Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конкурс'
Фонд по премиям памяти митрополита Московского и Коломенского Макария (Булгакова), выдающегося иерарха Русской Православной Церкви, историка, богосло...полностью>>
'Документ'
Магістр, відповідно до Закону України «Про вищу освіту», це освітньо-кваліфікаційний рівень вищої освіти особи, яка на основі освітньо- кваліфікаційн...полностью>>
'Документ'
Технологическая карта составлена на процесс устройства искусственных оснований наружных сетей и малоэтажных (малонагруженных) зданий на насыпных грун...полностью>>
'Документ'
Оказывается, время Грозного - одно из самых темных, интересных и интригующих в русской истории. Именно оно отделяет друг от друга две совершенно разн...полностью>>

Генеральная тенденция современной стратиграфии

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ОБ ОДНОМ РОДЕ ВЕНДСКИХ ЖИВОТНЫХ

А.Ю. Иванцов

Палеонтологический институт РАН

Около 30 лет назад на р. Сюзьме было открыто первое крупное местонахождение отпечатков вендских Metazoa в Архангельской области. В нем были встречены ископаемые как намибийского типа сохранности (объемные отпечатки в толще слоя), так и эдиакарского (плоские сравнительно низкорельефные отпечатки на подошве слоя). Комплекс ископаемых эдиакарского типа оказался довольно бедным, возможно из-за того, что эти отпечатки собирались в осыпи. В его составе были определены Albumares brunsae Fedonkin, Dickinsonia costata Sprigg, Onega stepanovi Fedonkin, Vendomia menneri Keller (Федонкин, 1987). Все они, за исключением онеги, были найдены в единичных экземплярах. Вендомия с самого начала описывалась как трилобитовидное животное особого семейства Vendomiidae Keller. Чаще всего, ее напрямую сопоставляли с членистоногими (Келлер, Федонкин, 1976 и др.). На реконструкции Федонкина вендомия представлена в виде сегментированного организма, имеющего крупную голову с парой глаз и выпуклый рахис (Fedonkin, 1998). Переизучение голотипа вендомии показало отсутствие у него глаз и правильной сегментации. Тело вендомии было разделено на «полусегменты» (изомеры), расположенные в чередующемся порядке (Иванцов, 2001). Среди неколониальных беспозвоночных подобный тип расчленения характерен только для вендских животных типа Proarticulata. Передние изомеры вендомии направлены вбок, остальные – назад, как у молодых экземпляров некоторых видов проартикулят (например, Dickinsonia costata), близких к голотипу вендомии по размерам. В 2003 г., при очередном посещении сюзьминского местонахождения экспедицией ПИН РАН, слой с отпечатками эдиакарского типа был, наконец, обнаружен в коренном залегании. Раскопки его принесли около сотни отпечатков. Среди них было встречено два небольших экземпляра Dickinsonia sp. Осевая структура у обоих имеет вид резкого валика, идентичного «рахису» вендомии. Таким образом, по основным наблюдаемым признакам вендомия не отличается от дикинсонии. Исходя из этого, следует признать род Vendomia Keller, 1976 младшим синонимом Dickinsonia Sprigg, 1947, а семейство Vendomiidae несуществующим.

