Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Бюллетень'
Индекс производства электрооборудования, электронного и оптического оборудования в ноябре 2009г. по сравнению с соответствующим периодом предыдущего ...полностью>>
'Документ'
Ouvrage realise dans le cadre du programme d 'aide a la publication «Pouchkine» avec le soutien du Minisfere des Affaires Etrangtres fran^ais et de I...полностью>>
'Программа дисциплины'
Учебно-методическое пособие предназначено для студентов дневной и заочной форм обучения Казанского государственного медицинского университета. Учебно...полностью>>
'Исследовательская работа'
В настоящее время одной из основных экологических проблем является проблема загрязнения биосферы бытовым мусором. На каждого жителя нашей планеты при...полностью>>

Р. Е. Пубаев «Чжуд-ши» классический источник тибетской медицины, в котором собран многовековой опыт тибетских лекарей, использовавших в своей практике достижения медицинских систем Индии, Китая и других стран. И

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ИСТОЧНИКИ «ЧЖУД-ШИ»

Круг источников, использованных автором «Чжуд-ши», в тибетской литературе описан достаточно конкретно. За исключением мистического оригинала «Чжуд-ши», изложенного якобы буддой, здесь указываются тексты, известные на санскрите и на китайском языке или же дошедшие до нашего времени в переводе на тибетский.

Тибетские авторы единодушно признают в качестве основного источника «Аштанга-хридая-самхиту». В ряду медицинских трактатов, переведенных на тибетский язык с санскрита, «Аштанга-хридая-самхита» занимает центральное место. В дэргэском «Данчжуре» кроме самого трактата имеются еще авторский комментарий Вагбхаты под названием «Аштанга-хридая-нама Вайдурика- бхашья» («Van-lag brgyad-pa'i snying-po zhes bya-ba'i sman dpyad-kyi bshad-pa») [т. 118, л. 423; т. 119, л. 442] и два комментария Чандрананды «Лунный свет смысла слов комментария к „Аштанга-хридая-самхите»» [т. 120—122, л. 323, 380, 530], «Список названий лекарств из комментария к „Аштанга-хридая-самхите» и других (текстов)» (“Sman dpyad yan-lag brgyad-pa’i snying-po’i ‘grel-ba las-sogs-pa’i eman-gyi min-gi rnam-grang”) [т. 112, л. 330—362].

В легендах по истории медицины особо подчеркивается, что появление на свет «Аштанга-хридая-самхиты» было встречено пышными праздниками не только в мире людей, но и божеств в небесных сферах и драконов в их подземном мире. Не меньшую оценку имеют труды Чандрананды, которые называются не иначе, как «головное украшение ученых врачей Индии» [1, т. 4, л. 226а].

Трудами санскритологов установлена близость и во многих случаях полная идентичность текста «Чжуд-ши» и трактата аюрведической медицины «Аштанга-хридая-самхита» Вагбхаты (VII в.). Один из первых исследователей санскритско-тибетских параллелей в области медицины известный советский востоковед Е. Е. Обермиллер писал: «Основной текст Вагбхаты играет для нас решающую роль. Обращаясь к нашему тексту „Чжуд-ши», мы видим, что его терминология и терминология Вагбхаты в основном одна и та же, если не считать, конечно, тех мест, которые в „Чжуд-ши» представляют собой нечто новое, не имеющее соответствий у Вагбхаты. Несомненно, что оба текста — „Чжуд-ши» и „Аштанга-хридая-самхита» относятся к одной научной традиции. Сопоставляя терминологию обоих текстов, мы устанавливаем ее тождественность в огромном большинстве случаев. Мало того, мы встречаем выражение одних и тех же мыслей, примеры и т. д., которые буквально совпадают» [17, с. 54]. Сопоставление текстов этих трактатов стало предметом исследования К. Фогеля, который пришел к аналогичным выводам о связи «Чжуд-ши» и «Аштанга-хридая-самхиты». Достаточно решительно высказался по этому поводу монгольский ученый Ц. Хайдав. По его мнению, Ютог Йондап-гонпо изучил труд кашмирского врача Вагбхаты и составил небольшую, удобную для запоминания сутру, причем в некоторых главах он ввел дополнения и исправления, а некоторые объединил. Впоследствии этот трактат стал основным учебником тибетской медицины и получил известность под кратким названием «Четыре медицинские тантры» («Чжуд-ши) [22, с. 44].

