Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебное пособие'
В учебном пособии представлены основные гигиенические сведения по отдельным разделам анатомии и физиологии детского организма. Даны основные гигиенич...полностью>>
'Диплом'
Научить анализировать: физико-химические процессы, протекающие при производстве стали сплавов и композитов в зависимости от их состава, физических, м...полностью>>
'Методические разработки'
Предлагаемые методические разработки уроков составлены на основе программы по технологии, являющейся дополнительной специализацией на художественно-г...полностью>>
'Статья'
От редакции. В январе 1990 г. в нашем журнале был опубликован проект Закона об охране окружающей природной среды, разработанный В.В. Петровым . 19 де...полностью>>

Вместо предисловия (3)

Главная > Интервью
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Странник: Да, действительно, вызывал.

Умник: Кстати, не знаешь, где он сейчас?

Странник: Понятия не имею.

Умник: Надо бы найти.

Странник: Найдем.

Некоторое время оба молчат.

Странник: Однако, мы ушли от более важных вопросов.

Умник (кивает): Да. Так ты займешься восстановлением Центра?

СТРАННИК (с сомнением): Попробую. Но нужны месяцы…

УМНИК (перебивает): Постарайся побыстрее. А пока предлагаю поступить так…

жилой корпус на территории ДСИ – комната МАКСИМА – день

Небольшое опрятное, но явно казенное помещение. На окнах закрыты жалюзи – от этого в комнате полумрак. Около окна стоит РАДА. Входит Максим. Рада вздрагивает, оглядывается, бросается к нему.

РАДА: Мак! Наконец-то! Умоляю, объясни, что происходит?

МАКСИМ: Все хорошо.

РАДА: Хорошо? Но почему вокруг здания столько танков? И этих… машин?

МАКСИМ: Так надо. Не волнуйся. Они не будут стрелять.

РАДА: Откуда ты знаешь?

МАКСИМ: Знаю. Тише. Поверь мне. Просто поверь.

Рада прижимается к нему. Он несколько растерян, но потом обнимает ее и гладит по голове.

МАКСИМ: Не надо бояться. Никогда ничего не надо бояться.

Рада всхлипывает.

МАКСИМ: Ты… ты плачешь? Но почему? Я же здесь, я рядом. Когда я рядом, с тобой ничего не случится.

Рада поднимает глаза, кивает, по ее щекам текут слезы. Максим осторожно стирает их.

МАКСИМ: Не надо. Больно видеть, как ты плачешь.

За окнами раздается гул моторов и грохот гусениц.

Максим бросается к окну. Рада – к дальней стене. Максим хватает Раду за руку, но отпускает. Она отбегает, он, на всякий случай пригибаясь, бежит к окну, осторожно отводит жалюзи, выглядывает.

Максим видит, как передвижные излучатели и БТР, охранявшие здание ДСИ, уползают в подземные гаражи.

От входа в здание спускаются Умник и Странник, идут к воротам. Умник – чуть впереди. Странник останавливается на середине аллеи, как раз напротив окон комнаты Максима. Умник идет дальше, к воротам.

Максим подзывает Раду к окну. Они вместе смотрят, как к ожидающему на аллее Страннику подъезжает ведомственная машина ДСИ, он садится в нее, машина едет к воротам.

Рада вопросительно смотрит на Максима. Он провожает машину взглядом, на его лице – тревога.

ДСИ – перед главными воротами – день

Умник выходит за ворота, отдает приказ полковнику гвардии, садится в черную машину. Танки и передвижные излучатели, окружавшие ДСИ, разворачиваются и отъезжают.

Из ворот выезжает машина ДСИ, присоединяется к машине прокурора и гвардейским машинам с охраной. Кортеж, обгоняя танки и передвижные излучатели, уезжает по дороге в город.

столица страны отцов – ПлОЩАДЬ перед Дворцом Отцов – день

На площади построены все гвардейские части, размещенные в столице. С гвардейцами говорит Умник. Он стоит, не двигаясь с места, не жестикулирует – кисти рук сцеплены за спиной. Говорит рубленными фразами, очень громко, надсаживая голос.

УМНИК: Больше, чем свет и тепло, больше, чем хлеб и вода, нашей стране сейчас нужны закон и порядок! Потому что если будут царить они – будет и всё остальное! Этот хрупкий мир нуждается в вашей защите!

В нескольких шагах за спиной Умника стоит Странник. Еще дальше – высшие гвардейские чины.

