Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Вопросы для экзамена'
филологи) ...полностью>>
'Урок'
2. Продолжить формирование умений анализировать исторические документы, делать выводы, самостоятельно строить рассказ, давать устный отзыв на ответ д...полностью>>
'Документ'
Прийом абітурієнтів, які мають диплом бакалавра (спеціаліста) для здобуття освітньо-кваліфікаційного рівня магістра за спеціальністю 8.18010024 – „Пр...полностью>>
'Документ'
14.04.2011 г. кафедра «Иностранные языки» Южно-Российского государственного университета экономики и сервиса приглашает студентов неязыковых факульте...полностью>>

Задачи: Актуализировать знания о методе проектов. Организовать работу групп над проектом учебного пособия по проблеме нарушения языковой нормы

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Деловая игра «Проектирование учебного пособия по проблеме

нарушения языковой нормы»

Читайло О.Н.

учитель русского языка и литературы

МОУ "Еланская средняя

общеобразовательная школа"

Учебный предмет: русский язык.

Участники: методическое объединение учителей русского языка и литературы Новокузнецкого района

Продолжительность: 30 минут

Цель: формирование умения учителей русского языка и литературы организовывать проектную деятельность

Задачи:

1. Актуализировать знания о методе проектов.

2. Организовать работу групп над проектом учебного пособия по проблеме нарушения языковой нормы.

3. Организовать рефлексию деятельности групп.

Предполагаемый продукт деятельности групп: макет учебного пособия по теме «Преднамеренные и непреднамеренные нарушения языковой нормы» для кабинета русского языка

Материалы: листы бумаги, карандаши, распечатки тематических статей из журналов, газет и Интернета

Вступительное слово руководителя деловой игры.

Две тысячи седьмой год объявлен в России Годом русского языка. Как считает профессор, заведующая кафедрой теории и методики обучения русскому языку КузГПА, доктор филологических наук, Галина Борисовна Вершинина: «Год русского языка должен привлечь внимание общества к тем негативным процессам, которые происходят сегодня и которые могут привести к разрушению нормированного национального русского языка… Последствие разрушения языка – падение интереса к его изучению во всем мире. Мы теряем позицию мирового языка, который входил в пятерку мировых лидеров. А с языком уходит и культура, и наука, и чувство самоуважения, и уважение к близким. История дает примеры того, как за усиливающимся пренебрежением к языку следует пренебрежение ко всему народу в целом. Если нация не способна сохранить свой язык, она не имеет самозащиты, она беспомощна и легко поработима».

Тему нашего сегодняшнего занятия определили требования к уровню подготовки выпускников, изучавших русский язык на профильном уровне. Наряду с другими знаниями и умениями, в результате изучения русского языка на профильном уровне ученик должен уметь разграничивать варианты норм, преднамеренные и не преднамеренные нарушения языковой нормы.

Форму работы продиктовали произошедшие в последние годы изменения в практике отечественного образования. Пробивающие себе дорогу новые принципы личностного ориентированного образования, индивидуального подхода, субъектности в обучении потребовали в первую очередь новых методов обучения.

Ведущее место среди таких методов, обнаруженных в арсенале мировой и отечественной педагогической практике, принадлежит сегодня методу проектов.

Сегодня мы попытаемся создать условную ситуацию разработки проекта по актуальной для учителей–словесников теме «Почему нарушаются языковые нормы?»

Итак, существует проблема соблюдения норм русского языка в условиях современной языковой ситуации. Необходимо формировать у школьников умение разграничивать варианты норм, различать преднамеренные и непреднамеренные нарушения языковой нормы. Т.к. в настоящее время практически нет дидактических материалов, отражающих эту проблему, то мы предлагаем сегодня, учитывая условность нашей игры, создать макет учебного пособия посредством организации проектной деятельности групп. Как известно, метод проектов условно называют методом пяти П: постановка проблемы – планирование деятельности – подготовка продукта – продукт – презентация.

Ведущий кратко знакомит с методом проекта.

Организация работы групп над проектом.

1. Задание. Представьте, что вы - ученики, которых учитель сумел заинтересовать проблемой нарушения языковой нормы. В течение 10 минут проанализируйте проблему: определите источники и причины нарушения норм, предложите способы решения проблемы. Оформите и представьте свои материалы

2. Группы представляют свою работу.

