпами увеличиваются макроэкономические показатели, заметно вырос среднедушевой уровень реально располагаемых денежных доходов.

Конечно, улучшение обстановки в стране — это прежде всего результат чрезвычайно благоприятной для России конъюнктуры мировых товарных рынков. Но и в экономическую политику после 2000 г. был внесен ряд позитивных изменений, способствовавших макроэкономической стабилизации. Следует также отметить усилия по формированию адекватных для рыночной экономики институтов и условий частно-государственного партнерства. Стали обозначаться некоторые элементы промышленной, социальной и региональной политики. Уменьшение налогового бремени сопровождается более полным изъятием природной ренты. Во внешнеэкономической сфере все явственней стали обозначаться действия, призванные обеспечивать российские экономические интересы.

Вместе с тем научная оценка складывающейся ситуации должна избегать, как идеологических пристрастий, так и упрощенных выводов, диктуемых пресловутым «здравым смыслом». В этом привилегия и ответственность науки. Привилегия — предвидеть долгосрочные последствия текущих решений, сокращая зону «проб и ошибок». Ответственность — просвещать общество и доводить до лиц, принимающих решения, результаты исследований. В этой связи следует отметить, что целый ряд процессов и явлений в российской экономической жизни вызывают серьезную озабоченность.

Власть оказалась не в состоянии воспользоваться всеми выгодами благоприятного изменения конъюнктуры мировых рынков. Не удается обеспечить диверсификацию экономики страны и направить поток имеющихся мощных ресурсов в высокотехнологичные секторы. Явно неудовлетворительными темпами ведутся работы по обновлению и развитию инфраструктурных отраслей. Сохраняется тяжелейшее положение в аграрном секторе экономики. Не преодолены глубокие разрывы между основными элементами инновационного цикла: фундаментальными исследованиями, прикладными исследованиями и разработками, реальным сектором экономики. В условиях экономического роста особенно заметным становится отсутствие эффективной экологической политики.

В кризисном состоянии находятся системы образования и медицинского обслуживания. Сложившиеся экономические условия функционирования сферы, призванной создавать и распространять художественные ценности, ведут к засилью массовой культуры, что негативно сказывается на духовном состоянии российского общества. В целом продолжается деградация национального человеческого потенциала.

Хотя и достигнута определенная политическая стабильность, одновременно обозначились тенденции консервации общественной жизни, политических и социально-экономических проблем, которые не только не решались, но и усугублялись. Серьезнейшую угрозу социальной стабильности представляет зашкалившая за все разумные пределы дифференциация богатства и доходов в российском обществе. Достаточно сказать, что согласно последним опросам более двух третей населения до сих пор считают приватизацию госсобственности незаконной, а личные фантастические по меркам большинства граждан состояния, сколоченные благодаря ей — нелегитимными. Опасность для государственной целостности исходит от самовоспроизводящихся огромных разрывов в уровнях экономического развития российских регионов. Огромную угрозу представляет прогрессирующее разложение государственного аппарата, принявшая беспрецедентный размах коррупция.

Судя по всему, высшие органы государственной власти сознают названные проблемы. На их решение, в частности, направлена реализация целого ряда проектов, получивших название национальных. Однако анализ размеров средств и механизмов реализации этих проектов не позволяет оптимистически оценивать перспективу.

Таким образом, налицо серьезные основания для пересмотра проводимого социально-экономического курса, опирающегося на научно-обоснованную долгосрочную стратегию социально-экономического развития страны, первым этапом реализации которой должен стать период 2008—2015 г.г.

Разработка и принятие программы является компетенцией высших органов государственной власти. Научное сообщество может и должно предложить варианты концепции программы. При этом, учитывая тесное переплетение и взаимозависимость проблем, которые предстоит решать, при разработке такого рода программ необходим комплексный междисциплинарный подход, который призвана обеспечить академическая наука.

Предложения к концепции и программе первого этапа нового курса и составляют суть настоящего доклада, подготовленного группой сотрудников обществоведческих и естественнонаучных институтов Российской Академии наук.

1. Глобальные тенденции и Россия

России предстоит вступить в период скоростной эволюции всей внутренней жизни и выстраивать адекватную внешнюю политику в контексте стремительных изменений во внешнем мире и в международной обстановке, с учетом того, что внутренние процессы развития могут ускоряться или тормозиться и внешними факторами, и рожденной внутри страны готовностью или неумением справиться с возникшими задачами.

