Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Задача'
Задача школьного учителя не только обучить иностранному языку как средству общения, но и сформировать ключевые компетенции, которые должны «вооружить...полностью>>
'Документ'
готовность выявить естественнонаучную сущность проблем, возникающих в ходе профессиональной деятельности, и способность привлечь для их решения соотве...полностью>>
'Документ'
Двадцать второго октября 1920 г. А. Блок записал в дневнике: «Гвоздь вечера — И. Мандельштам, который приехал, побывав во врангелевской тюрьме. Он оче...полностью>>
'Документ'
Любовная лирика как разновидность письменной литературы появилась в России в 18 веке. Конечно же, в русском фольклоре существовала любовная песня. Но ...полностью>>

Государственная политика и практика школьного исторического образования в россии в 1930-х начале 1950-х годов (на материалах Нижнего Поволжья)

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

На правах рукописи

Эмирова Лилия Дестебеговна

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА и практика ШКОЛЬНОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В России в 1930-Х - НАЧАЛЕ 1950-х ГОДОВ

(на материалах Нижнего Поволжья)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Астрахань – 2009

Работа выполнена на кафедре истории России исторического факультета ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет»

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор

Тимофеева Елена Георгиевна

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Болотов Николай Александрович

кандидат исторических наук

Житкова Светлана Анатольевна

Ведущая организация:

Калмыцкий институт гуманитарных исследований РАН

Защита состоится «06» ноября 2009 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.009.08 при ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет» по адресу: 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, 20, ауд. 10.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Астраханского государственного университета по адресу: 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, д. 20а.

Автореферат разослан «___» октября 2009г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук,

профессор Е. В. Савельева

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертации обусловлена пониманием значимости института образования в развитии любого общества, необходимостью осмысления комплекса проблем современного российского образования сквозь призму истории государственной образовательной политики с позиций новых концептуальных подходов и исследовательского инструментария.

Образование, как важнейший социальный институт, определяет место и роль индивида в общественной структуре. В условиях становления информационного общества на первый план выходит задача формирования социально активной личности, способной адаптироваться к стремительным изменениям жизненного уклада, обладающей высоким уровнем политико-правовой культуры, толерантной по отношению к окружающим, способной самостоятельно решать возникающие проблемы. Воспитание указанных качеств личности является важнейшей частью российской государственной политики в процессе выстраивания эффективной образовательной модели. В данном контексте очевидна роль гуманитарного образования в современном обществе. Обращение к советскому опыту реформирования исторического образования, его анализ, позволяют не только выявить причины многих проблем, решаемых сегодня, но и проводить современную образовательную политику с учетом исторических уроков.

Возросший интерес исследователей к региональным проблемам социального развития, важнейшей из которых является модернизация образования, имеет большое значение для выяснения реальной роли государства и его структур в развитии социума. Опыт реализации на местном уровне масштабной программы по воспитанию «нового человека» средствами общественных наук в Нижнем Поволжье не получил адекватной научной оценки специалистов-историков. Его изучение на основе комплексного анализа документов регионального уровня поможет в выстраивании современной политики в сфере гуманитарного образования с опорой на традиции, осмысленные в новой социокультурной ситуации.

Степень изученности проблемы. Рассмотрение степени научной разработанности темы исследования показало, что при значительном объеме публикаций по проблемам образовательной политики государственная политика и практика школьного исторического образования в Нижнем Поволжье 1930-х - начала 1950-х гг. изучена недостаточно. В историографии исследуемой научной проблемы условно можно выделить два основных периода: советский и постсоветский (новейший), начавшийся на рубеже 80-90-х гг. XX века.

Историография советского периода, основанная на марксистско-ленинской методологии, отличается схематизмом в изображении происходивших процессов и однозначностью выводов. Образовательной политике государства, роли КПСС в деле становления исторического образования давалась исключительно позитивная оценка1.

Десталинизация, последовавшая после XX съезда КПСС, способствовала расширению тематики гуманитарных исследований. Это было обусловлено появлением новых источников в связи с открытием ряда архивных фондов. С другой стороны, исследователи по-прежнему ограничивались рамками «классово-актуальной» проблематики. Сложный процесс формирования и последующего развития школьного исторического образования рассматривался исключительно с положительной стороны2.

Многие вопросы изучаемой проблемы оказались в центре внимания представителей педагогической науки3. Педагоги-исследователи анализировали программы, учебные планы, учебники, методические аспекты процесса преподавания истории.

Исследователей-историков интересовали, прежде всего, вопросы влияния государственной политики, партийной идеологии на содержание школьного исторического образования, развития материальной базы школ, кадрового потенциала4.

Различные аспекты исторического образования нашли отражение в исследованиях советской системы высшего образования5. Отдельные труды посвящались истории различных учебных заведений6, функционированию высшей школы в СССР в военные годы7.

С 1960-х гг. появляется значительное количество диссертационных исследований, обращенных к выявлению роли общественных наук в подготовке кадров советского учительства, рассмотрению направлений государственной политики по решению проблем обеспечения советских школ квалифицированными преподавателями8.

Проблемы формирования и состояния научно-педагогических кадров по истории в той или иной степени рассматривались в трудах ученых, исследовавших проблемы советской интеллигенции9. Авторы анализировали социальное происхождение учителей и преподавателей вузов, их положение и деятельность в административно-партийном аппарате.

Предметом специального изучения историков стала региональная история образования. Появились первые труды обобщающего характера по исследованию политики государства в области народного образования на примере отдельных регионов, в том числе Нижнего Поволжья10.

В целом, в работах историков советского периода все общественные явления трактовались сквозь призму идеологической политики КПСС и несли на себе отпечаток жестких методологических оценок. Вместе с тем в научный оборот было введено большое количество фактического материала, позволяющего в той или иной степени реконструировать образ советского исторического образования на материалах региональной истории.

Начавшаяся во второй половине 1980-х гг. перестройка структуры школьного и высшего исторического образования сделала актуальной проблему изучения исторического опыта развития советской школы и исторической науки11. Новым явлением стали работы, в которых авторы стремились с критических позиций проанализировать политику государства в области исторического образования12. Однако выйти за рамки прежних оценок, опираясь на привычный методологический инструментарий, авторам не удалось.

Историографический анализ научных работ показал, что в советский период появилось немало трудов по проблемам народного образования. Жесткие рамки марксистской методологии, отсутствие свободного доступа к архивным источникам не позволили авторам изучить в комплексе проблемы государственной политики и практики в сфере школьного образования вообще, исторического в частности.