ФУЗУЛИНИДЫ И БИОСТРАТИГРАФИЯ КАСИМОВСКОГО ЯРУСА МОСКВЫ

Т.Н. Исакова

Геологический институт РАН

Проблема обоснования глобальных стратотипических разрезов и точек (GSSP) ярусов, претендующих на включение в общую международную шкалу каменноугольной системы, определила основную цель в исследовании фораминифер всего карбона – выявление и уточнение моментов появления главных фораминиферовых реперов или маркеров нижних границ ярусов морского карбона России. Касимовский ярус – одно из подразделений каменноугольной системы России, являющееся кандидатом на включение в глобальную хроностратиграфическую шкалу. В связи с этим основной задачей проведенных исследований, являлось уточнение моментов появления главных фузулинидовых реперов касимовского времени – родов Protriticites, Obsoletes, Montiparus, Triticites в серии разрезов, вскрытых в основном скважинами на территории Москвы и в ее окрестностях. Разрез Москвы интересен тем, что именно он является типовым для верхних горизонтов – хамовнического и дорогомиловского – касимовского яруса. В стратиграфической схеме касимовского яруса Русской платформы каждому горизонту этого яруса соответствует фузулинидовая зона: кревякинскому горизонту отвечает зона Protriticites pseudomontiparus – Obsoletes obsoletus, хамовническому – Montiparus montiparus, дорогомиловскому – Triticites quasiarcticus, T. acutus. Как показали проведенные исследования, в касимовском ярусе верхнего карбона возможна значительная детализация фузулинидовой схемы из 6 последовательных фузулинидовых зон, отражающих развитие фузулинид от Protriticites (Protriticites ovatus) через Montiparus montiparus и Schwageriniformis mosquensis до Triticites (Triticites irregularis). Основу фузулинидовой коллекции составили сборы Т.Н.Исаковой и А.С.Алексеева по двум обнажениям – карьер Домодедово и котлован Москва-Сити и А.С. Алексеева из ряда скважин (1832, 7, 22/1, 15/1, 17/1, 2/3). Последовательность появления сообществ фузулинид однотипна во всех изученных разрезах. Начиная с традиционно принимаемой подошвы касимовского яруса в разрезе Домодедово (Махлина и др., 2001), наблюдается постепенная смена таксономически бедных сообществ из представителей эврибионтных древних родов Schubertella, Ozawainella и Fusiella более разнообразными сообществами, состоящими вначале из транзитных средне-позднекаменноугольных родов (Fusiella, Fusulina, Protriticites), а затем позднекаменноугольных (Obsoletes, Montiparus, Schwageriniformis, Triticites). Закономерный характер появления определенных родов и видов фузулинид позволяет выделить в пределах официально принятых стратиграфических горизонтов касимовского яруса – кревякинского, хамовнического и дорогомиловского – ряд местных зон: (1) Fusiella lancetiformis, Obsoletes sp., (2) Fusulina intermedia, Protriticites subschwagerinoides, (3) Protriticites globulus, Montiparus sp., (4) Montiparus montiparus, (5) Schwageriniformis mosquensis, Triticites sp., (6) Triticites irregularis. В официально принятых стратиграфических схемах Русской платформы и Урала нижняя граница касимовского яруса проводится в основании фузулинидовой зоны Obsoletes obsoletus, Protriticites pseudomontiparus по появлению обсолетов. Придерживаясь официальной точки зрения, появление ?Obsoletes sp. также можно рассматривать в качестве маркера этой границы (разрез Домодедово). Такому положению границы соответствует и характер изменения фузулинидового сообщества в интервале верхней части мячковского и нижней части кревякинского горизонтов разреза Москвы: смена крупных фузулин группы Fusulina cylindrica на фузиелло-шубертелло-озаваинелловый комплекс. Д.М.Раузер-Черноусовой (Раузер-Черноусова, Кулик, 1949) была выявлена закономерность, заключающаяся в том, что наибольшее число родов и видов (в том числе и новых) наблюдается не на нижней границе горизонтов, а выше по разрезу, т.к. наилучшие условия для развития фузулинид наступали не с самого начала цикла, а несколько позднее. В связи с этим в пограничных слоях получают развитие более древние и эврибионтные роды. В рассматриваемом случае на нижней границе касимовского яруса и кревякинского горизонта – это роды Fusiella, Schubertella и Ozawainella. В последнее время маркерами нижних границ ярусов все чаще предлагается использовать конодонты. Для нижней границы касимовского яруса таким репером предлагается рассматривать момент появления Streptognathodus saggitalis (Alekseev, Goreva, 2002), который, вероятно, совпадает с моментом появления рода Montiparus. В разрезе Москвы первые Montiparus появляются в хамовническом горизонте в зоне Protriticites globulus, Montiparus sp., причем они представлены формами, имеющими переходный характер между Protriticites и Montiparus, родовая принадлежность которых часто определяется с большой долей условности. Типичные Montiparus, также как и в случае фузулинидового комплекса кревякинского горизонта, появляются не на нижней границе горизонта, а несколько выше в зоне Montiparus montiparus и сопровождаются богатым комплексом фузулинидовых родов касимовского времени, представленных типичными видами. Таким образом, в касимовском ярусе Москвы типичные Montiparus с четкими морфологическими признаками фиксируются выше уровня появления первых, зачастую спорных, Montiparus sp., вероятно, в неверовской свите хамовнического горизонта. Выше этого уровня из разреза исчезают как Protriticites, так и Obsoletes, т.е. роды, имеющие в строении стенки элементы (3-х – 4-х слойность, присутствие диафанотеки), характерные для среднекаменноугольных представителей фузулинид. Господствующее положение остается за родами фораминифер с кериотекальным строением стенки раковины – Schwageriniformis, Triticites. Принятие в качестве биостратиграфического маркера нижней границы касимовского яруса появление рода Montiparus приведет к существенному повышению этой границы до середины хамовнического горизонта и изменению объема как хамовнического, так и кревякинского горизонтов. Исследования проводились при финансовой поддержке РФФИ, проект 03-05-64415.

КОНОДОНТОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НОВОГО МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ ЕВЛАНОВСКИХ ПЛАКОДЕРМ (ФРАН)

ЦЕНТРАЛЬНОГО ДЕВОНСКОГО ПОЛЯ
Е.М. Кирилишина, Г.В. Захаренко
Московский государственный университет им. М.В.Ломносова

Палеонтологический институт РАН

Евлановские отложения разреза Маланинские Выселки (юг Липецкой области) представлены чередованием карбонатных и глинистых пород общей мощностью около 4 м. В разрезе найдены брахиоподы (спирифириды, продуктиды и атрипиды), криноидеи, гастроподы, одиночные и колониальные (табуляты) кораллы, тентакулиты, остракоды, двустворки, членистоногие (?эвриптериды и филлокариды), головоногие (Evlanoceras sp.), остатки рыб и конодонты. Наличие в комплексе евлановских брахиопод и наутилоидей (Evlanoceras sp.) подтверждает принятый возраст данных отложений. Позвоночные представлены плакодермами (доминируют артродиры и птиктодонтиды), редко встречаются остатки двоякодышащих рыб (Dipterus sp.), струнииформных саркоптеригий (Strunius sp.), палеонисков (Stegotrachelidae), эласмобранхий (Phoebodus bifurcatus Ginter et Ivanov). Артродир в сообществе существовало не менее 10 разных родов. Предварительно определены: два новых рода, относящихся к семейству Plourdosteidae; представители семейств Coccosteidae; Dinichthydae; Pholidosteidae; ?Trematosteidae; два новых рода надсемейтва Dinichthyoidea (по-видимому, относящихся к новому семейству). Кроме того, многочисленны птиктодонтиды ("Ptyctodus" sp., Rhynchodus sp. и представители семейства Ptyctodontidae). Конодонты распределены по разрезу неравномерно, в основном их находки приурочены к известнякам с брахиоподами. Комплекс конодонтов характеризуется широким развитием полигнатид при незначительном присутствии представителей родов Icriodus, Pelekysgnathus и Ancyrognathus. В комплексе отмечается Polygnathus brevis Miller et Youngquist, который характерен для евлановского горизонта (Ovnatanova, Kononova, 2001). Совместно с ним здесь встречены Po. costulatus Aristov, Po. krestovnikovi Ovn., Po. maximovae Ovn. et Kononova, Po. politus Ovn. Данная ассоциация характерна для зоны Polygnathus maximovae полигнатидной конодонтовой шкалы Русской платформы (Ovnatanova, Kononova, 2001). Во франских разрезах Рейнских сланцевых гор, на основе которых разрабатывалась стандартная конодонтовая зональность (Ziegler, Sandberg, 1990), подзона Late rhenana содержит Po. brevis, Po. krestovnikovi и Po. politus (Ziegler et al., 2000). Близость комплексов полигнатид евлановского горизонта и подзоны Late rhenana позволяет уверенно провести их корреляцию. Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, проект № 03–05–64420.

