Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
Данная работа относится к новому актуальному направлению физики твёрдого тела – спинтронике, связанной с потенциальным применением спиновой степени с...полностью>>
'Документ'
В Государственную Думу РФ внесен законопроект о малоэтажном строительстве в рамках приоритетного Национального проекта «Доступное и комфортное жилье ...полностью>>
'Документ'
Верба Вероника, кандидат экономических наук, доцент; бизнес-тренер Института профессиональных финансовых менеджеров (Украина), тренер Международной ф...полностью>>
'Учебник'
Учебник содержит полный курс дисциплины "История экономических учений", изложенный в соответствии с Государственным образовательным стандарт...полностью>>

Генеральная тенденция современной стратиграфии

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

А.Ю. Садеков, В.Н. Беньямовский

Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова

Геологический институт РАН

Стенсиоины играют весьма важную роль в стратиграфии верхнего мела (средний турон–нижний кампан), так как характеризуются массовостью по всей Европейской палеобиогеографической области (ЕПО), протягивающейся от Англии до Копет-Дага, но и в смежной Средиземноморской и Атлантической областях. К тому же они отличались ускоренной эволюцией и демонстрировали быструю и синхронную смену в разрезах. Поэтому они были использованы в качестве видов-индексов и входят в число характерных зональных комплексов (Василенко, 1961; Григялис и др., 1974, 1981; Koch, 1977; Найдин и др., 1984; Shonfeld, 1990; Акимец и др., 1991; Беньямовский, Копаевич, 2001; Олферьев, Алексеев, 2003). Описано свыше 20 видов и подвидов этого рода. Наиболее распространенные и чаще всего используемые формы (Stensioeina praexsculpta praexsculpta, S. praexsculpta laevigata, S. granulata kelleri, S. granulata laevis, S. granulata granulata, S. granulata perfecta, S. granulata inconditа, S. emsherica, S. exsculpta exsculpta, S. exsculpta gracilis, S. mursatauensis, S. pommerana, S. excolata) остро нуждаются в ревизии, так как, имеющаяся в литературе их характеристика недостаточна. Недостатки можно свести к следующему: 1) первичное изображение без описания (S. praexsculpta – Келлер, 1936); 2) первичное описание без изображения (S. pommerana – Brotzen, 1936); 3) недостаточно ясные диагностические признаки и изображения (S. granulata kelleri, S. granulata laevis, S. granulata perfecta – Koch, 1977; S. mursatauensis – Василенко, 1961), 4) различные наименования, по-видимому, для одной и той же морфологической формы (S. pommeranaS. labyrinthicaS. excolataS. americana: Cushman, Dorsey, 1940; Van Morkhoven et al., 1986; Gawor-Biedova, 1992; Widman, 1997). Помимо cбора материалов по систематике стенсиоин было проведено массовое фотографирование их раковин в сканирующем микроскопе по образцам из среднетуронских-сантонских отложений скв. 16 Павловского свода Воронежской антеклизы (материалы А.Г. Олферьева) и обнажений у с. Захаровка Волгоградского Поволжья и Шах-Богота Горного Мангышлака, а также нескольких образцов из северной Франции (Булонь). В результате изучения и анализа полученных изображений из образцов 16 скважины предварительно можно выделить несколько морфотипов. Первое появление стенсиоин отмечено в верхах верхнетускарьской подсвиты (средний–верхний турон, зона Gavelinella moniliformis). Здесь они представлены двумя морфотипами с маленькой раковиной (0,20–0,35 мм), укладывающиеся в объем вида S. “praexsculpta”, но распадающиеся на две морфологические группировки – 1) со скульптурой на спинной стороне в виде радиальных невысоких ребер, которые в центре распадаются на бугорки (“бисеринки”); 2) формы со слабо выраженными радиальными ребрами, “cтертой ребристой скульптурой” (без бугорков “бисеринок”). Для всех форм характерно плосковыпуклое строение раковины и пупок, закрытый пластинками, образованными выростами камер. Начиная с низов чернянской свиты (нижний коньяк, интервал зон G. moniliformis–G.kelleri), наряду с продолжающими существовать выше охарактеризованными формами появляются, и все более увеличиваются в числе формы с грубыми, сильно выпуклыми ребрами на спиральной стороне с характерными зигзагообразными очертаниями. Вероятно, эти формы близки к Stensioeina emscherica Barysh.Также отмечаются формы, у которых ребра на спиральной стороне полностью или почти полностью редуцируются и поверхность покрыта бугорками “бисеринками” [это, видимо, и есть S. granulata granulata (Olb.)]. Резкая смена комплексов фораминифер приурочена к началу толучеевской свиты (нижний сантон, интервал зон Stensioeina exsculpta–S. granulata perfecta). Здесь же появляется в массовом количестве новый морфотип стенсиоин. Для него характерна крупная раковина (0,30–0,45 мм в диаметре), наличие широкого углубленного пупка перекрытого тонкими пластинами (последние часто обламываются, формирую тем самым хорошо выраженный открытый пупок), весьма своеобразная скульптура спиральной стороны (формирование четко выраженного ребрышка над спиральным швом раковины). Эти формы отвечают Stensioeina exsculpta exsculpta по различным исследователям (Reuss, 1861; Koch, 1977 и др.). Работа поддержана РФФИ, проекты 02-05-64576 и 03-05-64330, а также федеральной программой “Интеграция”.