На самом краю площади у стен домов жмутся самые смелые и любопытные горожане. Они вытягивают шеи и встают на цыпочки, пытаясь увидеть, кому безмолвно и благоговейно внимают плотные черные ряды вооруженных людей.

столица страны отцов – улица – день

Вдоль улицы под прикрытием танка едет передвижной излучатель. Сам излучатель отключен. Но из установленных на машине громкоговорителей раздаются приказы.

Голос из громкоговорителей: Жители столицы! Сохраняйте спокойствие и порядок! Ситуацию в городе контролирует Боевая Гвардия и Государственная прокуратура. Всем сотрудникам министерств и департаментов надлежит немедленно вернуться к местам службы. Остальным гражданам настоятельно не рекомендуется покидать свои дома до специального распоряжения властей! Жители столицы! Сохраняйте спокойствие и порядок!..

Из домов на улицы выходят люди в мундирах различных департаментов и ведомств. Некоторых из них родные пытаются удержать в дверях, но они вырываются и идут вслед за танком и излучателем к центральной площади.

дворец отцов – Секретариат государственной прокуратуры – день

Машинистки распечатывают сотни копий приказов и распоряжений. Часть копий передают курьерам, которые тут же покидают помещение. Часть отправляют с помощью аппаратов, напоминающих факсы.

дворец отцов – зал совещаний – день

В огромном зале за длинным столом – люди в мундирах высших чинов различных департаментов и ведомств. Во главе стола Умник продолжает свою речь. Он опирается обеими руками о стол, жестко и строго вглядывается в лица чиновников. У стены за его спиной стоит Странник.

УМНИК: Да, это диктатура. Но – диктатура правосудия! Она и только она одна может обеспечить нашему народу сегодня – спокойствие и безопасность, а завтра – мир и процветание! И отныне любое противодействие правосудию будет расценено как государственная измена!

столица страны отцов – Радиостанция – вечер

Редактор приносит диктору текст с размашистой резолюцией в углу листа. Диктор просматривает текст, недоуменно понимает глаза на редактора. Тот что-то объясняет ему, отчитывает за непонимание и сомнения. Диктор начинает читать текст в микрофон.

столица страны отцов – небольшая городская площадь-перекресток – вечер

Около уличных громкоговорителей собираются люди. Они внимательно слушают диктора.

ГОЛОС ДИКТОРА: Согласно предписанию Государственной прокуратуры с полудня сегодняшнего дня отменен регулярный перевод локаторов башен противобаллистической защиты в режим повышенной мощности…

Толпа около громкоговорителей становится все плотнее и больше.

столица страны отцов – подземный бункер – вечер

Голые бетонные стены, низкий потолок. Резкий свет редких ламп чередуется с провалами почти полной темноты. В центре узкого и длинного помещения – большой железный стол. Вдоль стен – скамьи. Все места у стола и на скамьях заняты оппозиционерами, подпольщиками, террористами, революционерами и анархистами всех мастей.

Во главе стола сидят Умник и Тик Феску по прозвищу Вепрь. В нескольких шагах за спиной Умника стоит Странник.

Вепрь подписывает договор о сотрудничестве и передвигает бумаги Умнику. Прокурор ставит свою подпись. Оба встают.

Странник из-за плеча Умника встречается взглядом с Вепрем и едва заметно кивает. Вепрь и Умник одновременно протягивают друг другу руки для рукопожатия. Но Вепрь протягивает левую руку-протез. Возникает секундное замешательство. Умник смотрит на железные пальцы, недобро поблескивающие в слабом освещении, поднимает глаза. Вепрь чуть заметно усмехается. Прокурор едва сдерживается, но всё-таки меняет руку. Железная пятерня протеза медленно и угрожающе сжимается вокруг его кисти. В глазах Умника мелькает страх. Но стальные пальцы замирают, не причинив ему боли. Вепрь кладет поверх протеза правую руку и с довольной ухмылкой трясет руку прокурора. Умник натянуто улыбается в ответ и спешит выдернуть свою ладонь.

Столица страны отцов – вход в подземный бункер – вечер

Около низкого бетонного проема ждут двое рослых гвардейцев и Кох. Выходят Умник и Странник.

Едва выйдя из бункера, Умник, не останавливаясь, с отвращением стягивает с левой руки перчатку и бросает на землю. Кох спешит поднять перчатку и тотчас вкладывает в требовательно протянутую руку прокурора новую чистую. Странник, неотступно следующий в шаге за Умником, усмехается.

