Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Вероятно, разговор следует начать с биографии писателя. Его отец – Лев Борисович Шварц (1874-1940), студент-медик Казанского университета, еврей, кре...полностью>>
'Кодекс'
4 августа 2011 г. в Минске был задержан вице-президент Международной Федерации за права человека, председатель Правозащитного центра «Весна» Александ...полностью>>
'Закон'
Робота по організації і проведенню імунопрофілактики в області здійснюється відповідно до Закону України «Про затвердження Загальнодержавної програми...полностью>>
'Документ'
27 октября студенты первого курса Воркутинского педагогического колледжа ездили на экскурсию по родному городу. Эта поездка связана с двумя знаменате...полностью>>

Трансформация общества и власти в центральной азии: постсоветский опыт (социально-философский анализ)

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

На правах рукописи

Ханова Ирина Евгеньевна

ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБЩЕСТВА И ВЛАСТИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: ПОСТСОВЕТСКИЙ ОПЫТ

(социально-философский анализ)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Специальность 09.00.11 – социальная философия

Тверь – 2007

Работа выполнена на кафедре общегуманитарных дисциплин Калужского филиала Московского гуманитарно-экономического института

Научный руководитель: доктор философских наук, доцент

Белинская Александра Борисовна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Ильин Виктор Васильевич

кандидат философских наук, доцент

Бессонов Олег Валерьевич

Ведущая организация: Российский государственный гуманитарный университет ( филиал в г. Калуге )

Защита состоится 2 ноября 2007г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета по философским наукам К.212.263.05 в Тверском государственном университете.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: 170000, Тверь, ул.Скорбященская, 44а.

Автореферат разослан __________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук, доцент С.П.Бельчевичен

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. После распада СССР в центральноазиатском регионе (ЦАР) независимые страны – Киргизия, Казахстан, Туркмения, Узбекистан, Таджикистан – субъекты международного права начинают впервые в истории образовывать самостоятельные государства, влекущие складывание новой геополитической реальности. Последнее обусловливает стратегическое изменение статуса региона в условиях формирования нового политического порядка в рамках однополярного мира.

Системная оценка роли ЦАР в постсоветском пространстве предполагает учет ряда факторов:

– Системный кризис стран Центральной Азии – деформация всех сфер жизнедеятельности: экономической, политической, культурной, научной и т.д.

  • Трансформации политических сил на постсоветском пространстве. «Революция роз» в Грузии, «революция тюльпанов» в Киргизии, оранжевая революция на Украине поставили под вопрос будущее СНГ. Государства Центральной Азии оказались перед необходимостью оценки новой реальности, поиска приоритетов развития.

– Россия недооценивает важность укрепления ЦАР в масштабах СНГ; пока не выработана политическая стратегия в регионе со всеми вытекающими отсюда последствиями (в том числе экономическими).

– Иностранные государства, в частности, Китай, Индия, США включились в соперничество с Россией с целью распространения как военного, так и политического влияния на социальную, экономическую жизнь региона.

Данные факторы и в дальнейшем будут определять социально-политическую стратегию в регионе. Оценка, прогнозирование ситуации в ЦАР возможны с учетом многообразия факторов, определяющих положение новообразовавшихся государств. Выбор политического курса, институализация ценностей социальной жизни – важнейшая составляющая развития ЦАР.

Сохранение геополитического веса России реализуется при восстановлении среднеазиатского фрагмента хартленда, недопущении внутренних расколов находящихся здесь стран, возникновении в их пределах войн, соперничества за исторический и геополитический выбор. Политический вектор России в регионе определяется решением задач: поддержание евразийского равновесия как системообразующего начала глобального равновесия, межгосударственной, межцивилизационной стабильности.

В настоящее время позиции России обусловливаются потерей державного влияния в мире, утратой могущества на пространстве бывшего СССР, вытеснением из важнейших участков европейского и азиатского материка, отчуждением от традиционных пространств, образованием очагов потенциальных и реальных конфликтов, территориальными претензиями, дестабилизирующей линией Запада (НАТО) и Востока (Япония, Китай, Пакистан, Турция), не заинтересованных в существовании мощного, конкурентноспособного, процветающего соседа.

