Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В соответствии с Федеральным законом от 30.03.1 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" (Собрание законодательства ...полностью>>
'Документ'
Мультимедийная презентация «Сибирский гений космонавтики» (Памяти Ю.В.Кондратюка) и мультимедийная викторина «Ю.В.Кондратюк. Помним. Чтим» (35-40 мин....полностью>>
'Документ'
Головной мозг, с окружающими его оболочками находится в полости мозгового черепа. Верхняя вентральная поверхность головного мозга по форме соответству...полностью>>
'Закон'
Пленум Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, рассмотрев материалы обобщения судебной практики применения хозяйственного процессуального за...полностью>>

Кафедра Истории Древней Греции и Рима Курсовое сочинение

Главная > Сочинение
Сохрани ссылку в одной из сетей:

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра Истории Древней Греции и Рима

Курсовое сочинение

студента IV курса

Волчкова Алексея

(заочное отделение)

на тему:

«Женские служения в раннем христианстве»

научный руководитель: д. и. н. Егоров А. Б.

Санкт-Петербург

2005 год

ПЛАН

  1. Введение

  2. Женщина-христианка в социально-культурном контексте I – III веков н.э.

    1. Эгалитарность или патриархальность?

    2. Христианство – женская религия?

    3. Женщина в миссионерской практике Иисуса.

  3. Неинституциональные служения женщин;

    1. Харизма – Служение – Институт;

    2. Харизматические служения:

      1. Женщины в Евангелиях;

      2. Женщина - церковный лидер;

      3. Женщины - проповедницы;

      4. Пророчицы.

  4. Женщина в кафолической Церкви:

      1. Диакониссы

      2. Вдовицы

      3. Девственницы

      4. virgines subintroductae

  5. Женщины у еретиков;

  6. Христианство – религия развратников?

  1. Заключение

Введение

Вопрос о месте женщины в Церкви, ее функциях или ролях принадлежит к одному из самых острых и тяжелых для верного разрешения. Сложность эта проистекает даже не из очевидного факта недостатка фактологического материала, а из огромной политизированности этого вопроса в настоящее время. Появившееся в середине XX века феминистское движение, боровшееся за права женщин и достигшие в этом деле вполне определенных результатов, в гуманитарной науке проявило себя в виде подчас не совсем научно добросовестного стремления обосновать исторически справедливость своей политической и социальной программы. Очевидная польза от этого процесса состоит в том, что гуманитарная наука, пожалуй, впервые обратила серьезное внимание на целый ряд проблем, ранее рассматривавшихся как не вполне в научном смысле полноценные и заслуживающие внимание серьезного ученого. К ним относятся проблемы таких социально-культурных «структур» как брак, отношение к женщине, «мужественность» и «женственность» в истории, место женщины в различных социальных, политических, экономических, культурных и религиозных системах. Тем не менее, сложилась не очень для науки полезная ситуация, когда научные изыскания с традиционным для истории историко-критическим методом заменялись публицистическими по содержанию, историко-философские сочинения, обосновывающие вполне определенную систему политических взглядов.

Исторически сложилось, что одной из наиболее привлекательных для феминистски настроенных исследователей областей знаний оказалась история раннего христианства. Эта особая заостренность феминистской критики на вопросах происхождения христианства проистекает из того, что христианская средневековая культура традиционно осуждалась ими как наиболее мужецентричная и нетерпимо настроенная по отношению к женщине и женскому. Как получилось так, что христианство, догматически провозглашающее равенство полов перед лицом Бога, тем не менее, исторически оказывается подчас силой наиболее нетерпимо настроенной по отношению к женщине и женскому. Феминистские ученые объясняли этот нонсенс тем, что вводили в научный оборот следующую схему, которая в общих чертах может быть сформулирована следующим образом.