столица страны отцов – Типография – вечер

Из-под вала печатного станка вылетают одинаковые страницы срочного выпуска столичной газеты. Под крупным заголовком – фотография государственного прокурора.

дворец отцов – Кабинет государственного прокурора – Вечер

В кабинете всё прибрано, всё вновь расставлено по своим местам. От погрома не осталось и следа.

Умник стоит у окна. За окном уже стемнело, зажглись ночные огни. На площади перед Дворцом Отцов – усиленная охрана и бронетранспортеры.

Умник наблюдает, как на фасаде противоположного здания меняют огромный плакат с изображением усредненных рабочего и гвардейца на новый – с изображением государственного прокурора. Это та же фотография, что была на первой странице газет, только огромная, во всю стену здания.

Умник оглядывается и с тревожным сомнением смотрит на часы на стене кабинета. До обычного времени начала вечернего удара излучения остается несколько минут. Он уходит в смежные с кабинетом личные покои. Проходит в роскошную ванную и опускает руку в ванну, до краев наполненную водой. Берет со столика позолоченный «болеутолитель» и осторожно крутит его в пальцах.

столица страны отцов – Небогатая городская квартира – Вечер

За столом – семья выродков. Пожилые родители и их взрослые дети, девушка и юноша. На столе перед ними – последний выпуск газеты с фотографией государственного прокурора, нового главы государства. Но взгляды сидящих за столом прикованы не к газете, а к часам.

До начала регулярного удара остается все меньше времени. Сын вопросительно смотрит на отца. Отец вздыхает и качает головой. Семья поднимается из-за стола.

Мать садится на кровать, достает полосу ткани, скручивает ее в жгут, вкладывает себе в зубы, ложится, закрывает глаза и замирает в ожидании мучений. Дочь устраивается в старом кресле с потертой и местами порванной обшивкой. Мужчины располагаются у стен прямо на полу.

лес – Землянка подпольщиков – Вечер

Небритые бледные люди в камуфляже, с оружием, сидят, прислонившись спинами к сырым стенам. Один из них – руководитель группы подпольщиков - смотрит на часы. Потом переводит взгляд на помятую страницу с рукописным текстом, которая лежит у него на коленях поверх автомата. Это срочная записка, только что полученная через связного. Подпольщик скептически качает головой и достает свой «болеутолитель» - грубую деревянную палку со множественными следами от зубов. Остальные следуют его примеру.

южная степь – Барак воспитуемых-каторжан – Вечер

Воспитуемых только что загнали в барак после дневных работ. Солдаты-охранники закрывают двери. Гремят засовы.

Воспитуемые начинают готовиться к лучевому удару. Они переговариваются, перешептываются, но все-таки вкладывают себе в зубы жгуты ткани и куски древесины.

дворец отцов – Личные покои государственного прокурора – Вечер

Часы на стене ванной комнаты – до начала удара несколько мгновений.

Умник до последней секунды не может заставить себя поверить в то, что удара не будет. В то мгновенье, когда совмещаются деления на часах, он все-таки сжимает зубами «болеутолитель» и хватается обеими руками за край ванны, ожидая боли.

столица страны отцов – Небогатая городская квартира – Вечер

Вся семья приготовилась к удару. Люди стиснули зубы и ждут боли. Но ничего не происходит. Мать и дочь, отец и сын открывают глаза, поднимают головы и с удивлением смотрят на часы, потом друг на друга.

лес – Землянка подпольщиков – Вечер

То же самое.

южная степь – Барак воспитуемых-каторжан – Вечер

То же самое.

Время идет. Воспитуемые всё смелее переглядываются, выражение удивления на лицах сменяется радостью. Наконец один из них выплевывает «болеутолитель» и вскакивает с радостным криком. Остальные тоже вскакивают, начинают кричать и обниматься.

Столица страны отцов – улица – Вечер

Из дома выбегает мужчина средних лет.

Мужчина (радостно орет): Да здравствует свобода! Да здравствует прокурор!

С этим криком он бросается бежать по улице.

Из других домов выбегают еще люди, толпа выкатывается из переулка на улицу, увлекает своим ликованием встречных прохожих. К толпе присоединяются не только выродки, но и обычные люди, привыкшие в это время суток выражать свою любовь и преданность власти. Быстро нарастая, толпа движется к площади перед Дворцом Отцов.

