Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Закон'
Федеральным законом от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ (Российская газета, N 188, 31.08.2004) (о порядке вступления в силу см. статью 155 Федерального ...полностью>>
'Закон'
ограничения конкуренции федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местног...полностью>>
'Документ'
"Хотя современный читатель не ожидает, что трактат по небесной механике будет читаться как колыбельная, он настаивает на своей спо­собности пони...полностью>>
'Документ'
Работы, предоставленные на конференцию, могут носить исследовательский, описательный, проблемно-реферативный, творческий характер, или иметь сценичес...полностью>>

Вместо предисловия (4)

Главная > Учебное пособие
Сохрани ссылку в одной из сетей:

45

идей Р. Декарта. Выводя все идеи из ощущений, Т. Гоббс развил уче-ние о переработке идей сравнением, сочетанием и разделением. Счи-тая, что опыт дает лишь вероятные истины о связях вещей, он при-знавал все же возможность достоверного общего знания, обусловлен-ного способностью имен становиться знаками общих идей. Критерий истины ученый видел в свете разума. Рационализм Т. Гоббса сводится к рассмотрению мышления как совокупности своеобразных матема-тических операций. В сочинении “Левиафан” он в общем виде сфор-мулировал идею логического исчисления.

В то же время в учении Т. Гоббса о первичных и вторичных каче-ствах проявилась непоследовательность, а критерий истины — “свет знания” — он определял вообще метафорически, а не логически.

Английский философ Дж. Локк (1632-1704) в своем основном тру-де “Опыт о человеческом разуме” развил теорию познания материа-листического эмпиризма, осложненного влиянием номинализма Т. Гоббса и рационализма Р. Декарта. В гносеологии Дж. Локк коле-бался между материализмом и идеализмом, эмпиризмом и рациона-лизмом. Единственным источником всех идей он считал опыт. Идеи, приобретенные из опыта, по Дж. Локку, — только материал для зна-ния, но еще не само знание. Чтобы стать знанием, материал идей дол-жен быть переработан деятельностью рассудка, состоящей в сравне-нии, сочетании и отвлечении (абстракции) [28, с. 229]. Определив зна-ние как восприятие соответствия или несоответствия двух идей одна другой, Дж. Локк считал достоверным все умозрительное знание, т. е. знание, полученное с помощью разума. Самым достоверным способом познания, по Дж. Локку, в конечном итоге является интуиция, а опыт-ное знание, полученное благодаря ощущениям, он рассматривал как несовершенное, вероятное. Высшую цель деятельности ума Дж. Локк видел в открытии и проведении доказательства. Для правильного суж-дения, полагал он, необходимо соблюдение двух условий: 1) субъект и предикат суждения должны быть наименованиями одной и той же вещи; 2) субъект должен содержаться в объеме предиката.

По Дж. Локку, логические ошибки связаны прежде всего с непра-вильным образованием суждений и несоблюдением правил силлогиз­ма. Он разделил идеи на простые и сложные. Посредством деятельно­сти рассудка простые идеи преобразуются в сложные, которые делят-ся на три вида: 1) модусы; 2) субстанции; 3) отношения.

Дж. Локк, вслед за Т. Гоббсом, допускает отступление от материа-лизма в теории познания, непоследовательность в делении качеств на

46

первичные и вторичные, на объективные и субъективные и опыта как источника знаний на внешний и внутренний. Первичные качества (например, фигура, положение, величина и т. п.), считал Дж. Локк, присущи только вещам и от них неотделимы. Вторичные качества (например, теплота, запах, звук, цвет и т. п.), по Дж. Локку, — субъективны и существуют не в вещах, а в душе человека.

Весомый вклад в развитие логики внес немецкий философ и уче­ный Г. Лейбниц (1646-1716). В отличие от философии, которая явля-ется наукой о действительном мире, логику он понимал как науку о “всех возможных мирах”. Логика, согласно Г. Лейбницу, — это на-ука, которая учит другие науки методу открытия и доказательства всех следствий, вытекающих из заданных посылок. Основные прин-ципы логики, по Лейбницу, следующие:

  1. каждое понятие может быть сведено к фиксированному набору простых, т. е. неразложимых далее, понятий;

  2. сложные понятия выводятся из простых лишь с помощью опера-ций логического умножения и пересечения объемов понятий в логике классов;

  3. набор исходных простых понятий должен удовлетворять кри­терию непротиворечивости;

  4. любое истинное высказывание является предикативным в том смысле, что оно может быть эквивалентным образом переведено в дру-гую форму, в которой предикат уже подразумевается в субъекте;

  5. всякое истинное утвердительное предложение является ана­литическим в том смысле, что его предикат содержится в субъекте [24, с. 232].