Плюрализм концептуальных и методологических подходов к исследованию проблем российского образования отличает новейший (постсоветский) историографический период13.

В 1990-2000-е гг. продолжилось исследование проблематики становления и развития советской исторической науки, школьного14 и высшего15 исторического образования российскими историками. Среди аналитических работ, посвященных государственной политике в области народного образования, взаимоотношениям власти и общества в этой сфере, следует выделить труды А.М. Липчанского, А.Н. Позднякова16.

Безусловную научную значимость представляют диссертационные исследования Т.А. Булыгиной и Е.Г. Тимофеевой17. Это первые комплексные работы, обращенные к выявлению особенностей государственной политики в сфере обществоведческого образования молодежи, отличающиеся глубиной научного анализа, новизной исследуемой проблематики.

В указанный период заметен интерес историков к изучению темы воздействия властных структур на сознание населения с целью формирования у него определенных качеств в процессе преподавания общественных дисциплин18.

Все большую актуальность стало приобретать изучение повседневности, жизненного мира учащейся молодежи, советского учительства, проблем инакомыслия и политического контроля, в том числе сквозь призму образовательного процесса.19

Труды последних лет20, в том числе региональной направленности21, характеризуются критической аналитичностью в осмыслении проблем образования. Их отличает стремление воссоздать целостную картину становления системы исторического образования, выявить закономерности ее развития, дать объективную оценку происходившим событиям, свободную от идеологического пресса. Однако комплексные работы, освещающие проблемы становления и развития школьного исторического образования в хронологических рамках 1930-х - начала 1950-х гг. на материалах Нижнего Поволжья, отсутствуют.

Полагаем, что настоящее диссертационное исследование, опирающееся на достижения российской историографии, обширный массив источников регионального уровня, в определенной степени поможет углубить и расширить научные представления по указанной проблематике.

Целью диссертационного исследования является комплексный научный анализ процессов становления и развития школьного исторического образования в Нижнем Поволжье в 1930-х - начале 1950-х гг.

Для достижения поставленной цели ставились следующие научные задачи:

  • проанализировать опыт реформирования школьного исторического образования в 1930-е гг. в контексте государственной образовательной политики и изучить проблемы преподавания истории в школах Нижнего Поволжья;

  • исследовать эволюцию государственной политики в сфере исторического образования советских школьников в 1940-х - начале 1950-х гг., рассмотрев деятельность местных партийно-государственных органов по созданию условий для его развития;

  • охарактеризовать государственные приоритеты в подготовке учительских кадров, обобщить и критически переосмыслить опыт работы партийных и государственных органов Нижнего Поволжья по повышению квалификации учителей истории, улучшению их жизни и быта;

  • выявить особенности и важнейшие результаты воспитательного воздействия общественных дисциплин на молодежь в контексте требуемых норм и проявленных девиаций участниками учебно-воспитательного процесса.

Хронологические рамки исследования охватывают период 1930-х - начала 1950-х гг.

Определение нижних хронологических границ связано с началом перестройки системы школьного исторического образования, с восстановлением в 1931 г. истории как самостоятельной учебной дисциплины. С 1934 г., когда вышло постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О преподавании гражданской истории в школах СССР», устанавливается новая модель исторического образования, жестко идеологизированного и политизированного. Важнейшей задачей в содержании образования являлось воспитание патриотизма. Сложившаяся к концу 1930-х гг. система патриотического воспитания показала свою эффективность и действенность в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Верхние хронологические рамки ограничены 1953 г., когда в связи со смертью И.В. Сталина логически завершается целый этап в развитии Советского государства. Начавшиеся процессы политической и идеологической трансформации неминуемо затронули и систему образования в целом, и историческое образование в частности.

Территориальные рамки исследования охватывают Нижнее Поволжье (современные Астраханская, Волгоградская и Саратовская области, республика Калмыкия). Это позволило автору выявить не только общие тенденции, характеризовавшие систему советского исторического образования, но и проследить особенности реализации государственной политики в области школьного исторического образования в 1930-х - начале 1950-х гг. в одном из крупных регионов Российской Федерации — Нижнем Поволжье.

Методологическую основу диссертации составили научные принципы объективности, историзма и системности, основанные на признании вариативности исторического процесса. Автором использовался целый комплекс общих и специальных научных методов исследования, методов смежных наук.

Сочетание историко-генетического метода и системного подхода помогло проследить процесс становления школьного исторического образования в исследуемый период в Нижнем Поволжье, роль внутренних и внешних факторов в его развитии.

Историко-сравнительный метод позволил выявить как общие закономерности изучаемого явления, так и особенности региональных образовательных процессов. Статистический метод дал возможность сопоставить количественные и качественные характеристики образовательного уровня учительства Астрахани, Саратова и Сталинграда.

Взаимоотношения между центральной и региональной властями рассматривались с привлечением структурно-функционального метода. Метод социально-психологического анализа позволил воссоздать образы советского школьника и советского учителя 1930-х - начала 1950-х гг.

Источниковая база диссертации разнообразна по своему видовому составу и включает опубликованные материалы и неопубликованные архивные источники, многие из которых впервые вводятся в научный оборот.

Автором были изучены документы более 20 фондов центральных и местных архивов (РГАСПИ, ГАРФ, ГАСДАО, ГААО, ГАНИСО, ГАВО, ЦДНИВО). В Российском государственном архиве социально-политической истории объектом изучения диссертанта стали материалы отделов ЦК ВКП (б), анализ которых позволил определить степень влияния на изучаемые процессы партийных органов, выявить основные тенденции развития школьного и вузовского исторического образования. Немало информации было получено при обработке личного фонда А.А. Жданова, возглавлявшего жюри конкурса на составление лучшего учебника по истории СССР для школ.

Работа с материалами обширного документального массива Государственного архива Российской Федерации способствовала реконструкции образа советского исторического образования, позволила воспроизвести полную картину подготовки и претворения в жизнь реформы исторического образования.

Анализ документов, представленных в государственных архивах Астраханской, Волгоградской и Саратовской областей, позволил выявить характерные черты партийного руководства народным образованием на местах. Становление и последующее развитие исторического образования фрагментарно отражено в справках, аналитических записках, отчетах и докладах, протоколах совещаний региональных партийно-государственных органов, рассматривавших актуальные вопросы преподавания гуманитарных дисциплин в контексте общих задач образования. Изучение документальных фондов общеобразовательных школ и высших учебных заведений осуществлялось с целью ознакомления с линиями взаимодействия с вузовской и школьной практикой преподавания гуманитарных наук, определения результативности коммунистического воспитания учащейся молодежи в процессе изучения исторических дисциплин.

