Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебно-методический комплекс'
Курс «Теория бюрократии» предназначен для студентов 5 курса, обучающихся по специальности «Документоведение и документационное обеспечение управления...полностью>>
'Документ'
Размещение: комфортабельные 2-местные номера с видом на море и на горы. Все номера с ванной комнатой, туалетом, телевизором, холодильником, телефоном,...полностью>>
'Документ'
Однажды я спросил Акиру Куросаву, почему в фильме "Ран" он построил кадр именно таким образом. Он ответил, что если бы камеру установили на...полностью>>
'Сказка'
Родился Пушкин 6 июня 1799 года в Москве в семье помещика Сергея Львовича Пушкина. У Александра были брат Лев и сестра Ольга, с которой он очень друж...полностью>>

С. Торайгырова Институт истории и права Муратбай Тасбулатов Становление и развитие Конституции Республики Казахстан Павлодар 2008 ббк 67. 3 я 73

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1) Жер дауы (Земельный спор)

2) Үй-іші тіршіліктің жүйе-жүйе саласы (Система семейных право отношений)

3) Үрлықты тыю, әлеуметті адалдыққа, енбек етуге үндеу, соған тәрбиелеу(Предупреждение воровства, воспитание в народе чувства справедливости, трудолюбия)

4) Ел ішіндегі дау-жанжалды әділдікпен шешу (решение споров и конфликтов в стране на объективной, справедливой основе)

5) Отанды қорғау қасақы жаумен қассық қаны қалғанша шайкасу, сардар сайлау, ауызбірлікті болу ( Отпор зловредному врагу до победного конца, выборность военноначальников, единодущие во всем)

6) Құн дауы (Порядок уплаты куна)

7) Жесір дауы ( Порядок возмещения при утрате кормильца) [27, с.230-231].

Большинство из названных положений, за исключением “ Құн дауыиЖесір дауы, в том или ином виде содержатся и в современных конституциях, причем в первом институте конституционного права - конституционный строй .

В настоящее время существует более двух десятков вариантов «Жеті-жарғы». Большая часть из них собрана в четвертом томе фундаментального сборника «Қазақтың Ата Зандары. Древний мир права казахов. ” в 10 томах. Многие из них ограничиваются семью положениями, которые зачастую не соответствуют друг другу. Это объясняется буквальным пониманием некоторыми авторами слова “жеті” в названии памятника как “семь”, хотя другие авторы справедливо замечают что “жеті” в данном случае означает не число, а полноту разработки степных законов в перод правления Тауке и не ограничиваясь указанным числом ищут и находят другие более обширные свидетельства существания степного законодательства, объединяя их под общим титулом «Жеті-жарғы».

Другие исследователи, зачарованные числом семь, в частности Н.Г. Апполова считают и переводят «Жеті-жарғы» как «законы семи судей», имея в виду не «жеті жарғы”, а “жеті жарғышы” [28, с.115-124]. При этом большинство из них называют только трех судей -Толе бия, Казыбек бия и Айтеке бия. В некоторых работах число биев доходит до шести, с учетом того, что в преданиях говорилось о шести Алашах. Например, А. Адильбаев в работе «Жеті-жарғы хақында» представил следующий список биев, участвовавших в разработке «Жеті-жарғы»:1) Толе би (Ұлы жұз), 2) Казыбек би (Орта жұз), 3) Әйтеке би ( Кіші жұз), 4) Қараш би (Қырғыздарда), 5) Сасық би (Қарақалпақтарда, 6) Мұхаммед би ( Құрамадан)[29, c.256].

В других работах работах также встреаются имена этих шести биев. Действительно Тауке хан объединил не только три казахских жуза, но и взял под опеку кыргызов, каракалпаков и особое этническое объединение, известное под именем Курама. В работе Б. Габдулиной [30, c263] имеется уточнение, что от кыргызов был не Караш би, а сын Карашоры Кокым би.

Кто же был седьмым бием ? Возможно сам Тауке хан ? С этим не согласен профессор Ж.О. Артыкбаев. Он считает, что хан не имел права вмешиваться в дела Совета биев, в том числе и права решающего голоса при нем.