ВОЗДЕЙСТВИЕ ТРАППОВОГО ВУЛКАНИЗМА НА БИОТУ – РЕАЛЬНОСТЬ ИЛИ МИФ?

Г.Н. Садовников, М.А. Турлова

Московский государственный геолого-разведочный университет

В Сибири начало активного траппового вулканизма приходится на конец татарского времени. В предтутончанское время на крайнем северо-западе платформы и западе Таймыра формируется невысокое (200 м) лавовое плато. Редкие растения представлены папоротниками. В центре Тунгусской синеклизы отлагаются вулканогенно-осадочные породы. В них преобладают папоротники, часты кордаитантовые. Конхостраки представлены байрдэстериидами. Появляются палеанодонты – двустворки-реофилы. Резкое возрастает активность и расширяются ареалы вулканизма в тутончанско- лебедевское время, высота плато возрастает до 300–500 м. В ориктоценозах полностью исчезают листовые остатки кордаитантовых, практически полностью обновляются листовые остатки папоротников. Но палиноассоциации двух разных типов, которые чередуются в разрезе, следовательно, одновременны и, по-видимому, отвечают различным высотным уровням растительности. Один из них представлен новыми видами, другой неотличим от предтутончанского. Видимо, новые ассоциации мезофитного облика колонизировали вновь появившиеся возвышенности, образованные продуктами извержений, тогда как в понижениях и вне плато сохранилась прежняя палеофитная растительность. На лебедевско-хунгтукунском рубеже на плато, достигшем высоты 500 м, появляются, а затем преобладают хвойные (квадроклады), отсутствующие вне плато. Это легко объясняется появлением нового высотного пояса растительности. Фауна конхострак становится гораздо более разнообразной. Кроме байрдэстериид, аналогичных более ранним, часты лимнадии и псевдэстерии, характерны леайиды, встречаются лиоэстерии, сферограпты, сферэстерии, циклэстерии, фальсиски, эхинолимнадии. На хунгтукунско-путоранском рубеже высота плато достигает 500–800 м, а к концу путоранского времени – 1100–1700 м. И на плато, и вне его резко меняются папоротниковые ассоциации. Вне плато появляются редкие остатки (и даже монодоминантные ассоциации) плевромейевых. В фауне конхострак резко преобладающими становятся фальсиски. В марининском горизонте Таймыра (верхи таймырского яруса терминальной перми, до недавнего времени он считался раннеиндским) среди растений резко преобладают в одних случаях плевромейевые (возможно, близкие путоранским), в других – лепидоптеры. Это ассоциации двух нижних звеньев катены нижнего (приморского) высотного пояса растительности. Имеется две ассоциации конхострак, из которых одна (видимо, верховая) неотличима от путоранской, вторая – с корниями – повидимому, приморская. В неджелинской свите низов вышележащего устькельтерского горизонта ассоциации растений в одних случаях (в нижней части ?) аналогичные, в других (в верхней части ?) – близкие марининским. Ассоциации конхострак также близки марининским. В более высокой тагынджинской свите бедные ассоциации растений аналогичны поздненеджелинским Среди конхострак фальсиски исчезают, возрастает роль глиптасмуссиид. Видимо, неджелинско-тагынджинский рубеж соответствует принятому в последнее время положению границы перми и триаса. Таким образом, трапповый вулканизм близ рубежа перми и триаса в Сибири приводит к плавным изменениям биоты, определенно связанным с изменением рельефа – ростом траппового плато. Другие причины изменений нельзя исключить, но пока они ничем не доказаны. Возможно, и в других регионах влияние вулканизма на биоту определяется именно и только изменением рельефа области осадконакопления, то есть является региональным. Тогда глобальное воздействие вулканизма на биоту по меньшей мере не бесспорно.