3. Как эта проблема решается учёными, представителями культуры, в практике?

Поскольку время наше ограничено, представим, что мы (ученики), поработали с разнообразными информационными источниками и собрали большой фактический материал (см. приложение).

Как эту информацию можно использовать на уроках русского языка? Представим, что предложили создать учебное пособие. В какой форме его можно сделать и презентовать? Предполагается организация мозгового штурма в группах, результатом которого будет перечень возможных вариантов создания учебного пособия.

В условиях ограниченного времени мы предлагаем вам готовый перечень возможных проектов.

Варианты ученических проектов

  • Музей ушедших слов.

  • Молодежный жаргон: «Норма или антинорма».

  • Словарь: «Сто слов, которые нужно спасать».

  • Санбюллютень «Слова – паразиты».

  • Исследовательский проект: «Ученический жаргон в нашей школе»

  • Театрализованные представления: «Дуэль слов», «Суд над словами – нарушителями».

  • Видиофильм…

  • Видиоклип…

  • Выставка…

  • Газета…

  • Законопроект…

  • Игра…

  • Коллекция…

  • Костюм…

  • Макет…

  • Оформление кабинета…

  • Письмо в…

  • Праздник…

  • Прогноз…

  • Серия иллюстраций…

  • Сказка…

  • Справочник…

  • Сценарий…

  • Учебное пособие…

4. Условимся, что ученики выбрали макет учебного пособия и сейчас в течение 10 минут каждая группа создаёт свой вариант макета.

5. Презентация продукта.

6. Организация рефлексии.

Хронометраж проекта

  1. Постановка проблемы - 5 минут

  2. Выдвижение гипотез - путей решения проблемы - 5 минут

  3. Изучение материалов - 10 минут

  4. Составление макета учебного пособия - 5 минут

  5. Презентация продукта. Рефлексия - 5 минут

Информационные материалы к проекту

1.В.В.Тренин Особенности языка Маяковского

2. Леонид Крысин Языковая норма и речевая практика. http://www.stranaz.ru

3. Прокутина Е.В. К вопросу о языковой норме

4.Диалектизмы http://de.uspu.ru/Social

5.Диалектизмы, их типы http://susz.cv-group.ru

6. Терминологическая и профессиональная лексика

7. Жаргонная и арготическая лексика

8. "Немощь "великого и могущего"", статья из газеты "Франт" № 15, 2007 г

9."Жаргон подонков" (материалы интернет-ресурса)

10."Откуда пошло "мочить в сортире"", статья из газеты "Франт", № 42, 2001 г

Приложение №1

В.В.Тренин Особенности языка Маяковского

Словоновшества Маяковского и его необычный синтаксис представляют собой законченную систему, планомерно развивавшуюся и видоизменявшуюся от первых стихов футуристического периода до революционных поэм.

Из всех работ, до сих пор написанных о Маяковском, наиболее ценный анализ стилевых особенностей его поэзии дает экскурс Якобсона в его книге «О чешском стихе, преимущественно в сопоставлении с русским».

Якобсоном вскрыт конструктивный принцип стиха Маяковского, определяемый условиями акцентного ритма, – выделенность, обособленность каждого слова – и с исчерпывающей полнотой описан синтаксис Маяковского. О языковом строе Маяковского, о принципах его словотворчества до сих пор подобной работы не было.

В этой главе я хочу дать на основе наблюдений над черновыми и законченными текстами Маяковского предварительный очерк его языковой и стилевой системы и хотя бы отчасти наметить те элементы, которые сохранили свою устойчивость на протяжении его восемнадцатилетней поэтической работы.

Наиболее наглядная и неоднократно отмеченная в литературе особенность стиля Маяковского – обилие слов с увеличительными и уменьшительными суффиксами. Прием этот обычно связывается с опытами Хлебникова, создававшего новые слова путем присоединения различных приставок к известным корням. Однако словотворчество Хлебникова и слово-производство Маяковского исходят из совершенно разных и несоизмеримых принципов.

Неологизмы Хлебникова – попытка вырваться за пределы обычного языкового мышления.

