Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Доклад'
В Орловской области введение федеральных государственных образовательных стандартов общего образования осуществляется поэтапно в соответствии с Плано...полностью>>
'Автореферат'
Защита диссертационной работы состоится 14 мая 2008 года в 14-00 на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 502.009.01 при...полностью>>
'Документ'
Отдел по взаимодействию с муниципальными учреждениями культуры и поддержке народного творчества, Национальная библиотека Республики Татарстан, Республ...полностью>>
'Документ'
Жизель – это балет времен эпохи Романтизма. Его музыка была написана французским балетным и оперным композитором Адольфом Адамом (с дополнениями Фрид...полностью>>

К 130-летию и. В. Сталина (1)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

К 130-ЛЕТИЮ И.В. СТАЛИНА

Вклад Сталина в развитие французской коммунистической партии

Три беседы со Сталиным

Ж.Л.Салле 1

Корни 1нынешней кампании по определению коммунизма как преступной идеологии и практики уходят в более чем 40-летний антисталинизм. Во Франции и в большинстве других стран, у буржуазной и троцкистской историографии монополия на издания большими тиражами. Все их книги – это крики ненависти к социализму. Истеричная антисталинская кампания руководства ФКП после смерти Жака Дюкло (1975) шаг за шагом питала разрушение революционной идентичности самого руководства. «История СССР » (1979), которую написало тогдашнее руководство ФКП, возродила штампы и клевету Солженицына, Хрущева и ЦРУ. Жорж Марше, тогда генеральный секретарь ФКП (один из учредителей Еврокоммунизма), разоблачал «чудовищное извращение социализма, которым был сталинизм». URCF (Союз революционных коммунистов Франции) рожден в борьбе против ревизионизма ФКП и считает, что борьба за восстановление правды о нашей истории, теории и практике имеет фундаментальное значение. Она составляет важное направление идеологической классовой борьбы с европейским маккартизмом.

В трех беседах руководства ФКП со Сталиным мы видим непосредственно высокие качества тактика у руководителя СССР и международного коммунистического движения.

Эти три беседы богаты уроками. Они показывают чрезвычайный талант Сталина-тактика, доказывают его способность ориентироваться в постоянно изменяющейся обстановке, определять необходимые действия для усиления всего международного коммунистического движения; образовывать в соответствии с ленинизмом необходимые союзы даже с ненадежными союзниками, чтобы строить широкие фронты.

Наконец, вопреки лживым обвинениям троцкистов в "узком национализме", здесь проявляется глубокий интернационализм и братское отношение к руководителям коммунистических партий. Революционные коммунисты Франции не забудут никогда всего того, чем они обязаны Ленину, Сталину, великой стране Октября 17-го и Сталинграда!

I. Первая беседа. 1926 г. (Выступление И.В. Сталина на французской комиссии VI расширенного пленума Исполнительного комитета Коминтерна (6 марта 1926)

Империалистическая Франция вышла победителем из мясорубки 1914-1918. Страну захлестнула волна шовинизма. После войны было усилено сотрудничество социал-демократии и реформистского профсоюзного движения с капиталом. В 1914г. социалистическая партия утонула в измене интересам рабочего движения и присоединилась к «священному союзу » с буржуазией.

Интернационалистские элементы рабочего движения были слабы и разобщены, имея едва ли десяток организованных активистов.

После Октябрьской социалистической революции привлекательность страны Ленина и произведений большевиков была огромна. Известны примеры проявления солидарности со страной Советов: первая коммунистка Жанна Лабурб, учительница в России и восстание на французских кораблях в Черном море оказали поддержку молодой Советской республике против военного вмешательства французской армии.

В декабре 1920 г. большинство социалистической партии высказалось за вступление в III Коммунистический Интернационал. Но предстоял трудный путь преобразования в партию нового типа. Ленин непосредственно сам отслеживал «французский вопрос», осознавая сложность достижения уровня настоящих коммунистических партий в странах, где реформистские традиции основательно укоренились.

«Преобразование старого типа европейской парламентской, на деле реформистской и лишь слегка подкрашенной в революционный цвет, партии в новый тип партии, в действительно революционную, действительно коммунистическую партию, этовещь чрезвычайно трудная.

Пример Франции показывает эту трудность, пожалуй, всего нагляднее» ( В.И. Ленин «Заметки публициста»/ ПСС. 4-е изд. Т. 33, С. 183).