БРАХИОПОДЫ ТРИБЫ HORRIDONIINI: РЕКОНСТРУКЦИЯ ФИЛОГЕНЕЗА КАК ОСНОВА БИОСТРАТИГРАФИЧЕСКИХ КОРРЕЛЯЦИЙ

С.С.Лазарев

Палеонтологический институт РАН

Ревизия брахиопод трибы Horridoniini выявила две линии их эволюции в арктических бассейнах перми – две подтрибы; обоснована этапность эволюции подтриб – роды. Это равносильно реализации идеи основного звена (В.Е.Руженцев): таксоны семейственной группы – как эволюционные тренды, а роды – как этапы в их развитии. Ключевой признак, с которым связана эволюция трибы (основное звено), – опорные иглы на ушках спинной створки – необычная особенность среди брахиопод, позволившая установить новый экологический тип. Выделены четыре крупных этапа в эволюции подтриб – роды, а в перспективе (после накопления хорошего по сохранности материала) возможно установление до восьми более мелких этапов эволюции группы, которая вымерла, по-видимому, в раннетатарское время. Такое число этапов сопоставимо с числом генозон аммоноидей в перми, а потому значение этой группы для межрегиональных корреляций арктических бассейнов перми очень велико. Между тем, ее значение в качестве хроностратиграфического маркёра равно нулю. Даже если будет обнаружен непрерывный разрез, где раковины рода-потомка будут почти "лежать" на раковинах предкового рода (условие фиксации стратотипа границы), протянуть латерально от этой точки изохронную линию, используя тот же эволюционный феномен, невозможно. По существу, всем понятно, что без взаимозаменяемости стратиграфических признаков широкие межрегиональные корреляции невозможны. С другой стороны, концепция хроностратиграфии основана на совершенно справедливом утверждении, что любые традиционные методы корреляций не гарантируют изохронности, т.е. изохронность в стратиграфии – абстракция, не совместимая с реальностью. Конечно, можно представить себе, что пепловые прослои или смена намагниченности пород – события практически изохронные, но доказательства этой изохронности держатся, во-первых, на биостратиграфическом каркасе, а во-вторых, использование этих феноменов для построения МСШ – редкое исключение. Биостратиграфия была и остается основой для конструирования МСШ. Это означает, что изохронность – пустая абстракция, привлекательная для тех стратиграфов, которые не различают время физическое и время историческое (здесь – геоисторическое). В точной науке физике доказательство одновременности основано на анализе точек и линий (понятий математических, реально несуществующих). В неточных (исторических) науках, наоборот, такой анализ основан на реальных признаках, приуроченных всегда к интервалам, а линии и точки здесь – понятия всегда вторичные, производные (смена признаков). Даже если вдруг появятся дешевые и точные методы определения возраста пород в годах, это не повлечёт за собой утрату качественных (интервальных) понятий и соответственно названий. Ведь не отказываются историки и культурологи от таких понятий (и названий), как, например, средневековье, новое время, модерн, постмодерн и др., т.е. понятий классификационных (качественных), точные границы которых в годах не столь важны.