Седьмой бий нашелся, причем в работе той же Габдулиной, где она , ссылаясь на самого М. Тынышпаева , перечисляя тех же первых пятерых, шестым называет не Мухаммеда би от Курамы, а Жайма бия от рода Каттаган (!) –“Қаттағанға-Жайма тағаиндалған”. Здесь могут быть возражения о том, что небольшой род не может быть представлен на таком большом курултае , как Совет биев при хане Тауке. Но дело видимо не в самом роде, а в его представителе, который по видимому пользовался большим авторитетом. Следует отметить, что М. Тынышпаев в 1925 году еще не знал имени шестого бия [31, с.58]. Габдулина ссылается на работу Тынышбаева “Великое бедствие” изданную уже в наше время-!992г. Здесь может быть и ошибка, так как известно , что бии не назначались ”тағаиндалған”, а выбирались особым способом, что очень сушественно с точки зрения права. Кроме того и Жайма и Каттаган –названия родов, входящих в объединение Курама, но также могут быть и именами собственными. Во всяком случае вопрос требует уточнения. Примечательно что Т. А. Енсебаев в своем шежире указывает не только происхождение, но и возраст биев, принимавших участие в создании «Жеті-жарғы»-

“Ұлы жүзде-23 жастағы үйсын Төле би,

Орта жұзде-21 жастағы арғын Қазыбек би,

Кіші жұзде-36 жастағы алшын Әйтеке би,

Қырғызда- 45 жастағы Қоқым би,

Қарақалпақта-85 жастағы Сасық би,

Құрамада-52 жастағы Мұхамед би.” [32,с.6]. Современные же художники уже ввели традицию изображать Толе, Казыбека и Айтеке, убеленными седыми бородами старцами, в то время как не возраст, а именно высокие деловые и моральные качества позволяли таким людям становиться истинно народными судьями. Именно становится, а не назначаться. Выборы биев были нетрадиционными в современном понимании этого слова. Для решения судебных дел спорящие стороны сами, придя к соглашению, избирали жаргышы- т.е мудреца, “способного разделить волосок”. Первый опыт бия показывал, достоин ли он и в дальнейшем решать споры. Все зависело от справедливости принятых решений, и определяло выбор народа, без каких либо формальных, выборных процедур. В других источниках содержатся также даты жизни трех биев: Толе – 1663-1756, Казыбек – 1667 – 1763, Айтеке – 1681 – 1766. Годы правления хана Тауке 1680-1716 [12,c.121,122] Знаменательное событие произошло скорее всего в 1686 – 1688 годах, хотя год рождения или возраст Айтеке бия на момент принятия «Жеті-жарғы» требует уточнения. Е. М. Абайдельдинов добавляет, что в принятии этих законов принимал участие и «ученый – теолог знаток шариата Анет – баба Кіші ұлы (1626 - 1723 ) и известные бии Алшинбай, Жакупбек, Монке .

Здесь уместно отметить. Что и А.И. Левшин - один из первых и наиболее значительных исследователей не только «Жеті-жарғы», но и всей истории Казахстана, совсем не ограничивал себя семью нормами или семью институтами обычного права казахов. И именно у Левшина впервые четко обозначены именно конституционно-правовые нормы, содержащиеся в изучаемом памятнике истории и права:

«- Чтобы сам хан, равно как и все султаны, старейшины и правители родов, собирались осенью в одно место, в середине степи, для рассуждения о делах народных.

-Чтобы ни один киргиз не являлся в собрания народные иначе, как с оружием. Безоружный не имел голоса, и младшие могли не уступать ему места.

-Чтобы всякий, могущий носить оружие (кроме султанов) , платил хану и правителям народным в подать 20-ю часть своего имущества, ежегодно.

-Всякому поколению, роду, и отделению иметь свою собственную тамгу (знак, заменяющий герб)» [33. с.170-178] . Здесь представлены последние четыре фрагмента из 34, записанных Левшиным.