Иисус является основателей истинно освобождающей женщину религии. Тем не менее, весть Иисуса о равенстве женщины и мужчины оказалась непонята или забыта ранней Церковью. Эта идея была слишком революционна для тогдашнего мира; Церковь же была настроена на покорение всего мира. Неизбежной издержкой этого колоссального по своим масштабам процесса была большая восприимчивость Церкви к культурным шаблонам и стереотипам своего времени. Церковь завоевывала Римскую империю извне, при этом сама Империя захватывала Церковь изнутри, «заражая» ее своими идеями философского, социального и политического порядка. По мере усвоения Церковью категорий позднеантичного патриархального общества, в ней самой возникает реакция, протестные движения, стремившиеся сохранить верность эгалитарным идеалам учения Иисуса. В этих «еретических» течениях женщины обладали особой властью и влиянием. Они могли быть священниками, пророчицами и учителями в этих обществах. «Большая» же Церковь, имевшая традиционно недоверчивое отношение к женской, довольно специфичной, религиозности, последовательно проводила политику подчинения женщин-христианок мужским институциональным служениям. Утверждавшаяся в ходе борьбы с «ересью» «большая Церковь» оказывается автором христианской истории. Иначе говоря, в итоге христианским оказалось исключительно то, чему Церковь IV века дала право быть таковым. Возникает новая научная тема: «забытая» история Церкви и попытка ее восстановления посредством «деконструкции» традиционной истории.

Надо сказать, что курсовое сочинение прошлого года было написано под определяющим влиянием подобного рода чрезвычайно обаятельных мыслей и сочинений. Признаться, на определенном этапе предлагаемые в этих работах схемы обладают определенной научной ценностью. Однако во время работы над курсовым сочинением этого года мы все более убеждались в том, что эти схемы отнюдь не универсальны и обладают ограниченным полем научной применимости.

В ходе работы над курсовым сочинением этого года нам удалось сформулировать основные замечания, корректирующие гендерный (а именно так он называется) подход:

1. Как нам кажется, наиболее опасной является столь соблазнительная простота предложенной схемы. Работая над источниками, нам часто приходилось убеждаться как в работоспособности предложенной концепции, так и в ее чрезвычайной ограниченности. Обощаемая гендерным подходом историческая реальность оказывается много сложнее и разнообразнее.

2. Мы очень сомневаемся в том, что даже самая талантливая научная концепция может быть основой какого-либо политического или культурного мировоззрения. Гендерный подход чрезвычайно идеологичен, он слишком зациклен на определенную систему взглядов, существующую в современном мире.

3. Наиболее серьезным проявлением идеологичности феминистского подхода является его подчеркнутая ориентированность на проблемы пола и секса. Всем авторам монографий о «женщине в ранней Церкви» хочется напомнить об идеологической предвзятости самого подхода к исследуемой проблеме. При всей моей симпатии к уважаемым исследователям, проблема женщины в ранней Церкви является далеко не первостепенной и не магистральной в ходе исторического становления Церкви.

4. В свою очередь, сам гендерный подход опасен тем, что обещает дать исследователю универсальный метод для решения абсолютно разноплановых проблем, начиная от толкования Писания и заканчивая анализом устоявшихся субкультур традиций современных российских тюрем.

При всем при этом не устаем повторять, что ряд ключевых моментов решается феминистской школой абсолютно верно. Мудрость исследователя, надо думать, состоит в здравом подходе и некой сдержанности перед лицом универсальных притязаний феминистского подхода.

Курсовое сочинение прошлого года «Брак и семья в христианских апокрифах II – IV веков» касался вопроса раннехристианского дискурса о браке и социальных ролей женщины в первоначальном христианстве. Сочинение этого года также посвящено феномену «женщины - христианки», но рассматривает его с иной стороны. В социальном пространстве семьи женщина могла оказаться женой, любовницей, матерью, женщиной, отказавшейся от брачного будущего, то есть избравшей путь девственной жизни и т.д. Социальное пространство раннехристианской экклесии давало женщине новые роли: роль проповедницы, пророчицы, религиозного лидера, вдовицы, девственницы, супруги служителя и т.д. Представленное сочинение посвящено изучению именно этих, религиозных, ролей женщины. Иначе говоря, если объектом нашего исследования является женщина – христианка I – III веков н.э., то предметом оного – ее роли в христианской общине - экклесии. Для обозначения исполняемой продолжительное время социальной роли в экклесии будем использовать слово служение, (ministry).