ПРОБЛЕМА ОБРАЗОВАНИЯ РУЧНОГО АППАРАТА У БРАХИОПОД

А.А. Мадисон

Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

С целью изученения происхождения ручного аппарата исследованы открытые ювенильные раковины различных возрастных стадий и серии их поперечных пришлифовок для строфоменид, ортид, пентамерид и ликофориид. Получены новые данные, указывающие на параллельное развитие поддержек лофофора у разных отрядов брахиопод. Под ручным аппаратом предлагается понимать такие поддержки лофофора, которые состоят из нескольких структур и между которыми имеются четкие гистологические границы. У ортид известны следующие структуры: приямочные гребни и (или) брахиофоры, а также поддерживающие их брахиальные пластины. Учитывая отсутствие четкой формулировки термина «брахиофоры», представляется наиболее разумным использовать его только для ортид. У ринхонеллид и групп с более сложным ручным аппаратом в целом наблюдается следующая последовательность роста структур: внутренние приямочные гребни, наружная замочная пластина, круральные основания, круры и т.д. Предполагается гомологичность внутренних скелетных структур у ринхонеллид и ортид. Нами были найдены получен ювенильные раковины пентамерид размером от 0,5 мм, у которых можно наблюдать последовательность появления структур, причем она оказалось строго обратной таковой у остальных ринхонеллят. Характерной чертой является отсутствие зубных ямок в спинных и зубов в брюшных створках. Следовательно, начало роста ручного аппарата пентамерид не связано с внутренними приямочными гребнями (по причине отсутствия ямок не может быть и приямочных гребней). Аналоги зубных ямок появляются у пентамерид с наиболее сложным внутренним строением тогда, когда ручной аппарат уже сформирован, у более просто устроенных пентамерид образуется сцепление септальных пластин с зубами. Таким образом, ручной аппарат пентамерид не гомологичен таковому ни одной из известных групп брахиопод. У строфоменид известны приямочные гребни, на передних частях которых могут образовываться выросты, гистологически обособленные от самих гребней. На нашем материале выросты имеют вид достаточно длинных шипов, ориентированных вперед. Поскольку строфомениды филогенетически не связаны ни с ортидами, ни с пентамеридами (Treatise.., 2000), то их шиповидные структуры являются аналогами, а не гомологами ручных поддержек других групп. У ликофориид крупные приямочные гребни несут в своих передних верхних частях короткие заостренные пластины, которые можно рассматривать как поддержки лофофора. Особенности внутреннего строения делают невозможным отнесение ликофориид к какому-либо из известных отрядов; их филогенетические связи остаются невыясненными. Для них также можно предположить независимое образование ручного аппарата. Таким образом, ручные поддержки у ринхонеллид, пентамерид, строфоменид и ликофориид предположительно являются аналогичными, а не гомологичными, и можно говорить о том, что в истории брахиопод появление ручного аппарата происходило неоднократно.

