Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Учебная деятельность младших школьников регулируется и поддерживается системой мотивов, имеющей сложный и многоуровневый характер [3]. Сформированнос...полностью>>
'Реферат'
В конце XIX - начале XX вв. начинается экономический и промышленный подъем. Широкое развитие получили рекламные плакаты, размещавшиеся на трамваях и ...полностью>>
'Доклад'
Полное наименование образовательного учреждения в соответствии с Уставом: муниципальное общеобразовательное учреждение «Гимназия № 41» (МОУ «Гимназия...полностью>>
'Документ'
“Баньяновое дерево живет пять тысяч лет, но оно — баньяновое дерево, и ничего более. Человек, ставящий своей целью долгожительство, — просто здоровое...полностью>>

Генеральная тенденция современной стратиграфии

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

И.А. Стародубцева

Государственный геологический музей им. В.И. Вернадского РАН

Алексей Петрович Павлов (1854–1929) – заслуженный профессор Московского университета (1909), академик (1916), основатель московской (павловской) геологической школы. Как отмечал В.И. Вернадский (1988, с. 312), «ему пришлось создавать ее вновь, после долгого перерыва геологического научного творчества в Московском университете». А.П. Павлов был неутомимым исследователем, увлеченным решением многих геологических задач. Большинство его трудов посвящено вопросам палеонтологии и стратиграфии юрских и пограничных нижнемеловых отложений. Он также автор работ по верхнемеловым и палеогеновым отложениям Поволжья, а также по четвертичной геологии. В его статьях «Генетические типы материковых образований ледниковой и послеледниковой эпохи» (1889) и «Делювий как генетический тип послетретичных отложений» (1890) впервые в мировой литературе дан анализ континентальных образований – моренных, аллювиальных, элювиальных и делювиальных, установлены их генетические признаки, а также окончательно закреплены понятие и термин «делювий». Среди работ А.П. Павлова нельзя не отметить, хоть и немногочисленные, публикации по тектонике (он ввел понятие и термин «синеклиза»), по истории геологических знаний и научно-популярные статьи. Проводя интенсивную научную работу, А.П. Павлов много сил отдавал педагогической деятельности. Его перу принадлежит ряд статьей по педагогическим вопросам, которые актуальны и в наше время. Будучи крупнейшим специалистом своего времени во многих отраслях геологических знаний, прекрасно владея иностранными языками, А.П. Павлов достойно представлял отечественную науку за рубежом. А.П. Павлов был членом многих как отечественных, так и зарубежных научных обществ. В 1926 г. ему присудили золотую медаль А. Годри – высшую награду Французского геологического общества. Алексей Петрович Павлов был разносторонне одаренной личностью: хорошо рисовал, был замечательным фотографом, прекрасно пел. Современники А.П. Павлова вспоминали о нем с неизменным уважением и любовью. В декабре текущего года в Государственном геологическом музее им. В.И. Вернадского РАН состоится конференция с международным участием, посвященная 150-летию со дня рождения академика А.П. Павлова и почетного академика М.В. Павловой. Подготовлен сборник «Павловская геологическая школа». Планируется создание выставки, посвященной А.П. и М.В. Павловым и павловской геологической школе.