Помирал морень моримый морицей

Верен в веримое верицы

Умирал в морильях морень

Верен в вероча верни

Обмирал морея морень

Верен веритвам Вераны

Приобмер моряжески морень

Верен верови верязя. (Садок судей II, 1913)

В этом маленьком стихотворении, ярко воплощающем стиховые тенденции Хлебникова, внимание читателя отведено от значения основы (темы слова) к оттеночным значениям приставок.

Сквозь всю вещь проходят только два кон-кретных смысловых плана, данных корнями мор- и вер-. На этом скупом фоне развертывается сложнейшая игра эмоциональных оттенков, возникающих путем ассоциации неологизмов с бытующими в языке словами (в морильях – в усильях, моряжески – княжески и т.д.). Стиховой мир Хлебникова иллюзорен. Он не ориентирован на какую-либо реальность, лежащую вне его. Словесный орнамент отрывается от предметных смыслов так же, как оторвался геометрический орнамент от изобразительных заданий.

В отличие от Хлебникова, стихи Маяковского тематичны. За самыми эксцентрическими его образами всегда лежит реальная действительность. Стилистическая система Маяковского не нуждается в нюансировке, в смысловых полутонах, в полусловах и полунамеках.

Или – или.

Или патетика, или сарказм.

Или гипербола, или фигура преуменьшения.

Для этой цели оказались очень пригодными суффиксальные новообразования, подсказанные практикой Хлебникова, но конструктивно и функ-ционально гораздо более близкие к увеличительным и уменьшительным формам фольклорной поэзии. Впервые Маяковский применил эту систему в стихотворении 1913 года «Шумики, шумы и шумищи»1. Сравните в другом стихотворении того же года:

Адище города окна разбили

на крохотные, сосущие светами адки. (I, 51)

На противоположных полюсах антитезы располагаются эти неологизмы и в знаменитом диалоге с Богом в поэме «Облако в штанах» (1915):

Я думал – ты всесильный божище,

а ты недоучка, крохотный божик.(I, 1915)

Прием был найден и закреплен. Увеличительные и уменьшительные формы встречаются на всем протяжении поэтической работы Маяковского, обычно в сгущенном, подчерк-нутом виде:

Мыслишки звякают лбенками медненькими. (Люблю, 1922)

Сидите,

глазенки в чаишко канув. (Братья писатели, 1917)

В первопечатном тексте было: «Глазенки в чай канув».

Присоединив уничижительный суффикс ко второму слову, Маяковский добился особого смыслового эффекта: усиления отрицательной эмоцио-нальной окраски и в предыдущем слове, которое может иметь не только презрительный, но и ласкательный оттенок. Этот пример лишний раз показывает, как тщательно Маяковский перестраивал мельчайшие формальные элементы для усиления общей смысловой направленности вещи. Так же общеизвестны новообразованные Маяковским собирательные имена (с суффиксом - ё-).

В современном русском языке этот суффикс малопродуктивен, и собирательные имена вытесняются обычными формами множественного числа.Однако для Маяковского важна отрицательная аффективная окраска этих слов, возникшая в обычном словоупотреблении, где суффикс -ё- приобрел оттенок пренебрежительности (хулиганьё,

старьё, тряпьё, бабьё). Отсюда – такие неологизмы Маяковского:

Дамьё от меня ракетой шарахалось...

...но с детства людьё трудами муштровано.(Люблю, 1922)

Гостьё идет по лестнице. (Про это, 1923)

Пусть их скулит дядьё. (Марш комсомольца, 1923)

Зазубрит фразу

– ишь ребятьё!

(Марксизм – оружие, огнестрельный метод.

Применяй умеючи метод этот!, 1926)

Будут

месть

ступени лестниц

бородьём лохматым. (Чье рождество, 1928)

Впрочем, вот три случая, когда слова с суффиксом -ё- применяются в собирательном значении без презрительного оттенка. Если в первых двух примерах еще можно заметить легкий след этой окраски, то в третьем контекст решительно устраняет эту возможность:

Над дохлым лошадьём вороны кружатся.

(Два не совсем обычных случая, 1921)

Приложение №2

Леонид Крысин Языковая норма и речевая практика

http://www.strana-oz.ru

Сначала — несколько слов о норме вообще, безотносительно к языку.

