Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Операционные системы Windows 95,98,2 не только обеспечивают работоспособность ком­пьютера, но и предоставляют вам несколько «стандартных» простейших ...полностью>>
'Документ'
За окном ночь. Затихает и погружается в сон Тирасполь. Чтобы утром, со светлыми надеждами и уверенностью в мирное будущее, встретить рассвет и новый ...полностью>>
'Документ'
Раскройте технологический процесс приготовления и отпуска, требования к качеству, сроки хранения и реализации салатов из грибов и дикорастущей зелени...полностью>>
'Документ'
ООО «Виртэк» предлагает Вам оперативно изготавливать анкеты в неограниченном количестве в короткие сроки. Отправляя заказы по электронной почте Virte...полностью>>

Д. И. Фельдштейн Заместитель главного редактора (2)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

АКАДЕМИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК МОСКОВСКИЙ ПСИХОЛОГО-СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ

С. С. Новикова

СОЦИОЛОГИЯ:

ИСТОРИЯ, ОСНОВЫ,

ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ

в РОССИИ

МоскваВоронеж

2000

Главный редактор:

Д. И. Фельдштейн

Заместитель главного редактора:

С. К. Бондырева

Члены редакционной коллегии:

Ш.А. Амонашвили, М.И. Кондаков, А.Г. Асмолов, В.И. Лубовский, А.А. Бодалев,

В.Я. Ляудис, В.П. Борисенков, Н.Н. Малафеев, И.В. Дубровина, 3.А. Малькова,

Л.П. Козина, Н.Д. Никандров, А.И. Подольский, В.В. Рубцов, В.А. Сластенин, В.Д. Шадриков

Рецензенты:

зам отдела истории социологии института социально-политических исследований РАН, доктор философских наук, профессор В.П. Култыгин,

зав кафедрой философии и социологии РГАФК, доктор философских наук, профессор В.И. Столяров

Редактор: В.Е. Сазонов

Новикова С.С.

Н73 Социология: история, основы, институционализация в России. - М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2000. - 464 с. (Серия «Библиотека сту­дента»).

Рекомендовано Координационным Советом по психологии Министерства общего и профессионального образования РФ к использованию в вузах и школах РФ в качестве учебно-методической литературы

© Московский психолого-социальный институт, 1999.

© Издательство НПО «МОДЭК» Оформление. 1999.

ВВЕДЕНИЕ

Для более полного уяснения сущности социологии необходимы подробный анализ теоретических и социаль­но-экономических предпосылок ее появления как особой самостоятельной области научного знания, выявление ус­ловий зарождения, закономерностей ее появления, пери­одизации и наиболее характерных особенностей развития в различные исторические эпохи, а также самобытных черт, которые эта наука приобретает в конкретно-истори­ческих условиях отдельных стран.

Книга построена таким образом, чтобы одновременно показать и процесс институционализации социологии как науки в России, обратив при этом особое внимание на мировые предпосылки и условия ее возникновения, и. одновременно с этим, рассмотреть основной категориальный аппарат социологии как науки об обществе. Такой подход позволяет наиболее полно раскрыть сущность составляющих социологию понятий через рассмотрение изменений взглядов понимания тех или других ее катего­рий. Так как все основные понятия, объект и предмет исследования формировались в процессе развития социо­логической мысли, поэтому требуется рассмотрение всего этого в историческом плане.

Предлагаемая вниманию читателя книга представляет собой монографию, адресованную прежде всего студен­там вузов и учащимся старших классов средней школы, а также учителям и преподавателям, всем тем, кто интере­суется социальной и политической проблематикой. Монография состоит из четырех глав. В первой главе излагается все то, что составляет об­ласть истории социологии, излагаются исторические предпосылки возникновения социологии и процесс ин­ституционализации социологии в России.

Во второй главе представлены объект и предмет соци­ологии, рассмотрены основной категориальный аппарат социологии, ее структура и функции.