Н.И. КРИШТАФОВИЧ – ГЕОЛОГ И ИЗДАТЕЛЬ

И.А. Стародубцева

Государственный геологический музей им. В.И. Вернадского РАН

Николай Иосифович Криштафович (1866-1941) – один из первых исследователей плейстоценовых ледниковых отложений центральных и западных частей Восточно-Европейской платформы. Выходец из смоленских дворян, он, по семейной традиции, стал военным. Будучи офицером 12 гренадерского Астраханского полка, увлекся геологией. В 1886–1892 гг. прослушал курс наук на естественном отделении физико-математического факультета Императорского Московского университета. Тогда же начал заниматься под руководством профессора А.П. Павлова научной работой. В 1893 г. вышел в отставку и занял должность библиотекаря в Ново-Александрийском институте сельского хозяйства и лесоводства, основал «Ежегодник по геологии и минералогии России» и стал его бессменным редактором-составителем. Первые выпуски «Ежегодника» издавались, преимущественно, на личные средства Н.И. Криштафовича. В «Ежегоднике» сотрудничали более 130 отечественных специалистов, привлеченных Н.И. Криштафовичем для составления обзоров литературы, подготовки рефератов статей, предоставления сведений об экскурсиях и т.д. За все время существования «Ежегодника» (1896–1917 гг.) было издано 154 выпуска, составляющие 17 томов. Н.И. Криштафович и сам составлял систематические указатели литературы, писал рефераты статей. Напряженную редакционно-издательскую деятельность совмещал с научной работой: изучал ледниковые отложения на территории бывших Гродненской, Виленской и Ковенской губерний, проводил геологические исследования стоянок палеолитического человека в Центральной России, Крыму, на Северном Кавказе и в Польше, изучал мезозойские отложения в Привисленском крае, проводил гидрогеологические изыскания в бывших Люблинской и Херсонской губерниях. В 1915–1917 гг. Н.И. Криштафович провел большую работу для объединения геологов в проектируемое им Русское геологическое общество. Этому проекту в то время не суждено было осуществиться. Н.И. Криштафович был одним из членов-учредителей Русского палеонтологического общества. Он – действительный член Императорского Московского общества испытателей природы (1890) и Императорского Санкт-Петербургского минералогического общества (1892), доктор философии Эрлангенского университета (Германия) и доктор геологии и минералогии Варшавского университета.

СТРАТИГРАФИЯ ЮРСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ ЛОЗОВСКОЙ ЗОНЫ В ДОЛИНЕ р. БОДРАК (ГОРНЫЙ КРЫМ)