Левшин не нумеровал собранные правовые нормы, но впоследствии они были подсчитаны другими исследователями, в частности Ф. Леонтовичем [34, с.317], который считал список Левшина второй редакцией «Жеті-жарғы» состоящий из 34 фрагментов, а первой редакцией публикацию Г.Спасского, где содержатся 11 фрагментов, « представленных старшиной яппасского рода Кубеком Шукуралиевым на татарском языке 1804 года апреля 8 дня ». Здесь надо отметить или предупредить дальнейших исследователей о том, что род Яппас, вернее Жаппас, старшиной которого являлся практически первый из известных переписчиков памятника - К. Шукуралиев, является одной из ветвей казахского рода Байулы, входящего в состав Младшего жуза [31, с.64]. В то время грамотные казахи пользовались татарским письмом на основе арабской графики.

В редакции Г. Спасского, а вернее К. Шукуралиева все одиннадцать фрагментов начиная с « Если кто умертвит человека, то отмщалась кровь за кровь, или за убийство платили по 200 лошадей всем родом того виновника» содержат нормы, на первый взгляд, исключительно уголовного права и не имеют отношения к конституционному праву (Размеры куна и аиыпа за различные виды преступлений). Полный текст приведен у Кляшторного и Султанова в [34. с.321-323].

Но это на первый взгляд. На деле практически впервые в Казахской степи смертная казнь за любые преступления, включая убийство, заменена куном. Размеры кунов и аиыпов таковы, что материальная ответственность возложена и это прямо указано в законе не только и не столько на виновника, а на его род, что имело колоссальное превентивное значение. Род, из среды которого вышел преступник становился на низшую ступень в степной иерархии, и его мнение уже могло не учитываться при решении общегосударственных дел. А это уже вопросы государственного – то есть конституционного права.

Болшинство других работ, представленных в сборнике и отделные монографии и публикации являются вариациями на тему «Жеті-жарғы». , основанными на ранее известных источниках. Здесь уместно вспомнить М. Тынышпаева, который еще в 1925 году в своем фундаментальном труде « Материалы к истории киргиз-казакского народа» писал: «Большинство из тех немногих исследований, если не считать работы Вельяминова-Зернова, Левшина, и отчасти академика Бартольда, Аристова, - являются архивным материалом, повторением и успешным исковерканием напечатанной прежде «истории казаков» [31, с.1].

Вместе с тем современная историческая и правовая науки сделали несколько больших шагов вперед в изучении обычного права казахов, к которому и относится изучаемый вопрос. Большое количество статей, монографий, диссертаций на тему «Жеті-жарғы» приблизили нас к неизмеримо большему пониманию проблемы, чем это было сто или даже двадцать лет назад.. Наряду с широко известными и ставшими уже классикой работами Культелеева и Фукса, [35,36] появились новые, фундаментальные исследования, в частности работы Ж.О.Артыкбаева, среди которых прямое отношение к нашей теме имеет обширное учебное пособие «Жеті-жарғы», изданное в 2005 году. Четвертый том энциклопедии «Қазақтың Ата Зандары” в 10 томах является настольной книгой для интересующихся нашей темой и историей государства и права Казахстана в целом.. Сделаны и определенные открытия в этой области.

Например в статье С. Байжанова ” Бізге жеткен «Жеті-жарғы», опубликованной в журнале «Зерде» 5 за 1989 год опубликован вариант памятника, из экспозиции музея Ходжи Ахмета Яссауи в г.Туркестане, который был «найден» там писателем – этнографом Ж. Ахмадиевым в 1977году. Слово «найден» взято в кавычки, так как вряд ли можно считать находкой то, что находится в открытой экспозиции музея. Правда текст был составлен по-видимому на основе арабской графики: что в наше время считается архаикой, поэтому он был назван находкой.. Здесь также семь статей:

  1. «За умышленное убийство народного хана, султана, пира, хазрета налагается кун в размере семи кунов, назначаемых за убийство простого человека.

  2. За умышленное убийство представителей сословия торе и кожа простолюдином налагается кун в размере двух кунов, назначаемых за убийство простого человека.

  3. Если постороннего человека лягнув, убила лошадь, привязанная у дверей юрты - выплачивается полный кун, если она была привязана сбоку юрты- полкуна, а если сзади юрты – кун не выплачивается. ( сам виноват. М.К.).

  4. Если дети встанут против родителей и при этом применят еще рукоприкладство, то родители вправе поступать с ними по-своему и могут убить их без чьего-либо позволения.