В теории познания Г. Лейбниц стоял на позициях идеалистическо­го рационализма, который в основном направлен против эмпиризма Дж. Локка. Он отрицает чувственный опыт как источник необходи-мости и всеобщности знания. По Г. Лейбницу, таким источником мо­жет быть только разум. Разумное, рациональное познание раскрыва-ет действительное, необходимое и существенное в мире, тогда как чувственное познание постигает лишь случайное и эмпирическое. От-сюда чувственное познание (как низшая ступень) может дать лишь “истины факта”, истины эмпирические. Рациональное познание же, наоборот, дает истины общие и необходимые [12, с. 404]. В философ­ском труде “Монадология” Г. Лейбниц писал: “Есть два рода истин: истины разума и истины факта. Истины разума необходимы, и противоположное им невозможно; истины факта — случайны,

47

и противоположное им возможно. Основание для необходимой исти-ны можно найти путем анализа, разделяя ее на идеи и истины более простые — до первичных” [21, с. 88]. Вместе с тем с рационализмом Г. Лейбниц сочетал и некоторые элементы эмпиризма, признавая су-ществование истин факта, устанавливаемых опытным путем, с помо­щью индукции. К истинам разума, по его мнению, принадлежат все утверждения и истины логики и математики, к истинам факта — ис-тины естественных наук. В то время как первые необходимы, вторые, по Г. Лейбницу, — случайны. Основой научного знания, считал он, является дедукция, а критерием истинности — ясность, отчетливость и непротиворечивость рассуждения. Г. Лейбниц полагал, что в соот-ветствии с этим для проверки истин разума достаточны основные за-коны логики, сформулированные Аристотелем. Г. Лейбниц попол-нил логику Аристотеля с ее тремя законами тождества, противоречия и исключенного третьего сформулированным им четвертым законом достаточного основания, который обеспечивает нахождение истин факта и обоснованность положений, принимаемых за истину. Закон достаточного основания Г. Лейбниц рассматривал как указание для поисков цепи явлений, где каждое следующее звено служит достаточ-ным основанием для предыдущего звена, и т. д. В конце цепи нахо­дится достаточное основание всего существующего — Бог.

Суждения Г. Лейбниц разделил на аналитические, которые само­очевидны и в которых выражаются необходимые истины, и синтети-ческие, в которых выражаются случайные фактические истины.

Г. Лейбниц разработал систему логических модальностей и подо­шел к разработке модального исчисления. Он предложил 24 модуса, которые равномерно распределяются по четырем фигурам, в каждой из которых по шесть модусов. Пытаясь создать новую логику, Г. Лейбниц исходил из логического анализа языка. Он стремился вы-вести универсальную логическую символику, которая бы изображала знаками все элементарные предметы мышления и благодаря которой действия над знаками отображали бы все возможные соединения этих предметов. По Г. Лейбницу, сочетание логических символов должно давать возможность обнаруживать ошибочное сочетание понятий.

Заслуга Г. Лейбница заключается в том, что он сделал одну из пер-вых успешных попыток формализации и арифметизации логических операций. В сочинении “О комбинаторном искусстве” Г. Лейбниц дает основы современной математической (символической) логики, он также положил начало исчислению вероятностей.

48

Французский философ и просветитель Д. Дидро (1713-1784) счи­тал, что логика — это наука “правильно мыслить или делать надле-жащее употребление наших умственных способностей посредством определений, делений и размышлений” [21, с. 120]. Назначение логики он видел в том, чтобы правильно связывать мысли для достижения истины. Д. Дидро называл логику органом истины, ключом к наукам и руководством для получения истинных знаний. Чтобы правильно мыслить, полагал он, необходимо: 1) хорошо воспринимать; 2) хорошо судить; 3) хорошо рассуждать; 4) методически связывать свои идеи. Отсюда следует, что восприятие, суждение, рассуждение и метод яв­ляются основными элементами познания внешнего мира [21, с.121]. По мнению Д. Дидро, анализ этих операций духа и составляет содер-жание логики.