Особую группу источников составили опубликованные государственные и партийные документы законодательного характера.

В работе использованы опубликованные материалы всероссийских и всесоюзных совещаний по проблемам народного образования, учебные планы, программы по историческим курсам, материалы периодической печати и мемуарные источники.

Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые, с опорой на существенный комплекс документов регионального уровня, исследуются основные направления и практические результаты государственной политики в области школьного исторического образования на материалах крупного региона Российской Федерации - Нижнего Поволжья. Это позволило автору рассмотреть научную проблему в контексте с общим курсом проводимых в СССР реформ в сфере образования в 1930-х - начале 1950-х гг.

На основе проведенного анализа большого количества документов центральных и местных архивов автор подчеркивает, что государственная политика в области исторического образования советских школьников выстраивалась в соответствии с представлениями властных структур о цели формирования «нового человека», с задачами развития страны. Историческое образование воспринималось как важный фактор стабильности государственной системы.

Значительное внимание в работе уделено анализу многоплановой деятельности отделов ЦК ВКП (б), местных партийных органов по выработке принципиальных решений по реформированию системы школьного исторического образования (об учебных планах, программах и учебниках, о внесении изменений в их структуру и содержание, о повышении квалификации и подготовке учительских кадров, о формах и методах идейно-политического воспитания школьников, студентов – будущих учителей, их наставников), осуществлению функций координации и контроля за их исполнением.

Автор подчеркивает, что центральные партийно-государственные структуры определяли основные направления развития исторического образования, а вся нагрузка по их реализации возлагалась на местные власти. Новизной отличаются выводы о том, что в Нижнем Поволжье органы партии и народного образования не всегда справлялись с поставленными задачами, анализируются причины неудач, действия властей по исправлению ситуации.

В диссертации проанализированы мероприятия, проводимые местными властями по подготовке и переподготовке профессиональных кадров учителей истории на основе постановлений центральных государственных учреждений, призванных транслировать новые ценности и мировоззренческие установки в образовательное пространство. Обоснован вывод о противоречивом характере политики государства в этой сфере. В исследуемый период, как отмечает автор, параллельно шли процессы формирования в школьниках качеств «нового человека» - патриота, готового к жертвенному служению Отечеству, и «нового» типа учителя – «образованного исполнителя – функционера, верного проводника сталинского курса социального и экономического развития страны»22.

Диссертантом предпринята попытка определить степень эффективности воздействия преподаваемых исторических дисциплин на сознание и поведение учащихся конкретного региона. Показано, что решение задач, поставленных партией перед общественными науками, не всегда было успешным в силу излишней назидательности и политизации исторических курсов, их оторванности от жизненных реалий, формализма в проведении учебных занятий и требования обязательного участия в массовых воспитательных мероприятиях, недостаточного внимания к насущным нуждам молодежи. Ответом стал «уход» части школьников и студентов – будущих учителей - в сферу личных интересов и девиации.

Обоснован вывод о том, что девиантное поведение было связано как с организацией самого учебно-воспитательного процесса в школах Нижнего Поволжья, так и с условиями бытования, повседневной жизни учащихся, их возрастными особенностями. Атрибуты модели «нового человека» присутствовали в поколении молодежи 1930-1940-х гг. Однако в полной мере ни ученики, ни учителя не отвечали им. Автор подчеркивает, что не только школа с ее чрезмерно идеологизированными историческими курсами воздействовала на сознание советских школьников, но и факторы социальной среды. Суровая советская действительность способствовала возникновению в сознании молодежи деформации между задаваемыми ценностями и реальными условиями жизни.

Новизну работы определяет и введение в научный оборот новых источников регионального уровня, характеризующих основные направления становления и развития школьного исторического образования в Нижнем Поволжье в период 1930-х - начала 1950-х гг.

Научная и практическая значимость диссертации определяется результатами исследования, которые позволяют составить целостное представление как об основных проблемах образовательной политики в сфере исторического образования 1930-х - начала 1950-х гг., так и о методах их государственного решения.

Практическое значение исследования определяется возможностями использования его материалов при написании обобщающих трудов по истории народного образования, при написании учебных пособий, разработке курсов лекций, семинаров, спецкурсов по проблематике исследования.

Апробация результатов исследования. материалы диссертации отражены в научных публикациях автора. О результатах своего научного исследования автор докладывал на кафедре истории России исторического факультета Астраханского государственного университета, а также в ходе региональных и всероссийских научных конференций, на которых выступал с докладами по проблемам становления и развития исторического образования в Нижнем Поволжье.

Структура диссертации соответствует цели и задачам исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Во введении обоснованы актуальность, научная новизна и практическая значимость работы, поставлены цель и задачи диссертационного исследования, определены его хронологические и территориальные рамки, дается анализ специальной литературы и источниковой базы.

Первая глава «Становление и развитие системы советского школьного исторического образования в 1930-х - начале 1950-х годов» состоит из трех параграфов. В параграфе первом «Реализация основных направлений государственной политики в практике исторического образования в центре и на местах в 1930-е гг.» рассматривается процесс подготовки и начальный этап реализации реформы исторического образования в контексте государственной образовательной политики. Автор особое внимание обращает на внутренние и внешние условия, обусловившие необходимость организационной перестройки системы исторического образования и науки в СССР. Усложнение международной обстановки, нарастание агрессии со стороны Германии, Японии, Италии значительно актуализировали необходимость усиления идеологического воздействия на сознание граждан с целью воспитания в духе патриотизма и подготовки к возможному отражению внешней угрозы. С другой стороны, на XVII съезде ВКП (б), состоявшемся в январе 1934 г., было заявлено о необходимости повышения уровня общественных знаний и улучшения коммунистического воспитания учащейся молодежи в целях успешного социалистического строительства23. Складывание в Советском Союзе тоталитарного политического режима, формирование культа личности И.В. Сталина, воспитание «нового человека», лояльного и преданного государству и Коммунистической партии, также требовали исторического «оправдания».

Основополагающие задачи государственной политики в сфере исторического образования были определены постановлением ЦК ВКП (б) и СНК СССР «О преподавании гражданской истории в школах СССР» от 16 мая 1934 г. Среди них - подготовка новых программ и учебников по всем школьным курсам истории, усиление патриотической направленности учебного материала, подведение учащихся к марксистскому пониманию исторических событий, закономерностей общественного развития, подготовка и переподготовка учителей истории, издание наглядных пособий, иллюстративного материала, методической, художественной литературы, восстановление системы высшего исторического образования и др.