Между тем Коминтерн и Ленин сохраняли веру во французский пролетариат.

«Не может быть, чтобы революционный рабочий класс во Франции с его блестящии революционными традициями, высокой культурой, самоотверженностью, великолепным боевым темпераментом не создал мощной Коммунистической партии». Но Ленин предупреждал: «Пораженность коррупцией там больше, чем где бы то ни было».

Жорж Конио, бывший руководитель ФКП, писал: «Именно все то прошлое усложняло образование подлинной коммунистической партии во Франции» (G. Cogniot – Présence de Lénine – Éditions sociales 1970).

Выступление Сталина в 1926 г. происходило именно в контексте того, что фактически ФКП, согласно справедливому анализу французского руководителя Пьера Семарда, представляла собой еще партию "левых социалистов”.

Это выступление вращается вокруг трех тем: нарастающий кризис капитализма, образование группы руководителей-ленинцев, отношения коммунизма и профсоюзного движениия.

1. Кризис

Сталин удивляется оценкам, французской делегации, согласно которым «во Франции положение более или менее ровно, дела идут, в общем, ни шатко, ни валко; есть, правда, некоторые затруднения, но они, пожалуй, не приведут к какому-нибудь кризису и т.д.».

Он призывает увидеть то, что скрывается в глубине, под поверхностью. «Кризис этот особенный, ибо во Франции нет безра­ботицы. Кризис умеряется тем, что Франция питается сейчас золотом из Германии. Но эти явления временные, во-первых, потому, что германского золота не хватит Франции на затычку внутренних прорех и на уплату долгов Англии и Америке, во-вторых, потому, что безработицы не миновать во Франции» (Сталин И.В. Сочинения. ОГИЗ Политиздат Москва. 1948. Т. 8, С. 101).

И Сталин рекомендует не замыкаться на текущем моменте, но видеть экономические последствия, связанные с внутренними противоречиями капитализма во Франции. «Когда валюта установится и международные расчёты по долгам возымеют своё действие, концентрации промышленности и безработицы не миновать во Франции» (Там же. С. 101).

Кроме того, Сталин обращает внимание на политические противоречия в государственном аппарате.

«Самым верным симптомом того, что Франция идёт к кризису, является тот пере­полох, который царит в правящих кругах Франции, та министерская чехарда, которая разыгрывается во Франции» (Там же).

Затем генеральный секретарь ВК(б) призывает не забывать о диалетике и скачкообразном развитии и в противоположность тенденциям к заурядному реформистскому эволюционизму, который рассматривает кризис как последовательное накопление трудностей.

«Никогда нельзя изображать развитие кризиса. как восходящую линию нарастающих провалов. Никогда такого кризиса не бывает. Революционный кризис раз­вивается обычно в виде зигзагов: маленький провал, потом улучшение положения, потом более серьёзный провал, затем некоторый подъём и т. д. Наличие зиг­загов не должно давать основания думать, что дела бур­жуазии поправляются» (Там же).

2. Формирование руководящей группы

Недооценка кризиса вела к принятию ошибочной тактики оппортунистского характера. «Поэтому благодушие тут опасно. Опасно, так как кризис может подвинуться быстрее, чем думают, и тогда французские товарищи могут быть застигнуты врасплох. А партия, застигнутая врасплох, не может руководить событиями» (Там же)

Сталин предлагает тогда следующие направления:

«Поэтому я полагаю, что фран­цузская коммунистическая партия должна держать курс на постепенное нарастание революционного кризиса. И французская партия должна поставить дело агитации и пропаганды так, чтобы готовить умы и сердца ра­бочих к этому кризису» (Там же. С. 101-102).

ФКП была плохо подготовлена к этой задаче. Деление на фракции, непрекращающаяся борьба между ними, пережитки социал-демократии во всех областях мешали выработке подлинно коммунистической политики. Недоставало марксистско-ленинской руководящей группы, способной ориентировать партию в наиболее сложных и быстро изменяющихся условиях, группы, способной бороться с оппортунистскими уклонами.

«Второй вопросэто нарастающая опасность справа внутри партии. Я считаю, что как около французской компартии, так и внутри партии уже имеется довольно солидная боевая группа правых, во главе с исключён­ными и не исключёнными из партии, которая всё время будет выматывать жилы у коммунистической партии.существуют группировки пра­вых, ведущих втихомолку работу, а местами ведущих прямую атаку на революционное крыло компартии» (Там ж. С.102).