Чтобы правильно эти задачи сформулировать и приступить к их интенсивному комплексному решению, следует предварительно провести взвешенную оценку сложившихся за 15 постсоветских лет условий и тенденций социально-экономического развития в российском обществе, уровня понимания и управления культурным многообразием в России, без которого невозможна надлежащая администрация государством, и соотнести все эти cоставляющие бытия России с мировыми политическими, социально-экономическими, научно-техническими трендами. На базе такой инвентаризации можно отбирать из многих выявляющихся задач приоритетные — необходимые и достаточные для достижения поставленных целей — и, сообразуясь с имеющимися ресурсами, планомерно их выполнять, опираясь в равной мере на эффективность рынка и стимулирующие возможности государства, используя при этом одни из сформировавшихся тенденций, модифицируя другие и решительно отбрасывая третьи — лишние или мешающие.

Таковы исходные и общие условия для формулирования общей концепции, а на её базе — и программы долгосрочного социально-экономического развития России в 2008—2015 гг.

1.1. Мир вокруг России1

Рассматриваемый период станет очередным этапом процесса масштабной трансформации международной системы. Этот процесс начался после распада биполярного мира, ликвидации мировой системы социализма и приобретения хозяйственными рыночными порядками универсального характера. Главными элементами трансформации стали глобализация хозяйственных и общественных отношений, активизация трансграничных процессов и усиление многослойной взаимозависимости в политике и экономике, нарастание гибкости, противоречивости и неустойчивости международной системы в целом.

В середине первого десятилетия двадцатого века завершился , видимо, «переходный период» и мир вступил в новую эру развития мировой экономики и политики.

Эта эра для России будет характеризовать тем, что она оказывается в эпицентрах сразу двух новых соревнований, которые во многом будут определять будущее мира.

Это соревнование между традиционным Западом и энергопроизводящими странами за контроль над энергоресурсами. И между моделями либерально-демократического капитализма и молодого авторитарного капитализма. И это на фоне того, что Россия уже находится еще на трех разломах — между радикальным исламом и христианской цивилизацией, между богатыми и бедными, между Европой и Азией.

И эти разломы происходят на фоне углубления нынешнего витка глобализации. Он, как известно, характеризуется ростом финансовой и экономической взаимозависимости, прогрессирующим выходом экономических процессов из-под контроля относительно слабеющих национальных государств. И главное — информационно-медийной революцией, приводящей к беспрецедентной информационной политической активизации многомиллиардных масс. Что в принципе открывает возможности как для демократизации, так и для охлократизации мира. А угроза последней будет воспроизводить авторитаризм как внутри государств, так и в отношениях между ними.

Добавление к глобализации информационной революции, к вызванному ею пробуждению масс, к падению управляемости процессами в области международной безопасности, их хаотизации, к старым разломам между исламом и христианством, между Европой и Азией, между богатством и бедностью и еще двух соревнований — за энергетические ресурсы и между двумя моделями капитализма и составляет, во всяком случае для России, содержание Новой эпохи.

НЭ требует во многом качественно иной политики и качественно другого понимания резко усложняющегося мира.

По многим признакам НЭ, как и эра господства победившего либерально-демократического капитализма, является переходной к какой-то другой фазе развития мира.

Можно выделить три определяющих признака состояния мира в период 2008—2015 гг., адаптация к которым потребует от участников международных отношений значительных усилий и может привести к явлениям кризисного характера на национальном, региональном и мировом уровнях. Это, во-первых, продолжение, по крайней мере, в ближайшие пять лет, ослабления управляемости международными процессами, нарастания в них элементов хаотичности. Во-вторых, объективное повышение роли внешних факторов во внутреннем развитии отдельных государств и связанное с этим уменьшение реальных возможностей государства в реализации (формальных) суверенных прав и обязанностей. В-третьих, объективный рост требований к качеству государственного управления на национальном и международном уровне.

Явная тенденция к полицентризму, которая все больше превалирует в современном мире, ведет к формированию не классической многополярной модели международных отношений, а многоуровневой высокоподвижной международной и межгосударственной системы, в которой на первый план выдвигаются глобальные проблемы, требующие новых многосторонних механизмов и институтов.

Большинство современных государств не готовы пока к эффективной согласованной деятельности в таких условиях. Следствием этого становятся замедление процесса формирования адекватных глобальному запросу механизмов и институтов, нарастание дестабилизации и даже хаоса в отдельных регионах и областях международной жизни. Очевидным следствием этих процессов на глобальном уровне может стать образование вакуумов управляемости и безопасности.

Принципиально важная характеристика наступившего века — начавшийся переход в новые жизненные условия, когда определяющими факторами развития государства становятся глобальные ограничения природных ресурсов ископаемых и в первую очередь экологических. Процесс глобализации, несмотря на присущий ему рост первенства в развитии, тем не менее, обеспечил им доступ к большинству современных технологии, снабдил их стартовым капиталом для развития индустрии, и при этом внедрил в людей культуру общества потребления. Однако присоединение к «золотому миллиарду» еще пяти больших экономик делает почти невозможным удовлетворение потребностей на современной природной базе.