В диссертации подробно рассматриваются основные этапы подготовки реформы среднего исторического образования в аппарате Народного комиссариата просвещения РСФСР, основные процессы ее реализации в центре и на местах, находившиеся под пристальным вниманием Коммунистической партии. Отдел школ при ЦК ВКП (б) непосредственно осуществлял надзор за постановкой преподавания истории в масштабе всей страны, основываясь на материалах собственных инспекторских проверок и отчетах аналогичных отделов в Нижнем Поволжье. Задачи региональных партийно-государственных органов состояли в организации исполнения нормативных законодательных актов по вопросам исторического образования, контроля за их выполнением, выражавшегося, прежде всего, в проведении регулярных проверок состояния преподавания истории и обществоведения, а затем и Конституции СССР в школах региона.

Перестройка системы исторического образования проходила непросто. Диссертант выделяет проблемы, которые тормозили этот процесс. К ним, прежде всего, относились слабость кадрового потенциала, недостатки в его подборе, обучении и переобучении, проблемы несовершенства учебников и программ с точки зрения реализации своего функционального назначения, проблемы необеспеченности школ наглядными пособиями. Сюда же следует отнести и вопросы, связанные с недостаточностью помощи учителям истории со стороны местных органов образования.

Во втором параграфе «Эволюция образовательной политики в сфере исторического образования в годы Великой Отечественной войны (1941-1945)» рассматриваются изменения, произошедшие в содержании и структуре исторического образования в военных условиях. В содержании учебных программ и учебников по истории увеличился удельный вес тем и разделов, имевших определяющее значение для усиления патриотического воспитания учащихся. Прежде всего, это тема истории войн и блестящих побед русского военного искусства.

В новых условиях огромная нагрузка легла на плечи учителей истории, которые должны были вооружить учащихся пониманием происходящих событий, знанием исторических предпосылок и условий возникновения войны, ее характера и перспектив, раскрыть перед школьниками истинное лицо фашизма и осудить гитлеровский «новый порядок» в Европе. В диссертации приводятся конкретные примеры успешной деятельности учителей Нижнего Поволжья в реализации указанной задачи.

Суровые условия войны стали серьезной проверкой качества работы органов образования, школы и отдельного учителя. Работа советской школы в указанный период проходила под непосредственным руководством партийных организаций. Обкомы, горкомы и райкомы партии не просто систематически обсуждали итоги учебно-воспитательной работы школ Нижнего Поволжья, вопросы подготовки школ к новому учебному году и пр., но и оказывали посильную помощь учителям в решении их проблем. Однако война вскрыла существенные недостатки в постановке учебно-воспитательной работы, в организации руководства и контроля за работой школы и учителей.

Вместе с тем, Великая Отечественная война 1941-1945 гг. показала дальновидность принятых в 1930-е гг. решений Коммунистической партии и Советского правительства по вопросам преподавания истории. Подъем патриотизма советского народа, связанный в том числе и с историческим образованием молодежи, явился одним из главных факторов великой победы Советского Союза во второй мировой войне.

В третьем параграфе «Развитие школьного исторического образования в послевоенные годы (1946-1953)» автор показывает дальнейшие изменения в системе школьного исторического образования, произошедшие в послевоенный период и обусловленные новыми условиями существования Советского государства. Это начавшаяся «холодная война», ужесточение политического режима в стране, трудности восстановительного периода. Как и в 1930-е гг., был взят курс на дальнейшее внедрение в сознании граждан «образа врага», что должно было способствовать единению советского народа. Историческому образованию долженствовало утверждать в сознании школьников веру в построение коммунизма и мысль о превосходстве социалистической системы над капиталистической.

В конце 1940-х - начале 1950-х гг. на заседаниях Ученого методического совета в структуре Наркомпроса РСФСР активно обсуждались вопросы внесения изменений в учебные планы, программы и учебники истории с целью оптимизации учебного процесса и в связи с введением обязательного семилетнего обучения, а впоследствии и одиннадцатилетнего. Однако данные задачи реализованы не были. Вместе с тем, положительные изменения в преподавании истории все же имелись. Стабилизировалась ситуация с обеспечением школ Астрахани, Саратова, Сталинграда учебниками, программами, методическими пособиями, наглядными материалами. Возрос и уровень профессионального мастерства учителей-историков. Хотя, как и в предшествующий период, критике подвергались местные органы партии и народного образования за отсутствие должного руководства учебно-воспитательным процессом в школах, за невнимание к нуждам советского учительства.

Великая Отечественная война показала действенность созданной в 1930-е гг. модели исторического образования. Вместе с тем она пробудила в советских людях способность критически оценивать ситуацию, самостоятельно мыслить, вселила надежды на либерализацию общественной жизни. Необходимость реформирования политической и экономической систем становилась все более актуальной и для государственных структур.

Вторая глава «Государственные приоритеты в подготовке и повышении квалификации советских учительских кадров по истории» включает в себя три параграфа. В параграфе первом «Система подготовки педагогических кадров по истории в вузах Нижнего Поволжья» анализируется состояние кадров преподавателей истории исследуемого периода, рассматриваются направления и основные задачи партийно-государственных структур в сфере повышение общеобразовательного, идейно-политического уровня и профессионально-педагогической подготовки учителей истории Нижнего Поволжья.

К концу 1930-х - началу 1940-х гг. в Нижнем Поволжье центрами по подготовке учителей истории стали Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, Саратовский, Сталинградский, Астраханский и Калмыцкий педагогические институты. Однако в годы войны, в связи с ликвидацией Калмыцкой АССР и депортацией калмыцкого народа, «остатки» Калмыцкого пединститута были переданы Астраханскому пединституту им. С.М. Кирова.

Автором рассмотрены учебные планы исторических факультетов университетов и педагогических институтов. Последние отличались отсутствием специализированных факультативов и курсов по выбору, расширенным психолого-педагогическим циклом предметов, большим количеством часов педагогической практики. Значительное место в диссертации уделяется анализу учебных планов, программ по истории, перестройке учебно-воспитательного процесса в вузах в условиях Великой Отечественной войны и послевоенного восстановительного периода в соответствии с государственными приоритетами.