дворец отцов – Кабинет государственного прокурора – Вечер

Освещение выключено. Единственный источник света – окно с неплотно задернутыми шторами. За окном слышен шум толпы.

Умник выходит из дверей, ведущих в личные покои, и направляется к окну. Осторожно отодвигает штору. На площади гвардейцы с трудом сдерживают ликующую толпу.

Неслышной тенью за спиной Умника из темноты возникает Странник. Прокурор вздрагивает и оглядывается. Странник молча кивает. Умник снова смотрит на площадь. Постепенно на его лице появляется самодовольная улыбка. Странник бесшумно отступает в глубину кабинета и исчезает в темноте. Умник разжимает пальцы – на подоконнике остается лежать «болеутолитель».

страна отцов; юго-западная граница – Лес на побережье – Ночь

Среди деревьев мелькают фары. По разбитой дороге едва едет легковой автомобиль. Машина вся в грязи, видно, что она проделала немалый путь. Вскоре автомобиль безнадежно застревает в рытвине. Из машины выскакивает первый инженер и, бросив автомобиль, торопливо пробирается сквозь заросли. Он постоянно оглядывается, петляет, перебирается через ручей. Но погони за ним нет. Наконец лес кончается. Впереди – обрыв, внизу – узкий песчаный пляж, дальше – уходящий к горизонту океан. Первый инженер достает небольшой, но мощный фонарь, включает его и начинает размахивать над головой, подавая сигнал кому-то в море.

страна отцов; юго-западная граница – Лес на побережье – Ночь

К брошенной первым инженером машине подъезжает патрульный вездеход. Из него выходят два сотрудника ОВБ ДСИ. Они осматривают машину. Никого и ничего в ней не обнаружив, осматривают землю вокруг, находят следы и идут по ним. Они проходят там же, где проходил до этого первый инженер, но вынуждены двигаться медленнее, чтобы не потерять след. Но все-таки они сбиваются и отклоняются в сторону.

Внезапно впереди раздается шорох, из кучи опавшей листы поднимаются стволы автоматического пулемета. Сотрудники ОВБ ДСИ бросаются на землю. Над их головами свистят пули. Они отползают назад до тех пор, пока пулемет не перестает стрелять. Затем поднимаются и меняют маршрут, обходя опасное место.

Начинает светать, когда на самом краю леса, где за деревьями уже видно море, они находят еще слегка дымящийся костер. Один из сотрудников указывает на следы, ведущие от кострища. Оба бросаются через заросли к краю леса. Выбежав на обрыв, они видят внизу у самой воды цепочку следов. Следы пересекают узкий пляж и уходят в море.

Один сотрудник подносит к глазам бинокль и осматривает морскую гладь. Но она пустынна. Второй сотрудник достает рацию и что-то говорит в нее.

дси – Кабинет Странника – Раннее утро

Странник сидит за столом, работает на портативном компьютере. Он просматривает электронные документы и сводки, что-то вычисляет, сверяется с картами и таблицами, делает пометки в лежащем на столе блокноте. Он не спал всю ночь, но не прекращает работу.

Входит начальник ОВБ. Странник поднимает голову и вопросительно смотрит на него.

Начальник ОВБ: Ваше превосходительство, вы оказались правы. В установке одиннадцать-ноль три блок модуляции не обнаружен.

СТРАННИК: Дальше.

НАЧАЛЬНИК ОВБ: Старшего инженера Гота Фазу задержать не удалось. По всей видимости, он покинул пределы нашей страны.

СТРАННИК: Что-о?!

НАЧАЛЬНИК ОВБ (дрожащим голосом): Есть основания полагать, что его подобрала белая субмарина. Вероятно, это был шпион Островной Империи.

Странник замирает и несколько секунд буравит взглядом начальника ОВБ. Начальник ОВБ готов хоть сквозь землю провалиться, но вынужден стоять перед шефом по стойке смирно и ждать неминуемой бури на свою голову. Внезапно Странник отводит взгляд и делает жест, отсылая подчиненного. Начальник ОВБ спешно покидает кабинет.

Оставшись один, Странник вцепляется рукой в свое лицо и некоторое время сидит, не двигаясь. Потом кулаком другой руки бьет по столу, вскакивает, проходит от стены к стене, снова садится за стол. Но тут же опять вскакивает и стремительно направляется к дверям.