А.Н. Стафеев, С.Б. Смирнова, В.Г. Талицкий, В.Л. Косоруков, А.И. Гущин

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Изложенные ниже новые представления о стратиграфии юрских отложений Лозовской зоны в бодракском пересечении основаны на 20 новых спорово-пыльцевых спектрах (СПС), особенностях минералогии глин (Косоруков и др., 2002) и залегания разновозрастных толщ. Из подстилающих лейас пород салгирской свиты норийского возраста, картируемой Д.И.Пановым (2002) в виде сплошной субширотной полосы, в трех разных разрезах выделены 8 лейасовых СПС и ни одного триасового, а по минералогии глин только в двух точках установлена триасовая ассоциация, не содержащая каолинита. В единственном месте, где находки норийских монотисов (Короновский, Милеев, 1974) повторялись, ширина выхода триасовых пород не превышает 10–20 м. Непосредственно ниже по Бодраку от места этих находок, из всего разреза «салгирской» свиты получены плинсбахский и верхнетоарский спорово-пыльцевые комплексы (СПК). По нашему мнению, триас в Лозовской зоне на Бодраке обнажается крайне ограничено и только в отдельных тектонических клиньях севернее субширотных разломов: Бодракского, Джидаирского (вдоль одноименного оврага) и Усть-Мендерского (пересекающего Бодрак в устье оврага Мендер). Геттангсинемюр. Представлен пачкой алевритистых глин с тонкими прослоями алевролитов и песчаников. Количество каолинита не превышает 10%. Мощность – первые десятки метров. Датируется синемюрскими аммонитами (Казакова, 1962) и геттанг-синемюрским СПС, аналогичным СПС с левого борта р. Альма, но без переотложенных триасовых миоспор. Вследствие трудного распознавания и малой мощности пачка должна картироваться, вероятно, вместе с верхним лейасом. Плинсбах низы тоара. Эта толща сложена глинами с прослоями и линзами косослоистых песчаников, гравелитов и конгломератов. В основании содержит глыбы каменноугольного, триасового и лейасового возраста, в верхней части разреза приобретает ритмичный характер. Снизу вверх по разрезу количество каолинита снижается с 30–40 до 5–10%, появляется вермикулит (10–25%), а ещё выше – апопепловый смектит (до 10%), свидетельствующий о синхронной вулканической деятельности. Мощность более 200 м. Толща распространена широко, но основное поле ее развития с максимальными мощностями располагается между Бодракским и Джидаирским разломами, которые в начале ее накопления проявляли себя как конседиментационные. Возраст определяется плинсбахским СПК (5 спектров) и нижнетоарским СПС. В основании толщи спектры содержат до 8% переотложенных триасовых миоспор. На одних участках толща залегает, вероятно, согласно на нижнем лейасе, на других – несогласно на нижнем лейасе и триасе. Перекрывается с угловым несогласием верхним тоаром – ааленом и отвечает всем признакам саблынской свиты В.И. Славина (1982,1986). Верхи тоара – аален – нижний байос. Это глинистая, в основании тонкофлишоидная толща с прослоями алевролитов и песчаников и редкими линзами до 1,5 м мелкозернистых песчаников. Количество каолинита снизу вверх по разрезу снижается с 20–30 до 5–10%, вверху появляется железистый хлорит (до 15%). Субширотные полосы выходов толщи ограничены с севера Джидаирским и Усть-Мендерским разломами, а еще севернее она несогласно перекрывается Бодракской свитой верхнего байоса. Максимальная мощность толщи 150 м. В нижней части толща датируется верхнетоарским СПК, спектры которого постоянно содержат переотложенные триасовые миоспоры (до 15%). Из темно-серых глин, подстилающих бодракскую свиту, в двух небольших фрагментах непрерывных разрезов выделены два ааленских и два байосских СПС, свидетельствующие о наличии в этих точках согласной границы между ааленом и байосом. Толща по стратиграфическому объему отвечает эскиординской свите, возраст которой в стратотипическом разрезе на Салгире определяется как тоар-ранний байос (Шалимов, 1969). В этом же разрезе одновозрастная толща выделяется В.И.Славиным (1982) в качестве лозовской свиты, которая несогласно залегает на саблынской. Верхний байос. Светло-серые неслоистые глины верхнего байоса, содержащие зональные формы аммонитов, иногда нацело состоят из апопеплового смектита, практически лишены каолинита (< 5%) и содержат байосский СПК, изобилующий переотложенными лейасовыми палиноморфами. Таким образом, бодракский разрез лейаса–средней юры в Лозовской зоне, не менее полный, чем на Альме (Крымгольц, Шалимов, 1961), но более дислоцированный и прерывистый, можно подразделить на саблынскую (нижний лейас – низы тоара), эскиординскую (верхи тоара – нижний байос) и бодракскую (верхний байос) свиты, отделенные друг от друга поверхностями несогласий. Объединение саблынской и эскиординской свит или их частей, как бы их не называли, неприемлемо из-за наличия между ними углового несогласия. На Салгире, как это хорошо видно из схематических карт В.И. Славина (1982) и Л.В. Дегтяревой и др. (1985), между ними существует явное азимутальное несогласие.

СОВРЕМЕННЫЕ ОСТРАКОДЫ КАРСКОГО МОРЯ И РЕКОНСТРУКЦИЯ ГОЛОЦЕНОВЫХ ОБСТАНОВОК НА ВОСТОЧНОМ ШЕЛЬФЕ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ ИЗУЧЕНИЯ КОМПЛЕКСОВ ОСТРАКОД И ДВУСТВОРЧАТЫХ МОЛЛЮСКОВ (ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ДАННЫЕ)