Обострение кризиса активизирует оппозиционное течение правых, ФКП должна быть в состоянии организовать быстрый ответ

«В период нарастающего кризиса всегда правые под­нимают голову. Правые поднимают голову, ибо они боятся революционного кризиса и поэтому готовы сделать всё, чтобы оттащить партию назад и не дать развиться на­растающему кризису» (Там же).

Сталин считает, что в партии еще социал-демократического типа, где существует коммунистическое революционное крыло, нужно, чтобы представители этого течения возглавили партию. «Но здесь с этим вопросом, с вопросом о борьбе с пра­выми, переплетается другой вопросэто отсутствие сплочённой группы большинства внутри Политбюро компартии Франции. Это совершенно верно, что партия не может вести борьбу ни против правой группы, ни против «ультралевой» группы, если у партии в руко­водящей группе не имеется компактного большинства, могущего бить в одну точку» (Там же, С. 103). «Я считаю, что такая группа должна сформироваться, и она, я полагаю, уже сформировалась, или сформи­руется в скором времени, вокруг таких товарищей, как Семар, Креме, Торез, Монмуссо» (Там же).

Сталин дает точное решение, которое мы, занятые строительством революционной коммунистической партии, используем каждодневно. Материальные корни оппортунизма во Франции ввиду ее колониального и империалистического характера, способствуют разложению определенных секторов рабочего движения. «Вы не можете побить правых, так как правые растут и у них есть, видимо, некоторые корни в рабочем классе Франции, вы не можете, я го­ворю, побить правых, если не объедините всех револю­ционных коммунистов внутри руководящей группы, готовых биться до конца с правыми» (Там же, С.104).

3. Профсоюзный вопрос

Во Франции существовало три профсоюзных центра: Всеобщая Конфедерация труда (CGT) (реформистская), Единая Всеобщая конфедерация труда (CGTU) (классовой борьбы) и CFTC (христианская). CGTU усилилась (450 000 членов), но не избежала некоторой словесной шумихи, постоянно призывая к всеобщей забастовке, но за этими призывами не следовали результаты. У руководства ФКП было тогда стремление усиливать свою "опеку " над коммунистическими элементами CGTU в том числе и для того, чтобы придать забастовкам политический характер.

Сталин с прямотой, присущей ленинцу, был вынужден показать всю значимость профсоюзной работы в империалистических странах.

«Вполне естественно, что т. Монмуссо (руководитель CGTU – Авт.) хотел бы, чтобы со стороны партии было поменьше опеки. Это лежит в природе вещей, так как есть две параллельные орга­низации: партия и профсоюзная Конфедерация, и между ними не могут не быть иногда некоторые трения. .. В архиве нашей партии вы могли бы найти целый ряд резолюций, принятых нашими партийными съездами о том, чтобы партия не опекала профсоюзы, чтобы она руководила ими, а не опекала» (Там же. С. 104-105).

«Я считаю, что партия есть высшая форма организации рабочего класса и именно поэтому с неё надо спрашивать больше. Поэтому ошибки ЦК должны быть ликвидированы в пер­вую очередь, чтобы отношение к профсоюзам улучши­лось и укрепилось и чтобы т. Монмуссо и другие профсоюзники могли работать в том направлении, какое необходимо с точки зрения коммунистической партии» (Там же. С. 106).

Известно, что в первые годы после Октябрьской революции и основания Коминтерна, в период роста революционного движения, вопросы тактики некоторые молодые коммунистические партии необоснованно считали второстепенными. После поражения революционных восстаний в Германии и Венгрии Ленин и Сталин сочли, что, чтобы побеждать, пролетарская революция должна бороться с социал-демократией и завоевывать большинство организованного пролетариата, прежде всего в профсоюзах.

Сталин настойчиво напоминает: «Партия не может развиваться дальше, особенно в тех условиях, какие имеются на Западе, партия не мо­жет укрепляться, если она не имеет серьёзнейшей опоры в лице профсоюзов и их руководителей. Только та партия, которая умеет держать широкую связь с профсоюзами () и которая умеет устанавливать настоящий пролетарский контакт с ними, только такая партия может завоевать большинство рабочего класса на Западе. Вы сами знаете, что без завоевания боль­шинства рабочего класса рассчитывать на победу невозможно» (Там же).