Сейчас мир находится на переходном этапе, когда некоторые из стран по-прежнему предполагают, что перераспределение ресурсов в их пользу явится решением проблемы. Осознание того, что такого рода решения бессмысленны, потребует некоторого времени (порядка пяти — десяти лет).

В период до 2015 г. мировая экономика продолжит развиваться динамично и поступательно, несмотря на возможные кризисы и колебания. В принципе это может способствовать оздоровлению международных отношений. Однако оборотная сторона экономического роста (социальные расслоения между странами и регионами, быстрое перераспределение сил) чреваты дополнительной напряженностью.

Основным сценарием до 2015 г. может считаться умеренное развитие на основе продолжающейся глобализации и сочетания на национальном уровне стратегий приспособления, эволюционного совершенствования и радикального реформирования.

Среднегодовые темпы роста мирового ВВП за 2007—2015 гг. составят примерно 4% (и это весьма высоки рост), т. е. столько же, сколько и за 2001—2005 гг. При этом, однако, на отрезке 2007—2012 гг. возможно замедление развития (3,7—3,8%), а затем небольшое ускорение (до 4,5%). Замедленная, «адаптационная» и «реформистская» фаза сменится новой подъемной тенденцией, которая в полной мере проявится после 2015 года. Основной ее движущей силой станут растущая открытость национальных экономик, новые (более либеральные) условия торговли услугами, ускорение технологического обновления продукции, повышение гибкости рынков труда (национальных и мирового), а также стабилизация поставок основных ресурсов (в частности энергетических).

В период 2007—2015 гг. окончательно сформируется новая парадигма международного разделения труда. Лидерами мирового экономического развития будут считаться не столько крупнейшие производители («мировые фабрики»), сколько центры производства знаний и управления («мировые лаборатории» и центры принятия решений).

В целом наиболее вероятный сценарий мирохозяйственного развития благоприятен для перспектив российской экономики. Однако он не гарантирует устойчивость развития и высокую динамику и чреват рисками. Поэтому траектория движения России в ближайшие 10 лет будет в существенной мере определяться способностью и политической власти, и бизнеса воспользоваться предоставляемыми шансами. Небольшое замедление темпов роста мировой экономики не вызовет заметного падения цен на традиционные товары российского экспорта, хотя, очевидно, затормозит их рост или будет сохранять их относительно стабильными.

Важнейшим фактором, который будет определять внешние условия развития России в период 2007—2015 гг., становится сочетание негативных тенденций, как во внутренней управляемости отдельных государств, включая и наиболее экономически развитые, так и в управляемости международными процессами в целом. Уровень управляемости, как на глобальном, так и на внутригосударственном уровне даже в устоявшихся демократических системах развитых держав продолжит снижаться.

Большинство главных международных институтов и правил поведения ослабеют или окажутся неадекватными постоянно изменяющимся условиям. Непредсказуемость международного развития представляет собой серьезный вызов, в том числе и безопасности традиционных лидеров международной системы, включая Россию. Вероятность легитимной и «конституционной» адаптации системы международных правил и норм к современным условиям до 2015 г. невелика. Число потенциальных конфликтов как внутригосударственного, так и межгосударственного характера будет увеличивается. Придется, по-видимому, считаться с ростом угроз региональной нестабильности, перехода отдельных территорий под контроль негосударственных элементов, мафиозных кланов и террористических структур, политической и религиозной радикализации масс населения, распространения ОМУ и его попадания в руки негосударственных игроков.

Обратить этот процесс вспять могла бы политика ведущих стран мира. Однако их политические системы сами переживают не лучшие времена. В ведущих государствах Европы и в США набирает силу тенденция к сближению платформ основных политических партий. Идейно-концептуальной конкуренции становится все меньше, что приводит к проведению всеми правительствами некого «усредненного» курса вне зависимости от его партийной принадлежности.

Вакуум управляемости может начать заполняться лишь к концу прогнозного периода (2007—2015 гг.). Да и то только в том случае, если политические классы ведущих держав осознают необходимость преодолеть разобщенность и традиционное недоверие, сумеют подняться над собственными эгоистическими предрассудками и приступить к строительству новой системы общей безопасности.

В свете сказанного выше наиболее оптимистичным сценарием было бы даже не разрешение существующих конфликтов, а хотя бы недопущение их эскалации. Уже во второй половине десятилетия достаточно вероятно начало нового раунда распространения ядерного оружия, продолжится нарастание гонки обычных вооружений.

