Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Лекція'
На сьогодні у світі вироблено фундаментальні засади щодо правового захисту людини, її прав та основних свобод. Наприклад, Статут Організації Об'єднан...полностью>>
'Расписание'
традиции (пр) Уч- 04 Физическая культура Ин язык (пр) Уч-505,515 Организация предприним. деятельн. (л,пр) Уч- 10 15.45 Электротехника (лаб)Ц-41 Иностр...полностью>>
'Документ'
Где они появились, никто не знает. В Россию они попали еще в XVIII веке. На первых порах этих неизвестных кукол в России называли «выпускниками», но ...полностью>>
'Бюллетень'
166 биографий знаменитых композиторов :[Текст] : Зарубежные композиторы, русские композиторы / [ред.-сост. Л. В. Михеева]. - СПб.: Композитор, 2003. ...полностью>>

Комедия «Старший сын» органически связана с размышлени­ями Вампилова над соотношением лжи и правды как в самой жизни, так и в литературе

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

«Старший сын»

Комедия «Старший сын» органически связана с размышлени­ями Вампилова над соотношением лжи и правды как в самой жизни, так и в литературе. Его записные книжки содержат ин­тересные суждения на эту тему: «Все лучшие известные писа­тели знамениты тем, что говорили правду. Ни больше ни мень­ше — только правду. В двадцатом веке этого достаточно для того, чтобы прославиться. Ложь стала естественной, как воздух. Прав­да сделалась исключительной, парадоксальной, остроумной, та­инственной, поэтической, из ряда вон выходящей. Говорите правду, и вы будете оригинальны». Другая запись касается поведения человека в сложных обстоятельствах переплетения правды и лжи: «Бывает, лучше быть обманутым, чем, не пове­рив другому человеку, обмануться в самом себе».

На этих программных положениях вампиловской этики и эсте­тики построен весь «Старший сын». Вот уж где действительно «ложь стала естественной, как воздух». Взаимоотношения персонажей комедии основываются главным образом на обмане: студент Бусыгин, по воле случая выдает себя за старшего сына музыканта Сарафанова; Макарская то и дело обманывает влюбленного в неё Васю; Сарафанов вводит в заблуждение своих детей (Нину и Васю), говоря им, что играет в симфоническом оркестре, а в действитель­ности подрабатывает на похоронах и на танцах; дети, зная, что это неправда, не только охотно принимают отцовскую ложь, но и вся­чески оберегают ее от неожиданного «разоблачения» и т. д. Более того, выпускник летного училища Кудимов с его неколебимыми правилами «говорю правду» и «никогда не опаздываю» кажется, по сравнению с детьми Сарафанова, прямолинейным солдафоном, не способным улавливать сложные оттенки человеческих отноше­ний. И даже Сильва, этот «симпатичный нахал», приятель Бусы­гина, сотворивший легенду о старшем сыне и решивший в конце концов обнажить правду, раскрыть глаза наивному Сарафанову и его детям на истинное положение вещей, выглядит в этом своем действии откровенным «мерзавцем». По логике драматурга выходит, что те, кто живет в атмосфере «обмана» и готовы пове­рить в него, принять его как должное, — вполне симпатичные, ми­лые люди, а те, кто настаивает на «правде», спешит продемонст­рировать ее, вызывают явное неприятие у читателя и зрителя.

Такова парадоксальная природа вампиловской комедии, где об­ман — не столько черта характера персонажей, сколько элемент игры, игры рискованной и опасной, но в то же время и увлекатель­ной, интригующей, поддерживающей напряженное внимание зри­теля. Тут своя, если можно так выразиться, эстетика обмана: без него нет настоящего интереса в действиях персонажей, нет подлин­ной интриги, острого сюжета. Суть этого явления и возможности его использования в литературном произведении открывают перед нами те же записные книжки драматурга. Вот один из показатель­ных диалогов: «А муж у тебя есть? — Нет. — Как же быть? Кого же мы будем обманывать?» Или другая запись, во многом допол­няющая первую: «О н а: Не обманываясь, скучно жить. Человеку необходимы иллюзии — для радостей, для восторгов, для наслаж­дений. Обманывайте меня, но так, чтобы я вам верила».

Действие комедии «Старший сын» невольно соотносится с эти­ми краткими, но выразительными записями. Герои ее не толь­ко охотно идут на обман, но и по-своему рады обманываться. За всем этим угадывается глубокое знание Вампиловым челове­ческой природы. Человек готов поверить в то, о чем он мечта­ет, но чем в реальной жизни обделен. Недостает, например, на­стоящей любви — и он принимает за любовь то, что на самом деле ею не является (Нина в ее отношении к Кудимову). Разва­ливается семья, угасают возможности для истинных проявле­ний отцовского чувства — и он готов принять за сына того, пусть даже случайного, человека, кто пробудил их в нем (Сарафанов). Отсутствует ощущение исполненного сыновнего долга — и он готов считать своим отцом того, кто действительно нуждается в его любви и заботе (Бусыгин). Когда Бусыгин в финале коме­дии, подтверждая слова Сильвы, снимает с себя маску «старшего сына», Сарафанов отказывается в это поверить: «...Я не верю! Скажи, что ты мой сын! Ну! Сын, ведь это правда? Сын?!» За­тем это неверие тут же переходит в уверенность: «Ты — насто­ящий Сарафанов! Мой сын! И притом любимый сын!». Ситуация парадоксальным образом перевернулась: Бусыгин стал для Сарафанова ближе и нужнее, чем родные дети. Это вынуж­дена признать и Нина, обращаясь к своему новоявленному «бра­ту»: «Нас он (т.е. Сарафанов) уже за детей не признает, а ты стал его любимчиком». Тем самым автор комедии под­водит к главной своей мысли — утверждению духовного родства людей в противовес формальным родственным связям. Масш­таб и проблема пьесы как бы укрупняются, она приобретает силу обобщения не только художественного, но и философского.