А.Ю. Степанова1, Е.Е. Талденкова2, Й. Зимстих3

1Палеонтологический институт РАН

2Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

3ГЕОМАР, Киль, Германия

Материалом для наших исследований послужили пробы поверхностных осадков восточной части Карского моря, отобранные с различных глубин шельфа и континентального склона (от 13 до 295 м), а также колонка BP00-07/5 (74,7o с.ш., 81,1o в.д., гл. 43 м), расположенная к северу от эстуария Енисея, длиной 6,32 м. Из колонки было проанализировано 95 образцов, определены остракоды и двустворчатые моллюски. Осадки, вскрытые колонкой, продатированы AMS 14C методом, возраст их основания составляет 8100 календарных лет. Распределение современных остракод в восточной части моря отражает увеличение солености в связи с удалением от берега, увеличением глубины и уменьшением влияния речного стока. Во внутренних частях эстуариев, примерно до 72о с.ш. в Енисейском заливе и 70о с.ш. в Обской губе, остракоды представлены пресноводными видами Cytherissa lacustris и Candona candida, с участием эвригалинного вида Heterocyprideis sorbyana. В зоне примерно между 72–72,5о с.ш. в Енисейском заливе, и 70–72о с.ш. в Обской губе редкие остракоды представлены исключительно солоноватоводным видом Cytheromorpha macchesneyi. Во внешней эстуарной зоне и в зоне внутреннего шельфа до глубин 15–20 м (до ~73–73,5ос.ш.) комплекс остракод составляют солоноватоводные, эвригалинные и мелководно-морские виды, преобладают эвригалинные Heterocyprideis sorbyana и Paracyprideis pseudopunctillata. В прибрежной зоне вдоль берегов Таймыра остракоды представлены эвригалинными и мелководно-морскими видами. На остальной части шельфа преобладают морские виды как среди моллюсков так и остракод. Количество относительно глубоководных видов постепенно увеличивается с глубиной, и комплекс остракод внешнего шельфа–верхней части склона (150–295 м) охарактеризован преимущественно глубоководными таксонами. По результатам изучения фоссилий в колонке ВР00-07 выделено несколько комплексов, отвечающих периодам существования определенных природных обстановок. Между 8100 и 6000 кал. л.н. наблюдается максимум численности моллюсков и остракод, среди них очень высок процент ювенильных форм, отмечено преобладание мелководных морских и эвригалинных видов среди остракод. Состав комплекса свидетельствует о существенном влиянии речных вод. Вероятно, это была зона смешения речных и морских вод, где оседало большое количество органического материала. Между 6000 и 5000 кал. л.н. произошли заметные изменения: резко упала численность организмов, практически исчезли ювенильные формы и эвригалинные остракоды. Примерно в это время уровень моря достиг своего современного положения (Bauch et al., 2001), и данная акватория, видимо, находилась в пределах небольшой меридиональной депрессии дна на среднем шельфе, где глубина моря была около 40 м. После 5000 кал. л.н., численность организмов снова увеличилась, значительно выросло видовое разнообразие в обеих группах, появились относительно глубоководные виды. Все это в совокупности свидетельствует об установлении достаточно стабильных придонных условий с соленостью вод около 32–33‰. В то же время, наблюдаемое увеличение количества эвригалинных и солоноватоводных остракод, в особенности, между 3500 и 500 кал. л.н., позволяет предположить усиление влияния речного стока по сравнению с предыдущим периодом. Присутствие небольшого количества относительно глубоководных видов остракод, характерных для вод Северной Атлантики, наблюдается только после 5000 кал. л.н., что позволяет говорить о незначительном влиянии атлантических вод на район расположения колонки, в особенности во время интервалов 5000–2400 и 2400–0 кал. л.н. В интервале 2400–1000 кал. л.н., соответствующем усилению влияния пресноводного стока, эти виды отсутствуют.