В рамках данной работы мы попытаемся ответить на следующие, обладающие большой важностью вопросы:

- какие основные служения могла иметь христианка в I – III века н.э.;

- изменялись ли эти роли и, если да, какова была динамика этих изменений и чем она была обусловлена;

- в чем состояли эти служения, каково было их происхождение и дальнейшая судьба;

- отличались ли женские служения кафолической Церкви и еретических сообществ;

- можно ли говорить об особенной привлекательности раннего христианства для женщин.

Кроме вышеперечисленных проблем на страницах сочинения мы уделим внимание вопросу, не имеющему прямого отношения к теме женских служений в ранней Церкви, тем не менее, внутренне с ней глубоко связанному. Речь идет о попытке выяснить природу, степень вероятности и возможные источники тех слухов, которые циркулировали в античном обществе и касались предполагаемой половой распущенности христиан и практикуемых ими на собраниях беспорядочных половых связях.

К исследованию женских служений мы обратились в рамках принятого нами направления научной работы: попытке реконструкции устройства экклесии I – IV веков. В связи с этим, на страницах предложенного сочинения нами будут заново поставлены вопросы о:

- взаимоотношении института и харизмы в раннем христианстве;

- природе конфликта кафоличности и гетеродоксии;

- об уникальности и традиционности христианства в религиозном контексте поздней античности.

Методология, используемая нами в данной работе, состоит из традиционных приемах работы историка с имеющимися в его распоряжении источниками. Сюда относится филологический анализ, научная критика, индуктивный и дедуктивный метод, метод научного моделирования и т.д.

Источниковый материал, используемый нами на страницах курсовой работы состоит из корпуса Новозаветных документов, сочинений Мужей апостольских, апологетов, церковных писателей II – III веков. Как неоднократно отмечалось, вопросы церковной организации рассматривались античными христианскими авторами чрезвычайно редко. Первый труд, целиком посвященный вопросам «правильной» организации местной Церкви, Didascalia Apostolorum, появляется лишь в конце III века. До этого времени мы имеем дело с разнообразием местных традиций, невыясненностью терминологии, отсутствием понятий «клир», «чин» и т.д. Проблем женских служений наиболее часто касались североафриканские авторы Тертуллиан и Киприан Карфагенский. Церковные авторы освещали разные стороны женских служений именно так, как они осуществлялись в кафолической Церкви. Что касается женских служений в еретических группах, то мы имеем исключительно свидетельства их ортодоксальных оппонентов (Тертуллиан, Ириней Лионский, Евсевий Кесарийский), которым часто бывает очень тяжело верить, когда они сообщают нам о своих религиозных оппонентах. При работе над курсовым сочинением мы пользовались греческим текстом Нового Завета, русскими переводами сочинений церковных писателей, и английским переводом нескольких сочинений античных христианских авторов , до сего дня не переведенных на русский язык.

Композиционно наше сочинение состоит из Введения, Заключения и четырех неравнозначных по объему глав: «Неинституциональные служения женщин», «Женщина в кафолической Церкви», «Женщина у еретиков» и «Христианство – религия развратников?». Глава «Неинституциональные служения женщин» посвящена вопросу о вероятных служениях женщин в христианских общинах первого века нашей веры, в период слабой институционализации Церкви, обилии харизматических, основанных на личном даровании служений. Вторая глава, «Женщина в кафолической Церкви», имеет своей целью выяснить основные служения-институты, которые могли занимать женщины в эпоху институционализации христианства, складывания из множества христианских экклесий кафолической Церкви, противостоящей гетеродоксальным течениям и претендующей на аутентичность своей проповеди проповеди Иисуса, основателя христианства. В глава «Женщины у еретиков» мы выясним характер женских служений у еретиков, попытаемся определить их отличие от женских институтов ортодоксальной Церкви и связь с харизматическими служениями апостольской Церкви. В последней главе нашего курсового сочинения мы обратимся к чрезвычайно сложному для разрешения вопросу относительно широко распространенного в языческом мире слуха о половой аморальности христиан и возведении ими этой аморальности в одну из составляющих христианской религиозной практики.