Другим каналом подготовки кадров историков стали двухгодичные учительские институты, выпускавшие учителей 5-7 классов. Во второй половине 1930-х гг. такие учебные заведения были открыты в Сталинграде, Астрахани, Саратове, Балашове и Вольске, Калмыцкой АССР. Обучаясь в учительских институтах, студенты получали необходимый уровень знаний и навыков теоретического, методического и практического характера.

Автор отмечает, что на протяжении исследуемого периода вузы Нижнего Поволжья испытывали недостаток в квалифицированных профессорско-преподавательских кадрах, что, в свою очередь, негативным образом сказывалось на процессе подготовки будущих учителей. Для решения этой проблемы практиковалось приглашение преподавателей из столичных университетов и институтов, а в послевоенный период основным каналом пополнения педагогического персонала стало воспитание собственных кадров. Подчеркнуто, что на состоянии преподавательских кадров Нижнего Поволжья отрицательно сказались репрессии 1930-х гг. Один только Сталинградский пединститут потерял 25% профессорско-преподавательского состава, в том числе, четырех преподавателей истории, включая декана исторического факультета Ф.Т. Кудинова24.

Диссертантом рассматриваются проблемы в организации заочного обучения учителей истории. Среди них - отсутствие надлежащего руководства со стороны наркоматов и ведомств, в том числе регионального уровня, отсутствие единых правил приема, сроков обучения, установленного учебного режима, необеспеченность заочников учебниками, методическими пособиями и учебными программами, что отрицательным образом сказывалось на качестве обучения и переобучения педагогов истории.

Автор отмечает, что, несмотря на принятые советским правительством меры, школы Нижнего Поволжья продолжали испытывать потребность в квалифицированных кадрах учителей истории в ситуации возрастания числа лиц, получивших высшее специальное и педагогическое образование.

Во втором параграфе «Реализация государственных приоритетов по развитию исторического образования в системе повышения квалификации учителей истории в Нижневолжском регионе» автор рассматривает вопрос повышения идейно-политической, общеобразовательной и педагогической подготовки учителей на всем протяжении их профессиональной деятельности. Решение этой задачи целиком возлагалось на местные партийно-государственные органы.

Центральное место в системе работы с учителями истории в деле повышения их квалификации заняли институты повышения педагогической квалификации кадров народного образования (ИПККНО, а впоследствии ИУУ). Они открылись 1930-е гг. в Астрахани, Саратове и Сталинграде. Автором подробно рассматриваются формы повышения квалификации учителей истории: курсы, семинары, конференции, лекции, экскурсии, методическая работа в школе и районе. В качестве лекторов на этих мероприятиях выступали преподаватели вузов, работники местных комитетов партии, лучшие учителя истории школ Нижнего Поволжья.

Анализ архивных материалов позволил выделить комплекс проблем, мешавших достижению высоких показателей в деле повышения квалификации педагогов. К ним относились пассивность основной массы учителей-историков городов Нижнего Поволжья, уклонявшихся от посещения проводимых институтами усовершенствования мероприятий, неудовлетворительное обеспечение учителей учебной и методической литературой, особенно в сельской местности, отсутствие должного контроля со стороны районных отделов народного образования. В диссертации приводятся примеры, когда местные органы образования не отпускали учителей на курсы, семинары, лекции либо не доводили всю необходимую информацию о проводимых мероприятиях до педагогов. Очевидно, что на посещаемости курсов, семинаров, кружков педагогами сказывалась то обстоятельство, что жестко идеологизированные мероприятия становились для них неинтересными.

Широкое распространение в практике школьного исторического образования в исследуемый период приобрело политическое просвещение учителей – партшколы, кружки по изучению «Краткого курса истории ВКП (б)» и произведений классиков марксистско-ленинской идеологии, университеты марксизма-ленинизма, политическое самообразование.

В диссертации рассматриваются изменения в составе учительства в военные годы. Более подготовленная и активная часть учителей были направлены на работу в партийные и советские органы, либо призваны в ряды Красной армии. Только в Астрахани было мобилизовано 56 учителей истории25. Недостаток учителей пополнялся за счет лиц, окончивших краткосрочные педагогические курсы, которые не давали фундаментального специального образования. Имевшая место практика перевода учителей из начальной школы на работу в неполные средние и средние школы подверглась жесткой критике со стороны ЦК ВКП (б)26. Отрицательно сказывалось на качестве преподавания совместительство и привлечение на должности учителей истории учащихся старших классов средних школ.

Негативное влияние на психологическую атмосферу в школах, на трудовую деятельность учителей оказывал постоянный контроль за «политической благонадежностью» педагогического персонала. Например, предвзятым было отношение к учителям, имевшим дореволюционный стаж работы. «Неугодными» оказывались учителя непролетарского происхождения. Появившиеся в 1936 г. аттестационные комиссии были призваны не только определять «профессиональную пригодность» учительства, но и выявлять «чуждые, враждебные элементы». Так в Астрахани за период аттестации (1936-1939 гг.) было снято с работы 37 человек с формулировкой «случайные и классово-чуждые элементы»27.

В 1930-1940-е гг. кадры школьных учителей истории и преподавателей вузов не раз подвергались «чисткам». Сначала это был так называемый «большой террор», когда сотни преподавателей вузов, учителей были оклеветаны и репрессированы. В послевоенный период проверялись лица, находившиеся на оккупированной территории или сотрудничавшие с немцами. В случае подтверждения подобных фактов учителя и преподаватели вузов освобождались от занимаемых должностей.

Третий параграф «Проблемы жизни и быта учителей Нижнего Поволжья» посвящен изучению проблематики материально-бытового положения учителей, от уровня которого в определенной степени зависело качество учебно-воспитательной работы каждой школы в отдельности и всей системы народного образования РСФСР.

Автор отмечает, что обращение к нуждам учительства являлось одним из направлений деятельности центральных и местных партийно-государственных органов. Следует отметить, что не всегда местные властные структуры выполняли распоряжения из центра. Это особенно проявилось в годы войны в вопросе обеспечения учителей продовольствием и промышленными товарами. На протяжении исследуемого периода острым оставался и жилищный вопрос. Отмечены случаи, когда в школах под квартиры педагогов приспосабливались учительские, кабинеты директоров, классные комнаты, даже санузлы28.

Находясь в затруднительном положении, учителя не видели иного выхода, как заявлять о себе и своих нуждах в письмах в ЦК ВКП (б) на имя И.В. Сталина и других высших должностных лиц, либо сообщать о своем бедственном положении в газету «Правда». Сигналы, изложенные в письмах, тщательно проверялись. В результате выяснялись многочисленные факты разбазаривания и хищения товаров, выделенных учителям для продажи, иные случаи. Это свидетельствовало об имевшем место самоуправстве региональных властей, уклонявшихся от выполнения предписаний центральных государственных органов в отношении материально-бытового обеспечения педагогов.