СТРАТИГРАФИЯ ПАЛЕОЗОЯ НАКЫНСКОГО КИМБЕРЛИТОВОГО ПОЛЯ (ЯКУТИЯ) ПО КОНОДОНТАМ

В.П. Тарабукин1, А.Н. Реймерс2, И.В. Нефедова2

1Институт геологии алмаза

2Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

В связи с расширением территории и увеличением объемов поисково-разведочных работ на алмазы, в Накынском районе проведено изучение стратиграфии вмещающих отложений и конодонтов в среднем течении р. Марха. Предложена следующая схема расчленения отложений района: ордовик – олдондинская свита (тремадок – арениг), сохсолохская свита (арениг), станская свита (лланвир – лландейло), сытыканская свита (лланвир – лландейло), кылахская свита ( карадок–ашгилл), харьялахская свита (карадок – ашгилл), оюсутская свита (ашгилл); силур – меикская свита (лландовери – венлок); девон – харьяюряхская свита (живет), аппаинская свита (фран). Разработана зональная схема по конодонтам, включающая 8 конодонтовых зон и слои с конодонтами. Комплекс конодонтов нижней части олдондинской свиты позволяет выделить ее в слои с Cordylodus cf. proavus. Слои с Polycostatus oneotensis установлены в более высокой части олдондинской свиты, их комплекс представлен Polycostatus oneotensis Furn., Drepanoistodus forceps (Lind.), Scolopodus rex Lind. Комплекс конодонтов, установленный в сохсолохской свите, соответствует зоне Glyptoconus quadraplicatus – Histiodella angualata. Зональный комплекс содержит Acontiodus staufferi (Furn.), Drepanoistodus forceps (Lind.), Gliptoconus quadraplicatus (Branson et Mehl), Oneotodus gracilis (Furn). В отложениях среднего ордовика установлены комплексы конодонтов, характерные для зон Coelodus mirabilis, Phragmodus flexuosus, Ptiloconus anomalis и Phragmodus inflexus – Cahabagnatus sweeti. В верхнеордовикских отложениях изученного района выделены комплексы конодонтов, характерные для зон Acanthocordyodus festus, Acanthodina nobilis и Aphelognatus pyramidalis. Комплексы перечисленных зон изученного района хорошо сопоставляются с аналогичными “фаунами” Северной Америки (Sweet et. al., 1971). Силурийские отложения на изученной территории имеют ограниченное распространение. В меикской свите выделены слои с Distomodus kentyckiensis, их комплекс представлен Exognathodus caudatus (Wall.), Distomodus kentyckiensis (Br. et Br.) и слои с Icriodella inconstans с комплексом из Icriodella deflecta Aldridge и I. incostans Aldridge. Девонские отложения на территории Накынского поля имеют ограниченное распространение. Девонские конодонты найдены только в ксенолитах осадочных пород, содержащихся в кимберлитах трубок «Накынская» и «Ботуобинская». Из них определены Icriodus difficilis Ziegl. et Klapp., Panderodus gracilis Branson et Mehl – характерные виды живета. Кимберлитовые трубки Накынского района опробовались по специальной методике, которая значительно повышает эффективность отбора образцов и их результативность. Методика отрабатывалась на трубках «Удачная», «Юбилейная» и «Зарница» (Тарабукин и др., 1999). В изученных кимберлитовых трубках наиболее распространенными КОП, кроме вмещающих пород, являются верхнеордовикские породы. Из горной выработки трубки «Ботуобинская» определен комплекс конодонтов с Aphelognathus pyramidalis (Branson et Mehl). В нем преобладает вид-индекс, кроме него присутствуют Panderodus gracilis (Branson et Mehl), Tetraprioniodus sp. Зона Aphelognathus pyramidalis широко развита на Сибирской платформе (Москаленко, 1994). В КОП из трубки «Нюрбинская» найден комплекс конодонтов, представленный Exognathodus caudatus (Wall.), Distomodus kentyckiensis (Branson et Mehl), Panderodus sp. Данный комплекс известен из лландоверийских и нижневенлокских отложений Европы, Северной Америки и Азии (Aldridge, 1972; Cocks et al. 1983). В настоящее время на изучаемой территории кимберлитовые трубки вскрыты на уровне развития верхней части олдондинской свиты (арениг), пока в них найдены КОП только из более молодых отложений. Определение возрастов КОП помогает косвенно установить время образования трубки, и, кроме того, позволяет реконструировать первоначально существовавший разрез палеозойских отложений, разрушенный последующими геологическими процессами.

ПАЛЕОБИОГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАЙОНИРОВАНИЕ МОРЕЙ

СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ ПО ОСТРАКОДАМ В КИМЕРИДЖЕ

Е.М. Тесакова, М.А. Рогов

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Геологический институт РАН

Детальный анализ географического распространения 70 родов кимериджских остракод на подъярусном уровне в Северной Евразии с привлечением сравнительных данных по Северной Америке, основанный на суммировании данных из более чем 60 литературных источников, представляет собой первый этап палеобиогеографического районирования морей Северной Евразии по остракодам в кимериджском веке. Весьма скромный комплекс из 4 солоноватоводных родов сосредоточен только вокруг крупных массивов суши существовавших в Центральной Европе. Ареал солоноватоводных остракод от раннего к позднему кимериджу заметно увеличивается. Если в раннем кимеридже они были встречены только в Германии и Польше, то в позднем кимеридже также в Голландии и юго-западной Франции. Это позволяет предположить увеличение со временем притока пресных вод, скорее всего связанное с расширением суши. Остальные роды распределены на изученной территории неравномерно. По ним можно наметить регионы (термин свободного пользования, принят по Захарову и др., 2003), отличающиеся, в первую очередь, по разнообразию. Первый, самый западный из них, расположен чуть южнее Ньюфаундленда (Новая Шотландия), он характеризуется небольшим числом родов, существовавших как в раннем, так и в позднем кимеридже. Второй регион выделяется на территории Западной Европы (включая Польшу). Он характеризуется максимальным разнообразием остракод, которое свидетельствует о многообразии обстановок и относительно высокой температуре вод. Расположенный восточнее третий регион занимает территорию Днепровско-Донецкой впадины, Северо-Западного Донбасса, Белгородской и Курской областей. Комплекс остракод этого региона состоит из западноевропейских родов, но отличается от предыдущего вдвое меньшим разнообразием. По-видимому, это связано с более низкими придонными температурами по сравнению с бассейнами Западной Европы. Это подтверждается отсутствием восточнее Польши таких типично тропических родов, как Cytherella, Cytherelloidea, Macrodentina. Поволжье образует самостоятельный – четвертый – регион. Фауна остракод несколько беднее таковой предыдущего, в ней известно всего 8 родов, половина из которых встречена повсеместно в Западной Европе, а другие обнаруживают сходство с комплексами только ее северных районов. Это также подтверждает предположение о понижении температуры по направлению к востоку. Комплекс остракод, существовавших в позднем кимеридже в пятом (Тимано-Печорском) регионе (данные по раннему кимериджу отсутствуют) еще более беден (всего 6 родов). Все эти роды встречены также в Среднем Поволжье, три из них типичны для Западной Европы. Но гораздо более интересен комплекс остракод шестого региона из Западной Сибири. Он столь же беден, как и Тимано-Печорский, но его структура заметно отличается: между ними всего 2 общих рода. Два западносибирских рода не встречаются за ее пределами в кимеридже, но известны из более древних отложений Западной Европы. Один из родов встречен в Поволжье, а другой в Северной Европе. Такая ситуация может быть объяснена различными гипотезами. Во-первых, можно вслед за Е.Ю. Барабошкиным (2003) предположить существование субширотного Туринского пролива через Средний Урал, по которому осуществлялись миграции остракод из Поволжья в Западную Сибирь. Во-вторых, хотя это и представляется менее вероятным, нельзя исключать возможности проникновения европейских форм вокруг Скандинавии, при наличии придонного теплого течения, существование которого предполагается рядом западноевропейских исследователей (Abbink et al., 2001; Swientek, 2002). Особняком стоят исключительно бедные комплексы остракод Костромской области, Общего Сырта и Юго-Западного Крыма. Единственный род, встреченный в нижнем кимеридже Костромской области может свидетельствовать как о недостаточной изученности, так и о преемственности с оксфордскими отложениями, где комплексы остракод также очень бедны и холодноводны. Присутствие единственного рода остракод в кимеридже Общего Сырта, скорее всего, объясняется иными причинами. Кимеридж Общего Сырта представлен терригенными отложениями, в которых кальцитовые раковины обычно растворены и микрофауна очень редка. С другой стороны, этот род – Vesticytherura известен из Поволжья и Северной Европы и, кроме того, обладает определенной устойчивостью к пониженным температурам. В Крыму находки верхнекимериджских остракод приурочены к деймен-деринской свите, представленной переслаиванием алевритов и алевролитов (Пермяков и др., 1991). Встреченные два рода – теплолюбивые. Низкое разнообразие остракод в данном случае может быть объяснено неблагоприятными для сохранения раковин фациями. Границы регионов по остракодам близки к границам биохорий, выделенных по моллюскам. Так, остракоды Новой Шотландии и Крыма принадлежат надобласти Тетис-Панталасса, все остальные – Панбореальной надобласти. Внутри Панбореальной надобласти в пределах Бореально-Атлантической области по остракодам отчетливо выделяются две основных биохории, тесно связанные между собой. Западноевропейская примерно соответствует Западноевропейской провинции, выделяемой по моллюскам, тогда как более восточные регионы с обедненными комплексами остракод (разнообразие которых плавно уменьшается в восточном направлении) отвечают Восточноевропейской провинции. Работа выполнена при поддержке РФФИ, проект 03-05-63297.