В третьей главе изложены знания об обществе как социальной системе в целом и подробно рассмотрены основные элементы данной системы - личность и социальные общности.

Наконец, в четвертой главе рассмотрены существую­щие виды и формы социальных связей, позволяющие индивидам объединяться в социальные общности, обес­печивать совместную деятельность индивидов в таких об­щностях, объединяя их в функциональное целое, способ­ное к устойчивости и развитию.

Монография охватывает не все, а лишь основные по­нятия теоретической социологии, которые используются в ходе изучения и преподавания социологии. Несмотря на то, что работа носит не чисто научно-популярный харак­тер, в ней дается углубленное рассмотрение тех или иных понятий, она доступна самому широкому кругу читателей.

Автор не ставил перед собой задачу выведения новых истин, сделана попытка рассмотрения как можно больше­го количества значимых (существующих) точек зрения по рассматриваемым в работе вопросам для более углублен­ного ознакомления с предметом изучения.

Автор будет признателен тем, кто выскажет свое мне­ние о данной монографии, даст свои замечания и пожела­ния относительно ее содержания и формы изложения.

Глава 1

ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ СОЦИОЛОГИИ КАК НАУКИ

1.1. Мировые социально-экономические и другие предпосылки возникновения социологии как науки

На возникновение и развитие любой социальной науки, предметом изучения которой выступает общест­венная жизнь, в первую очередь влияет наличие общест­венных потребностей в решении тех или иных задач, возникающих в социальной системе, а также теоретичес­ких предпосылок, обеспечивающих соответствующий уровень научного анализа.

Во многом становление социологии как самостоятель­ной науки связано с глубокими изменениями мировоз­зренческого характера, происходившими в Европе в конце XVIII — начале XIX веков, когда социальные изме­нения приобрели глобальный характер. Это было время перехода от средневекового сословно-монархического устройства к новым формам организации экономической и политической жизни. Происходил процесс становления совершенно нового общества, утверждавшего торжество прав и свобод человека, духовную, экономическую неза­висимость и автономность гражданина, оно шло на смену общества нормативного порядка, феодально-абсолютист­ского устройства, для которого была характерна жесто­чайшая тоталитарная регламентация экономической, об­щественно-политической и духовной жизни людей. Су­щественное расширение границ прав и свобод человека, увеличение возможностей выбора пробудили интерес людей к знанию основ жизни социальной группы, соци­альной общности, социальных процессов и явлений с целью наиболее рационального и эффективного исполь­зования обретенных прав и свобод.

В свою очередь, развитие свободной конкуренции в экономике, политике, духовной сфере также поставило в прямую зависимость результативность деятельности пред­принимателей и политиков от умения использования зна­ний о конкретных социальных механизмах, настроений и ожиданий людей и т.п. К середине XIX в. потребности социального развития и внутренняя логика эволюции науки об обществе с острой необходимостью стали требо­вать новых подходов, формирования нового типа соци­альных знаний. Возникновение социологии было ответом на потребности формирующегося гражданского общества. Можно отметить следующие теоретические и социально-экономические предпосылки и условия возникновения социологии как науки: возникновение и развитие частных общественных наук (политической науки, науки о праве, политической экономии), достижения в области естество­знания, разочарование в рационалистических теориях XVIII века после Великой Французской революции, зарождение и развитие эмпирических социальных исследований, а также ряд социально-экономических предпосылок. Рассмотрим их подробнее.

Возникновение и развитие частных общественных наук (политической науки, науки о праве, политической экономии)

Основы политической науки были заложены еще древ­негреческим философом Аристотелем (384-322 гг. до н.э.) в его знаменитом труде «Политика». В связи с этим мно­гими учеными (например, Н.И.Кареевым) созданная Аристотелем политическая наука называлась просто по­литика, хотя это не совсем было правомерным, так как термин политика (греч. politika — государственные или общественные дела, polis — государство), как отмечает С.И.Ожегов, — это «деятельность органов государствен­ной власти и государственного управления, отражающая общественный строй и экономическую структуру страны, а также деятельность общественных классов, партий и других классовых организаций, общественных группиро­вок, определяемая их интересами и целями» [180. С.552].