Китайские источники «Чжуд-ши», упоминаемые в тибетской литературе, до последнего времени не были известны науке. Ц. Хайдаву принадлежит первое в источниковедении тибетской медицины описание обнаруженного в Монголии трактата «Сома-раджа», который в «Вайдурья-онбо» считается основным, если не единственным источником китайской медицины, использованным Ютог Йондап-гонпо. В «Вайдурья-онбо» содержатся полное оглавление этого трактата и краткая историческая справка. Речь идет о книге или ее рукописных списках глубокой древности, которые уже во времена Дэсрид Санчжяй-чжамцо являлись библиографической редкостью. Интересно, что Дэсрид Санчжяй-чжамцо совершенно недвусмысленно отсекает возможность мистификации личности редактора трактата, вытекающей из созвучий в именах прославленного в буддийском мире философа Нагарджуны и китайского автора. Китайское происхождение этого трактата у Дэсрид Санчжяй-чжамцо не вызывало сомнения. В своем труде «История медицины» он приводит данные о времени перевода «Сома-раджи» с указанием имен переводчиков. Он сообщает, что «Сома-раджа» с китайского языка на тибетский переводился дважды: китайским монахом Махаджинда (Mulia-gyin-da), Джапруг Гарханом (Rgya-phrug gar-mkhan), Кхъюнгпо Цэцэ (Kliyung-po Ise-the), Кхъюнгпо Дамцхугом (Khyung-po dam tshugs) и Чогла Монбаром (Lcog-la smon-bar). Второй перевод принадлежит китайскому переводчику Ван-Махаяна-сутре (Hwang ma-ha-ya-na sutra) и тибетцу Вайрочане [2, л. 78—79]. Однако упоминание в колофоне «Сома-раджи» об Индии, куда этот трактат попал, очевидно, близко к исторической правде.

О переводе «Сома-раджи» на санскрит сообщает также Ц. Хайдав. По его данным, перевод на санскрите был отредактирован во II в. н. э. Бавхатой (Вагбхата) и заново перепечатан. Это новое издание переведено на тибетский язык во времена Тисрондэвцзана (VII в.). Причем, уточняет Ц. Хайдав, перевод делался с использованием китайского оригинала.

Судьба этого трактата, сыгравшего большую роль в создании «Чжуд-ши», останется загадочной до тех пор, пока не будет установлен его китайский оригинал. Из сообщений «Вайдурья-онбо» и материалов, опубликованных Ц. Хайдавом, можно предположить, что он в древности был переведен с китайского языка на санскрит и попал в Тибет раньше именно в санскритском переводе. Очевидно, что названием «Сома-раджа», под которым этот трактат известен в Тибете, он обязан именно санскритскому переводу. В пользу существования перевода с санскрита на тибетский могут свидетельствовать сообщения «Вайдурья-онбо», где говорится, что Ютог Йондан-гонпо при работе над «Чжуд-ши» отдал предпочтение переводу с китайского, так как в многочисленных сутрах того времени, восходящих, очевидно, к переводу с санскрита, было очень много ошибок и противоречий, особенно по китайской астрологии в главах о диагностике по пульсу и моче. Кроме того, указывается, что перевод «Сома-раджи» с санскрита был неудобен для чтения, так как он был снабжен санскритскими фонетическими кальками, которые давались дополнительно к тибетскому термину над или под строкой. Если учесть, что тибетцы не знали примечаний, вынесенных в конец листа или книги, и не пользовались скобками, а все необходимые примечания вставляли в параллельную строку выше или ниже и присоединяли их к комментируемому понятию пунктирной линией, то подобный текст действительно мог представлять трудность для чтения. Переводы с китайского, видимо, были лишены этих недостатков.

В колофоне «Сома-раджи», который опубликовал Ц. Хайдав в своем переводе на монгольский язык, сказано: «Во времена царя Тисрондэвцзана оригинал этой сутры привез па Китая Бежинханмахага, перевел его тибетский переводчик Вайрочана с другими» [22, с. 32—33]. Мы имели возможность ознакомиться с текстом глав «Сома-раджи» по рукописной копии с монгольского экземпляра. Техника вставления примечаний в текст здесь аналогична вышеописанной модели. Этот факт, а также указания в колофоне имени Вайрочаны, известного переводчика с санскрита, позволяют предположить, что в данном случае речь идет о сохранившемся до наших дней переводе «Сома-раджи» с санскрита. О переводах этого трактата с китайского языка на тибетский в литературе пока не известно.