СОДЕРЖАНИЕ

Алексеев А.С.. Генеральная тенденция современной стратиграфии ……………………………..4

Алексеев А.С. Первая находка усоногих раков (Cirripedia, Thoracica) в сеномане Русской платформмы ……………………………………………………………………………………………4

Алексеев А.С., Реймерс А.Н. Морская биота позднего девона (франский ярус) и среднего – верхнего карбона центральных районов Русской платформы: сравнительный анализ …………..5

Амитров О.В. Гастроподы палеогена Западного Казахстана – изученность и проблемы изучения (к столетию со дня рождения О.С. Вялова и А.П. Ильиной) ……………………………………….6

Антипушина Ж.А., Пахневич А.В. Голоценовые усоногие раки острова Адак (Алеутские острова)……………………………………………………………………………………………………………………...7

Барабошкин Е.Ю., Гужиков А.Ю., Прайс Г. Био- и магнитостратиграфия нижнего мела бореального и тетического поясов: проблемы изохронности и построения общей стратиграфической шкалы …………………………………………………………………………….7

Беньямовский В.Н. Катены типов сообществ бентосных фораминифер конца мела – начала палеогена Северного Перитетиса и его обрамления…………………………………………………8

Буланов В.В., Яшина О.В. Находка элгиниидного парейазавра в верхней перми России………10

Вискова Л.А. Инкрустирующие Tubuliporina (мшанки Staenolemata) из маастрихта Среднего Поволжья и особенности их рамификации……………………………………………………………10

Голубев В.К. Терригенное осадконакопление на территории Московской синеклизы (Восточно-Европейская платформа) в позднепермскую эпоху…………………………………………………..11

Голубев В.К. Стратиграфия и палеогеография……………………………………………………….12

А.В. Дронов, М.О. Савицкая. Первые следы крупных сверлящих организмов в ордовике Балтоскандии…………………………………………………………………………………………….13

Зайцева Е.Л. Фораминиферы пограничных отложений турне-визе юго-запада Прикаспийской синеклизы ………………………………………………………………………………………………..13

Закревская Е.Ю. Особенности морфологии и таксономического состава крупных фораминифер эоцена Русской платформы……………………………………………………………………………..14

Захаров В.А. Загадки палеобатиметрии и методы реконструкции палеоглубин…………………..15

Иванцов А.Ю. Об одном роде вендских животных………………………………………………….16

Исакова Т.Н.. Фузулиниды и биостратиграфия касимовского яруса Москвы…………………….17

Крилишина Е.М., Захаренко Г.В. Конодонтовая характеристика нового местонахождения евлановских плакодерм (фран) Центрального девонского поля……………………………………..18

Лазарев С.С. Брахиоподы трибы Horridoniini: реконструкция фидлогенеза как основа биостратиграфических корреляций…………………………………………………………………….19

Мадисон А.А. Проблема образования ручного аппарата у брахиопод……………………………..20

Манцурова В.Н. О выделении берриасского яруса в разрезах российского сектора акватории Среднего Каспия…………………………………………………………………………………………21

Минина Е.Л., Пржиялговская Н.А. Коллекция Р. Германна в ГГМ им. В.И. Вернадского……..22

Митта В.В., Ефимов В.М. О батской макрофауне из бассейна р. Алатырь (Среднее Поволжье)..23

Митта В.В., Стародубцева И.А., Гловяк Э-К. О коллекциях юрских ископаемых В.П. Орлова из окрестностей Костромы ………………………………………………………………………………...24