ПОГРАНИЧНЫЕ КОНТИНЕНТАЛЬНЫЕ ОТЛОЖЕНИЯ ПЕРМИ И ТРИАСА ВЯЗНИКОВСКОГО И ГОРОХОВЕЦКОГО РАЙОНОВ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ

А.Г.Сенников
Палеонтологический институт РАН

Пограничные континентальные отложения перми и триаса широко распространены в низовьях р. Клязьмы на востоке Владимирской области. Эти отложения наблюдаются в многочисленных обнажениях по правому борту долины Клязьмы и впадающих в нее оврагах, местами с достаточно полными разрезами, охарактеризованными разнообразными органическими остатками. Все это делает данный район ключевым в Восточной Европе для реконструкции сценария смены абиотических условий и биоты, то есть экологического кризиса и массового вымирания на границе палеозоя и мезозоя в континентальных обстановках. Отложения верхней перми в низовьях Клязьмы были открыты в начале XIX в. Первые упоминания о них в литературе принадлежат А. Оливьери (1838) и Р.И. Мурчисону (Мурчисон и др., 1849). Первые находки остатков позвоночных и растений (“отпечатки древовидных растений, кости ящеров и чешуи Palaeoniscus”) в окрестностях г. Гороховец в Жуковом овраге были сделаны Н.М. Сибирцевым (1896) во время геологической съемки этого района. Следует отметить, что это были самые ранние упоминания о существовании пермских позвоночных на Русской платформе, опубликованнык вскоре после находок В.П. Амалицким их в Горбатовском уезде в начале восьмидесятых годов XIX в. В 1951 г. было открыто местонахождение позвоночных Вязники, в последующие несколько лет изученное и раскопанное Б.П. Вьюшковым. Вязниковская фауна позвоночных терминальной перми с древнейшими архозаврами не имеет аналогов в мире. Только здесь мы можем наблюдать максимум экологического кризиса наземных сообществ на границе палеозоя и мезозоя. В результате проведенной в последующие годы геологической съемки (С.В. Алехин и др.) и изучения этого района (Верхнепермские и нижнетриасовые отложения...,1984) были открыты многочисленные обнажения, в том числе с органическими остатками. В Жуковом овраге под Гороховцом был описан опорный разрез пограничных отложений перми и триаса, охарактеризованный остракодами, конхостраками и данными палеомагнитного анализа. В результате исследований Палеонтологического института РАН в этом районе за последние годы получено много новых материалов. В 1999 г. А.Г. Сенниковым было открыто новое местонахождение позвоночных Гороховец, фауна которого, включающая многочисленные таксоны рыб, амфибий и рептилий, соответствует в целом соколковскому фаунистическому комплексу поздней перми, предшествовавшего вязниковскому (Сенников и др., 2003). Позднее в этом местонахождении были также обнаружены и определены остракоды (Сенников и др., 2002). Из местонахождения Гороховец известны также конхостраки, членистостебельные растения и корни Radicites cf. sukhonensis. В 2000 г. А.Г. Сенников и В.К. Голубев обнаружили остатки тетрапод и рыб (пока не определенных) в верхах опорного разреза в Жуковом овраге; вопрос о триасовом возрасте данной части разреза по позвоночным остается открытым. Следует отметить, что находки позвоночных в Жуковом овраге приурочены к русловым песчаным линзам выше маркирующего почвенного горизонта известняка, а в местонахождении Гороховец, расположенном примерно в 2 км к востоку, – к песчаным линзам ниже этого маркирующего горизонта, так, что первая костеносная точка, очевидно, моложе последней. В 1999 г. в одной из костеносных точек местонахождения Вязники в толще косослоистых песков А.Г. Сенников нашел остатки рыб, амфибий и рептилий, а также копролиты. В 2003 г. В.В. Буланов, В.К. Голубев и А.Г. Сенников обнаружили и раскопали другую костеносную точку этого же местонахождения, собрав новые материалы по остракодам и тетраподам, в частности, по древнейшему текодонту Archosaurus rossicus. Впервые в 2003 г. в районе Вязников были открыты несколько богатых местонахождений флористических остатков в линзах старичных глин, в том числе в одних разрезах с костеносными уровнями местонахождения позвоночных вязниковской фауны. В ряде обнажений в окрестностях гг.Вязники и Гороховец также были найдены остатки рыб, остракод и конхострак. Работа проведена при финансовой поддержке РФФИ, проекты № 02-05-64931 и НШ-1840.2003.4.