  5. Если дети, достигшие совершеннолетия будут перечить родителям без рукоприкладства, то родители вправе поступать с ними по-своему.

  6. Если засватанная по всем обычаям (сваты вкусили куйрык-бауыр, было дано благословение - бата) девушка вдруг осталась вдовою, то калым возвращается полностью, а также отдается дополнительно девушка или размер ее калыма.

  7. Воровство.- за двугорбого верблюда – отдается одногорбый, за лошадь – одногорбая верблюдица, за верблюжонка – верблюд, за жеребенка – конь, за овцу – телок. Сверх того выплачивается три девятки аиыпа, в зависимости от обстоятельств »[37, с.243].

Здесь в основном указаны ранее известные нормы уголовного права, но, учитывая что текст хранился в таком святом месте, авторы предлагают считать его за первоисточник. Воздержимся от комментариев и перейдем к другим, относительно новым вариантам.

В кандидатской диссертации Н. Осерова говорится о двух находках в Кзыл-ординской области. Одна из них почти полностью совпадает по содержанию с находкой в мавзолее Ходжи - Ахмета Яссауи. Зато другая,- владельцем которой был - Жайлаубаев Бузаубай, потомок тархана Жанибека, батыра хана Тауке, - представляеет собой совершенно другой текст, который содержит нормы именно конституционного права:

« 1 закон. Для сохранения мира и спокойствия, управления государством необходимо избирать хана. Хан должен советоваться со своими подчиненными. Они в свою очередь должны беспрекословно выполнять его решения.

2 закон. Если хан не считается со своими подчиненными, а они не выполняют его решений, то народное собрание правомочно сместить хана, а его подчиненных подвергнуть наказанию.

3 закон. Для обеспечения деятельности хана - взимается налог в виде зекета и ушура в размере одной двадцатой (части стоимости) имущества.

4 закон. Для обеспечения внешней и внутренней безопасности создается постоянная армия. Она обеспечивается вооружением, обмундированием и продовольствием из казны.

5 закон. Каждому роду наделяется предварительно специально изученная добрая земля для нужд населения.

6 закон. За кражу сосватанной и помолвленной девушки выплачивается полный калым, а виновные подлежат суду биев.

7 закон. За простые кражи не должны назначаться особо тяжелые наказания » [38, с.458].

В первых пяти из семи представленных норм права четко прослеживается простая и лаконичная, без лишних слов, формула построения государства. Здесь содержатся почти все признаки государства, содержащиеся в трудах современных теоретиков государства и права. То есть налицо - основы конституционного строя страны. Две последние нормы видимо связаны с участившимися в стране случаями воровства невест ( из-за недоступного для многих размера калыма) и чрезмерно жестокими наказаниями за нетяжкие преступления. По- видимому их предотвращение расценивалось в то время очень высоко ,что бы поставить эти нормы рядом с нормами, регламентирующими само построение государства. Именно для этого варианта “Жеті-жарғы» как нельзя лучше подходит определение-конституция.

Далее А. Адильбаев в работе «Жеті-жарғы хакында» [29], О. Жанайдаров в работе « Степная конституция хана Тауке» [39] предлагают следующий, отличающийся от других вариант, так же состоящий из семи положений:

«1 жаргы. Виновные в бунте и подстрекательстве к восстанию - подвергаются смертной казни.

2 жаргы. Предавшие интересы тюркского народа, представляющие опасность для страны - подвергаются смертной казни.

3 жаргы. Совершившие убийство в государстве без особой причины - подвергаются смертной казни.

4 жаргы.Совершившие прелюбодеяние с чужой женой и посягающие на святость семьи- подвергаются смертной казни.

5 жаргы. .Укравшие пасущуюся стреноженную лошадь, а равно лошадь, стоящую под навесом - подвергаются смертной казни.(?! М.К.)

6 жаргы. За нанесенное в драке увечье в зависимости от тяжести выплачивается кун в следующем размере:

а) за утраченный глаз виновный отдает свою дочь. ( ?! М.К.)

, а если ее нет, то калым за нее.

б) за утраченную одну из четырех конечностей выплачивается айып в размере лошади.

7 жаргы. За украденную лошадь и другое ценное имущество выплачивается штраф в десятикратном размере [29, с.238,39.с.268].