В военно-политической сфере следующее десятилетие станет периодом завершения стратегической паузы, которая последовала за окончанием эпохи биполярной конфронтации в конце 1980-х. Постепенное нарастание масштабов угроз, возникших за последнее десятилетие, может приобрести новое качество, заставив ведущие державы сделать стратегический выбор в пользу силового компонента своей внешней политики и в международных отношениях в целом. Пока такой выбор сделали США, что не спасло их от провала в Ираке. США также пытаются частично ремилитаризировать европейскую политику (через размещение ПРО), тем самым, мешая сближению России и ЕС и усилению самостоятельности Евросоюза в военно-политической сфере.

Пока внешние условия для России в военно-политической сфере относительно благоприятны. Вероятность угрозы прямого нападения на РФ со стороны какой-то крупной державы или коалиции мала. В сегодняшнем мире у России нет явно выраженных врагов — потенциальных агрессоров. Правда, почти не осталось и друзей. Как бы то ни было, нет нужды изматывать себя милитаризацией, бросая на нее непомерные финансовые и сырьевые ресурсы.

Вместе с тем, несмотря на сведение к минимуму вероятности крупных войн и военных конфликтов между ведущими державами, кардинального уменьшения роли ядерного оружия (ЯО) в мировой политике пока не наблюдается. Более того, вследствие снижения контроля над ядерным распространением к 2015 году на карте мира, скорее всего, появятся еще две — три ядерные (во всяком случае, де-факто) державы. Важнейшим вызовом является новая мотивация стран к получению ЯО, обусловленная не соображениями престижа, как это было в период «холодной войны», а чисто практическими соображениями — желанием огородить себя от применения силы по типу югославского или иракского варианта.

В складывающейся ситуации у России не остается иного выбора, кроме как оставаться в обозримой перспективе (по крайней мере, в течение 20—25 лет) мощной ядерной державой.

На региональном и локальном уровнях возрастает опасность межгосударственных вооруженных конфликтов и их неконтролируемой эскалации. В первую очередь это касается таких регионов, как расширенный Ближний Восток, Закавказье, Центральная Азия, Юго-Восточная Азия и Корейский полуостров. Повышается вероятность обострения ряда внутригосударственных конфликтов и увеличения их числа.

Сохранение разрыва между бедными и богатыми странами, ведущего к маргинализации не только отдельных государств, но и целых регионов, нарастание «веймарского синдрома» в исламском мире, будут способствовать активизации транснациональных террористических организаций, в том числе в направлении стран «Большой Европы», в которую входит и Россия. Уровень международной террористической активности будет оставаться, по крайней мере, столь же высоким, как в 2001—2006 гг., а, скорее всего, возрастет, если не будет предпринято скоординированных радикальных мер.

Ко второй половине прогнозируемого периода нынешняя острота энергетических проблем будет частично преодолена. Энергетические потоки отчасти переориентируются в направлении растущих экономик Азии. Войдут в строй новые месторождения. Роль энергетики и особенно традиционных энергоносителей для Соединенных Штатов и Европейского союза начнет относительно уменьшаться. И это необходимо учитывать Москве, чтобы не оказаться в плену распространившихся в последнее время иллюзий «энергетической сверхдержавности».

Мировой энергетический рынок переживает период масштабных изменений, часть из которых может принять к 2015 г. законченную форму. В этой сфере таится одна из самых больших угроз, вызовов миропорядку.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Последние тенденции развития мировой экономики

    Документ
    Оценки ведущих экспертов относительно перспектив завершения кризиса и восстановления мировой экономики достаточно разнородны, хотя в последнее время все более отчетливо оформляется обобщенное мнение о завершении кризиса (или, как
  2. Программа социально-экономического развития городского округа город уфа республики башкортостан на 2011-2015

    Программа
    Сводный доклад Международного Форума МАГ «Столичные города XXI века: новаторство и традиции в архитектуре и градостроительстве». Астана, 4–6 июля 2008 года.
  3. Комплексная программа социально экономического развития новосибирского района новосибирской области на 2011-2025 годы

    Программа
    В других сферах обеспечения жизнедеятельности Новосибирского района - преодоление отрицательных тенденций развития и создание предпосылок для улучшения положения дел в решении вопросов местного значения.
  4. «Комплексной программе социально-экономического развития городского округа город Сибай Республики Башкортостан на 2011- 2015 годы»

    Решение
    В соответствии с Федеральным Законом от 06.10.2003 №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», Бюджетным Кодексом Российской Федерации,
  5. К концепции и программе социально-экономического развития России до 2015 года

    Доклад
    Россия вновь на перепутье. Она готова к переменам, и все хотят перемен – верный признак, что они назрели. Плохо, что каждый представля­ет их по-своему.

Другие похожие документы..