ДРЕВНЕЙШИЙ ТЕКОДОНТ ARCHOSAURUS ROSSICUS И ПРОБЛЕМА ПРОИСХОЖДЕНИЯ АРХОЗАВРОВ

А.Г. Сенников

Палеонтологический институт РАН

Древнейший в мире текодонт – протерозухид Archosaurus rossicus был описан по материалам из раскопок, осуществленных Б.П. Вьюшковым в 1955–1956 гг. на верхнепермском местонахождении Вязники во Владимирской области (Татаринов, 1960; Сенников, 1988, 1995). В результате раскопок, проведенных А.Г. Сенниковым, В.К. Голубевым и В.В. Булановым в 2003 г. в Вязниках, был получен новый материал по этому уникальному архозавру. Естественно было бы ожидать, что древнейший известный текодонт A. rossicus будет наиболее близок к гипотетической генерализованной предковой форме архозавров. Однако в действительности такое предположение не подтверждается. A. rossicus являлся довольно крупным и специализированным текодонтом, одним из наиболее крупных и массивных протерозухид. Длина его черепа достигала, вероятно, не менее 30–40 см, а общая длина тела – 2–2,5 м. Череп относительно короткий и массивный. Кости черепа и посткраниального скелета массивные; черепные кости часто с ругозистой поверхностью. Зубы умеренно анизодонтные, массивные, слабо сжаты с боков и слабо загнуты назад, почти прямые. Шейные позвонки короткие. Очевидно, A. rossicus занимал экологическую нишу крупного хищника на вершине пищевой пирамиды вязниковского сообщества и был приспособлен для охоты на крупную добычу, вероятно, дицинодонтов и крупных териодонтов. Выход в крупный размерный класс и реализация экологического типа крупного хищника стали возможны для A. rossicus в результате экологического кризиса в конце перми и вымирания других крупных зверообразных хищников – горгонопсов (в коадаптивной паре с парейазаврами), которые господствовали в предшествовавшей соколковской фауне. Сравнение A. rossicus с раннетриасовыми восточноевропейскими протерозухидами – Chasmatosuchus, Gamosaurus, Vonhuenia и Blomosuchus, демонстрирует относительно большую примитивность последних. Это более мелкие (длина тела до 1–1,5 м) и грацильные текодонты, с более изодонтными, тонкими, сильно сжатыми с боков и загнутыми назад зубами, приспособленными скорее для удержания относительно мелкой добычи – проколофонов, пролацертилий. Выведение малоспециализированных раннетриасовых протерозухид из A. rossicus представляется невозможным. A. rossicus более сходен с крупным (до 2,5–3 м длиной) продвинутым протерозухидом Sarmatosuchus из среднего триаса (анизий), который также пытался реализовать экологический тип крупного хищника. Череп Sarmatosuchus более высокий, чем у Archosaurus rossicus, однако менее массивный. Зубы Sarmatosuchus также менее массивные и сильно загнуты назад, то есть хуже приспособлены для удержания и разрывания крупной добычи, чем у A. rossicus. Наибольшее сходство A. rossicus по своему экологическому типу и чертам специализации обнаруживает с ранним эритрозухидом Garjainia (около 3–3,5 м длиной), который занимал экологическую нишу крупного доминирующего хищника в наземном сообществе конца раннего триаса. Только к этому времени в основном завершается посткризисное восстановление и диверсификация континентальной биоты, которая была крайне обеднена в результате массового вымирания в конце перми и на границе перми и триаса, и содержала в начале триаса только мелкие, слабо специалзированные формы. Garjainia была первым с начала триаса текодонтом, реализовавшим экологический тип крупного массивного хищника. Эритрозухиды с каннемейероидными дицинодонтами образовали коадаптивную пару хищник-жертва, характерную для среднего триаса, тогда как Archosaurus образовал коадаптивную пару в дицинодонтидами конца перми. В сходстве Archosaurus c Garjainia наблюдается интересный параллелизм со сходством дицинодонтид терминальной перми со среднетриасовыми каннемейероидами, а не раннетриасовыми листрозаврами (Куркин, 1998). Очевидно, что A. rossicus – это отнюдь не первый примитивный архозавр, а крупный специализированный хищник, внедрившийся в доминантное наземное сообщество позвоночных терминальной перми благодаря образованию экологических лицензий в ходе массового вымирания господствовавших до тех пор терапсид. История архозавров должна быть значительно древнее. Мелкие предковые формы архозавров занимали экологические ниши в субдоминантных сообществах и в других биотопах, вероятно, на возвышенностях или плакорах (Ивахненко, 2001), как более ксерофильные по сравнению с терапсидами, менее связанные с влажными прибрежными биотопами рептилии. A. rossicus появляется в геологической летописи благодаря изменению условий обитания и переходу в более низменные прибрежные биотопы, где вероятность захоронения была, очевидно, выше, чем на возвышенностях. Работа проведена при финансовой поддержке РФФИ, проект № 02-05-64931 и НШ-1840.2003.4.