Для понимания современной ситуации в регионе, перспектив развития социально-политических режимов, оценки влияния международных сторон на гражданскую обстановку необходим анализ динамики властных отношений в Центральной Азии в локальном и глобальном контексте. Движение в указанной проблематике позволит оптимизировать отработку реалистических основ социально-политической стратегии не только в масштабах стран ЦАР, но и на мировом уровне, осуществить пошаговые реформы на пути построения современных обществ с соответствующими пророссийскими ориентациями.

Степень разработанности проблемы. Полномасштабной рефлексии трансформации социально-политических систем в ЦАР не проведено.

Современные геополитические проблемы развития ЦАР рассматриваются в исследованиях К.С.Гаджиева. Оценка социально-политических противоречий мирового масштаба дана А.Г. Дугиным. Ценностные ориентации социально-политических режимов выявлены А.Г.Здравомысловым. Сущность социально-политического взаимодействия на современном этапе изучается Е.Кэмпбеллом, А.Рибером, Р.Суни, Дж.Хоскингом, С.Хоффманом. В становлении власти в постсоветском ЦАР используются модели модернизации, в которых представлены трансформации обществ незападного типа, предполагающие разноскоростные модели развития (А.С.Ахиезер, В.В.Ильин, А.С.Панарин, В.Г.Федотова).

Политика России в ЦАР раскрывается с опорой на исследования Р.Г.Абдулатипова, С.Г.Агаджанова, А.Ю.Батурина, Д.В.Васильева, Г.Мирского, С.Каменева, Ж.С.Садыковой, Ю.А.Сандулова, Т.И. Султанова, В.В.Трепалова, Д.Трофимова, Л.А.Фридман, Н.А.Халфина. Для выделения общих закономерностей эволюции властного механизма значимы идеи А.И.Кравченко, М.П.Капустина, А.С.Панарина, предлагающих методологическую базу изучения власти как специфического социокультурного феномена.

Характер эволюции общества и власти в странах ЦАР выявляются путем ознакомления с законодательной базой, социологическими исследованиями, публицистическими материалами.

Объект исследования – социально-политическое постсоветское пространство ЦАР.

Предмет исследования – трансформация общества и власти в постсоветском ЦАР.

Цель исследования – выявить сущностные приоритеты трансформации общества и власти в постсоветском ЦАР.

Задачи исследования:

1. выявить специфику ЦАР с позиций социальной эволюции институтов власти;

2. оценить особенности становления власти в регионе в постсоветский период;

3. определить пути развития властного механизма ЦАР с учетом тенденций мирового (глобального) социального развития.

Теоретико-методологическую основу исследования составили методы сравнительного анализа, синтеза. Рассмотрение властного механизма проводится с использованием цивилизационного подхода, позволяющего охарактеризовывать общества восточного типа, социальные, политические ценности традиционных систем. Соединение диахронного и синхронного позволяет строить модель постсоветского политического пространства в ЦАР, намечать возможные схемы развития ситуации.

Научная новизна работы.

  1. Выявлена специфика ЦАР с позиций социальной эволюции институтов власти. Доказано, что в настоящее время страны ЦАР, реализуя государственную самостоятельность, нацелены на выработку социальных технологий нациестроительства с учетом контекста восточной традиционной культуры. Успешная институализация государствообразующих начал возможна на основе, с одной стороны, признания ценностей современного мира, прошедшего эволюцию форм государствообразования посредством реализации институтов права, разделения властей, гражданства, с другой стороны, учета традиционных ценностей – общинности, корпоративизма, экстенсивности, авторитаризма и т.д.

  2. Оценены особенности становления власти в регионе в постсоветский период. Современный этап становления институтов власти формально заявлен как конституционный, демократический. Реально режимы стран постсоветского ЦАР строятся как авторитарные. Развитие авторитарных тенденций связано с традиционными началами общественной жизни – такими, как централизм, единоначалие, синкретизм власти и собственности, отсутствие механизма разделения властей, трайбализм, сохранение влияния кланов в политической жизни, неразвитость гражданских, правовых, демократических начал регулирования обмена деятельностью.

3. Определены пути эволюции властного механизма ЦАР с учетом тенденций мирового (глобального) социального развития. Выявлено, что социально-политическая ситуация в постсоветском ЦАР характеризуется нестабильностью; противоречивой тенденцией региона предстает несоответствие заявленных идеалов демократического, конституционного общества авторитарным, традиционным реалиям. Направления внешней и внутренней политики стран ЦАР постсоветского пространства определяются задачами эффективного налаживания производства, коммуникаций, занятием собственной ниши в мировой экономике.

Положения, выносимые на защиту.