О ВЫДЕЛЕНИИ БЕРРИАССКОГО ЯРУСА В РАЗРЕЗАХ РОССИЙСКОГО СЕКТОРА АКВАТОРИИ СРЕДНЕГО КАСПИЯ

В.Н. Манцурова

ООО ЛУКОЙЛ-ВолгоградНИПИморнефть

Стратиграфическая схема мезозойских образований российского сектора акватории Каспийского моря находится в стадии формирования. Существует целый ряд стратиграфических проблем, но, пожалуй, самой важной из них является расчленение пограничных отложений юрской и меловой систем. Автором проведено обобщение всех новых материалов по стратиграфии и литологии разрезов морских скважин. В первоначальном варианте расчленения пограничных отложений юры и мела, принятом до сих пор, предполагается несогласное залегание готеривских отложений на титонских породах. По литологическому строению часть разреза, которая отнесена к "титонскому ярусу", наиболее сходна с кочубеевской свитой Восточного Предкавказья (Объяснительная записка …, 1973; Юра юга …, 1986), установленной на Кочубеевской, Тарумовской и других площадях. В наиболее полных разрезах Хвалынской и Сарматской площадей она представлена, по данным В.Н.Кривоноса, четырьмя литологическими пачками (сверху вниз): 1) ангидритовой (до 52 м), 2) известняково-доломитовой, 3) мергельно-алевролитовой и 4) доломитово-известняковой. Максимальная общая мощность всех пачек 196 м. К настоящему времени, в скв. 1, 3 и 4 Хвалынской площади и скв. 1 Сарматской охарактеризованы керном все пачки, залегающие под ангидритами, и подтвержден палеонтологическими данными возраст отложений. Определения пелеципод выполнены Т.Н. Богдановой (ВСЕГЕИ), брахиопод – С.В. Лобачевой (ВСЕГЕИ), аммонитов – Е.Ю. Барабошкиным (МГУ), фораминифер – А.А. Федоровой (ВНИГРИ), Д.А.Бабич и Е.В.Кудиновой (ООО ЛУКОЙЛ-ВолгоградНИПИморнефть). Известняково-доломитовая пачка сложена доломитами буровато-серыми, тонкокристаллическими, неравномерно известковистыми, с участками реликтовых известняков обломочных, органогенно-детритовых и скрытозернистых. Под доломитами вскрыты известняки светло-, темно- и буровато-серые, коллоиднозернистые, сгустковые, детритово-сгустковые, детритово-обломочные, неравномерно доломитизированные и глинистые, с рассеянным полевошпатово-кварцевым материалом алевритовой, редко мелкопесчаной размерности; с поверхностями твердого дна, со стилолитами и парастилолитами. Органические остатки нередко выщелочены и на их месте отмечаются внутриполостные каверны и крупные поры. В этой пачке, залегающей под ангидритами, были определены фораминиферы, бухии и брахиоподы: Protopeneroplis cf. ultragranulatus Gorb., Neithea simplex Mord., Adventina villersensis (Loriol), Chlamys ex gr. goldfussi Desh., Buchia volgensis (Lah.), Rastellum rectangularis (Roem.), Buchia uncitoides (Pavl.), Praecyclothyris cf. gracilis Lobatcheva, Septaliphoria cf. semenovi Moiss., Loriolithyris valdensis (Loriol). Тетический вид фораминифер P. ultragranulatus Gorb., характерен для нижнего берриаса Крыма (Кузнецова, Горбачик, 1985). Встреченные виды пелеципод и брахиопод указывают на близкое сходство вмещающих отложений с верхней частью берриаса (зона Neocosmoceras и Septaliphoria semenovi) п-ова Мангышлак (Луппов и др., 1976; Зональная стратиграфия .., 1991). Мергельно-алевролитовая пачка сложена в верхней части алевролитами серыми, темно-серыми, полимиктовыми, мелкозернистыми до крупнозернистых, карбонатно-глинистыми, а в нижней части – мергелями доломитовыми темно- и зеленовато-серыми, скрытокристаллическими. В основании пачки мергели темно-коричневые с красноватым оттенком, с редкими линзовидными прослоями белых скрытокристаллических ангидритов. Органические остатки в этой пачке представлены пелециподами Trigonia ex gr. carinata caspia Sav., Myophorella loewinsonlessingi (Renng.), брахиоподами Praecyclothyris gracilis, Septaliphoria semenovi, S. cf. khvalynica (Moiss.), характерными для берриаса Мангышлака (зона Neocosmoceras и Septaliphoria semenovi) и аммонитами Euthymiceras ex gr. transfigurabilis (типа Transcaspiites). Аммониты свидетельствуют, по мнению Е.Ю. Барабошкина, о принадлежности вмещающих отложений к нижней подзоне Euthymiceras euthymi зоны Fauriella boissieri верхнего берриаса (при его двучленном делении). Следовательно, по результатам изучения аммонитов, пелеципод и брахиопод определен берриасский возраст мергельно-алевролитовой пачки. Нижняя доломитово-известняковая пачка сложена известняками серыми, буровато-серыми, детритово-скрытозернистыми, доломитистыми и неравномерно доломитовыми (местами до перехода в известковые доломиты), неравномерно глинистыми. Встречаются гнезда и редкие линзовидные прослои белых скрытокристаллических ангидритов. В нижней доломитово-известняковой пачке скв. 4 Хвалынская определены брахиоподы: на гл. 3046,2 м Rhaciorhynchia aff. baksanensis (Moiss.), характерный для титонского яруса Северного Кавказа (ущелье Баксан), на гл. 3048,2 и 3051,4 м – Rhynchonella rouillieri eltonica Makr., распространенный в низах верхневолжского подъяруса (верхи титон–низы берриаса), на гл. 3048,2 м – Septaliphoria (?) aff. pinguis (Roem.), характерный для верхней юры и на гл. 3049,8 м – Monticlarella (?) aff. striocincta (Quenst.) и Septaliphoria pinguis (Roem.), распространенные в верхней юре. В разрезе этой же скважины (инт. 3066,64–3067,64 м) Д.А. Бабич и Е.В. Кудиновой определены фораминиферы Lenticulina infravolgensis (Furs. et Pol.), L. muensteri (Roem.) и L. cf. improcera Kuzn., свидетельствующие, по их мнению, об отнесении вмещающих пород к титону. По приведенным выше палеонтологическим данным нами предполагалось относить к титонскому ярусу только нижнюю доломитово-известняковую пачку. Однако позже в скв. 1 Сарматская (гл. 3144 м) С.В. Лобачевой были определены брахиоподы Tropeothyris oblongatus Lobatsch., характерные для берриасса Мангышлака. Эта находка является самой низкой в разрезе и соответствует середине нижней доломитово-известняковой пачки, из верхней части которой ранее были определены титонские фораминиферы и брахиоподы. По устному сообщению С.В. Лобачевой, этот вид брахиопод характерен только для берриасского яруса, в отличие от определений в разрезе скв. 4 Хвалынская, где многие виды определены в открытой номенклатуре. Последнее определение ставит вопрос о наличии вообще титонского яруса в разрезах российского сектора акватории Каспия. Таким образом, имеющиеся палеонтологические данные доказывают наличие берриасских отложений в скважинах Хвалынской и Сарматской площадей Среднего Каспия. (Статья М.В. Смирнова и др. «Титон и неоком Северного Каспия» на эту же тему публикуется во втором номере «Бюллетеня МОИП. Отдел геологический» за 2004 г. – Прим. ред.).