дворец отцов – Личные покои прокурора – раннее утро

Умник спит на роскошной кровати. Он в мундире и даже в сапогах, вместо одеяла укрывается кителем. Под его рукой на постели лежит автомат.

Но спит Умник слишком крепко. Рука в черной перчатке осторожно вытаскивает из-под его пальцев оружие. Черное дуло замирает в нескольких сантиметрах над виском прокурора, потом опускается.

Другая рука в перчатке хватает Умника за плечо и грубо встряхивает. Умник вскакивает на постели и очумело смотрит на бесцеремонного посетителя.

СТРАННИК: Вставай!

УМНИК: Ты что, с ума сошел?

Он шарит рукой по постели и только потом замечает свой автомат в руке Странника.

УМНИК: Который час?

СТРАННИК: Ты проспал!

УМНИК (испуганно): Что проспал?

СТРАННИК: Завтрак! Вставай, поехали!

УМНИК: Куда?!

Странник бросает автомат на постель и усмехается.

СТРАННИК: Укреплять оборону!

машина государственного прокурора – утро

В просторном салоне бронированного правительственного лимузина, который движется, покачиваясь плавно, как корабль на волнах, Умник дремлет, удобно развалившись на мягком сиденье.

Машина останавливается. Умник вздрагивает и просыпается. Смотрит в окно. Вместо привычного урбанистического пейзажа обнаруживает там полуголую холмистую степь. В глазах Умника мелькает паника. В это время распахивается дверь с другой стороны салона.

войсковая часть 23/17/154 – перед воротами – УТРО

Умник с опаской выбирается из машины. Дверь ему открыл Странник. Перед ними – ворота и высокий серый бетонный забор с колючей проволокой. За забором возвышается башня-излучатель.

УМНИК (ошеломленно): Где мы?

СТРАННИК: Войсковая часть двадцать три дробь семнадцать дробь сто пятьдесят четыре. Специализация – подготовка отрядов пограничных войск. Всего-то пятьдесят восемь лиг от столицы.

УМНИК: И что здесь делать?

СТРАННИК: Воодушевлять. (усмехается, кивает на башню-излучатель) Вместо этой штуки!

Тяжелые ворота начинают открываться. За ними – серый пыльный плац с замершим по стойке смирно личным составом части. Это уже не бравые столичные гвардейцы. Тусклая форма цвета пыли под ногами. Тусклые лица. Тусклые глаза. Умник стискивает кулаки в черных перчатках и решительно шагает вперед.

войсковая часть 23/17/154 – Плац – УТРО

Умник идет вдоль строя солдат. Заглядывает в глаза рядовым и капралам, которые при его приближении испуганно вытягиваются во фрунт до предела. Командир части семенит по пятам за Умником и, подпрыгивая до плеча прокурора, на ухо ему расхваливает «товар».

Остановившись перед одним из отличников строевой и боевой подготовки, Умник меряет солдата оценивающим взглядом с ног до головы, хлопает по плечу и покровительственно кивает. Идет дальше. На лице оцепеневшего солдата расплывается идиотско-восторженная улыбка. Забыв себя, солдат орет во всю глотку «Да здравствует государственный прокурор!». Умник останавливается и с изумлением оглядывается. Строй подхватывает крик и заходится в дружном счастливом «Ура!». Умник самодовольно усмехается и переглядывается со Странником, идущим за ним в нескольких шагах.

После смотра строя командир части пытается пригласить высокое начальство откушать. Умник уже готов согласиться, но Странник делает отрицательный жест, что-то коротко поясняет. Умник недовольно хмурит брови, но вынужден согласиться. Умник и Странник покидают войсковую часть.

Страна отцов; ПРОВИНЦИАЛЬНАЯ МЕСТНОСТЬ – хилая деревушка у железнодорожного переезда – ДЕНЬ

По не самой хорошей дороге к переезду приближается правительственный кортеж.

Старый смотритель спешит поднять шлагбаум перед столичными гостями. На лице смотрителя – страх и восхищение одновременно.

Машины проезжают переезд и останавливаются. Из первой машины выходит Странник, подходит к машине прокурора, открывает дверь. Умник выходит, озирается, не скрывая брезгливости. Странник указывает ему на замершего у шлагбаума смотрителя. Умник натянуто улыбается и жестом подзывает старика. Старик подбегает рысцой, застывает, пытаясь вспомнить былую военную выправку. В этот момент раздается лязг приближающегося поезда. Все оборачиваются к железнодорожному полотну.