КЛИМАТИЧЕСКАЯ ЗОНАЛЬНОСТЬ ТИХОГО ОКЕАНА В КОНЬЯКЕ И САНТОНЕ ПО ПЛАНКТОННЫМ ФОРАМИНИФЕРАМ.

Е.А. Соколова

Институт океанологии им. П.П.Ширшова РАН

Планктонные фораминиферы (ПФ) отличаются весьма широким распространением и большой чувствительностью к изменениям условий окружающей среды. Разным климатическим зонам соответствуют разные типы водных масс, характеризующиеся разными комплексами ПФ. Это позволяет успешно использовать их для выделения в древних толщах слоев, которые накапливались в периоды потеплений и похолоданий и реконструировать климатические условия, существовавшие в далеком прошлом. В настоящей работе охарактеризована климатическая зональность, существовавшая в течение трех временных срезов, соответствующих раннему коньяку, позднему коньяку–раннему сантону и позднему сантону. Отложения рассматриваемого возраста, содержащие раковины ПФ, были вскрыты в Тихом океане 8 скважинами глубоководного бурения. В нашем распоряжении были образцы из всех этих скважин. К сожалению, весь материал сосредоточен в низких широтах центральной части Тихого океана, поэтому реконструировать климатическую зональность по ПФ для высоких широт Тихого океана не представляется возможным. В процессе этой работы все позднемеловые виды ПФ по ареалам их распространения и по районам максимальной концентрации раковин были расположены в ряд от самого холодноводного к самому тепловодному и подразделены на три климатические группы: умеренную, субтропическую и тропическую. В соответствии с этой методикой для каждой скважины было подсчитано число видов ПФ, относящихся к разным климатическим группам и определенно их соотношение. В результате для раннего коньяка в низких широтах Тихого океана нами выделено два основных типа танатоценозов: субтропический и тропический. На основании их пространственного распределения реконструированы климатические зоны, которые существовали в течение всего позднего мела. Однако их размеры и очертания границ несколько менялись во времени. Проследив за ходом этих изменений, можно сделать следующие выводы. В конце туронского и начале коньякского века в центральной части Тихого океана, в основном, была развита субтропическая зона. Только две скважины, пробуренные в экваториальных широтах, вскрывают отложения, характеризующиеся тропическим типом танатоценоза. В конце коньякского времени картина меняется – начинается период кратковременного, но значительного потепления. Тропическая зона расширяется, занимая акваторию от 10º с.ш. (здесь и далее имеются в виду палеошироты) до 20º ю.ш. Для этого времени получены самые высокие оценки палеотемператур поверхностных вод (до 24ºС). Субтропический танатоценоз ПФ в северном полушарии выявлен только в одной точке на широте 12º с.ш. В южном полушарии чисто субтропический танатоценоз выделить не удалось. На широте 20º ю.ш. отмечены переходные тропико-субтропические комплексы ПФ. В конце сантона тропическая зона снова сужается, занимая акваторию от 0 до 10º ю.ш. В низких широтах северного полушария развит исключительно субтропический танатоценоз ПФ.