– Место ЦАР в мировом контексте детерминируется географическими, геополитическими, политическими, социальными особенностями. Центральная Азия – регион, обладающий значительным уникальным ресурсным, экономическим, коммуникационным потенциалом. Центральная Азия как центр азиатского субконтинента исторически является узлом пересечения мировых линий Запад-Восток, Север-Юг, средоточием жизненно важных ресурсов, «связующим звеном» в непрерывно развивающемся диалоге-конфликте восточных и западных цивилизаций.

– В настоящее время прослеживается ориентация политики стран ЦАР на демократические государственно-правовые и политические приоритеты. Практически все государства СНГ (за исключением Туркмении) объявили о приверженности демократическим принципам. На данный момент в ЦАР существует несколько типов авторитарных режимов, отличие между которыми заключается в степени жесткости и открытости внешнему миру. При всем разнообразии местных условий основным содержанием установившихся в постсоветском ЦАР политических режимов выступает гражданский авторитаризм. Реалии современного политического процесса в ЦАР не демонстрируют развитых ценностей либеральной ориентации, что обусловлено влиянием традиционных начал социальной жизни, наличием клановых пережитков.

– Место и роль региона на мировой арене задается формирующейся геополитической архитектурой азиатского континента. Вне контекста эволюции стран ЦАР невозможно создать систему торговоэкономических связей, добиться политического баланса сил, создать эффективную систему коллективной безопасности. Выжидательная позиция мирового сообщества в отношении ЦАР сменяется соперничеством между заинтересованными странами, чему способствует открытость региона, геополитические и геоэкономические возможности продвижения интересов, влияния.

Теоретическая значимость исследования. Результаты работы важны для разработки проблем социальной эволюции института власти с учетом цивилизационной специфики (Восток, Запад), выделения этапов совершенствования властного механизма в традиционных обществах, при анализе систем власти на постсоветском пространстве и их региональной специфики.

Практическая значимость исследования. Данные исследования могут быть использованы в социально-политической практике (ценностные основания политических идеологий, оценка социальных технологий). Материалы диссертации возможно задействовать при чтении курсов по социальной философии, политологии, истории политических учений, международных отношений, социологии.

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры общегуманитарных дисциплин КФ МГЭИ. По теме диссертации опубликованы 5 работ общим объемом 2,5 п.л. Основные положения диссертации представлены на Ломоносовских чтениях МГУ (Москва, 2004).

Структура диссертации обусловлена целью, задачами, принятым способом исследования, включает введение, три главы, заключение, список литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность исследования, степень разработанности проблемы, формулируются цель, задачи диссертации, уточняются теоретические, методологические основания поиска, фиксируется новизна полученных результатов, их практическая значимость.

В Главе 1 – «Специфика Центрально-Азиатского региона (СНГ)» –оценивается значение Центральной Азии как геополитического образования.

Строительство центральноазиатских пространств происходило форсированными методами. Коренное население Казахстана, Туркмении, Киргизии переводилось на оседлый образ жизни. Радикальные социальные технологии существенно повлияли на экономический, технический, культурный уровень. Тем не менее к началу реформ 90-х гг. центральноазиатские республики находились на самых ранних ступенях индустриализации. В постсоветский период в республиках имеют место демодернизация, деурбанизация, резкое сокращение абсолютных и душевых показателей производства, потребления, накопления. Вышедшие из состава СССР республики в державном отношении отстали, что выражается в перенаселенности, слаборазвитости, технической отсталости, нерыночности.

Определение стратегических направлений социально-политического развития стран ЦАР связано с решением вопросов, требующих пристального внимания.

– Социально-политическое партнерство. На начальном этапе – с момента распада СССР и до середины 1992 г. – страны ЦАР уделяли преимущественное внимание деятельности на международной арене, стремясь войти в международные структуры: ООН, ОБСЕ, получить доступ в МВФ, МБРР. Одновременно они искали пути сближения с мусульманскими странами, включившись в Организацию экономического сотрудничества.

Уже на начальной стадии установления контактов с международным сообществом выявились огромные трудности вхождения государств ЦАР в мировое хозяйство.

– Безопасность. Современная политическая стратегия в регионе определяется тем, что в странах актуализируется проблема «южного» источника угрозы.

– Водные ресурсы. Политика в Центральной Азии все более становится заложницей местных условий (проблема мелиоризации, питьевой воды). Дефицитные ресурсы способствуют обострению ситуации в регионе.