На творчество Аристотеля большое влияние оказал его учитель Платон (427-347 гг. до н.э.), который первым создал целостное произведение по общественным вопро­сам — «Государство». Но Аристотель был решительным противником Платона, особенно его представлений об идеале общественного устройства, изложенного в работе «Государство», и более реалистического его проекта в «Законах». Несмотря на это, творчество этих двух наибо­лее выдающихся мыслителей прошлого наложило свой отпечаток на все развитие европейской культуры и циви­лизации.

В своих трудах они впервые, в противоположность теологическим концепциям1 происхождения государствен­ной власти, культивируемым в странах Древнего Востока и Египта, выдвигают идею естественного происхождения государства и государственного управления. Одновремен­но с этим они выступают и против представлений софис­тов о возникновении государства в результате «общест­венного договора». Одними из первых они делают анализ социальной структуры общества. Большое внимание в своих трудах они уделяют проблеме политического гос­подства, анализируют различные виды государственного устройства.

Обосновывая идею естественного происхождения го­сударства, Платон писал: «Государство возникает... когда каждый из нас не может удовлетворить сам себя, но во многом еще нуждается... Испытывая нужду во многом, мно­гие люди собираются воедино, чтобы обитать сообща и оказывать друг другу помощь: такое совместное поселение и получает у нас название государства...» [197. С.110-111]. Таким образом, по мнению Платона, «его (государство) создают наши потребности» [197. С. 111], среди которых «первая и самая большая потребность — это добыча пищи для существования жизни... Вторая потребность — жилье, третья — одежда и так далее» [197. С.111].

Человек не в состоянии самостоятельно обеспечить удовлетворение своих главных потребностей без помощи других, поэтому, по Платону, государство возникает как естественное разделение труда (или социальных функ­ций): одни, правители (философы), полностью заняты управлением, другие, воины (стражи) — укреплением мощи государства, а третьи, работники (ремесленники, крестьяне и все виды предпринимателей) — производст­вом товаров (материальных ценностей) и их обменом.

Аристотель также считал, что «всякое государство — продукт естественного возникновения» [13. С.378]. Вы­сказанная Аристотелем мысль о том, что исторически развитие идет от семьи к общине (селению), а от него — к государству (городу, полису2) [см.: 13. С.377-378], правда, при оговорке, что все-таки государство по природе явля­ется первичным, по сравнению с семьей и каждым из нас, так как целое всегда предшествует части [см.: 13. С.379], значительно опередила аналогичную теорию Ф.Энгельса о происхождения государства из семьи.

Существующие государственные устройства, по мне­нию Аристотеля, не соответствовали своему назначению и, для того чтобы отыскать государственный строй, кото­рый может дать людям полную возможность жить соглас­но их стремлениям, им была проделана большая теорети­ческая работа. При написании трактата «Политика» он использовал знания, почерпнутые как из личного наблю­дения, так и из работ своих предшественников. О хоро­шем знании истории государственного строя полисов можно судить по тому, что при его непосредственном участии была создана обширная серия в 158 монографий, содержащих очерк истории и современного состояния строя различных государств.

В своем трактате Аристотель обстоятельно разбирает сколько существует видов государственного устройства: какие они и в чем заключаются их различия; какие быва­ют разновидности, сочетания данных видов государствен­ного устройства; возможные варианты перехода одних в другие; раскрывает зависимость законов от форм государ­ственного устройства; какие бывают государственные перевороты и их причины; какими средствами самосохра­нения обладают все виды государственного устройства; ищет наиболее приемлемый, наилучший вариант государ­ственного устройства и пытается решить проблему власти в государстве, выясняя, кто должен властвовать в государ­стве. Для этого им были подвергнуты анализу как сущест­вовавшие государственные устройства, так и оставшиеся только в проектах.