КОГДА ПОЯВИЛИСЬ МОРСКИЕ ЕЖИ ПУРТАЛЕЗИИДЫ ?

А.Н.Соловьев

Палеонтологический институт РАН

Семейство Pourtalesiidae – одна из самых удивительных групп морских ежей холастероидов, обитающих в абиссали современного океана. Бутылкообразная форма тела, необычная конструкция панциря затрудняют гомологизацию скелетных элементов пурталезиид, прежде всего,- пластинок апикальной системы. Это послужило поводом для некоторых исследователей рассматривать их даже в качестве самостоятельного отряда. Пурталезииды считались исключительно современной группой. Нами неоднократно высказывалась идея о принадлежности рода Galeaster (маастрихт-в.палеоцен) к этому семейству (Пославская, Соловьев, 1964; Соловьев, 1974; Solovjev, 1994). Основанием для этого служат: наличие субанальной фасциолы (этот признак отсутствует у всех более древних холастероидов), «слияние» 2-й и 3-й генитальных пластинок, смещение 1-й и 4-й генитальных пор у некоторых видов на боковые окулярные пластинки, отрыв задних окулярных пластинок от передней части апикальной системы и другие признаки. Эта идея, долгое время не получавшая признания коллег, недавно получила поддержку (Saucede et al., in press) на основании так называемой экстраксиально-аксиальной теории. Согласно этой теории в процессе эволюции иглокожих наблюдается тенденция к редукции экстраксиальной части скелета и компенсаторному увеличению аксиальной. У морских ежей почти весь панцирь состоит из аксиальных элементов (5 зон роста, каждая из которых состоит из одной окулярной пластинки, амбулакра и примыкающих к нему с двух сторон «полуинтерамбулакров»); Экстраксиальными являются только чешуйки на перипроктальной мембране и генитальные пластинки. Детальное изучение этими авторами морфологии пурталезиид в процессе онтогенеза позволило по- новому гомологизировать пластинки апикальной системы родов Pourtalesia и Echinosigra, в частности, показано, что генитальные поры у некоторых видов сместились на окулярные пластинки, т.е. на элементы аксиального скелета, как происходило и у рода Galeaster. После палеоцена пурталезииды исчезли из палеонтологической летописи, т.к. перешли к существованию на больших глубинах; единственное исключение – находка Pourtalesia в среднем миоцене Японии (Kikuchi, Nikaido. 1985). Работа поддержана РФФИ, проекты 02-04-49226 и 03-05-64239.

К 150-летию СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АЛЕКСЕЯ ПЕТРОВИЧА ПАВЛОВА



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Современного книговедения

    Документ
    Сборник состоит из статей аспирантов ГПНТБ СО РАН. Материалы издания включают сведения о различных аспектах развития книжного дела Сибири и Дальнего Востока, освещают современные проблемы социального бытования русскоязычных книжных
  2. «Наука»

    Книга
    В книге изложена история эволюционной теории и теории биостратиграфии; представлены искусственная и естественная типологическая, хроностратиграфическая и экостратиграфическая классификации.
  3. Историография истории Древнего Востока: Иран, Средняя Азия, Индия, Китай/Под

    Документ
    Пособие посвящено изучению историографии древней истории и культуры таких обширных регионов, как древний Иран, Средняя Азия, Индия и Китай, которые в древности охватывали весь Ближ­ний, Средний и Дальний Восток.
  4. Территориальное планирование Нововладимировского сельского поселения осуществляется посредством разработки и утверждения его генерального плана

    Кодекс
    Генеральный план Нововладимировского сельского поселения разработан ОАО «Институт территориального развития Краснодарского края» в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации.
  5. Академия протагора в. А. Ивашко принципы эволюции человека – человечества

    Книга
    Монография представляет собой первое строго научное обоснование мировой философии как деалектического триединства идеализма, гуманизма и материализма.

Другие похожие документы..