Участники этой встречи, многие из которых видели Сталина впервые, увидели скромного человека без какой-либо позы. Еще в большей степени обоснованность советов Сталина подтвердилась в ходе большевизации, которая устранила течение правых. Течение, неизбежно возрождающееся в новых формах, поскольку оно имеет глубокие материальные корни (французский империализм), и с которым необходимо бороться постоянно.

Уроки Сталина, касающиеся профсоюзов, были ценными. Они позволили преодолеть и победить как анархо-синдикализм, так и дух бюрократической опеки. В профсоюзном движении возрастало единство на массовой и классовой основе, оформившееся в 1936 в рамках Народного фронта.

Наконец, нельзя было не оценить политических и организационных качеств Сталина, когда товарищи, рекомендованные им для руководства ФКП, доказали свои возможности, привлекли в ФКП десятки тысяч членов и превратили ее в массовую коммунистическую партию.

II. Встреча И.В. Сталина и Мориса Тореза, генерального секретаря ФКП 17 ноября 1944 г. ( От ВКП(б): Сталин, Молотов, Берия, от ФКП: Торез)

После разгрома французской армии в 1940 г. и капитуляции Франция была оккупирована немецким империализмом. Петэн и Лаваль установили фашистский режим и стали чемпионами коллаборационизма – сотрудничества с нацизмом. Позиции и интересы французских монополистов могли быть охарактеризованы следующей короткой фразой: – «лучше Гитлер, чем Народный фронт».

Запрещенная ФКП в 1939 г. первой вступила в антифашистское Сопротивление и в вооруженную борьбу против оккупантов. Незабываемы заслуги 70 000 мучеников – ее активистов, гибель которых дала основание называть ее – «Партия расстрелянных».

Все-таки, некоторая часть буржуазии и членов государственного аппарата III Республики присоединились в Лондоне к генералу де Голлю, который осудил капитуляцию. Эти течения буржуазии делали ставку на англо-американский империализм. Жан Монне, капиталист и советник де Голля уповал (согласно с генералом) на слияние Великобритании и Франции после войны в единую страну!

В этих условияФКП, сыгравшая решающую роль в ежедневных боях Сопротивления, не смогла или не сумела (это другой разговор) установить гегемонию рабочего класса в борьбе за национальное освобождение.

Высадка англо-американцев в 1944 г., помимо боев, ослаблявших фашистского зверя и империалистического конкурента, имела целью задействовать армии США и Великобритании как союзников класса французской буржуазии в борьбе против коммунизма. Тем более что капиталистические элементы, которые поддержали Петэна и немецко-фашистский режим, начали активно присоединяться к де Голлю. Каратель Папон, сторонники Виши Миттеран и Пуше даже вступили в Сопротивление

Троцкистская историография говорит об «упущенной революции» в 1944 г., полагая, что коммунисты, имея организации франтиреров и партизан (FTP), должны были взять власть. При этом забывают, по крайней мере, о трех факторах:

а) При отсутствии гегемонии революционного пролетариата цели Сопротивления ограничивались освобождением страны и необходимыми демократическими преобразованиями. Большинство молодежи, вступившей в вооруженную борьбу, это сделали скорее из демократических и патриотических побуждений, нежели руководствуясь стратегическими и революционными целями Коммунистической партии.

б) Война в 1944 г. была еще не закончена. Франция еще была освобождена не полностью, помимо войск США некоторые регионы страны занимала еще и немецкая армия. СССР, его Красная Армия билась лицом к лицу с подавляющим большинством немецких войск.

Принятие французскими коммунистами авантюристической линии разбило бы союз «большой тройки» (СССР, США, Великобритания). Принцип, высказанный Марксом и отстаиваемый Лениным, «о соотношении интересов рабочего и демократического движения страны в общих интересах этого движения» был бы нарушен с риском поставить в опасное положение первое социалистическое Государство рабочих и крестьян, страну Советов, и создать дополнительные трудности для него.

в) Некоторые влиятельные политики американского империализма проявляли значительные колебания по отношению к политике Рузвельта и защищали политику «двух клещей в жаровне». Генерал Паттон, известный антикоммунист, и такие люди, как Трумэн, мечтали о союзе с буржуазными противниками вермахта в Германии и о сепаратном мире для того, чтобы продолжить войну против СССР в виде антибольшевистского крестового похода.