Несмотря на свою незавершенность, отмеченную еще в XII в. (ок.1260 г.) старинным переводчиком «Политики» на латинский язык Вильгельмом фон Мёрбеке [см.: 13. С.779], по мнению немецкого историка философии Э.Целлера, данный трактат был самым важным текстом по политической науке как времен античности, так и более поздних времен [см.: 13. С.759]. Он стал прообразом всех последующих произведений подобного рода, уже на­чиная с работ Цицерона. Определенное влияние он ока­зал на римских и византийских юристов-кодификаторов. Позже на высказанные Аристотелем идеи опираются и неоднократно цитируют многие известные ученые, такие, как Н.Макиавелли, Т.Гоббс, ДжЛокк, Ш.Л.Монтескье, Ж.Ж.Руссо, Ж.А.Кондорсе и др. [см.: 13. С.759].

Но, к сожалению, в трудах Платона и Аристотеля государство полностью совпадает с обществом, поэтому созданная ими политическая наука, т.е. наука о государ­стве, рассматривала только явления государственной жизни, в связи с чем она не могла претендовать на значение общего учения об обществе. Ю.Н.Давыдов, про­ведя детальный анализ творчества Аристотеля, отмечает, «что то, что Аристотель называет «полисом», а в наших переводах обозначается словом «государство», на самом деле мыслится им в качестве общества как такового» [62. С.61].

Как писал Н.И.Кареев: «Если от греков мы унаследова­ли политику как учение о государстве, то римляне завещали нам юриспруденцию как учение о праве» [95. С. 1].

В словаре С.И.Ожегова мы находим следующее опре­деление права это «совокупность устанавливаемых и охраняемых государственной властью норм и правил, ре­гулирующих отношения людей в обществе, а также наука, изучающая эти нормы» [180. С.575], а для дофеодального и феодального общества — «совокупность традиционно сложившихся неписаных правил поведения, санкциони­рованных государством» [180. С.575]. В «Юридической энциклопедии» указано, что изучением права как особой системы социальных норм занимается одна из общест­венных наук — юридическая наука (англ. jurisprudence) (правоведение, юриспруденция) [см.: 319. С.503].

Если говорить о возникновении науки о праве, то необходимо вспомнить Древний Рим. В Древнем Риме, в отличие от Древней Греции, за всю его тысячелетнюю историю не были созданы какие-либо значительные со­циальные теории. На формирование древнеримской фи­лософии большое влияние оказала древнегреческая фило­софия, в связи с чем в ней не содержалось каких-либо мыслей, которые не встречались бы в философии Древ­ней Греции. Но зато в Древнем Риме был создан наиболее совершенный для того времени правовой строй — респуб­лика (510-509 гг. до н.э.), основанный на праве частной собственности.

Острая политическая борьба (выступления рабов, сельского плебса3, покоренных народов), происходившая в Риме, обусловила процветание в нем права, которое служило защите интересов рабовладельцев. Вопросы госу­дарства, права и морали занимали в идеологии рабовладельцев Древнего Рима первое место. Сущность римского права заключалась в закреплении законодательным путем эксплуатации рабов и беднейших слоев свободного насе­ления.

Наиболее значительным теоретиком Древнего Рима был Цицерон. Марк Туллий Цицерон (Cicero) (106-43 гг. до н.э.) — римский оратор и государственный деятель, тео­ретик риторики4, писатель — главной целью своей дея­тельности считал философское просвещение римлян путем популяризации греческой философии. Свои первые теоретические трактаты, по примеру Платона, Цицерон назвал «О государстве» и «О законах» (54-51 гг. до н.э.), в них он рассматривал проблему государства. Но, в отличие от Платона, он изучал действительное Римское государст­во и стремился сделать его идеальным, пытаясь открыть возможные способы его усовершенствования. Им разра­ботано оригинальное учение о нравственных и граждан­ских обязанностях. Его роль политика в последний пери­од существования республиканского Рима очень велика.