Д. Дидро считал, что основными методами и руководящими в по­знании являются наблюдение и эксперимент, благодаря которым мышление может получить знания, если и не в полной мере достовер-ные, то вероятные. Он предлагает три способа изучения действитель-ности: 1) наблюдение природы; 2) размышление; 3) опыт. В результа-те наблюдения собираются факты, размышление комбинирует их, на опыте проверяются результаты. Д. Дидро отмечает, что не всегда можно эмпирическим путем установить истину. Чтобы получить до­стоверное знание, опыт нужно соединить с мыслью. В ряде случаев, считает Д. Дидро, необходимо использовать синтез или гипотезу. По Д. Дидро, все умозаключения коренятся в природе, и мы только регистрируем известные из опыта явления и их взаимосвязи. В стать-ях “Логика”, “Индукция”, “Идея”, “Мысль”, “Рассуждение”, опубли-кованных в организованной им “Энциклопедии...”, Д. Дидро разра-батывает вопросы индукции, умозаключения, аналогии, раскрывает формы умозаключения, связь мышления и языка.

Немецкий философ и ученый, родоначальник немецкой классичес-кой философии, создатель “небулярной” космологической гипотезы происхождения небесных светил И. Кант (1724-1804) различал логи­ку формальную, изучающую понятия, суждения и умозаключения в от-рыве от их предметного содержания, и логику философскую, транс-цендентальную, которая исследует в формах мышления то, что сооб­щает знанию априорный характер, обусловливает возможность необходимых и всеобщих истин. Общая логика, считал И. Кант, не обращает внимания на содержание понятий, а рассматривает только их форму, подходя к понятию субъективно. По И. Канту, формальная

49

логика характеризуется тремя особенностями: 1) она является осно­вой всех других наук, вместе с тем это — пропедевтика всякого упот-ребления рассудка. Поэтому она совершенно отвлекается от всяких объектов; 2) она не может быть органом наук. Математика — это ор-ганон, а логика — канон; 3) она должна учить нас правильному упот-реблению рассудка [21, с. 152]. И. Кант считал, что формальная логи-ка не может установить истину, так как изучаемые ею формы мышле-ния пусты и бессодержательны и, вероятно, имеют законченный и замкнутый характер. Поскольку формальная логика недостаточна, то, согласно И. Канту, должна существовать еще “логика, отвлекаю­щаяся не от всякого содержания познания”, а “определяющая проис-хождение, объем и объективную значимость априорных знаний, и ее следует называть “трансцендентальной логикой”, потому что она имеет дело только с законами рассудка и разума... лишь постольку, поскольку она априори относится к предметам...” [13, с. 157].

Подлинную истину может дать только новая трансцендентальная или гносеологическая логика, которая должна вывести критерий для получения нового знания и может восполнить роль теории и метода познания, считал ученый.

Всеобщность и необходимость трансцендентальной логики И. Кант относил к формам разума и человеческого рассудка, не связанным с действительностью. Он пытался доказать, что законы мышления не являются своеобразным отражением законов бытия и не имеют ниче-го общего с законами природы. Согласно И. Канту, трансценденталь-ная логика является основой всех других наук и учит правильному употреблению рассудка. Критерием истины он считал соответствие мыслей доопытным законам рассудка. Трансцендентальная логика, полагал И. Кант, есть наука о разуме не только по форме, но и по со-держанию; наука о необходимых законах мышления, и не для особых предметов, а для всех предметов вообще; наука о правильном употреб-лении рассудка и разума вообще [21, с. 148]. В “Критике чистого разу-ма” И. Кант отмечал, что “мышление есть познание через понятия” и что “познание всякого, по крайней мере человеческого, рассудка есть познание через понятия, не интуитивное, а дискурсивное” [13, с. 166].

В неразрывной связи с понятиями И. Кант рассматривает сужде-ния. Понятия у него выступают как “предикаты возможных сужде-ний”.

И. Кант исходит из того, что знание всегда выражается в форме суждения, в котором мыслится какое-то отношение или связь между

50

двумя понятиями — субъектами и предикатами суждения. Он разде­лял суждения на аналитические и синтетические. В аналитических суждениях предикат не дает нового знания о предмете сравнительно с тем знанием, которое уже мыслится в субъекте. В синтетических суждениях связь между субъектом и предикатом нельзя получить по­средством простого анализа понятия субъекта. В них предикат соеди-няется с субъектом, а не выводится из него. Синтетические суждения И. Кант делит на апостериорные (“послеопытные”) и априорные (“доопытные”)

Он разработал классификацию суждений: по количеству (общие, частные, единичные); по качеству (утвердительные, отрицательные, бесконечные); по отношению (категорические, гипотетические, раз-делительные); по модальности (проблематические, ассерторические, аподиктические). В соответствии с этим И. Кант выделил четыре группы категорий: количества (единство, множественность, цело-купность); качества (реальность, отрицание, ограничение); отноше-ния (присущность и самостоятельное существование, или акциден­ция и субстанция; причинность и зависимость, или причина и дей­ствие; общение или взаимодействие); модальности (возможность — невозможность, существование — несуществование, необходимость — случайность).