Основу жанра комедии составляет, как правило, контраст между видимостью и сущностью персонажей. Но у Вампилова он опять-таки проявляется по-своему. Именно этого не могли понять чиновники из Московского управления культуры, решав­шие судьбу его произведений. Утверждая, что Сарафанов «сла­бый человек», «фигура жалкая»1, они исходили, казалось бы, из очевидного. «Блаженный» Сарафанов, как ни старается, не может утвердить свой отцовский авторитет в глазах детей; он слишком доверчив, мягок, порой просто беспомощен. И вместе с тем, несмотря на свой пожилой возраст, возвышенно роман­тичен: сочиняет музыкальную ораторию под названием «Все люди — братья». Одним словом, он «ненормальный», как гово­рит о нем дочь Нина.

Однако в драматургической системе Вампилова своя шкала ценностей: «ненормальный» — значит хороший. Сарафанов, при всех его слабостях, неизменно вызывает симпатии зрителей своей подлинной добротой, душевной теплотой и открытостью. А «нор­мальный» курсант Кудимов, наоборот, антипатичен. По мнению тех же чиновников, «он выписан дураком, бурбоном, дубом и т. д.». И хотя Вампилов, возражая на это, заявлял, что Куди­мов сложнее, чем его обычно представляют, образ этот и в са­мом деле получился малопривлекательным. «Я люблю людей, с которыми все может случиться», — утверждал Вампилов. С Кудимовым ничего особенного случиться не может именно по­тому, что он во всем руководствуется «правильными» принци­пами. И даже то, что он «никогда не врет», в контексте данной пьесы является чертой не положительной, а скорее от­рицательной. При отсутствии душевной чуткости его желание непременно высказать правду и тем самым разрушить чью-то тайну может принести немало страданий людям. Иначе говоря, по Вампилову, бывает такая «нормальность», от которой стано­вится не просто скучно, но и жутко.

Образ Бусыгина тоже не избежал сурового приговора хулите­лей пьесы: «Взят человек, совершающий подлость, и из него делается положительный герой». Внешне как будто все выглядит именно так: Бусыгин обманным путем входит в дом, а за­тем и в доверие Сарафанову и его детям. Вероятно, желая не­сколько смягчить эту ситуацию, Вампилов при доработке коме­дии освободил Бусыгина от необходимости изначально лгать. В третьей редакции пьесы «обманную» фразу о внебрачном сыне Сарафанова произносит не Бусыгин, как в более ранних редак­циях, а его приятель Сильва, именно он придумал и огласил эту легенду, и Бусыгину ничего не оставалось, как подыгрывать ей. Размышляя над сложной природой человеческого характера, Вампилов писал: «Не ищите подлецов. Подлости совершают хорошие люди». Эта запись словно специально предназначена для Бусыгина, который, попав в дом Сарафанова, невольно внут­ренне преображается. Превращение молодого человека, «совер­шившего подлость», в «положительного героя» мотивировано в пьесе теми изменениями, которые происходят в нем при встре­че с Сарафановым и его детьми. Эти внутренние сдвиги в пове­дении и характере Бусыгина совершаются постепенно, испод­воль, во многом под влиянием зарождающегося в нем чувства любви к Нине. Но они тем не менее заметны, интересны и по­учительны для зрителя. В свете взаимоотношений мнимых «отца» и «сына» раскрывается гуманистическое содержание пье­сы, нравственная сущность характеров ее персонажей. За внеш­ней бравадой и даже цинизмом молодых людей обнаруживает­ся неожиданная для них самих способность к любви, прощению, состраданию. От быта предместья комедия невольно поднима­ется к общечеловеческим проблемам. Недаром ее называют своеобразной философской «притчей».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Методика преподавания литературы Учебник для студентов вузов, обучающихся по педагогическим специальностям Источник

    Учебник
    Богданова О. Ю., Леонова С. А., Чертова В. Ф.Методика преподавания литературыУчебник для студентов вузов, обучающихся по педагогическим специальностям
  2. История русской литературы XX века (20-90-е годы). Основные имена. Под редакцией кормилова с. И

    Документ
    Русская литература 20-90-х годов XX века: основные закономерности и тенденцииА.А. БлокМ. ГорькийИ.А. Бунин И.С. Шмелев С.А. Есенин В.В. Маяковский М.И.
  3. Предисловие 6 Раздел первый. Сущность и предназначение культуры 6 Глава Кулътура как предмет культурологии 6

    Литература
    2. Взаимоотношение идеологических и гуманистических тенденций в современном художественном процессе. Общечеловеческое в системе художественной культуры 54
  4. Товстоногов

    Документ
    18 декабря 1973 года Выбор одноактных пьес для самостоятельных работ. «Царь Федор» в Комиссаржевке. О трактовке материала. О назначении методологии. О репетициях пьесы «Прошлым летом в Чулимске» 51
  5. Буткевич М. М. Кигровому театру: Лирический трактат

    Документ
    В книге "К игровому театру" читатель найдет продуманную до мелочей современную систему профессионального обучения режиссера в театральной школе.

Другие похожие документы..