Понятия нормального, нормы важны для многих видов человеческой деятельности. Существуют нормы выработки продукции (например, на заводе) и нормали, т. е. технические требования, которым эта продукция должна удовлетворять. Диетологи говорят о нормах питания, спортсмены «укладываются» в определенные нормативы (в беге, в прыжках). Ни у кого не вызывает сомнений тот факт, что в любом цивилизованном обществе действуют нормы взаимоотношений людей, нормы этикета; у каждого из нас имеется представление о том, что нормально для человеческого общения, а что ненормально, выходит за пределы некоей неписаной нормы. Да и наша повседневная речь пестрит этими словами: Как поживаешь? — Нормально!; Ну, как дела? — Да ничего, в норме.

Более того, норма незримо присутствует и в таких наших высказываниях, в которых нет самих слов норма или нормальный. Когда мы оцениваем, например, рост человека или животного, то можем сказать: — Какой высокий парень! — или: — Чтото этот жираф маловат для жирафа, — и тем самым сравниваем рост парня и жирафа с какой-то подразумеваемой нормой роста (естественно, разной для человека и для жирафа). Когда мы говорим: удобный стул, слишком темная комната, невыразительное пение, мы имеем в виду (хотя не отдаем себе в этом отчета) некие общепринятые «нормы» удобства стула, освещенности помещения, выразительности пения.

Норма есть и в языке. И это вполне естественно: язык — неотъемлемая часть не только цивилизованного, но и вообще всякого человеческого общества. Норма — одно из центральных лингвистических понятий, хотя нельзя сказать, что все лингвисты толкуют его одинаково. Чаще всего этот термин употребляется в сочетании «литературная норма» и применяется к тем разновидностям языка, которые используются в средствах массовой информации, в науке и образовании, в дипломатии, законотворчестве и законодательстве, в дело- и судопроизводстве и других сферах «социально важного», преимущественно публичного общения. Но можно говорить о норме и применительно к территориальному диалекту — т. е., например, к речи коренных жителей вологодской деревни или донской станицы, к профессиональному или социальному жаргону — т. е. к тому, как говорят плотники или «воры в законе».

Последнее утверждение может показаться читателю весьма сомнительным, и поэтому оно требует разъяснений. Термин норма лингвисты используют в двух смыслах — широком и узком. В широком смысле под нормой подразумевают такие средства и способы речи, которые стихийно, спонтанно формировались в течение многих веков и которые обычно отличают одну разновидность языка от других. Поэтому-то и можно говорить о норме применительно к территориальному диалекту: например, нормальным для севернорусских диалектов является оканье, а для южнорус ских — аканье. По-своему «нормален» и любой из социальных или профессиональных жаргонов: например, то, что используется в торговом арго, будет отвергнуто как чуждое теми, кто владеет жаргоном плотников; устоявшиеся способы использования языковых средств существуют в армейском жаргоне и в жаргоне музыкантов-«лабухов», и носители каждого из этих жаргонов с легкостью отличат чужое от своего, привычного и поэтому для них нормального, и т. д. В узком смысле норма — это результат кодификации языка. Разумеется, кодификация опирается на традицию существования языка в данном обществе, на какието неписаные, но общепринятые способы использования языковых средств. Но важно при этом, что кодификация — это целенаправленное упорядочение всего, что касается языка и его применения. Результаты кодифицирующей деятельности — а этим занимаются главным образом лингвисты — отражаются в нормативных словарях и грамматиках. Норма как результат кодификации неразрывно связана с понятием литературного языка, который иначе и называют нормированным, или кодифицированным. Территориальный диалект, городское просторечие, социальные и профессиональные жаргоны не подвергаются кодификации: никто ведь сознательно и целенаправленно не следит за тем, чтобы вологодцы последовательно окали, а жители курской деревни акали, чтобы продавцы, не дай Бог, не использовали терминологию плотников, а солдаты — слова и выражения лабушского жаргона, и поэтому к таким разновидностям языка — диалектам, жаргонам — не применимо понятие нормы в только что рассмотренном узком смысле этого термина.