– Демографический рост. Перенаселенность может привести к истощению природных ресурсов, межнациональным конфликтам на почве борьбы за обладание землей и водой.

– Экономика. К моменту подписания Беловежских соглашений ни одна республика региона не могла выступать в роли суверенного государства. Независимые страны Центральной Азии в результате вступили в Содружество. Экономическая необходимость подкрепляла политические решения: республики Центральной Азии связаны тесными экономическими отношениями не столько между собой, сколько с Центром, через который осуществлялась и внешнеэкономическая деятельность, и внутригосударственные поставки сырья и комплектующих, и сбыт продукции.

– Внутренняя конфликтность. Как отмечал бывший министр иностранных дел Казахстана К.Токаев, ЦАР буквально начинен территориальными претензиями друг к другу, что связано с природными и демографическими ресурсами1.

– Отсутствие единой стратегии развития региона. Несмотря на необходимость интегрироваться в рамках СНГ, каждая страна уже в начале 90-х осознала национальные интересы, создала собственный внешнеполитический курс. Это влияло на позицию стран ЦАР по отношению к СНГ.

В главе 2 – «Власть в странах ЦАР постсоветского периода» – оцениваются особенности становления институтов власти в регионе. Специфическая ситуация ЦАР определяется параллельными и во многом разнонаправленными процессами – демократизацией, проявляющейся в провозглашении соответствующих ценностей, и обострением традиционности.

Развитие ценностей демократии в восточной социокультурной среде предполагает учет региональной специфики:

– Укрепление самостоятельности государств при сложившихся политических традициях и культуре способствовало сохранению власти у авторитарных режимов.

– Во всех среднеазиатских республиках за исключением Киргизии у власти осталась бывшая номенклатура второго и третьего эшелона.

  • Политическим и социальным системам в ЦАР присущи полуфеодальная клановость; низкий уровень жизни населения способствует консервации авторитарных режимов в Узбекистане, Туркмении, Таджикистане.

  • Местные элиты, несмотря на семьдесят с лишним лет советской власти, во многом сохранили традиционный восточный характер, организовывались по принципу родовой, племенной, территориальной принадлежности, приспосабливаясь к «правилам игры» в рамках партийно-номенклатурной системы.

  • Определяющими силами в странах являются местные группировки.

– Не существует разделения власти и собственности.

– Недоразвито гражданское общество.

– Рост исламизма. В Таджикистане и Узбекистане ислам определяет образ жизни значительной части населения. У киргизов, туркмен религиозность распространена на бытовом уровне.

  • Отсутствуют легитимные институты, обеспечивающие мирную передачу власти.

В работе проводится оценка трансформаций социально-политических отношений в странах ЦАР.

Киргизия. Характер социально-политических процессов в Кыргызстане, вплоть до настоящего времени, определяется сложной системой традиционных и неотрадиционных отношений, включающей несколько уровней. На общенациональном уровне – имеющий длительную историю конфликт северо- и южно-кыргызской субэтнических общностей. Первые более урбанизированы, русифицированы, менее зависимы от традиционных укладов, включающих как один из компонентов приверженность религии. Вторые представляют преимущественно аграрные районы, исторически находившиеся в сфере влияния узбекской цивилизации, где ислам и традиционное общество сохранили более прочные позиции. Основной институализированной формой выражения отношений этнического и политического клиентализма в политической сфере выступают неформальные неотрадиционные структуры власти – политические кланы.

С конца марта по конец осени 2005 г. в стране завершилась конституционная реформа. Ее цель – создание механизма, позволяющего недопустить в последующем доминирования исполнительной власти в лице президента.

Казахстан. Н.Назарбаев заявил о трансформации политической системы Казахстана, что подразумевает проведение комплексной политической реформы. По словам казахстанского лидера, суть подхода – дальнейшая демократизация Казахстана в соответствии с традициями и принципами западных демократий и опытом ведущих государств Юго-Восточной Азии, традициями многонационального и многоконфессионального народа. Реформирование и исполнительной власти направлено на дальнейшую децентрализацию властных структур, повышение эффективности системы государственного управления, судебной системы, правовой защиты граждан.

В Казахстане назрела необходимость (реализованная летом 2007г.) перехода к президентско-парламентской республике, в которой, наряду с сильным президентом, существует формируемое парламентом сильное правительство, где представлены все политические группировки.