КОЛЛЕКЦИЯ Р. ГЕРМАННА В ГОСУДАРСТВЕННОМ ГЕОЛОГИЧЕСКОМ МУЗЕЕ им. В.И. ВЕРНАДСКОГО



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Современного книговедения

    Документ
    Сборник состоит из статей аспирантов ГПНТБ СО РАН. Материалы издания включают сведения о различных аспектах развития книжного дела Сибири и Дальнего Востока, освещают современные проблемы социального бытования русскоязычных книжных
  2. «Наука»

    Книга
    В книге изложена история эволюционной теории и теории биостратиграфии; представлены искусственная и естественная типологическая, хроностратиграфическая и экостратиграфическая классификации.
  3. Историография истории Древнего Востока: Иран, Средняя Азия, Индия, Китай/Под

    Документ
    Пособие посвящено изучению историографии древней истории и культуры таких обширных регионов, как древний Иран, Средняя Азия, Индия и Китай, которые в древности охватывали весь Ближ­ний, Средний и Дальний Восток.
  4. Территориальное планирование Нововладимировского сельского поселения осуществляется посредством разработки и утверждения его генерального плана

    Кодекс
    Генеральный план Нововладимировского сельского поселения разработан ОАО «Институт территориального развития Краснодарского края» в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации.
  5. Академия протагора в. А. Ивашко принципы эволюции человека – человечества

    Книга
    Монография представляет собой первое строго научное обоснование мировой философии как деалектического триединства идеализма, гуманизма и материализма.

Другие похожие документы..