Любая открытая борьба против американских войск использовалась бы наиболее реакционным крылом монополий США как идеальный повод, чтобы предать обязательства, взятые перед Советским Союзом.

Долг французских коммунистов в то время состоял в том, чтобы делать все необходимое, чтобы раздавить гитлеровский фашизм. Именно в такой конкретно исторической обстановке проходит встреча Сталина с Морисом Торезом, генеральным секретарем ФКП.

В своем вступительном заявлении Торез описывает положение такими словами: «Коммунисты не всевластны во Франции, у них есть враги и друзья. Как объединить свои силы и не позволить реакции объединить свои?» (Коммунизм N 45-46, с. 23).

Сталин начинает с того, что настоятельно просит Тореза ознакомить его с позициями различных руководителей и политических партий. Затем Сталин подчеркивает опасность изоляции ФКП, которую намереваются осуществлять, поддержанные голлистами, руководители социалистической партии (SFIO).

Далее Сталин в общих чертах определяет основные направления необходимого народного объединения: «Было бы хорошо, если бы у Партии были союзники. Партия должна () заняться поиском союзников среди радикальных, в том числе среди неофициальных, групп. Надо поискать союзников среди социалистов (), попытаться создать блок против реакции».

Таким образом следует искать союзников в левых партиях и среди их наиболее прогрессивных элементов, не впадая в иллюзии. Напомним, что в радикальной партии, вышедшей из мелкой и средней буржуазии, были такие люди, как Эдуард Эррио и Пьер Кот, воплощавшие франко-советскую дружбу.

« Мы знаем очень хорошо социалистов, это левое крыло буржуазии. Теперь наиважнейшее для нас состоит в том, чтобы создать этот левый блок. Сильная ФКП, какой она не была никогда, не должна быть единственной силой, высказавшейся против реакции» (Сталин И. Т. б. С. 24)

Сталин определяет приоритет: «Цель дня для Партиисоздание тесных связей с профессиональными союзами и с молодежью».

«Коммунисты должны иметь в виду, что де Голль будет побужден принимать меры против них, даже если он этого не хочет сам, он к этому будет побужден англичанами и американцами, которые хотят создать реакционное правительство во Франции».

Вопрос вооруженных сил

В зонах, освобожденных англо-американские войсками, установились исполнительные органы с возрождением французской армии и полиции. В зонах, освобожденных коммунистическим и союзническим Сопротивлением, FTP и патриотическая милиция сохранили свои вооруженные силы.

Установилось неустойчивое равновесие между классами. Буржуазия не была достаточно сильна, чтобы победить коммунистов, но и у этих последних недоставало сил, чтобы приняться за буржуазию и за англо-аериканские войска (более 400 000), которые были, конечно, неустойчивыми союзниками, но соединенными, тем не менее, с СССР против гитлеровского и японского фашизма.

Сталин уточняет: «Надо принять в расчет, что в настоящее время во Франции правительство (руководимое де Голлем. – Авт.), признанное союзниками. В этих условиях для коммунистов трудно иметь параллельные вооруженные силы, поскольку имеется регулярная армия. Потребуется обосновать, для какой цели нужны параллельные вооруженные отряды. Пока не имелось временного правительства, крепкого тыла, тогда у существования этих отрядов был несомненный смысл. Для какой цели существуют теперь эти отряды, в то время как имеется правительство со своей армией? Такими могут быть аргументы врагов коммунизма. Эти аргументы могут убедить французов (), поэтому надо превратить отряды, вооруженные организации в другие, политические организации, а что касается вооружения, надо их скрыть». ( Коммунизм.№°45-46. С.25 – Выделено авт.).

Платформа и классовые контуры новой организации

Сталин предлагает объединить партизан и их союзников по Фронту Сопротивления. «Настоящее положение благоприятно для де Голля. Положение изменилось, надо провести поворот, ФКП не достаточно сильна, чтобы ударить по главе правительства. Она должна накопить силы и найти союзников.