В результате деления суждения он выделяет 12 категорий умоза-ключений. По И. Канту, познание осуществляется в трех формах: 1) чувственности (способность ощущений); 2) рассудка (способность понятий и суждений); 3) разума (способность умозаключений, дохо­дящих до “идей”, которые представляют собой понятия о безуслов­ном единстве всех обусловленных явлений). Большое внимание И. Кант уделяет индукции и аналогии. Характеризуя деятельность рас-судка, он выдвигает в идеалистически мистифицированной форме принцип единства анализа и синтеза. Существенным вкладом И. Канта в логику является обоснованное им отличие логического основания и логического следствия от реальной причины и след­ствия. По мнению А. Маковельского, логика И. Канта, в отличие от аристотелевской, является чисто субъективной и сугубо формалис-тичной, а ее философской основой служит идеализм.

Представитель немецкой классической философии, объективный идеалист Г. Гегель (1770-1831) к формальной логике относился двой-ственно и крайне противоречиво. С одной стороны, он высоко ценил заслуги Аристотеля, логику которого считал естественной историей

51

конечного мышления, признавал значение формальной логики в мыслительной деятельности. Немецкий философ отмечал положи­тельные стороны формальной логики. “Интересна эта наука тем, — считал он, — что в ней мы знакомимся с приемами конечного мыш-ления, и эта наука правильна, если она соответствует своему предпо­лагаемому предмету. Изучение этой формальной логики, без сомне-ния, приносит известную пользу; это изучение, как принято говорить, изощряет ум. Мы научаемся концентрировать мысль, приучаемся аб-страгировать, между тем как в обычном сознании мы имеем дело с чувственными представлениями, перекрещивающимися и перепуты-вающимися друг с другом. Знакомство с формами конечного мышле-ния может служить средством для подготовки к эмпирическим на-укам, которые руководствуются этими формами, и в этом смысле ло­гику называли инструментальной” [6, с. 115-116].

В “Науке логики”, первой части “Энциклопедии философских наук”, Г. Гегель отмечает “положительную сторону” форм мышле­ния, признает действие формально-логических законов в умственной деятельности. Он исходит из того, что нарушение одного из основ­ных законов формальной логики — закона тождества — ведет к ошибкам в умозаключениях. Считая, что “паралогизмы по сути во­обще ошибочные умозаключения”, Г. Гегель отмечает, что “их оши-бочность состоит более определенно в том, что одно и то же слово в обеих посылках употребляется в различном значении” [6, с. 165].

Г. Гегель говорил, что мышление — это не только оперирование с “чистыми абстракциями”, но и субъективная рассудочная деятель­ность. По мнению мыслителя, характерными особенностями такого мышления являются правила и законы, знание которых человек мо­жет приобрести в результате опыта. Мышление, рассматриваемое с этой стороны, и его законы есть, по Г. Гегелю, то, что составляет содержание формальной логики. Мыслитель впервые поставил во­прос об отношении формальной логики к логике диалектической. Он даже считал, что содержание формальной логики должно войти в содержание новой, диалектической логики.

С другой стороны, Г. Гегель в своей философии отводит важное место упрощению, искажению и, в конечном итоге, — даже отрица-нию роли формальной логики в мышлении. Формальную логику он полностью относил к абстрактно-рассудочной стадии. Мышление на этой стадии, по Г. Гегелю, односторонне и негибко, а все абстрактно-формальное выступает как нечто твердое, фиксированное, неподвиж-