Цицерон продолжает развивать дальше мысль Аристо­теля о естественном праве и в одной из судебных речей говорит о нем следующее: «Итак, судьи, существует вот какой не писанный, но естественный закон, который мы не заучили, не получили по наследству, не вычитали, но взяли у самой природы, из нее почерпнули, из нее из­влекли; он не приобретен, а прирожден; мы не обучены ему, а им проникнуты: если нашей жизни угрожают какие-либо козни, насилие, оружие разбойников или не­другов, то всякий способ самозащиты оправдан. Ибо мол­чат законы среди лязга оружия и не велят себя ждать, если тому, кто захочет ожидать их помощи, придется постра­дать от беззакония раньше, чем покарать по закону» [292. С.223-224]. В ХVII-ХVIII вв. дальнейшая разработка и широкое распространение идеи «естественного права» на­ходят свое отражение в произведениях Дж. Локка, Ж.Ж.Руссо, Ш.Л.Монтескье, Д.Дидро и др.

Определения закона, данные Цицероном в диалогах «О государстве» и «О законах», в дальнейшем получили широкую известность. В диалоге «О государстве» написа­но: «Истинный закон — это разумное положение, соот­ветствующее природе, распространяющееся на всех людей, постоянное, вечное, которое призывает к испол­нению долга, приказывая; запрещая, от преступления отпугивает; оно, однако, ничего, когда это не нужно, не приказывает честным людям и не запрещает им и не воздействует на бесчестных, приказывая им что-либо или запрещая» [291. С.64]. А во втором диалоге отмечено, что закон «есть заложенный в природе высший разум, велящий нам совершать то, что совершать следует, и запре­щающий противоположное. Этот же разум, когда он укре­пился в мыслях человека и усовершенствовался, и есть закон» [291. С.94].

Дошедшие до нас сочинения Цицерона являются также важным источником сведений об эпохе граждан­ских войн в Древнем Риме. Но, как отмечает Д.Маркович, значение Цицерона как теоретика права намного больше и поэтому его даже можно назвать «предтечей социоло­гии, если изучение права рассматривать как исследование одного из важнейших явлений классового общества» [160. С.9]. Уже на протяжении многих веков сочинения Цице­рона продолжают оказывать влияние на правовое мышле­ние Запада.

Большой интерес представляет издание Свода законов Юстиниана в Римской империи, одного из первых из­вестных в мировой практике свода законов. Свод зако­нов, как отмечено в «Юридической энциклопедии», это «официальное систематизированное полное собрание действующих нормативных актов, представляющее собой объединенные в одном издании и расположенные в опре­деленном порядке (систематическом, хронологическом или ином) действующие в государстве нормативные пра­вовые акты» [319. С.403]. Византийский император Юстиниан 1 (482 или 483-565 гг.) правил с 527 по 565 гг., во времена расцвета восточно-римской цивилизации. Юстиниан принял активное личное участие в проведении ряда централизаторских политических и правовых реформ.

В начале 528 г. Юстиниан учреждает государственную комиссию юристов из 10 специалистов под руководством известного юриста Трибониана. Перед комиссией была поставлена цель — составить сборник римских конститу­ций, для того чтобы заменить устаревшие законы и устра­нить имеющие место в законодательстве противоречия. В апреле 529 г. работа комиссии была окончена и создан­ный ей «Кодекс Юстиниана» (Codex Iustinianus), состоя­щий из 12 книг, был обнародован. «Кодекс Юстиниана» представлял собой систематизацию императорских конституций, при этом даты издания всех конституций и имена даровавших их государей были сохранены. После принятие и издания Кодекса все не вошедшие в него конституции, а также прежние сборники законов и от­дельные акты утратили свою юридическую силу. Этим было положено начало системной работы по кодифика­ции римского права.