Проезжает состав, везущий к северным границам танки, бронетранспортеры, гаубицы. В последних вагонах-теплушках едут солдаты. Они сидят – кто в дверях вагона, кто на крыше – и с немалым изумлением смотрят на правительственный кортеж.

Умник машинально поднимает правую руку в жесте то ли приветствия, то ли прощания. И неожиданно десятки солдат в вагонах вскидывают руки в ответном жесте и начинают орать «Ура!». Умник опускает руку, гордо расправляет плечи и задирает подбородок. Солдаты орут. Поезд проезжает мимо.

Умник снова поворачивается к старому смотрителю. Улыбается уже отработанной покровительственной улыбкой, хлопает по плечу. Старик в восторге смотрит на него.

Умник и Странник возвращаются к машинам. Странник что-то говорит Умнику и одобрительно кивает. Прокурор морщится, но молчит.

Кортеж отъезжает. Старик-смотритель, проводив машины взглядом, рысцой бросается по тропинке к деревне, откуда навстречу ему уже бегут изумленные односельчане. Встретившись с ними на полпути, смотритель начинает, отчаянно жестикулируя, пересказывать, как «сам господин государственный прокурор только что милостиво похвалил его за преданную службу». Сельчане оглядываются вслед удаляющемуся кортежу. В их глазах – фанатичный восторг.

Страна отцов – ВОЕННЫЙ ЗАВОД, ТКАЦКАЯ ФАБРИКА, ШКОЛА, БОЛЬНИЦА – день

Умник «общается с народом». Он освоился в роли самодержца-полубога, и эта роль ему очень нравится. А наивная реакция «публики» только убеждает его в собственной «гениальности». Везде повторяется одно и то же. Якобы внимательное выслушивание жалоб, якобы понимающий взгляд, воодушевляющая речь, коронный номер с похлопыванием по плечу, покровительственная улыбка.

Страна отцов – Небольшой провинциальный город – Вечер

Правительственный кортеж медленно едет по узким, кривым улочкам. Жмущиеся у стен домов жители машут руками и провожают машины восторженными возгласами.

машина государственного прокурора – вечер

Умник судорожно пьет из фляги. Напившись, возвращает флягу Страннику, который теперь едет с ним в одной машине.

УМНИК (севшим голосом): Больше не могу…

Странник смотрит на него презрительно-снисходительно, но прокурору уже все равно, как на него смотрят.

СТРАННИК: Плохо. По графику еще три точки.

Умник закатывает глаза.

СТРАННИК: Ладно, завтра отработаешь. (достает рацию, связывается с идущей впереди машиной охраны) На сегодня всё. Возвращаемся в столицу.

УМНИК: А где мы сейчас?

СТРАННИК: Область Кетсах. Триста семьдесят четыре лиги на северо-восток от твоей спальни.

столица страны отцов – улица на окраине – ночь

Правительственный кортеж несется по пустынным улицам. На стенах зданий – десятки плакатов разных размеров. Изображение на всех одинаковое – портрет государственного прокурора.

машина государственного прокурора – ночь



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Вместо предисловия (1)

    Документ
    Первое издание этой книги было написано в довольно короткие сроки. Нахлынувшие воспоминания не давали мне покоя, и я старался как можно быстрее выплеснуть их наружу.
  2. Вместо предисловия (4)

    Учебное пособие
    Предлагаемое учебное пособие по логике написано с учетом того, что в последние годы возникла новая область знаний — персонало-ведение. Она развивается как наука об эффективной организации, мотивации и стимулировании высококачественного
  3. Вместо предисловия (10)

    Документ
    Сначала предлагаю посмотреть документальный фильм «Семь шагов за горизонт», который посвящён исследованию возможностей мозга и способностей человека.
  4. Вместо предисловия: анализ ситуации

    Документ
    В документе «Концептуальные основы организации образовательного процесса с детьми старшего дошкольного возраста (5-7 лет) для построения непрерывного содержания дошкольного и начального общего образования» подчеркивается:
  5. Вместо предисловия (6)

    Документ
    Иван Михайлович Дзюба — известный украинский литературовед, критик, автор более 20 книг и многих журнальных и газетных публикаций по вопросам украинской литературы, литератур народов бывшего СССР, академик НАН Украины (1992), первый

Другие похожие документы..