52

ное, засохшее, холодное, мертвое, оторванное [21, с. 177]. Старую ло­гику он считал логикой догматизма, “достойной презрения и насмеш-ки”. По Г. Гегелю, формальная логика есть не что иное, как собрание нелепостей. Г. Гегель критиковал формальную логику, которая, по его мнению, рассматривает формы мышления как чисто субъектив­ные, присущие только мышлению и не имеющие ничего общего с бы-тием. Он считал, что старая логика подлежит отмене с помощью со­зданной им диалектической логики. Его логика имеет дело с “чисты-ми абстракциями, поэтому она требует способности и привычки углубляться в чистую мысль, фиксировать ее и свободно двигаться в ней” [6, с. 107]. Чистые абстракции первичны по отношению к дей­ствительности. Идея, считал Г. Гегель, “сама по себе” дает законы и определения. Его логика есть не что иное, как “наука о чистой идее, т. е. об идее в абстрактной стихии мышления” [6, с. 107]. Содержани-ем логики является “сверхчувственный мир, и, занимаясь ею, мы пре-бываем в этом мире” [6, с. 111].

Логическое учение Г. Гегеля состоит из трех разделов. В первых двух исследуется логика, в них входят учение о бытии и учение о сущ-ности. В третьем разделе рассматривается субъективная логика, ко­торая сводится к учению о понятиях. Гегелевское понятие выступает в качестве высшей ступени развития, единством бытия и сущности. Вещи — это только реализованные понятия. “Понятие, по Г. Гегелю, есть то, что живет в самих вещах, то, благодаря чему они суть, то, что они суть, и понять предмет означает, следовательно, осознать его по­нятие” [6, с. 114]. На понятия, суждения и умозаключения Г. Гегель смотрит не как на продукт деятельности нервной системы, не как на функцию мозга, а как на определенную ступень в развитии абсолют-ной идеи. Важным моментом в подходе Г. Гегеля к изучению понятия и других форм мышления является то, что он рассматривает их в пла-не развития и взаимосвязи, перехода от низших форм к высшим. По­нятия, по мнению Г. Гегеля, находятся в непрерывном движении, из-менении, развиваются, переходят одно в другое, превращаются в свою противоположность, обнаруживая внутренне присущие им про­тиворечия, которые составляют источник развития. Основной сторо­ной развития понятия Г. Гегель признает его переход сначала в суж-дение, потом в умозаключение и, наконец, в идею. В идее субъектив­ность понятия переходит в объективность [18, с. 485].

Много внимания Г. Гегель уделяет суждению. “Суждение, — отмеча-ет он, — есть понятие в его особенности как различающее отношение

53

своих моментов, которые положены как для себя сущие и вместе с тем тождественные с собой...” [6, с. 350]. Г. Гегель делит суждения на суждения бытия, сущности и понятия. Суждения сущности разделя-ются на суждение рефлексии и суждение необходимости.

Умозаключение Г. Гегель определил как “единство понятия и суж-дения”. Он выделял следующие виды умозаключений: качественное, рефлексии, необходимости. Внутри каждого из них Г. Гегель ус-матривает процесс. Так, качественное умозаключение проходит в развитии четыре фигуры силлогизма. Умозаключение рефлексии развертывается в виде умозаключений “всякости”, “индуктивного” и по “аналогии”. Умозаключение необходимости развертывается в формах категорического, гипотетического и разделительного умо­заключений [6, с. 485].

Ценнейшим достижением философии Г. Гегеля была диалектика, изложенная в “Науке логики”. В этой работе он выполнил анализ за-конов и категорий диалектики, обосновал тезис о единстве диалекти-ки, логики и теории познания, создал развернутую систему диалекти-ческой логики, разработал проблемы диалектики мышления, дал на-учное понимание законов и форм мышления в познании действительности. В борьбе против агностицизма (концепции непо­знаваемости мира) И. Канта Г. Гегель исходил из того, что мышление способно познать истину. И хотя диалектика, ее всеобщие законы, сформулированные Г. Гегелем, основываются на идеализме, однако их понимание в значительной степени способствовало развитию диалек-тической логики и самого мышления.

Хотя Г. Гегель и признавал полезность формальной логики, правда, лишь на низшей ступени мыслительной деятельности, в то же время по сути он не понял значения логики и ее законов, без соблюдения которых невозможно и диалектическое мышление. Более того, в целом отрица-тельная оценка Г. Гегелем формальной логики, его признанный автори-тет как философа с мировым именем произвели в этой науке “разруши-тельное” действие, надолго затормозили ее развитие, приглушили жела-ние многих исследователей заниматься вопросами логики.

Знание логики, умение пользоваться ее законами и правилами вы-соко ценил К. Маркс (1818-1883). С его именем связано философ­ское и социально-экономическое учение “марксизм”, которому суж-дено было сыграть огромную, и отнюдь, к сожалению, не только те­оретическую, роль в мировой истории (“созидательная” утопия в сочетании с разрушительной практикой).