Не будет большим преувеличением, если допустить, что Дэсрид Санчжяй-чжамцо считал «Аштанга-хридая-самхиту» и «Сома-раджу» основными источниками, использованными Ютог Йондан-гонпо при создании «Чжуд-ши». Эта точка зрения совершенно недвусмысленно выразилась в публикации в «Вайдурья-онбо» оглавления обоих трактатов, что позволяет легко сопоставить их с «Чжуд-ши» и сделать вывод о действительных источниках «Чжуд-ши», от чего сам Дэсрид Санчжяй-чжамцо воздержался по причинам ненаучного характера. Будучи верховным иерархом страны, он, вероятно, считал по меньшей мере некорректным прямолинейное отрицание установившейся догматической версии происхождения «Чжуд-ши».

Содержание этого классического трактата тибетской медицины ни в коей мере не сводится к компиляции индийских и китайских источников. Мы вправе предполагать здесь в качестве третьего важного источника мощную струю собственно народной тибетской медицины, обработанную и изложенную в духе книжной учености своего времени. Это практические рекомендации к использованию лекарственного сырья местного, тибетского происхождения, способы его заготовки, обработки, рекомендации по оптимальным в условиях Тибета образу жизни, диете и пр., которые не имеют аналогов в источниках заимствования,— словом то, что остается от «Чжуд-ши» после «вычета» материалов, восходящих к китайской в индийской системам медицины.

Как мы выше сказали, на тибетском языке не сохранились тексты, которые можно было бы отнести к арабской, греческой, персидкой школам медицины. Нет также в трактатах тибетской медицины развернутых фрагментов из них с ссылками на источники, что лишает нас возможности проводить какие-то текстологические параллели.

Д. Б. Дашиев

МЕСТО «ЧЖУД-ШИ» В ТИБЕТСКОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Со временем «Чжуд-ши» получил высокую оценку тибетских лекарей и был принят в качестве главного учебника. Вокруг «Чжуд-ши» была создана обширная комментаторская литература, которая давала толкование его текста в традициях различных медицинских школ. Эта литература в наши дни составляет основной корпус источников тибетской медицины. Наибольшей известностью в свое время пользовались зурская и чжанская школы. Зуркхарба Лодой Чжалбо (Zur-khar-ba blo-gros rgyal-po, род. в 1509 г.) был написан трактат «Мэй-бо шал-лун» («Mes-po'i zhal-lung» — «Наставления предков»), комментирующий первые два тома «Чжуд-ши» и первые две главы четвертого тома, посвященные диагностике по пульсу и моче. Близок по содержанию к третьему тому «Чжуд-ши» другой труд этого автора, известный под кратким названием «Чжеба ринсрел-чжи чжуд» («Bye-ba ring-srel-gyi brgyad»), посвященный практической клинике и терапии заболеваний.

В чжанской школе пользовались своими комментариями к «Чжуд-ши», составленными Дай-Ситу Чойчжал Намчжал Дагсаном (Chos-rgyal rnam-rgyal dag-bzang, род. в 1395 г.), известным под прозвищем Чжан-ва. Он является автором комментариев ко всем четырем томам «Чжуд-ши» и дополнительно к 27-й главе IV тома, которые соответственно называются: «Чжуд-ши дон салчжэд дон-мэ» («Rgyud-zhi don gsal-byed sgron-me» — «Светильник, освещающий смысл «Чжуд-ши»»), «Дудзин чучжан» («Bdud-rtsi'i rgyu-rgyan» — «Украшение из потока нектара»), «Дига чун донсал» («Ti-ka cluing don-gsal» — «Малый комментарий, разъясняющий смысл»), «Гойдод чжунба» («Dgos-'dod 'byung-ba» — Источник всего, что нужно») и «Циг дон намбар салба» («Tshig don rnam-bar gsal-ba» — «Полное объяснение значения слов»). Перу этого же автора принадлежит терминологическая работа по «Чжуд-ши», называемая «Чжуд-капрен мун-сел» («Rgyud bk'a 'phreng mun-sol» — «Очиститель темных (мест) на гирлянде словес „Чжуд-ши»») [10, с. 74].