15 декабря 530 г. учреждается новая комиссия, в нее входило уже 16 человек, это были как практики, так и теоретики, руководил ей также Трибониан. В процессе работы комиссии были изучены труды римских юристов примерно пяти предыдущих столетий. Кроме этого, перед комиссией Юстинианом была поставлена задача выде­лить самые общие принципы римского права [см.: 68. С.12].

Итогом проведенной работы стало создание правовых сборников названных «Digesta sen Pandectae», в переводе на русский язык — «Дигесты» (лат. digesta, от digerere — располагать в порядке), или иначе «Пандекты» (от греч. pandektes — всеобъемлющий; лат. pandectae), в которых были систематически расположены краткие извлечения из законов и сочинений юристов и имевших силу законов [см.: 319. С.117, 312]. 16 декабря 533 г. работа над «Дигестами» была закончена, о чем было доложено в сенате, и с 30 декабря «Дигесты» вступили в законодательную силу [см.: 68. С. 13]. «Дигесты» стали своего рода энциклопе­дией римской юриспруденции, состоящей из 50 книг. О их фундаментальности говорит уже то, что они содержали около 9200 отрывков из 2 тыс. работ 39 известных юрис­тов I-V вв. [см.: 68. С.13]. При этом в большинстве случаев, составителями даны конкретные ссылки на ис­пользованные труды, а порой даже и разделы этих трудов. Одну треть «Дигест» (около 2500 отрывков или цитат) составлял материал, заимствованный из работ Ульпиана (Domitius Ulpianus) (ок.170-228), префекта претория при Александре Севере, одну шестую — из работ Павла (Iulius Paulus) (III в.). Кроме этого, извлечения из сочинений Папиниана (595 фрагментов) [см.: СЭС. С.965] составля­ли одну восемнадцатую часть всего объема «Дигест», Юлиана — двадцатую, Помпония и Цервиция Сцеволы — двадцать пятую. Гая — тридцатую, Модестина — сорок пятую и т.д. [см.: 68. С. 11, 13].

В ноябре 533 г. Трибониан, совместно с двумя другими правоведами, публикует «Институции» (Institutiones) , ко­торые так же, как и «Дигесты», стали иметь силу закона. Институциями (от лат. institutio — наставление; англ. institutions) в Древнем Риме назывались элементарные учеб­ники права, в которых приводилось систематическое из­ложение основных начал юриспруденции [см.: 319. С.185].

Кодификация римского права продолжалась и после смерти Юстиниана. Обобщенные и систематизированные указы Юстиниана были изданы как «Новеллы» (Novellae). Из трех дошедших до нас сборников первый был состав­лен в 556 г., а два других вышли во второй половине VI в. [см.: 319. С.404]. Самый большой из этих сборников со­стоит из 168 новелл на греческом языке [см.: 222. С.36].

В средневековой Европе, возможно, уже в XII в., был создан знаменитый «Свод цивильного права» (Свод граж­данского права) (Согрик 14145 сМИк), представлявший собой систематизированное изложение византийского права VI в. Свод состоял из четырех частей: первая часть — «Кодекс Юстиниана», вторая — «Дигесты», третья — «Институции», четвертая, условно-дополнительная, — «Новеллы» [см.: 68. С.5].

Римское право представляло собой «стройную разрабо­танную систему норм, регулировавших различные виды имущественных отношений, вещных прав» [228. С.1127]. Во многих феодальных и буржуазных государствах римское право легло в основу гражданского, а частично уголовного и государственного права [см.: 68. С.7]. Рецепция римского права, т.е. заимствование, присвоение и усвоение его, в средние века многими странами Западной Европы оказало огромное влияние как на правовое, так и на социальное развитие Европы. Разработанные в римском праве правовые формы товарообмена впоследствии были приспособлены к потребностям буржуазного способа производства [см.: 284. С.520]. Римское право было одним из источников Кодекса Наполеона 1804 г., который в свою очередь, став образцо­вым сводом законов буржуазного общества, лег в основу кодификаций многих государств мира. Русское право также имеет определенные, хотя и слабые, точки соприкоснове­ния с римским правом [см.: 222. С. 12].