Дальше мы будем говорить о языковой норме лишь в этом, узком смысле. Прежде всего, хорошо бы выяснить, каковы ее свойства и функции. Литературная норма как результат не только традиции, но и кодификации представляет собой набор достаточно жестких предписаний и запретов, способствующих единству и стабильности литературного языка. Норма консервативна и направлена на сохранение языковых средств и правил их использования, накопленных в данном обществе предшествующими поколениями. Единство и общеобязательность нормы проявляются в том, что представители разных социальных слоев и групп, составляющих данное общество, обязаны придерживаться традиционных способов языкового выражения, а также тех правил и предписаний, которые содержатся в грамматиках и словарях и являются результатом кодификации. Отклонение от языковой традиции, от словарных и грамматических правил и рекомендаций считается нарушением нормы и обычно оценивается отрицательно носителями данного литературного языка.

Однако не секрет, что на всех этапах развития литературного языка, при использовании его в разных коммуникативных условиях допускаются варианты языковых средств: можно сказать творoг — и твoрог, прожeкторы — и прожекторa, вы прaвы — и вы правы' и т. д. Какая уж тут жесткость и консервативность нормы?

Тот факт, что варианты существуют в пределах нормы, только на первый взгляд кажется противоречащим строгости и однозначности нормативных установок. На самом деле норма по самой своей сути сопряжена с понятием отбора, селекции. В своем развитии литературный язык черпает средства из других разновидностей национального языка — из диалектов, просторечия, жаргонов, но делает это чрезвычайно осторожно. Эта селективная и, одновременно, охранительная функция нормы, ее консерватизм — несомненное благо для литературного языка, поскольку он служит связующим звеном между культурами разных поколений и разных социальных слоев общества.

Норма опирается на традиционные способы использования языка и настороженно относится к языковым новшествам. «Нормой признается то, что было, и от части то, что есть, но отнюдь не то, что будет», — писал известный лингвист А. М. Пешковский. Он так объяснял это свойство и литературной нормы, и самого литературного языка: «Если бы литературное наречие изменялось быстро, то каждое поколение могло бы пользоваться лишь литературой своей да предшествовавшего поколения, много двух. Но при таких условиях не было бы и самой литературы, так как литература всякого поколения создается всей предшествующей литературой. Если бы Чехов уже не понимал Пушкина, то, вероятно, не было бы и Чехова. Слишком тонкий слой почвы давал бы слишком слабое питание литературным росткам. Консервативность литературного наречия, объединяя века и поколения, создает возможность единой мощной многовековой национальной литературы»[1].

Однако консерватизм нормы не означает ее полной неподвижности во времени. Иное дело, что темп нормативных перемен медленнее, чем развитие данного национального языка в целом. Чем более развита литературная форма языка, чем лучше обслуживает она коммуникативные нужды общества, тем меньше она изменяется от поколения к поколению людей, пользующихся этим языком. (Известный лингвист Евгений Дмитриевич Поливанов сформулировал даже такой парадокс: «Чем более развит язык, тем меньше он развивается»). И все же сравнение языка Пушкина и Достоевского, да и более поздних писателей, с русским языком конца ХХ — начала ХХI века обнаруживает различия, свидетельствующие об исторической изменчивости литературной нормы.

В пушкинские времена говорили: дoмы, кoрпусы, сейчас — домa, корпусa. Пушкинское «Восстань, пророк…» надо, разумеется, понимать в смысле ‘встань’, а совсем не в смысле ‘подними восстание’. А. И. Герцен считал вполне нормальным оборот произвести влияние, Г. И. Успенский в «Письмах с дороги» упоминает о пачке ключей, Д. И. Писарев убеждал читателя, что надо выработать в себе ширину понимания вещей, Лев Толстой признавался одной из своих корреспонденток, что он ее очень помнит (мы бы сейчас сказали: оказать влияние, связка ключей, широта понимания, хорошо помнит). В повести Ф. М. Достоевского «Хозяйка» читаем: «Тут щекотливый Ярослав Ильич … вопросительным взглядом устремился на Мурина». Современный читатель догадывается, конечно, что речь здесь не о том, что герой Достоевского боялся щекотки: щекотливый употреблено в смысле, близком к значению слов деликатный, щепетильный, и применено к человеку, т. е. так, как ни один из носителей современного русского литературного языка его не употребит (обычно: щекотливый вопрос, щекотливое дело). Чехов говорил в телефон (об этом он сообщает в одном из своих писем), а мы — по телефону. А. Н. Толстой, почти наш современник, в одном из своих рассказов описывает действия героя, который «стал следить полет коршунов над лесом». Сейчас сказали бы: стал следить за полетом коршунов.