Несмотря на имевшие место неоднократные повышения заработной платы учителям и другим работникам народного образования, уровень их финансового благосостояния оставлял желать лучшего. Архивные материалы свидетельствуют о случаях перехода учителей на работу в другие сферы – официантами, уборщиками, продавцами. Учитывая неудовлетворительное состояние с обеспечением школ учителями, центральными и местными органами власти предпринимались попытки вернуть на работу педагогов, работавших не по специальности. Пытаясь хоть как-то улучшить свое материальное положение, некоторые учителя занимались платным репетиторством. Однако подобные «антисоветские и антигосударственные» случаи осуждались как неприемлемые в советской школе и пресекались.

В диссертации приводятся конкретные факты перевода, увольнения и назначения на должность против желания педагогов без достаточно уважительных причин; случаи недоброжелательного отношения к отдельным учителям, подчас переходившие в травлю. В подобных ситуациях вся вина, как правило, возлагалось на местные органы образования за отсутствие надлежащего контроля с их стороны.

Автор отмечает, что недостаточный престиж учительской профессии определялся низкой зарплатой, большой занятостью, необеспеченностью жильем и пр. Чрезмерная назидательность и политизация исторических курсов, оторванных от реальной жизни, влияли на падение авторитета педагогов в школьной среде.

В третьей главе «Историческое образование в системе коммунистического воспитания учащейся молодежи Нижнего Поволжья» автор предпринял попытку проследить основные направления идеологического воздействия партийно-государственных структур средствами исторических дисциплин на советских школьников, определить степень его эффективности.

В первом параграфе «Содержание и основные черты идейно-политического воспитания школьников» показано, что историческое образование играло ключевую роль в решении проблем идейно-политического воспитания в государстве. Воспитательные возможности социальных наук осознавались и использовались властью в формировании нового типа личности.

Директивы, исходившие «сверху», содержали в себе строгие ориентиры и систему требований, предъявляемых к учащейся молодежи. «Нормой» считалось должное социальное поведение, выражавшееся в горячей любви к Родине и преданности ей, бдительности и подозрительности по отношению к «врагам» государства, убежденности в социалистических идеалах, основанное на ценностях коллективизма, интернационализма, опиравшееся на чувство социального оптимизма и чувство ответственности за все происходящее вокруг. Исторические факты, отбиравшиеся для преподавания в школе, должны были воспитывать коммунистическую мораль и нести необходимую эмоционально-нравственную нагрузку.

На уроках истории и во внеклассной работе по предмету осуществлялось воспитание патриотизма и интернационализма, антирелигиозное и трудовое воспитание, тесно связанное с коллективистским воспитанием. Советский школьник должен был ощутить себя частью «великой социальной общности» - трудового советского народа, звеном цепи поколений борцов за свободу и счастье народных масс. Проявление индивидуальности не поощрялось, а строго осуждалось.

Особое внимание автор обращает на формирование «образа врага» как внешнего (нацистская Германия, капиталистические Великобритания и США и другие государства), так и внутреннего, классового врага. Он проявлялся в конкретном человеке, например, ученом-историке (Н.М. Лукин, Н.Н. Ванаг), политическом деятеле (Л.Д. Троцкий, Н.И. Бухарин, К.Б. Радек), статусной группе (кулаки, военачальники, партийные функционеры, работники учебных заведений и научных учреждений, коллаборационисты). С «врагами» и «предателями» нужно было вести активную и жесткую борьбу, даже если таковыми являлись родственники, близкие друзья, соседи, знакомые.

В диссертации отмечается разнообразие форм внеклассной работы учителей истории Нижнего Поволжья. Это экскурсии в музеи и места исторического прошлого, исторические кружки, вечера, политинформации, лекции, коллективные просмотры фильмов на историческую тематику и другие. Практиковались встречи учащихся с ударниками труда, представителями органов власти, участниками Великой Отечественной войны, чтение и разбор исторической, политической литературы, организация выставок.

В годы второй мировой войны в Нижнем Поволжье стремительно набирало темпы тимуровское движение: ученики ухаживали за ранеными в госпиталях, помогали вдовам, семьям фронтовиков, инвалидам войны, эвакуированным. Вместе со взрослыми дети убирали урожай, собирали подарки и теплые вещи для бойцов Красной армии. Очевидно, что подвиги в тылу, как и на фронте, совершаемые молодежью, показали результативность государственной политики в сфере воспитания и правильность решений, принятых властными структурами в области исторического образования в 1930-е гг.

Во втором параграфе «Норма и девиация в системе воспитания «нового человека» рассматриваются причины, формы и примеры девиантного поведения школьников, студентов, учителей и преподавателей Нижнего Поволжья как отклонение от принятых норм.

Автор доказывает, что девиантное поведение было связано как с организацией самого учебно-воспитательного процесса в школах и вузах Нижнего Поволжья, так и с условиями бытования, повседневной жизни учащихся, их возрастными особенностями.

К первой группе факторов, связанных с постановкой и качеством процессов обучения и воспитания в средних и высших учебных заведениях, относятся следующие: перегрузка программ, нехватка учебников, формализм в изучении исторических дисциплин, низкий уровень идейно-политического воспитания и другие. С другой стороны, нельзя отрицать и влияния семьи, улицы, социального окружения на формирование личности ребенка. В диссертации приводятся примеры, когда из-за занятости родителей, школьников «воспитывала» улица, что приводило к совершению правонарушений, в том числе преступного характера. Государство решало проблемы безнадзорности и беспризорности детей, правда, не всегда успешно.

На основании архивных данных, многие из которых были впервые введены в научный оборот, автор выделяет две основные формы проявления «отклонений» в поведении учащейся молодежи: правонарушения (хулиганство) и деяния, которые рассматривались властью как политические и «классово-опасные выходки». К числу первых относятся прогулы, курение, самовольный уход с занятий, пререкание с преподавателями, нарушение порядка на уроках, оскорбление учительского персонала, порча школьного имущества, драки, кражи, организованные избиения и пр. Автор показывает, что и среди педагогического персонала школ имели место прогулы, опоздания, пьянство. Но в условиях острой нехватки учительских кадров уволить педагога с работы могли только в «особых случаях».