Надо принять меры, чтобы в случае наступления реакции коммунисты смогли иметь крепкую защиту (скрытое вооружениеАвт.) и смогли сказать, что реакция атакует не только коммунистов, но народ Франции», поскольку англо-американцам нужна слабая, зависимая Франция, над которой они обрели бы контроль, чтобы он послужил основанием для расширения их рынка. (Напомним, что французам предстояло терпеть голод и что страна была абсолютно дезорганизована и почти не имела больше производства – Авт.)

Это движение, утверждает Сталин, высказалось бы и действовало бы « для восстановления страны. Под этим флагом объединяем левые силы, трудящихся, интеллигенцию, культурные круги»; крестьяндобавляет Торез. Сталин отвечает утвердительно: «Надо их привлечь к этому движению».

После уточнений Тореза о саботаже производства трестами и англо-американцами Сталин уточняет: «Одной из целей массового движения за восстановление Франции должен быть пуск в ход промышленных предприятий, прежде всего в военной промышленности». Для того чтобы гарантировать независимость от англо-американского господства, которое базировалось бы на нищете и ликвидации фундамента французской экономики, нужна национальная армия, где у коммунистов были бы свои люди, напоминает Сталин, армия, составленная из франкоязычных, не из колониальных войск, так как «алжирцы не французы». Необходимо организовываться для предоставления независимости Алжира. Предполагается призыв в армию в послевоенное время. Таким образом, по мнению Сталина, французская армия сможет принять в конце войны участие в ней и способствовать победе союзников.

III Встреча И.В. Сталина и Мориса Тореза. 18 ноября 1947 г. От ВКП(б): Сталин, Молотов, Суслов, Ерофеев (переводчик), от ФКП – Торез.

ФКП с 1945 по 1947 гг. на базе «неустойчивого равновесия» между классами, способствовала своим присутствием в коалиционном правительстве и работой коммунистических министров осуществлению больших социальных завоеваний (социальное обеспечение, статус служащих, несовершеннолетних, скользящая шкала зарплат, новые профсоюзные права) и завоеваний демократических (положение женщин, национализация, план Ланжевен-Валлона для школы). Реакция объединила все свои силы и перешла в наступление под руководством США, наступление, которое сводилось к удалению коммунистов из правительства.

ФКП болезненно воспринимает этот поворот (осуществленный также в Италии,Бельгии,призывает к простому парламентскому решению и настаивает «на быстрейшем возвращении в правительство».

В сентябре 1947г. создается Информационное бюро коммунистических и рабочих Партий (Комиинформ). Политика ФКП подверглась критике за ее оппортунизм и чрезмерную приверженность легальности, за склонность переоценивать парламентские формы борьбы и ограничивать деятельность союзов единственно избирательным полем в ущерб строительству массового движения. Кроме того, родственные партии упомянули задержку с осознанием поворота, совершенного американским империализмом.

Месяцем позже Сталин принял Мориса Тореза в Кремле. По-братски он спрашивает, не чересчур ли ударили критики по французским коммунистам.

Торез отвечает: «ФКП признательна за то, что поставлена лицом к лицу перед своими недостатками. Сделанный анализ вполне подтверждается во Франции. В особенности вмешательство американцев углубляется в стране, экономические затруднения нарастают, и все более и более обостряется классовая борьба» (Коммунизм, там же. С..35). Во Франции, уточняет Торез, нарастает влияние «третьей силы» (христианские демократы MRP и социалистическая партия). Что об этом думает товарищ Сталин?- спрашивает он.

«По всей видимости, во Франции, укрепление и поляризация сил продолжится. Конечно, коммунисты усилятся, но и голлисты также.Таким образом,- согласно Сталину – нет никакого будущего для «третьей силы». Надо выбирать между сторонниками мира и сторонниками войны» (Сталин И. Там же. С. 36).

Роль социал-демократии

Сталин возвращается к вопросу о социал-демократизме.

«У социалистов во Франции, как и у лейбористской партии, возникает левое крыло внутри их партий. Скорее всего, руководители левого крыла (Ги Молле во Франции. – Авт.) – агенты правых». Социал-демократия создает у себя левое крыло для того, чтобы не дать недовольным основания для присоединения к коммунистам, железной рукой руководя партией. «Коммунисты Франции и Великобритании должны атаковать социалистических левых руководителей и обращаться непосредственно к базовым активистам социалистов».Троцкий атаковал партию с левых позиций, в то время как он требовал предоставления концессий американцам и англичанам» (Финансы и экономика в СССР- NDA).