Узбекистан нацелен на лидерство в регионе, стремится стать региональной супердержавой, что просматривается по его внешнеполитической концепции нового независимого государства.

Узбекистан – один из наиболее ярких примеров восточной авторитарной модернизации. Правительство Узбекистана отказывается от приватизации, открытия рынка для иностранных конкурентов. Полноценные политические и экономические реформы тормозятся вследствие регионализма, сохраняющих власть региональных элит. Отсутствие формальных политических институтов, которые могли бы стать инструментом регулирования отношений между элитами, усиливает нестабильность. Политические группы, не находящие поддержки во власти, для усиления влияния используют ресурс региональных, родовых, этнических меньшинств.

Таджикистан. В политической и общественной жизни Таджикистана важную роль играют территориально-семейные кланы – «авлоды». Их членов объединяет единство места рождения, зачастую общий родовой предок. Основными кланами, влияющими на расстановку сил, являются ходжентский (ленинабадский), кулябский, каратегинский, гиссарский, памирский (горно-бадахшанский) кланы.

Туркменистан. Туркменистан – авторитарная держава. В 2003г. парламент – Меджлис – лишился полномочий, хотя и до этого периода функционировал как орган автоматического утверждения президентских решений. Полномочия парламента переданы народному совету – Халк Маслахати, больше соответствующего традиционной туркменской культуре. Туркмения устойчива к исламскому фактору благодаря сильному президенту. Его авторитет стабилизировал межплеменные и межклановые отношения, обеспечивая относительный баланс сил, интересов.

В главе 3 – «Стратегическое развитие постсоветского ЦАР: выбор социально-политических ориентиров» – оцениваются перспективы стран ЦАР в локальном и глобальном контекстах.

ЦАР – объект большой политики по причинам: 1. ресурсы. Центральная Азия привлекает внимание международного бизнеса богатыми энергетическими и другими ресурсами, возможностями свободной транзитной торговли на коммуникациях между Западом и Востоком; 2. безопасность и стабильность (подконтрольность) данного региона – стабильность нового мирового порядка; 3. «контроль» над ЦАР обеспечивает сохранение лидерства для держав в формирующемся мировом порядке. Какие интересы будет представлять регион, во многом характеризует геополитическую карту не только будущего, но и современного мира.

Серьезным геополитическим вопросом, отмечает автор, является вопрос взаимоотношений стран ЦАР со своим стратегическим партнером Россией. ЦАР постсоветского пространства (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан) – сфера интересов России:

1. Государства региона и Россия долгие годы входили в СССР, их объединяла история, конкретные экономические связи. Здесь проживает значительное число русских.

2. Экономические интересы России в регионе обусловлены тем, что здесь расположен потенциальный рынок для товаров, технологий, проходят важные транспортные коммуникации, в дальнейшем их будет еще больше.

  1. В регионе расположены партнеры России по СНГ, Таможенному союзу (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан), Договору о коллективной безопасности (Казахстан, Россия, Узбекистан, Таджикистан, Туркмения, Армения). Определенную роль в регулировании ситуации в регионе играет Шанхайская организация сотрудничества (ШОС).

7 июня 2002 г. на встрече глав государств в Санкт-Петербурге подписаны Хартия ШОС (Уставной документ организации), Декларация глав государств и Соглашение о создании региональной антитеррористической структуры (РАТС). Подписание Хартии Шанхайской организации сотрудничества определяет правовой фундамент для нового международного объединения (что содержится в принятой Политической декларации). В документе отмечается, что ШОС соответствует реальной обстановке в регионе, мире, отвечает коренным интересам народов шести стран. Среди целей создания ШОС – укрепление взаимного доверия, дружбы и добрососедства, упрочение разностороннего взаимодействия в деле поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в регионе, совместного противодействия новым вызовам и угрозам, поощрение эффективного и взаимовыгодного сотрудничества в различных областях, содействие экономическому росту, социальному и культурному развитию государств-членов Организации.

На встрече в июне в Шанхае и на заседании Совета глав правительств государств в сентябре 2006г. в Душанбе обсуждались вопросы углубления взаимодействия в торгово-экономической, научно-технической, природоохранной, гуманитарной сферах.

4. Политические приоритеты обусловлены национальной безопасностью России. Границы между Россией и государствами региона остаются прозрачными. Вооруженный конфликт в Таджикистане, 20-летняя война в Афганистане несут угрозу распространения межэтнических конфликтов, контрабанды наркотиков, оружия, терроризма, религиозного экстремизма, агрессивного национализма.