Данный вариант сильно противоречит предыдущим, Прежде всего тяжестью наказаний- пять из семи предусматривают смертную казнь без какой- либо альтернативы, о куне нет и речи. Это говорит о том, что данный отрывок если и заслуживает внимания, то по всей видимости относится к другому времени-не времени ханов Касыма, Есима и Тауке. Скорее всего эти крайне репрессивные нормы вызванны чрезвычайными обстоятельствами, угрожающими самому существованию государства. Возможно они относятся к периоду развала тюркского каганата, на что косвенно указывает отношение к тюркскому народу. Подобные нормы были характерны и в новое время для еще не укрепившихся или уже ослабленных государств, например первые декреты советской власти о “красном терроре”.

Хан Тауке , как уже было отмечено совершил революционное не только для его времени нововведение – возможность замены смертной казни куном за любое, даже тяжкое преступление. И в наше время мораторий на смертную казнь не всеми воспринимантся однозначно, что говорит о чрезвычайной живучести принципа талиона.. В то же время еще С. Л. Фукс обратил внимание на лояльность и чрезвычайную гуманность казахского обычного права в сочетании с колллективной материальной ответственностью рода, “взрастившего” правонарушителя. Он же отмечает компромисс между гуманными принципами народного права и более жестокими принципами шариата, который усиленно ,но без особого успеха внедрялся в степи. “Не подлежит сомнению поэтому, что неоднократное упоминание в записях казахского права о талионе при членовредительстве и вообще о телесных поврежлениях есть результат механической и совершенно бесплодной практики рецепции шариата. Характер влияния ислама на духовную жизнь казахов прекрасно согласуется с этим предположением. Веления пророка (Ғалейхиссалам.М.К.) ползовались у казахов величайшим почтением, но не выполнялись”[36, c .174]. Добавим, что по свидетельству Страбона даже саки, далекие предки казахов, не применяли смертную казнь, а всех заслуживающих ее изгоняли из племени на произвол судьбы.

Этот же вывод Фукс распространяет и на правовой статус казахской женщины (институт современного конституционного права М.К.), которые на практике пользовались значительно большими правами, чем это диктует шариат. Они даже при необходимости выполняли функции хана. Ссылаясь на источники ЦГАДА Фукс показывает следующие примеры:

« По показаниям Уракова и Гуляева от 10 апреля 1760 года, хан Абульмамбет, находясь всю зиму в Туркестане, приезжает в летнее время к находящейся в Алтай-Аргинском роду большой жене своей и бывает по нескольку времени, пока в Туркестан отъезжает. Ясно, что в то время как Абульмамбет сидит ханом в Туркестане, его «большая жена» ведет его хозяйство в степи, в Среднем жузе. Жены знати не только распоряжались хозяйством, но и замещали мужей как владельцев, Посланный с письмом в улусы Аблая в 1766 году Казаккул Казанбаев сообщил по возвращению, что «дома Аблая не застал, и во отбытии его владеет жена его», которой он вручил письмо через писаря, не удостоившись аудиенции, так как его Казаккула, «до нее не допустили». О вдове Абулхаира Бопай-ханше Гуляев писал 14 января 1750 г., что ее сын хан Нуралы « и все братья матерь свою почитают и весьма слушают, а особливо-де хан без совета матери и Эрали салтана ни на какое дело не вступается.» [36, с.37].

Наибольшего внимания с точки зрения конституционного права заслуживает другой “новый” вариант “Жеті-жарғы», восходящий к известнейшему бию Среднего жуза Саккулаку из рода Канжыгалы, жившему в 19 веке.

Н.С.Ахметова и Г.З.Кожахметов в учебнике «История государства и права Республики Казахстан», изданном в Караганде в 2002 году пишут о том, что в1961-1963 году академику Салыку Зиманову удалось разыскать и приобрести часть рукописного наследия известного бия Среднего Жуза Саккулака, среди рукописного варианта оказались отдельные выписки из “Жеті-жарғы» [40, с.95].