Ф.Энгельс отмечал, что римское право как «первое всемирное право общества товаропроизводителей... с его непревзойденной по точности разработкой всех сущест­венных правовых отношений простых товаровладельцев (покупатель и продавец, кредитор и должник, договор, обязательство и т.д.)» [314. С.311], было взято за основу в континентальной Западной Европе. Причину живучести и рецепции римского права в западных буржуазных стра­нах он объяснял следующим образом: «Римское право является настолько классическим юридическим выраже­нием жизненных условий и конфликтов общества, в ко­тором господствует чистая частная собственность, что все позднейшие законодательства не могли внести в него никаких существенных улучшений» [315. С.412].

Многими важнейшими определениями, предложен­ными римскими юристами, в той или иной форме, уче­ные пользовались на протяжении многих веков, а некото­рые продолжают функционировать и в настоящее время. Например, буржуазная теория права заимствовала у рим­ского права деление права на публичное (ius publicum) и частное (ius privatum) право. Под публичным правом по­нимались правовые нормы, которые регулировали дея­тельность государственных органов, а также отношения между гражданами и органами государства [см.: 228. С. 1081], а под частным правом — регулирующие отноше­ния, обеспечивающие частные интересы индивидов [см.: 228. С. 1487]. В настоящее время профессия юриста требу­ет усвоения многих терминов и понятий, унаследованных из римского права, — республика, империя, сенат, кон­ституция, мандат, магистратура, эвикция, виндикация и т.д. [см.: 222. С.5].

Таким образом, с полным на то основанием, можно говорить о том, что зарождение юриспруденции (от лат. juris-prudentia — правоведение) — юридической науки, совокупности наук о праве, началось в Древнем Риме. Но, несмотря на то, что юриспруденция является обществен­ной наукой, она не наука об обществе, а только об одном из явлений общественной жизни — праве.

Развитие капиталистических отношений, расширение производства, торговли и т.п. стимулировали развитие различных отраслей социальных знаний, в том числе вы­зывали потребность в экономических знаниях. Полити­ческая экономия, как отмечает С.И.Ожегов в «Словаре русского языка» (М., 1990), это «наука, изучающая обще­ственные отношения в процессе производства и распределения материальных благ, а также экономические зако­ны, управляющие этими отношениями» [180. С.552].

Предшественником политической экономии выступил меркантилизм. Меркантилизм (фр. mercantilisme; от лат. — mercari — торговать; от итал. — mercante — торговец) — это экономическое учение и экономическая политика раннего периода капитализма, сущность которых заклю­чалась в активном вмешательстве государства в хозяйст­венную жизнь в интересах торговой буржуазии — купцов. Согласно меркантилизму, благосостояние создается не за счет производства товара, а в результате развития обраще­ния товаров (внешней торговли) и накопления капиталов внутри страны.

Сущность политики меркантилизма заключалась в ак­тивном протекционизме. Протекционизмом (фр. protectionnisme, от лат. — protectio — букв. прикрытие) называ­ется экономическая политика государства, направленная на защиту и ограждение национальной экономики от иностранной конкуренции. Она реализуется путем фи­нансового поощрения развития отечественной промыш­ленности (для того времени, в первую очередь, мануфак­турного), стимулирования экспорта и ограничения им­порта, либо введением высоких пошлин на определенные ввозимые товары, либо ограничением (иногда полным запрещением) ввоза того или иного товара, а также под­держкой экспансии5 торгового капитала (напр., вывоз ка­питала, кабальные займы) и рядом других мер.