Глава I

Женщина - христианка в социально-культурном контексте I – III веков н.э.

1. Эгалитарность или патриархальность?

Вся литература, изученная нами по вопросу о роли женщин в раннем христианстве в зависимости от своих основных выводов и заключений делится на две части. Подавляющее большинство придерживается взгляда на христианство как на «эгалитарную» религиозную традицию поздней античности, утверждавшую равенство между мужчинами и женщинами не только религиозное, но и социальное. Гораздо меньшее количество исследователей придерживаются более взвешенной позиции по отношению к данному вопросу; на страницах своих сочинений они постулируют не эгалитарность христианства в какие-то этапы его развития, но его традиционность. Поскольку культура, социальная жизнь поздней античности была патриархальной в большей или меньшей степени, то и раннее христианство было таким же «патриархальным» (в большей или меньшей степени) религиозным движением.

К числу исследователей, видящих в роли женщин в христианстве нечто революционное, относятся Говард Ки1, Родни Старк2, Элизабет Кларк3, Лиза Беллан-Бойер4, Карри Пиццинати5, Элизабет Шлюссер Фиоренца и др. При всем многообразии предлагаемых ими трактовок истории женского участия в раннехристианской экклесии, их объединяет общее представление о нетрадиционно - высоком положении женщин в первоначальном христианстве.

1. В своих рассуждениях они исходят из существования универсальной гендерно ориентированной морали, существующей в поздней античности. Так, уделом мужчин была всякого рода духовная, интеллектуальная, социальная активность. Социальным пространством женщины был дом ее мужа. Мужчине принадлежало публичное пространство, женщине – частное, семейное.

2. На этом фоне Христос, как и Павел проводят совершенно революционную для тех времен политику – предоставляют женщинам те роли учениц, проповедниц, религиозных лидеров, которые были недоступны им в окружающем иудейском и античном обществе. Благовестие о преодолении «мужского и женского»6 в Церкви реализовывалось не только в доктринальном отношении, но и на уровне социальной и организационной практики Церкви. Эти изменения проявлялись в том, что женщины часто играли очень важную роль в процессе христианской миссии.

3. Именно поэтому христианство оказывалось особенно привлекательно для женщин; утверждается, что женщин количественно было гораздо больше в раннехристианских экклесиях, чем мужчин. Христианство позволяло женщинам покинуть свой дом-тюрьму и играть публичную, традиционно мужскую роль.

4. Однако по мере того, как Церковь, распространяясь по миру, покоряла мир, мир одновременно покорял и ее саму, умеряя радикальный эгалитаризм и заставляя Церковь приспосабливаться под социальные шаблоны и правила окружающего общества. Женщина постепенно вытесняется со всех основных служений в Церкви, пространство для реализации ей своих религиозных дарований становится все меньше. Женщина является угрозой для форсированно идущей институциализации Церкви. Для одних этот процесс начинается с самого Павла7, для других с его последователей, написавших т.н. «Пастырские послания» (1,2 Тим. и Тит)8.

4. В итоге, женщина, занимающая активную религиозную позицию в Церкви, маргинализируется и вытесняется на периферию Церкви, то есть в ереси, схизмы, а в дальнейшем в монашество.

Оппонентами «эгалитаристов» являются такие ученые, как Элизабет Кастелли9, Кейт Хопкинс10, Джон Элиотт11. Критика построение «эгалитаристов», осуществляемая ими на страницах своих исследований, восхищает своей научной выдержанностью и взвешенностью. Эти ученые подвергают сомнению вышеперечисленные научные построения на следующих основаниях:

1. Ученые – «традиционалисты» справедливо обращают внимание на неуместную в научной работу публицистичность работ своих оппонентов. Безусловно, публицистичность делает их работы предельно интересными и захватывающими, тем не менее, часто создается ощущение, что исторические работы ученых – эгалитаристов являются способом научно доказать верность своих общественно-политических взглядов. Ученые должны быть благодарны феминистским настроениям середины, второй половины XX века за открытие новой перспективы в изучении церковной истории. Воистину, никакая общая работа по истории раннего христианства уже не может обходить молчанием проблемы семьи, женских служений, развития аскетических настроений, их природы. Тем не менее, для историков XIX, начала XX века эти проблемы были неизвестны или в лучшем случае маловажны. Но существует, на наш взгляд, правило, согласно которому, ученый, который по своим убеждениям может быть феминистом, консерватором, агностиком, коммунистом, не имеет право оказываться таковым во время своей научной деятельности. А именно так, указывают, историки – «традиционалисты» часто оказывается в случае с учеными – «эгалитаристами». Это неизбежно вредит их научной работе, так как делает их исследования

2. излишне идеологичными. Эти иссдедователи спокойно используют термины «эгалитаризм», «патриархальность», «публичность», «угнетение женщины» и др., забывая, что эти понятия, прекрасно работающие в нашей жизни, могут оказаться совершенно неприменимы для времени I – III веков н.э.. Джон Элиотт в своей работе «The Jesus Movement Was Not Egalitarian But Family-Oriented» остроумно указывает на этот момент: «Искать эгалитаризм в н овозаветных общинах и, соответственно, во всем древнем мире в целом также бесполезно, как искать современные иголки в древнем стоге сена». Понятия «эксплуатации женщин», «поиск женщинами новых социальных ролей» могут быть как угодно хороши и правильны при описании женских движений конца XIX века или середины XX, но, позвольте заметить, женщина II века, ставшая христианкой, имела какие угодно соображения, только не стремление приобрести новые социальные роли и повысить свой социальный статус.

3. Сочинения Говарда Ки, Родни Старка, Элизабет Кларк, Лизы Беллан-Бойер, Карри Пиццинати, Элизабет Шлюссер Фиоренцы доступны критике на том основании, что они склонны преувеличивать влияние идеологического момента на социальную жизнь обществ I – III веков. Какие бы мы ни читали аскетические по настроению и эгалитаристские по духу сочинения II – III веков , мы не имеем права забывать, что в 90% мы имеем дело с риторикой и дискурсом, особой моделью представления и осмысления объективной реальности. Когда, например, Татиан Ассириец пишет о том, что среди христиан существуют женщины-философы, учителя и поэты12, то его слова нельзя принимать за чистую монету. Его цель – показать оппонентам-язычникам, что у христиан женщины – не безграмотные блудницы, как многие думали, а люди, не чуждые языческой образованности и интеллектуального творчества. Татина, кроме того, уж никак не собирался проинформировать исследователей XX века о гендерном составе христианских общин его времени. Когда христианка слушала на собрании слова апостола Павла о том, что во Христе все люди образуют новое творение, где «нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе»13, то она не следовала примеру феминисток второй половины XX века и не начинала требовать от епископа «женского священства», социальных и культурных прав. Оставались существовавшие социально-экономические реалии, которые делали немыслимыми ни эти требования, ни саму мысль о возможности этих требований. В вопросе организации Церкви, гораздо большее влияние имели не доктринальные положения, а конкретные социально-экономические условия конкретного региона в конкретное время.

4. Не вызывает понимания и то, что историки – «эгалитаристы» часто склонны рассматривать христианство как что-то существующее «параллельно» окружающему миру, абсолютно оригинальное и новаторское. Джон Элиотт утверждает историческую невероятность того, чтобы эгалитаризм Иисуса взялся ниоткуда и вскоре после его смерти опять вернулся в никуда14, добавим от себя, чтобы опять вернуться через двадцать веков. Как бы того не хотелось христианам, христианство во все периоды своего исторического существования остается слишком традиционной религией.

5. Тезис о существовании гендерно ориентированной морали в античном обществе в свое время оказался чрезвычайно полезным и плодотворным для исследования античного общества. Тем не менее, многие взвешенные историки призывают использовать его осторожнее, тщательно избегая схематизаций и излишних обобщений. Никто, кажется, не собирается оспаривать ту истину, что позднеантичное общество было патриархальным. Но эта патриархальность имела целый спектр различных проявлений.