54

При разработке логической теории К. Маркс большое значение придавал исследованию понятий. По его убеждению, познание выс-тупает как сложный, противоречивый процесс формирования поня-тий, категорий, перехода от явления к сущности, от сущности первого порядка к сущности второго порядка, раскрытия тенденций и зако­номерностей объективной действительности. К. Маркс рассматрива-ет познание как сторону практической деятельности человека, в хо­де которой вырабатываются категории и понятия, раскрывающие суть развития вещей и идей. Он рассматривал понятия в движении, развитии, во взаимосвязи и их взаимопереходах.

В “Капитале” К. Маркса сложность образования понятий непосред-ственно прослеживается на примере понятия стоимости. Сначала К. Маркс анализирует самое простое, т. е. постоянно повторяющиеся отношения буржуазного общества: обмен товаров. К. Маркс исходит из того, что товар в первую очередь есть предмет, удовлетворяющий те или иные потребности человека, иначе говоря, имеет потребительную стоимость. Затем К. Маркс исследует те отношения между товарами, в которые они вступают при взаимном обмене. Товары, имеющие раз-личную потребительную стоимость, в процессе обмена приравнивают-ся друг к другу. К. Маркс вскрывает некую общую основу их связи и приходит к понятию меновой стоимости. На этой стадии формиро­вания понятия выясняются лишь отношения товаров, предметов, кото-рые всегда бывают, как все существенные отношения, типа равенства.

На второй стадии формирования понятия стоимости К. Маркс рас-крывает содержание, сущность абстрагированного общего свойства. Отвлекаясь от потребительной стоимости товаров, он рассматривает их как продукт труда и отмечает, что хотя всякий товар всегда являет-ся продуктом какого-то конкретного труда (столяра, портного и т. д.), однако меновой стоимостью он может обладать, потому что в различ-ных видах конкретного труда есть нечто общее — абстрактный труд, труд вообще. Товар содержит в себе противоречивое единство конк-ретного и абстрактного труда. Стоимость, следовательно, представля-ет собой то общее, что имеется у товаров — “абстрактно человеческий труд”.

Дальнейший анализ К. Маркса углубляет понятие стоимости. На ос-нове этого отношения (“клеточки” капиталистической экономики) К. Маркс выводит более сложные и конкретные отношения (приба-вочная стоимость, прибыль, цена производства, рента и т. п.). Он от-мечал, что в процессе образования понятий познание движется от

55

чувственного, конкретного — к абстрактному, а от абстрактного — вновь к конкретному, чувственному. К. Маркс называл это воспроиз-ведением конкретного путем мышления. Метод восхождения от абст-рактного к конкретному, по его определению, представляет собой “способ, с помощью которого мышление усваивает конкретное, вос-производит его как духовное конкретное”.

Восхождение от абстрактного к конкретному — это лишь один из приемов логического исследования, применяемых К. Марксом в “Ка-питале”, которым далеко не исчерпывается рассматриваемый К. Марксом метод.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Вместо предисловия (1)

    Документ
    Первое издание этой книги было написано в довольно короткие сроки. Нахлынувшие воспоминания не давали мне покоя, и я старался как можно быстрее выплеснуть их наружу.
  2. Вместо предисловия (3)

    Интервью
    Позвольте просить у Вас прощения за крайнюю творческую дерзость. Позволила себе написать продолжение ОО, назвав его «Миссия «Белый Ферзь». Это, конечно, совсем не тот БФ, каким, вероятно, задумывали его Вы и Аркадий Натанович.
  3. Вместо предисловия (10)

    Документ
    Сначала предлагаю посмотреть документальный фильм «Семь шагов за горизонт», который посвящён исследованию возможностей мозга и способностей человека.
  4. Вместо предисловия: анализ ситуации

    Документ
    В документе «Концептуальные основы организации образовательного процесса с детьми старшего дошкольного возраста (5-7 лет) для построения непрерывного содержания дошкольного и начального общего образования» подчеркивается:
  5. Вместо предисловия (6)

    Документ
    Иван Михайлович Дзюба — известный украинский литературовед, критик, автор более 20 книг и многих журнальных и газетных публикаций по вопросам украинской литературы, литератур народов бывшего СССР, академик НАН Украины (1992), первый

Другие похожие документы..