Борьба за независимость страны

Торез уточняет, что ФКП решила организовать в деревнях, городах, на заводах Комитеты за независимость Франции. Сталин отвечает: «на этой базе можно объединить все элементы, которые борются за независимость национальной промышленности».

Тореза интересует мнение Сталина относительно критики со стороны СК Югославии и Тито, упрекающих ФКП в том, что она не берет власть. Сталин уточняет: «Картина была бы другой, если бы Красная Армия была во Франции (), французские коммунисты не могли взять власть, даже если они ее взяли бы, они бы ее потеряли, так как в стране находились англо-американские войска»

Из всего этого следует, что центральная задача коммунистов состоит в организации объединения за независимость, для того, чтобы добиться вывода войск США, аннулировать неравные договоры и удовлетворить требования народа. Сталин уточняет по поводу Фронта, который надо строить: «Не надо пугать беспартийных, стремясь любой ценой вручить им партийный билет. Между тем ФКП в борьбе, которую она ведет за создание единого Фронта с какими бы то ни было силами, с которыми она соединяется, должна сохранить за собой право на свободу агитации, коммунисты щадили социалистов, однако последние их не щадили»

Сталин спрашивает: «Какой у коммунистов уровень вооружения?». Торез отвечает, что «два товарища имеют полные полномочия, чтобы регулировать эту проблему. ФКП сумела замаскировать целые склады вооружения и боеприпасов». Сталин: « Надо располагать оружием и организацией, чтобы вновь не оказаться безоружными перед врагом. Коммунисты подвергнуться нападению. и тогда надо будет ответить. Различные ситуации могут возникнуть. У нас есть вооружение, которое мы можем предоставить, если необходимо » (Там же. С. 45)

Сталин затем говорит с Торезом о кадрах ФКП и настаивает на включение женщин в Центральный комитет. Торез констатирует идеологические затруднения ФКП, много опытных кадров погибло во время войны, а молодые «выросли в других условиях из-за войны». Сталин: «Необходимо воспитывать членов партии».

Наконец, Сталин возвращается к необходимости защищать независимость каждой страны: «Двадцать лет тому назад называли коммунистов «врагами родины», но подтверждается, что единственные, кто защищает родину, это, конечно, коммунисты. Лозунг национальной независимостилозунг коммунистов, и только их» (Там же. С. 52). Действительно, социалисты были главными проводниками американского влияния и контроля над Францией, а голлисты – приверженцами авторитарного, фашиствующего, корпоративного режима. ФКП вправе говорить, что все другие партии образовали «американскую партию».

Встреча заканчивается пожеланиями Сталина полного успеха французским коммунистам.

Перевод с французского Б.А.Пугачева

1 Ж.Л.Салле (J.LSalle) – генеральный секретарь Союза революционных коммунистов Франции (URСF)

Перевод с французского Пугачев Б.А

Марксизм и современность. 2010 № 1 47



Скачать документ

Похожие документы:

  1. К 130-летию и. В. Сталина (2)

    Документ
    «Кадры решают всё», 1 – эту чеканную формулу И.В. Сталин ввёл в политическую жизнь ещё в годы индустриализации Советской державы. Так предельно ёмко была сформулирована сущность партийно-политического руководства обществом.
  2. Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг

    Документ
    С 77 Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг. / Сост. О.В. Хлевнюк, Р.У. Дэвис, Л.П. Кошелева, Э.А. Рис, Л.А. Роговая. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001.
  3. Дарственный университет американская русистика: вехи историографии последних лет. Советский период антология Самара Издательство «Самарский университет» 2001

    Документ
    Американская русистика: Вехи историографии последних лет. Советский период: Антология / Сост. М.Дэвид-Фокс. Самара: Изд-во «Самарский уни­верситет». 2001.
  4. Вопросы личного характера: мой сталинизм против сталинизма сталина. 55

    Реферат
    Всему миру известны проделанные американскими психоаналитиками исследования сакраментальных личностей XX века: работы Эриха Фромма о Гитлере, Эрика Гомбургера Эриксона о Мао Дзэдуне и другие.
  5. Убийцы сталина

    Документ
    Так трагически разрешился конфликт, давно зревший в советском руководстве, — конфликт между людьми, поставившими себе целью построение счастливого и справедливого общества, и человекообразными животными, пробравшимися во власть ради

Другие похожие документы..