Далее о судьбе этой находки ничего не говорится, в то же время в десятитомнике содержится материал, озаглавленный «Есимханнын Ески жолы», где отмечено, что представленный материал составлен из рукописи Ералы Саккулакулы (1846-1932) . Историко-литературные тексты подготовлены доцентом кафедры языка и литературы Семипалатинского пединститута кандидатом филологических наук Турсынбаем Ергалиевым, 77 лет. Далее идет подлинно юридический текст, состоящий из более чем 130 статей , имеющих отношение, как к конституционному, так и к уголовному, гражданскому, семейному, земельному и другим отраслям современного права. Как известно во времена Тауке деления права на указанные отрасли еще не было, и все правовые нормы, касающиеся этих отраслей, были сосредоточены в одних и тех же источниках. Мы же, ограничиваясь рамками темы и заданным объемом попытаемся проиллюстрировать основные институты конституционного права времен “Жеті-жарғы» согласно данных, приведенных в варианте Саккулакулы:

К институтам конституционного строя , законодательной и исполнительной ветвей власти следует отнести следующие нормы:

Ст.108 . Каждый совершеннолетний мужчина должен быть вооружен пятью видами оружия, безоружный человек не пользуется доверием и считается пустословом (ез)

Ст.109. Хан, султаны и бии ежегодно в мае должны собираться на Совет биев, где должны решаться наиболее важные вопросы внутренней и внешней политики.

Ст. 110.Хан, султаны, бии, аксакалы и батыры должны собираться ежегодно на осенью на Народное собрание.

Ст 111. Решения Народного собрания и Совета биев никем не должны нарушаться до следующего Народного собрания и соответственно Совета биев.

Ст.112 Решение о споре , рассмотренное и утвержденное Ханом является окончательным и обжалованию не подлежит.

Ст. 113. Каждый род обязан иметь свой уран (клич) и тамгу (герб). Тамга ставится на правую заднюю ногу скота.

Ст. 114. Общим ураном для казахов остается “Алаш”

Ст.116. Судебные споры должны решать самые известные в стране, знающие исконное народное право бии.

Ст 117. Старший жуз для Среднего Жуза и Младшего жуза ( не только по названию но и М.К.) по праву является старшим.

Ст 118. Споры о престоле вправе (предварительно М.К.) решать сами султаны.

Ст. 73. Территория каждого рода охраняется законом. Один род не вправе занимать территорию другого.

Ст.86. В государственную казну владельцы скота выплачивают зекет в размере одной сороковой части стоимости скота.

Ст.87. В государственную казну владельцы земли выплачивают ушур в размере одной десятой части полученного урожая.

Ст 88. В обеспечение султанов , находящийся при нем род обязан предоставлять им осенний согым.

Ст.89. В обеспечение султанов , находящийся при нем род обязан предоставлять им весенний сыбага (в сваренном виде).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Министерство образования и науки Республики Казахстан Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова Институт истории и права Кафедра философии,

    Учебное пособие
    Учебно-методическое пособие рассматривает некоторые методологические основы формирования политических идей и проблемы организации самостоятельной работы студентов.
  2. История зарубежной социологии Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей Павлодар Кереку 2008 Утверждаю Проректор по ур пгу им. С. Торайгырова Н. Э. Пфейфер 2008 г

    Учебно-методическое пособие
    З-78 История зарубежной социологии: учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей / сост. Т.Н. Зозуля, Г.Т. Артыкбаева – Павлодар : Кереку, 2008.
  3. История казахстана

    Документ
    Т 36 История Казахстана. Тестовые вопросы и информационный материал / учебное методическое пособие / Г.С. Кизатова. – Павлодар : Кереку, 2010. – 47 с.
  4. С. Торайгырова Региональный центр политических исследований политическая реальность в разнообразных ее проявлениях павлодар 2008 ббк 66(5Каз)

    Документ
    Арын Е.М., докт. экон. наук, проф. (под общей редакцией), Иренов Г.Н., докт полит. наук, проф (главн. редактор), Кадысова Р.Ж., докт. ист. наук, проф.
  5. Тесты Павлодар Министерство образования и науки Республики Казахстан Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова

    Тесты
    В сборнике даны тестовые задания по «Основам политологии», рекомендуется для преподавателей колледжей, учителей общеобразовательных школ, студентов колледжей.

Другие похожие документы..