5. Для России регион представляет интерес с точки зрения выработки ориентиров внешней политики – как часть важного транспортного коридора Центральная Азия – Кавказ – Европа, перекрестка транспортных путей с Востока на Запад, с Севера на Юг, имеющего перспективу развития.

Основная задача политики России в ЦАР – обеспечение стабильности по всем направлениям: политическому, экономическому, гуманитарному, оказание правового содействия становлению стран ЦАР в качестве политически и экономически устойчивых государств, проводящих дружественную политику по отношению к России.

Россия остается выгодным экономическим партнером для стран центральноазиатского региона (возможно, за исключением Туркмении). Нереальность расчета на получение быстрой и в необходимых размерах экономической, технической, технологической помощи со стороны Запада, заставляет искать восстановления контактов с Россией. В экономике центральноазиатских стран сохраняется существенная доля неперестроенного, технически отсталого производства, в значительных масштабах применяется ручной труд. Более 80% сельского населения сосредоточено в мелкотоварном производстве. При таком положении наиболее надежной является ориентация на традиционные хозяйственные связи с Россией и другими странами СНГ, а также рыночные формы экономического сотрудничества.

Экономическая интеграция может оказаться успешной в том случае, когда в полной мере учитываются такие различия и не ставится вопрос о движении к некой «более высокой», «более прогрессивной» модели. Существенные стороны той или иной модели должны оцениваться, критически осмысливаться не с позиций превосходства, а как результат соответствия требованиям местной жизни, тенденциям изменения геополитической реальности, реализации интересов России и т.п.

Политика США в отношении республик Центральной Азии, согласно «озвученной» американской стратегии, ориентирована на «помощь» странам региона по достижению суверенитета, независимости и территориальной целостности. В то же время автор обращает внимание на необходимости учитывать политику двойных стандартов: за глобальными целями укрепления США – конкретные экономические интересы.

Автор намечает стратегические линии развития региона: создание демократических социально-политических институтов; осуществление рыночных экономических реформ с целью экономического ускорения; совершенствование сотрудничества между государствами региона и интеграции в мировое сообщество; проведение эффективной политики в области безопасности, включая борьбу против терроризма, торговли наркотиками. Данные цели демонстрируют, – США и Россия обречены на сотрудничество в регионе. У США есть материальные ресурсы, у России – исторический опыт интеграции. Серьезным игроком в геополитическом пространстве ЦАР является Китай.

Анализ ситуации, складывающейся в настоящее время, позволяет сформулировать направления российской политики в ЦАР:

– Запаздывание интеграции внутри ЦАР сдерживает ее глобальные форматы, расширение международного, в том числе и торгово-экономического, сотрудничества на всем азиатском континенте.

  • В настоящее время наличествует кризис стратегии США в большой Евразии и, в частности, ее центрально-азиатской составляющей. Поведенческие стереотипы, стратегические цели Запада во главе с США не являются «terra incognitа», в мировой геополитике реализуются как «право первого» на долгосрочную перспективу.

Ближайшую и среднесрочную геополитическую перспективу в Евразии следует рассматривать с точки зрения ресурсов и потенциала ШОС и таких мировых центров силы, как Россия и Китай. Хотя Россия, подчеркивает автор, и заинтересована в создании геополитического противовеса США в регионе, не стоит забывать об опасности китайской экспансии в Центральную Азию.

Процесс центральноазиатской интеграции получил двух мощных спонсоров – Россию и Японию, еще одного крупного потенциального донора – Китай, который действует, исходя из своих экономических интересов, и в противовес геополитическим оппонентам. Перспективы интеграционных процессов в формате ЦАС улучшились. Но одно дело – перспективы, другое дело – их реализация. Дело в том, что центральноазиатские страны весьма проигрывают в «экономическом весе» новым партнерам, которые желают с ними объединяться, – государствам Центральной Азии выгоднее интегрироваться в более крупные форматы сообща, чтобы эффективнее отстаивать общие интересы.