Изменяться может нормативный статус не только отдельных слов, форм и конструкций, но и определенным образом взаимосвязанных образцов речи. Это произошло, например, с так называемой старомосковской произносительной нормой, которая ко второй половине ХХ века была почти полностью вытеснена новым произношением, более близким к письменному облику слова: вместо боюс, смеялса, шыги, жыра, верьх, четверьг, тихый, строгый, поддакывать, коришневый, сливошное (масло), грешневая (каша) подавляющее большинство носителей русского литературного языка стало говорить боюсь, смеялся, шаги, жара, верх, четверг, тихий, строгий, поддакивать, коричневый, сливочное (масло), гречневая (каша) и т. д.

Источники обновления литературной нормы многообразны. Прежде всего, это живая, звучащая речь. Она подвижна, текуча, в ней совсем не редкость то, что не одобряется официальной нормой, — необычное ударение, свежее словцо, которого нет в словарях, синтаксический оборот, не предусмотренный грамматикой. При неоднократном повторении многими людьми новшества могут проникать в литературный обиход и составлять конкуренцию фактам, освященным традицией. Так возникают варианты: рядом с вы прaвы появляется вы правы' ; с формами констру' кторы, це' хи соседствуют конструкторa, цехa; традиционное обусловливать вытесняется новым обуславливать; жаргонные слова беспредел и тусовка мелькают в речи тех, кого общество привыкло считать образцовыми носителями литературной нормы; никого уже не удивляет — к сожалению! — что можно указывать о чем вместо традиционно правильных конструкций указывать что и указывать на что[2]. Эти примеры свидетельствуют о том, что речевая практика часто идет вразрез с нормативными предписаниями, и противоречие между тем, как надо говорить, и тем, как реально говорят, оказывается движущим стимулом эволюции языковой нормы.

В разные периоды развития языка литературная норма имеет качественно разные отношения с речевой практикой. В эпохи демократизации литературного языка, т. е. приобщения к нему широких масс людей, не владеющих литературной нормой, консервативность нормативной традиции, ее сопротивление «незаконным» новшествам ослабевают, и в литературном языке появляются элементы, которые до того времени норма не принимала, квалифицируя их как чуждые нормативному языку.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Учебное пособие Л. Б. Шнейдер* Г. В. Вольнова, М. Н. Зыкова психологическое консультирование рекомендованно Министерством образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по психологическим специальностям

    Учебное пособие
    Шнейдер Л.Б., Вольнова Г.В., Зыкова М.Н. Психологическое кон­сультирование. Учебное пособие для студентов высших учебных за­ведений. Серия "Серебряная сова".
  2. Учебное пособие подготовлено в Психологическом институте рао. Каждая глава этой книги является основой соответствующего учебного пособия по конкретной психологической дисциплине. Isbn 5-7695-0001-8 © А. В. Петровский, 1995

    Учебное пособие
    Учебное пособие подготовлено в Психологическом институте РАО. Каждая глава этой книги является основой соответствующего учебного пособия по конкретной психологической дисциплине.
  3. Общий курс Издание 2-е, дополненное и переработанное Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений Москва «Прометей» 2001

    Литература
    Достоинством учебного пособия члена-корреспондента РАН, профессора, доктора философских наук Ж.Т.Тощенко является четкая теоретико-методологическая позиция при рассмотрении проблем экономической, социальной, политической и духовной
  4. Учебное пособие для вузов (6)

    Учебное пособие
    АВТОРСКИЙ КОЛЛЕКТИВ: С.А Лебедев (руководитель авт. колл.) — доктор филос. наук, профессор — предисловие, введение, раздел И, раздел VI, раздел VIII, приложения.
  5. Учебное пособие подготовлено при поддержке Рособразования по аналитической ведомственной целевой программе Развитие научного потенциала высшей школы (2006-2008 годы) и программы поддержки гражданского общества «Диалог»

    Учебное пособие
    Романов П.В., Ярская-Смирнова Е.Р. Методы прикладных социальных исследований. Учебное пособие. Изд.2-е, дополненное. М.: Вариант, Норт-Медиа, ЦСПГИ, 2008.

Другие похожие документы..