Орлова О.А., Юрина А.Л., Алексеев А.С., Лисицын А.Я., Ларченко В.А., Минченко Г.В., Степанов В.П. Первая находка раннекаменноугольной флоры на Беломорско-Кулойском плато, Архангельская область (оз. Товское) ………………………………………………………………….24

Пахневич А.В., Антипушина Ж.А. Беспозвоночные в культурном слое древнеалеутского поселения на о. Адак (Алеутские острова)…………………………………………………………….25

Пронин А.П., Реймерс А.Н. Конодонты нижней перми Тенгизского месторождения и близлежащих площадей (Казахстан) …………………………………………………………………..26

Пухонто С.К., Чернова Л.Н. Геологическая династия Черновых…………………………………..27

Садеков А.Ю., Беньямовский В.Н. Предварительные результаты ревизии турон- сантонских фораминифер рода Stensioenia Brotzen, 1936 с использованием методики изучения под сканирующим электронным микроскопом …………………………………………………………..28

Садовников Г.Н., Турлова М.А. Воздействие траппового вулканизма на биоту – реальность или миф?……………………………………………………………………………………………………..29

Сенников А.Г. Пограничные континентальные отложения перми и триаса Вязниковского и Гороховецкого районов Владимирской области……………………………………………………..30

Сенников А.Г. Древнейший текодонт Archosaurus rossicus и проблема происхождения

Архозавров ……………………………………………………………………………………………..31

Соколова Е.А. Климатическая зональность Тихого океана в коньяке и сантоне по планктонным фораминиферам ………………………………………………………………………………………..32

Соловьев А.Н. Когда появились морские ежи пурталезиды? ……………………………………..33

Стародубцева И.А. К 150-летию со дня рождения Алексея Петровича Павлова ………………..34

Стародубцева И.А. Н.И. Криштафович – геолог и издатель ………………………………………34

Стафеев А.Н., Смирнова С.Б., Талицкий В.Г., Косоруков В.Л., Гущин А.И. Стратиграфия юрских отложений Лозовской зоны в долине р. Бодрак (Горный Крым) …………………………35

Степанова А.Ю., Талденкова Е.Е., Зимстих Й. Современные остракоды Карского моря и реконструкция голоценовых обстановок на восточном шельфе по результатам изучения комплексов остракод и двустворчатых моллюсков (предварительные данные) ………………….36

Тарабукин В.П., Реймерс А.Н., Нефедова И.В. Стратиграфия палеозоя Накынского

Кимберлитового поля (Якутия) по конодонтам ……………………………………………………..37

Тесакова Е.М., Рогов М.А. Палеобиогеографическое районирование морей Северной Евразии по остракодам в кимеридже ………………………………………………………………………………38



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Современного книговедения

    Документ
    Сборник состоит из статей аспирантов ГПНТБ СО РАН. Материалы издания включают сведения о различных аспектах развития книжного дела Сибири и Дальнего Востока, освещают современные проблемы социального бытования русскоязычных книжных
  2. «Наука»

    Книга
    В книге изложена история эволюционной теории и теории биостратиграфии; представлены искусственная и естественная типологическая, хроностратиграфическая и экостратиграфическая классификации.
  3. Историография истории Древнего Востока: Иран, Средняя Азия, Индия, Китай/Под

    Документ
    Пособие посвящено изучению историографии древней истории и культуры таких обширных регионов, как древний Иран, Средняя Азия, Индия и Китай, которые в древности охватывали весь Ближ­ний, Средний и Дальний Восток.
  4. Территориальное планирование Нововладимировского сельского поселения осуществляется посредством разработки и утверждения его генерального плана

    Кодекс
    Генеральный план Нововладимировского сельского поселения разработан ОАО «Институт территориального развития Краснодарского края» в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации.
  5. Академия протагора в. А. Ивашко принципы эволюции человека – человечества

    Книга
    Монография представляет собой первое строго научное обоснование мировой философии как деалектического триединства идеализма, гуманизма и материализма.

Другие похожие документы..