Зурская и чжанская школы медицины прекратили существование во второй половине XVII в. В это время в Тибете сложилась теократическая монархия во главе с далай-ламами, иерархами желтошапочной секты гелугпа. Духовенство победившей секты прилагало большие усилия для предотвращения возможностей раскола по любым вопросам идеологии и науки своего времени. Унификация коснулась и медицины. За нее взялся регент V далай-ламы (1617—1682) крупнейший политический деятель и ученый своего времени Дэсрид Санчжяй-чжамцо. За удивительно короткий срок—1683—1685 гг.— он написал комментарий ко всем четырем томам «Чжуд-ши» под названием «Вайдурья-онбо» [1]. Работа построена в форме критического анализа зурских и чжанских комментариев к «Чжуд-ши». Подход автора очень хорошо выражен в его приписке к главе о пульсовой диагностике, где он пишет: «... определение обличья болезни путем исследования пульса имеет огромное значение в решении вопроса «жизни и смерти». С древних времен на нее (главу «Чжуд-ши» о пульсовой диагностике.— Д. Д.) имеется много разных комментариев. Но трудно найти такой, где была бы раскрыта вся полпота содержания. В чжанском комментарии много недостатков, хотя зурский пытался их учесть, но и он несовершенен, содержит всевозможные противоречия. Поэтому то, что в обоих комментариях вызывало сомнения и могло послужить источником затруднений, здесь (т. е. в «Вайдурья-онбо».— Д. Д.) опущено. Использовано то, что, на наш взгляд, сходится, добавлено отсутствующее, и все это изложено так, что легко можно понять» [1, т. 4, л. 242—243]. Автор «Вайдурья-онбо» утверждает, таким образом, что он очистил «Чжуд-ши» от накопившихся в течение столетий разночтений и дал в своем труде самое полное и адекватное оригиналу толкование.

Появление «Вайдурья-онбо» вытеснило из употребления все предшествующие ему комментарии «Чжуд-ши». Этот трактат является критическим текстом тибетской медицины, где обобщен ее почти тысячелетний опыт, рассмотрены все известные к тому времени вопросы, вызывающие разночтения.

Одновременно с подготовкой к изданию «Вайдурья-онбо» Дэсрид Санчжяй-чжамцо заказал комплект иллюстраций к нему в виде таблиц большого формата, выполненных цветными красками. Из всех известных в научной литературе копий этого произведения, получивших название «Атлас тибетской медицины» [3], самым полным является экземпляр, который хранится в г. Улан-Удэ в Республиканском краеведческом музее им. М. Н. Хангалова. Он состоит из 77 таблиц, выполненных па грунтованном полотне размером 65 X 88. К сожалению, в этом Атласе отсутствует 62-я таблица. Хотя Атлас является иллюстрацией к «Вайдурья-онбо», но в подрисуночных подписях просматривается текстовая канва «Чжуд-ши». Иллюстрации к материалу, введенному в «Вайдурья-онбо» дополнительно из других источников, как правило, оговариваются в общей подписи под таблицами.

После «Вайдурья-онбо» Дэсрид Санчжяй-чжамцо написал еще один трактат, построенный как комментарий к III тому «Чжуд-ши». Он называется «Лхантаб» («Lhan-tliabs»). Повторное обращение этого автора к III тому «Чжуд-ши», очевидно, было вызвано необходимостью выделить в отдельную отрасль практическую клинику и терапию из общего слабо дифференцированного свода медицинских знаний, к которому принадлежат «Чжуд-ши» и следующий его структуре «Вайдурья-онбо». «Лхантаб» по стилю изложения несколько отличается от «Вайдурья-онбо». В нем сделаны значительные текстовые купюры, убрана полемика, сняты все спорные моменты, не решенные в «Вайдурья-онбо». По сообщению А. Л. Берлина, после выхода в свет «Лхантаба» вся литература, использованная при его составлении, была опечатана и изъята из использования, кроме «Чжуд-ши» и немногочисленных трактатов, написанных современников Дэсрида Санчжяй-чжамцо вторым лейб-медиком далай-ламы Лубсан Чойдаком (Дарма-манрамба) [И]. Неудивительно, что в последующем именно «Лхантаб» стал настольной книгой практических врачей. После «Вайдурья-онбо» попыток создать столь монументальный комментарий к «Чжуд-ши» больше не предпринималось. Возможно, это объясняется в какой-то мере тенденцией к дифференциации медицинской науки, от которой начинают отпочковываться прежде всего клиника и терапия, фармакогнозия и фармация. Определенную роль сыграл и энциклопедический характер «Вайдурья-онбо». Вряд ли частному лицу удалось бы повторить или превзойти труд, автором которого является регент далай-ламы, имеющий неограниченный доступ к самым редким источникам и могущий привлечь к своей работе компетентных специалистов в разных отраслях медицины.

Труды тибетских лекарей XVIII в., наиболее известным из которых является Данзин-Пунцог, посвящены частным отраслям медицины. Хотя они традиционно привязаны к соответствующим главам «Чжуд-ши», тем не менее являются самостоятельными произведениями со своей внутренней логикой и своим, во многом отличным от классического трактата, фактическим материалом.

Традиция «Чжуд-ши» получила дальнейшее развитие в наши дни. На факультете тибетской медицины Лхасского университета в качестве основного пособия используется учебник под символическим названием «Новый рассвет — обобщенная суть врачебной науки» [7]. Он представляет собой адаптированное изложение «Чжуд-ши», дополненное разделом современной анатомии и соответствующими анатомическими рисунками. Обслуживающая этот раздел терминология состоит частично из традиционных тибетских терминов и калек с европейских терминов.