Более серьезные последствия для учащейся молодежи и ее наставников могли наступить за совершение политических и «классово-опасных выходок». Особую обеспокоенность вызывали случаи проявления симпатий к разгромленным партийным группировкам (троцкистско-бухаринско-зиновьевским), выступление с антипартийными и антисоветскими лозунгами и другие.

Имевшие место факты девиации в поведении учащихся, по мысли властных структур, свидетельствовали о неудовлетворительной постановке идейно-политического воспитания в образовательных учреждениях Нижнего Поволжья. Очевидно и другое, что догматизм, авторитаризм, чрезмерная идеологизация и политизация курсов истории, оторванность от жизненных реалий делали учебный процесс неинтересным для школьников. Представители учащейся молодежи, испытывая потребность в самостоятельности мышления, без оглядки на привычные и столь ненавистные ограничительные рамки, стали «выходить из-под контроля» партийно-государственных органов, расшатывая тем самым сложившуюся в 1930-е гг. систему, основанную на тотальном подчинении господствовавшему политическому режиму. Однако властными структурами принимались все возможные меры для того, чтобы «вернуть» молодежь на «орбиту» своего влияния, предотвратить эрозию «сталинской образовательной модели».

В заключении подведены итоги исследования, сделаны обобщения и выводы.

Основные положения диссертационного исследования изложены в следующих публикациях автора:

Работы, опубликованные в перечне периодических научных изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования РФ:

Статьи:

  1. Эмирова Л.Д. Проблемы преподавания истории в школах и вузах Астраханского региона в 1930-х-первой половине 1940-х гг. // Южно-Российский вестник геологии, географии и глобальной энергии. - Астрахань: Издательский дом «Астраханский университет», 2006. - № 8 (21). - С. 234-237. (0,2 п.л.)

Работы, опубликованные в других научных изданиях:

Статьи:

  1. Эмирова Л.Д. Преподавание истории в школах Астраханского региона в годы Великой Отечественной войны // Перекрестки истории. Актуальные проблемы исторической науки : материалы Всероссийской научной конференции к 450-летию г. Астрахань, 18 апреля 2008 г. / сост. и отв. ред. Д.В. Васильев, А.В. Сызранов. - Астрахань: Издательский дом «Астраханский университет», 2008. - С. 78-80. (0,2 п.л.)

  2. Эмирова Л.Д. Развитие школьного исторического образования в Астраханской области в 30-е годы XX века // Тематическое приложение к журналу «Образование в Астраханской области». - Астрахань: Издательство ОГОУ ДПО «Астраханский институт повышения квалификации и переподготовки», 2008. - № 3 (7). - С. 204-212. (0,6 п.л.)

  3. Эмирова Л.Д. Материально-бытовые условия жизни учительства Нижнего Поволжья в годы Великой Отечественной войны // Перекрестки истории. Актуальные проблемы исторической науки : материалы Всероссийской научной конференции (г. Астрахань, 27 апреля 2009 г.) / сост. и отв. ред. Д.В. Васильев, А.В. Сызранов. - Астрахань: Издательский дом «Астраханский университет», 2009. - С. 154-159. (0,3 п.л.)

  4. Эмирова Л.Д. Власть и исторические дисциплины в воспитании советской молодежи: опыт 30-х годов XX века // Образование и культура: история, проблемы, перспективы: Сборник научных статей (по материалам Всероссийской научно-практической конференции 28 мая 2009 г.) – Астрахань: Издательство ОГОУ ДПО «Астраханский институт повышения квалификации и переподготовки», 2009. – С. 27-31. (0,3 п.л.)

1 Идейно-политическое воспитание учащихся в процессе преподавания истории. Сборник статей / под ред. проф. А.М. Панкратовой. - М.-Л.: Изд-во АПН РСФСР, 1948; Коровкин Ф.П. Развитие школьного исторического образования в СССР за 50 лет // Преподавание истории в школе. - 1967. - № 6; Стражев А.И. Преподавание истории в советской школе за 40 лет (1917-1957 гг.) // Преподавание истории в школе. - 1957. - № 5 и др.

2 Бущик Л.П. Очерк развития школьного исторического образования в СССР. - М.: Изд-во АПН РСФСР, 1961.

3 Боголюбов Л.Н. О коммунистическом воспитании в процессе преподавания истории // Вопросы истории. - 1959. - № 7; Кинкулькин А.Т., Лернер И.Я. Новый этап в развитии школьного исторического образования // Вопросы истории. - 1961. - №7; Колосков А.Г. Становление и совершенствование школьного исторического образования в СССР : автореф. дис. … д-ра пед. наук. М., 1984 и др.

4 Шестаков А.В. Становление школьного исторического образования в первые годы Советской власти (1917-1923) : автореф. дис. … канд. ист. наук. – М., 1968.

5 Чуткерашвили Е.В. Развитие высшего образования в СССР. - М.: Высшая школа, 1961; Бутягин А.С., Салтанов Ю.А. Университетское образование в СССР. - М.: Изд-во Московского ун-та, 1957; Пыльнев М.И. Педагогические институты РСФСР. Историко-педагогические очерки. (1930-1950 гг.) - М., 1952 и др.

6 Ленинградский университет за советские годы. 1917-1947. Очерки. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1948; Саратовский университет. 1909-1959. - Саратов: Изд-во СГУ им. Н.Г.Чернышевского, 1959 и др.

7 Советская высшая школа в годы Великой Отечественной войны / под ред. проф. Ф.Б. Комала. - М.: Высшая школа, 1980; Круглянский М.Р. Высшая школа в СССР в годы Великой Отечественной войны. - М.: Высшая школа, 1970 и др.

8 Сысоев М.И. Деятельность Коммунистической партии по подготовке учительских кадров в годы четвертой пятилетки (1946-1950 гг.) на материалах Российской Федерации : автореф. дис. … канд. ист. наук. - Л., 1968; Черепнина Б.И. Деятельность Коммунистической партии в области подготовки научно-педагогических кадров по общественным наукам в СССР за 1918-1962 годы. (На материалах высшей школы) : дис. … канд. ист. наук. - М., 1965 и др.

9 Советская интеллигенция (история формирования и роста 1917-1965 гг.). - М.: Мысль, 1968; Аксенов Ю.С. Послевоенный сталинизм: удар по интеллигенции // Кентавр. - 1990. - Октябрь-декабрь и др.

10 Шарикова Т.В. Руководство партийных организаций Нижнего Поволжья народным образованием в послевоенный период (1946-1955 гг.) : автореф. дис. … канд. ист. наук. – Саратов, 1979; Иванов Н.Л. Развитие школьного образования в Калмыцкой АССР (1917-1965) : автореф. дис. … канд. пед. наук. - М., 1966 и др.