Кроме этих замечаний, носящих общеметодологический характер ученые - «традиционалисты» занимались подробной критикой доказательной базы «эгалитаристов». Кейт Хопкинс и Джон Элиотт доказали безосновательность ряда сделанных Родни Старком и его последователями заключений. По их мнению, слишком смело говорить о том, что:

- «христианские женщины» имели более высокий статус, чем их языческие соседи;

- «христианские девушки» позже выходили замуж и имели большую свободу в выборе своего мужа;

- аскетизм раннего христианства был следствием того, что женщин было большинство в раннехристианских общинах.

Тезису о том, что женский элемент преобладал в христианских общинах, посвятим отдельный раздел нашего сочинения.

В вышеизложенном споре «эгалитаристов» и «традиционалистов» при желании можно разглядеть извечный спор универсалистов и номиналистов. Элизабет Кларк, Родни Старк верили, что существуют абстрактные «универсалии», одной из которых являются «женские служения». Эта «универсалия» имела свое историческое развитие, определявшееся доктринальным и организационным развитием Церкви.

«Номиналисты» обращают внимание на необозримое разнообразие исторической реальности, которая не поддается каким-либо обобщениям. Так, не существует никаких «женских служений», существуют лишь множество женщин, разного социального статуса, богатства, имеющие различные связи и личный авторитет, живущие в разных обществах (Египет, Рим, Сирия, Палестина, Малая Азия), ожидавших от женщин подчас совсем разного, которые выполняли очень разные функции в христианских экклесиях I – III веков.

На наш взгляд, оба подхода имеют свои преимущества и одинаково не свободны от недостатков. Если «универсализм» историков – «эгалитаристов» рискует в своих крайних проявлениях оказаться публицистически – пропагандистским манифестом, то «номиналистское» отношение к историческому процессу может превратить историческое исследование в унылую работу по сбору не поддающегося никакому обобщению фактологического материала. С другой стороны, «универсализм» симпатичен своей способностью к обобщению материала, к выявлению исторических законов и очерчиванию исторических процессов. «Номинализм» с помощью своей критики позволяет сделать эти обобщения более научно взвешенными и здравыми, освобождает их от идеологической заостренности и тенденциозности. Именно таким «методологическим» подходом мы собираемся следовать на страницах нашего сочинения.

В конце работы мы вернемся еще раз к спору сторонников «эгалитарианского» и «традиционного» христианства, чтобы окончательно оценить верность их подходов и обоснованность выводов.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Темы курсовых работ по истории Древней Греции и Рима (для студентов Iкурса исторического факультета озо)

    Литература
    Плутарх. Сравнительные жизнеописания. В 3 х томах. М., 1961—1964; СПб., 2001. Т. I (биография Солона). (Можно также использовать другие научные издания Плутарха, например, «Избранные жизнеописания» в 2 х томах — М.
  2. Курсовая работа (66)

    Курсовая
    Цель данного исследования на основании источников показать взаимоотношения римско–эллинского мира с иудейской и христианской религиями, а также иудейской диаспоры и христианских общин.
  3. Бийский Педагогический Государственный Университет им. В. М. Шукшина. А. В. Литягина Контрольные и курсовые работы по истории древнего мира методические рекомендации

    Методические рекомендации
    Контрольные и курсовые работы по истории древнего мира: Методические рекомендации для студентов факультета истории и права педвуза. /А.В.Литягина. Бийск.
  4. История Древнего Востока рабочая программа

    Рабочая программа
    Сформировать глубокие и разносторонние представления об истории древневосточных цивилизаций, своеобразии их путей развития, факторах, обусловивших особый характер исторического процесса на Востоке; научиться применять полученные знания
  5. Учебно-методический комплекс по дисциплине «история древнего мира» специальности 050401 история

    Учебно-методический комплекс
    Нормативный срок освоения основной образовательной программы подготовки учителя истории по специальности 050401 История при очной форме обучения 5 лет.

Другие похожие документы..