По мере углубления формата собственно центральноазиатской интеграции, формирования, консолидации внешнеэкономических ориентаций, на передний план выходят вопросы оптимального выстраивания экономических отношений с сопредельными странами. Это требует соответствующего согласования интересов. В данном ракурсе важное значение имеет реализация Программы Центральноазиатского регионального экономического сотрудничества (ЦАРЭС), осуществляемой при поддержке АБР, ЕБРР, МВФ, Исламского банка развития, Программы развития Организации Объединенных Наций и Всемирного банка. В ней принимают участие Азербайджан, Китай, Казахстан, Кыргызстан, Монголия, Таджикистан, Узбекистан. Правительства семи стран-членов ЦАРЭС определили четыре основные области, где требуется проведение большой работы и возможен значительный прогресс в региональном сотрудничестве:

– Главным уроком кыргызских событий для «постсоветских» политиков должно стать понимание необходимости основываться в действиях на примате государственных и общественных интересов с широким публичным участием заинтересованных сторон. Последнее придаст их деяниям цивилизованный, легитимный характер.

Крушение технологии «бархатных» и «исламских» «революций» на практике означает начало принципиально нового качества геополитики с формирующимся фронтом стран, активно противостоящих «демократической интервенции». Очевидно, что неувенчавшаяся успехом попытка насадить фундаменталистско-демократические ценности в условиях ЦА станет предметом изучения в лабораториях западных разведслужб.

– Необходим реалистичный анализ объективных сложностей на пути демократизации центральноазиатских обществ. Существует целый ряд факторов, стимулирующих постепенную эволюцию центральноазиатских стран в направлении демократизации политических структур, накоплении соответствующего интеллектуального потенциала. В частности, благодаря включенности в общероссийские процессы на протяжении примерно столетия здесь созданы элементы современной социальной инфраструктуры, развитые формы городской жизни.

Другим обнадеживающим моментом является то, что в интеллектуальной, политической, экономической сферах значительным (хотя и неодинаковым) влиянием пользуются силы, ориентированные на демократические стандарты и построение рыночной экономики.

Регион является сферой интересов и ответственности общеевропейских структур. Руководство большинства стран ЦАР, при всей разновекторности внешнеполитической ориентации, демонстрирует заинтересованность в сотрудничестве с международными финансовыми организациями. В результате страны подключаются (с разной степенью интенсивности) к общемировым процессам. Все большее влияние на положение региона оказывает образование единого мирового информационного пространства.

Общая обстановка в ЦАР определяется как ростом централизации, так и обозначением демократических приоритетов в политической жизни. Современное состояние региона следует оценивать исходя из противоречивых тенденций: с одной стороны, страны ЦАР претендуют на заявление собственных национальных интересов, с другой, – регион оказывается геополитическим центром, вокруг которого обнаруживают приоритеты старые и новые политические игроки. К первым относится Россия, Европа, США, ко вторым – Иран, Китай, Япония. Реально происходит утверждение политических режимов авторитарного порядка, близких к традиционным ценностям восточных обществ. Последнее затрудняет интеграцию внутри региона, препятствует активному сотрудничеству в рамках межстрановых соглашений. Регион заявляет о себе как о самостоятельном субъекте политики (и экономики), но нуждается в кооперации (для оптимального налаживания хозяйственных связей). Усугубляет ситуацию кризис хозяйственной, экономической, культурной жизни.

Автор приходит к выводу, что урегулирование ситуации в странах ЦАР связано с решением ряда стратегических задач: следуя эволюционному курсу, определить собственные национальные интересы, не позволяя реализовываться политике двойных стандартов со стороны международного сообщества; участие в большой политике должно достигаться через принятие цивилизованных, целесообразных, гуманитарных решений, находить взаимовыгодных стратегических партнеров в экономических вопросах.

Высшая форма демократии (консенсуальная власть) предполагает управление обществом на базе согласия заинтересованных лиц. Традиционная демократия, законы которой сводятся к решению большинства несовершенна, – принцип механического большинства, влекущий раскол, подрывает справедливость, вызывает социальное противостояние. Понимание того, что многие политико-государственные проблемы не решаются методом большинства, подводит к необходимости уважения инакомыслящих, отказу от борьбы с противниками. Направленность на положительный результат при развитом идейном плюрализме, гарантированности гражданских прав и свобод личности предопределяет единственно рациональный путь согласования и взаимокорректировки курсов и линий. Роль механизма консенсуса, обеспечивающего отражение всей палитры социальных позиций в итоговых решениях на любом уровне, в особенности возрастает в дни глобализации и интернационализации мира.