Основными представителями раннего меркантилизма (последняя треть XV — сер. XVI вв.) были У.Стаффорд в Англии и Г.Скаруффи в Италии. Разработанная ими тео­рия денежного баланса обосновывала политику государ­ства, направленную на накопление и увеличение денеж­ного богатства чисто законодательным путем, т.е. с помо­щью государства. Так, например, Уильям Стаффорд (Stafford) (1554-1612) считал, что основной формой богат­ства являются деньги.

Для позднего меркантилизма, достигшего своего наи­высшего развития в XVII в, характерно было связывание роста общественного богатства с активным торговым ба­лансом. Основные представители позднего меркантилиз­ма — английский экономист Томас Мен (Mun) (1571-1641), французский экономист Антуан де Монкретьен (Montchretien) (ок.1575-1621), итальянский экономист А.Серра. Главный принцип, выдвинутый ими, заключался в следующем: покупать дешевле, а продавать дороже [см.: 228. С.792]. Термин «политическая экономия» впервые употребил Монкретьен в 1615 году [см.: 228. С.827].

Экономическая наука в средние века развивалась также в лоне так называемой камералистики. В XVII-XVIII вв. в германской экономической литературе каме­ралистика (нем. Kameralistik, от позднелат. camera — дворцовая казна) означала совокупность административ­ных и хозяйственных знаний по ведению камерального, в узком смысле слова дворцового, а широком — государст­венного хозяйства. Камеральными науками назывался специальный цикл административных и экономических дисциплин, которые преподавались в ХVII-ХVIII вв. в университетах Германии и других европейских странах, а со 2-й пол. XIX в. также и в университетах России [см.: 228. С.532].

Родоначальником классической буржуазной полит­экономии является английский экономист Уильям Петти (Petty) (1623-1687). В 1662 г. вышло его сочинение «Трак­тат о налогах и сборах». Он уже считал, что основой экономической и политической мощи государства высту­пает не денежная политика, а производство, что сфера производства — это основной источник богатства. В этой своей работе У.Петти первым попытался сформулировать трудовую теорию стоимости.

В эпоху становления капитализма политическая эко­номия становится уже самостоятельной наукой, отражав­шей интересы передовых слоев буржуазии в период ее прогрессивной борьбы против феодализма. В конце XVIII — первой половине XIX вв. буржуазная политическая экономия достигла своего наивысшего развития в трудах выдающихся представителей английской классической буржуазной политической экономии — Адама Смита (Smith) (1723-1790) и Давида Рикардо (Rikardo) (1772-1823), установивших, что хозяйственная жизнь подчиня­ется законам, не зависящим от воли людей.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Д. И. Фельдштейн Заместитель главного редактора (1)

    Книга
    Члены редакционной коллегии: А. Г. Асмолов А.А. Бодалев А.В. Брушлинский В.П. Зинченко Л.П. Кезина Е.А. Климов О.А. Коногасин A.M. Матюшкин А.И. Подольский В.
  2. Пряжников Н. С. П77 Методы активизации профессионального и личностного самоопределения: Учебно-методическое пособие

    Учебно-методическое пособие
    П77 Методы активизации профессионального и личностного самоопределения: Учебно-методическое пособие. - М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: Издательство НПО "МОДЭК", 2002.
  3. Л. М. Семенюк психологические особенности агрессивного поведения подростков и условия его коррекции Учебное пособие

    Учебное пособие
    Психологические особенности агрессивного поведения под­ростков и условия его коррекции: Учебное пособие. — М.: Мос­ковский психолого-социальный институт: Флинта, 1998.
  4. Текст взят с психологического сайта (26)

    Документ
    Сайт является помещением библиотеки и, на основании Федерального закона Российской федерации "Об авторском и смежных правах" (в ред. Федеральных законов от 19.
  5. В. М. Минияров педагогическая психология Учебное пособие

    Учебное пособие
    Учебное пособие адресовано студентам, обучающимся по специальности пси­хология для расширения представления о проблемах, рассматриваемых в разделах «Психология воспитания» и «Психология обучения».

Другие похожие документы..