11 Павленко Н.И. Историческая наука в прошлом и настоящем (некоторые размышления вслух) // История СССР. - 1991. - № 4; Еисса Е.А. Развитие содержания гуманитарного образования в советской общеобразовательной школе (1945-1990-е гг.) : автореф. дис. ... канд. пед. наук. – М., 1991 и др.

12 Опенкин Л.А. Механизм торможения в сфере общественных наук: истоки возникновения, факторы воспроизводства // История СССР. - 1989. - № 4; Развитие исторического образования в СССР. Межвузовский сборник научных трудов. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1986 и др.

13 Дайч З.Г. Школьная политика в СССР: уроки партийно-государственного руководства; перспективы развития / под ред. Л.В. Кривцуна. - М.: Прометей, 1991; Власов В.А. Школа и общество. Поиски путей обновления образования. Вторая половина XIX – первая треть XX в. - Пенза: Изд-во ИПК и ПРО, 1998.

14 Аллабердина Г.И. Становление и развитие школьного исторического образования в СССР и РФ : дис. … канд. ист. наук. - Уфа, 2003; Топчиева В.И. Эволюция и развитие школьного исторического образования в России (конец XVIII – XX вв.) : дис. … канд. ист. наук. - Краснодар, 2004 и др.

15 Ушмаева К.А. Развитие высшего исторического образования на Северном Кавказе с 1945 по 2000 гг. (По материалам Дона, Кубани, Ставрополья) : дис. … канд. ист. наук. - Ставрополь, 2004; Терехов А.Н. Становление и развитие высшего исторического образования на Южном Урале: 1934-1993 гг. : дис. … канд. ист. наук. - Челябинск, 2003 и др.

16 Липчанский А.М. Становление в России общего массового школьного образования в период социально-экономических преобразований: 1861-1941 гг.: Опыт, уроки. - Астрахань: Изд-во АГПУ, 2001; Поздняков А.Н. Государство и общество в реформировании российского школьного образования: Исторический опыт взаимоотношений в конце XIX - начале XXI в. : дис. … д-ра ист. наук. - Саратов, 2005.

17 Булыгина Т.А. Общественные науки в СССР в середине пятидесятых – первой половине восьмидесятых годов : дис. … д-ра ист. наук. - Ставрополь, 2001; Тимофеева Е.Г. Государственная политика в сфере обществоведческого образования молодежи в 50-90-е гг. XX в. : автореф. дис. … д-ра ист. наук. - М., 2004.

18Кульгускина Л.В. Государство и молодое поколение в конце 1920-х-1930-е годы: Опыт создания новой ментальности : автореф. дис. … канд. ист. наук. – Барнаул, 2005; Гречухин П.Б. Власть и формирование исторического сознания советского общества в 1934-1941 гг. : дис. … канд. ист. наук. - Саратов, 1997; Балашов Е.М. Школа в российском обществе 1917-1927 гг.: Становление «нового человека». – СПб, 2003 и др.

19 Катков А.П. Политический контроль в советском обществе в 20-30-е гг. : дис. … канд. ист. наук. - Саратов, 2000; Прищепа А.И. Инакомыслие на Урале (середина 1940-х – середина 1980-х гг.) : дис. … д-ра ист. наук. - Сургут, 1999; Татаринов О.В. Молодежь и юношеское движение: из опыта советской политической системы. 1917-1941 гг. : автореф. дис. … д-ра ист. наук. - М., 2002 и др.

20 Ищенко В.А. Историческое образование в России: конец XIX – начало XXI в. / В.А. Ищенко [и др.] - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2005; Ушмаева К.А. Высшее историческое образование в России (20-90-е годы XX века). - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2008 и др.

21 Астраханскому государственному педагогическому университету – 70 лет. - Астрахань: Изд-во Астраханского гос. пед. ун-та, 2002; Житкова С.В. Государственная политика в сфере народного образования и ее реализация в Российской Федерации в 1928-1941 гг. (на материалах Нижнего Поволжья) : автореф. дис. … канд. ист. наук. – Астрахань, 2007; Оглаев Ю.О. Первые шаги высшего образования в Калмыкии (1920-1943 гг.). - Элиста: Изд-во КалмГУ, 2005 и др.

22 Кузьмин Н.Н. Советская школа в предвоенное десятилетие (1930-1941 гг.). - Липецк: Изд-во Липецкого пединститута, 1989. - С. 20.

23 История КПСС. М.: Госполитиздат, 1971. – Т. 2. - С. 261.

24 Волгоградский государственный педагогический институт (1931-2006 гг.): Краткая история. - Волгоград: Перемена, 2006. - С.28.

25 ГААО. Ф. 2265. Оп. 1. Д. 169. Л. 48.

26 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 126. Д. 9. Л. 7.

27 ГААО. Ф. 2150. Оп. 1. Д. 139. Л. 168.

28 ЦДНИВО. Ф. 113. Оп. 23. Д. 151. Л. 134.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. «Астраханский государственный университет» (1)

    Автореферат
    Защита состоится « » марта 2010 года в часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.009.08 при ГОУ ВПО «Астраханский государственный университет» по адресу: 414056, г.
  2. Деятельность государственных учреждений по охране, изучению, использованию археологического наследия на новостройках нижнего поволжья с 1945 по 1991 гг

    Автореферат
    Защита состоится 18 ноября 2009 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.03 по присуждению ученой степени доктора исторических наук при Саратовском государственном университете им.
  3. Сенектутова инара Мусаевна политика советского государства в области культуры в период новой экономической политики 1921-1929гг. (На материалах нижнего поволжья)

    Автореферат
    Защита состоится « » 2007 года в часов на заседании диссертационного совета КМ.212.009.02 при Астраханском государственном университете по адресу: 414056, г.
  4. Историческое образование в европе: 10 лет сотрудничества между российской федерацией и советом европы страсбург историческое образование в европе

    Реферат
    Сотрудничество между Советом Европы и образовательными учреждениями Российской Федерации по направлениям: разработка стандартов исторического образования для школ Российской Федерации.
  5. Житкова светлана Анатольевна государственная политика в сфере народного образования и ее реализация в российской федерации в 1928 – 1941 гг

    Автореферат
    Защита состоится « » 2007 года в часов на заседании диссертационного совета КМ.212.009.02 при Астраханском государственном университете по адресу: 414056, г.

Другие похожие документы..