Ограничению произвола власти способствует формальный лимит на отправление властных функций. Рычагами защиты социального достоинства личности выступают конституционно закрепляемые правила, препятствующие зависимости уровня допускаемой в со­циуме свободы от реальных должностных лиц. Нелигитимная власть устанавливается в результате незаконного применения силы, спровоцированного изменения строя, прямой и косвенной агрессии, различных видов давления. В отличие от формальной (декларируемой законодательно) реальная единоличная власть имеет место при монополии на дискреции. Абсолютизм, автократия, опираясь либо на обычаи и традиции, либо на попрание законодательства, его норм, не исключают коллегиальности как принципа деятельности. При развитой правовой практике, вли­ятельности международных и межгосударственных движений за гуманитарность и гуманистичность – силовой способ реализации единовластия практически невозможен.

В заключении подводятся итоги исследования, намечаются перспективы обсуждения поставленных в диссертации проблем.

Возможности развития ситуации в позитивном ключе, обеспечивающие не только стабильность региона, но и его безопасность, определяются институализацией соответствующей системы ценностей. Это не значит, что восточные системы обществ смогут трансформироваться в западные – здесь слишком сильно влияние традиций. При условии принятия модели разновекторной модернизации, мультикультурализма, сохранения самобытности наращивание потенциала стран невозможно без развития национальных экономик, коммуникаций, образования, науки и т.д. Выработка оптимальных векторов развития региона (в различных сферах), стремление к достижению благосостояния населения, поиск собственной ниши в мировой политике, экономике – ключ к формированию наиболее оптимальных систем власти, идеологий. При невозможности дать полноценный прогноз в развитии региона в силу молодости государств и только формирующейся их внешней политики следует отметить, что от выбора политических ценностей, выстраивания соответствующих властных механизмов будет зависеть благополучие центральноазиатских народов.

Пока страны ЦАР, заявив о самостоятельности, находятся на стадии обществ, которые вступили в активную фазу модернизации. Процесс сопровождается культурным, институциальным кризисом, усугубляющимся неэквивалентным обменом с развитыми странами.

Основные положения работы получили отображение в следующих публикациях автора:

1. Ханова И. Е. Кто есть кто в Казахстане // Информационно-аналитический бюллетень Евразия. Вып.1. М., 2004. С.143-158. (В соавторстве с А.Власовым, Р.Байгариным, личный вклад автора – 0,5 п.л. )

2. Ханова И.Е. Трансформация власти в странах центральной Азии // Философия. Наука. Культура. Вып.10. М., 2005. С.7-14. (0,5 п.л.)

3. Ханова И.Е. Место России и США в политике среднеазиатского региона ( постсоветское пространство ) // Философия. Наука. Культура. Вып.10. М., 2005. С.125-134 (0,5 п.л.)

4. Ханова И. Е. Избирательная кампания в зеркале прессы // Информационно-аналитический бюллетень Евразия. Вып.3. М., 2005. С.110-142. (В соавторстве с А.Власовым, Ю.Борисенюк, личный вклад автора – 0,5 п.л. )

5. Ханова И.Е. Постижение «Я» // Высшее образование в России. М., 2006. С.134-141. (В соавторстве с В.Ильиным, Г.Аверьяновой, Ю.Золотовским, А.Купчиным, В.Логиновой, К.Ромашкиным, Т.Катиной, личный вклад автора – 0,5 п.л.)

1 Цит. по: Хлюпин В.Н. Республика Казахстан. Геополитические очерки

// /biblio/archive/hlupin_respublika



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Национализм в постсоветской россии: социально-философский анализ

    Автореферат
    Защита состоится 25 мая 2007г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета по философским наукам К.212.263.05 в Тверском государственном университете.
  2. Социально-философский анализ трансформации государственно-конфессиональных отношений в Республике Калмыкия

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре государственно-конфессиональных отношений Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
  3. Социальный конфликт научно-практический журнал

    Документ
    Журнал издается при поддержке Национального Фонда подготовки финансовых и управленческих кадров (НФПК), Ассоциации консультантов по управлению Нидерландов и Калужского педагогического университета им.
  4. Социально-антропологический анализ

    Книга
    Работа посвящена актуальной проблеме  сопоставлению моделей исторического развития в отечественной и зарубежной традиции, интенций духовного развития на Западе и в России.
  5. Институт лидерства в контексте трансформационного общества (на материалах Республики Таджикистан)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится « » « » 2009 года в часов на заседании Диссертационного совета Д 047.005.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук при Институте философии им.

Другие похожие документы..