Д. Б. Дашиев

ПЕРЕВОДЫ «ЧЖУД-ШИ» НА ДРУГИЕ ЯЗЫКИ

Первые переводы «Чжуд-ши» появились на монгольском языке. Материалы монгольских источников датируют начало существования этого текста на монгольском языке XIV в. и связывают с именем известного ученого и переводчика Чойчжи-Одсэра. Последующие переводы датируются временами правления Лигдан-хана (1604—1634) и ойратского Галдан Цэрэннхана (1725—1745) [22]. Вероятно, существовали и другие переводы, так как в обстановке феодальной раздробленности Монголии не было регулярного обмена информацией между отдельными региональными медицинскими школами, а также координации переводческой и издательской деятельности.

Самым поздним по времени переводом «Чжуд-ши» на монгольский язык является перевод, сделанный в Забайкалье в 60-х годах XIX в. под руководством ламы Агинского дацана Г. Ж. Дылгырова [8, с. 18]. Работы по текстологическому сопоставлению монгольских переводов «Чжуд-ши» с их тибетским оригиналом пока неизвестны.

Первый опыт перевода «Чжуд-ши» па европейский язык принадлежит лекарю тибетской медицины Дамбо Ульянову. В 1901 г. он опубликовал на русском языке подстрочный перевод I тома «Чжуд-ши» — «Тантру основ» [19]. В 1903 г. вышла в свет работа П. А. Бадмаева, представляющая собой вольное переложение I и II томов «Чжуд-ши» на русский язык с введением и комментарием [8]. Не утратил значения перевод «Чжуд-ши» с монгольского языка, сделанный А. М. Позднеевым с привлечением тибетского текста [18].

С тех пор на русском и па других европейских языках появилось значительное число работ, посвященных различным аспектам изучения тибетской медицины, однако попыток перевода всего текста «Чжуд-ши» больше не предпринималось.

ИЗДАНИЕ «ЧЖУД-ШИ» НА ТИБЕТСКОМ ЯЗЫКЕ

«Чжуд-ши» издавался ксилографическим способом на тибетском языке неоднократно. Сведения по этому вопросу мы приводим на основе колофонов различных изданий «Чжуд-ши», хранящихся в Рукописном отделе Института общественных паук Бурятского филиала СО АН СССР. Первым и самым авторитетным считается, видимо, издание Зуркхарбы Лодой-Чжалцана (1432—1485), которое называется «гра-тханским» («gra-thang»), по названию местности или монастыря, где оно хранилось вплоть до начала XX в. [6, л. 534]. Гра-тханское издание называется также «Чистая от ошибок книга — витой ларец» («'Khrul-med glegs-pam za-ma-tog-'khyil-ba»). Из серии разновременных копий, снятых с гра-тханского «Чжуд-ши», образцовым считается издание, выполненное в 1723 г. по инициативе Нансо Дарчжяй (Nang-so dar-rgyas), потомка одного из чжанских учителей медицины Данзин Чжалпо (Bstan-'dzin-rgyal-ро). Издание называется «Корова, исполняющая желания» («Yid-bzing 'dod 'jo-ba'i bar»). Одним из редакторов был Чоймпхел (Chos-phel), который в молодости принимал участие в работе над «Вайдурья-онбо» и «Атласом тибетской медицины» и заслужил высокую оценку Дэсрид Санчжяй-чжамцо как несравненный знаток медицинской литературы [1, т. 4, л. 2406]. В Рукописном отделе Бурятского филиала СО АН СССР хранится экземпляр этого издания. Несмотря на хорошее состояние книги и крупный шрифт, текст неразборчив, так как отпечатан со старых матриц на неровной волокнистой бумаге кустарной выделки. Здесь же хранятся копии, снятые с этого издания, опубликованные в Пекине на тибетско-монгольском печатном дворе Сун-чжу-сы, датируемые нами 1742—1750 гг., поскольку в издательском колофоне в качестве куратора упоминается известный ученый Сумба-Кхамбо Ешей Балчжор; недатированное монгольское издание; недатированное издание Агинского монастыря; недатированное издание I, II томов, сделанное в Кодунском монастыре.

Публикуемый перевод I, II и IV томов «Чжуд-ши» сделан по изданию Агинского монастыря ввиду ясного шрифта, хорошей сохранности книги и наличия нескольких экземпляров, используя которые можно было восполнить отдельные лакуны в результате плохой пропечатки текста.

Восстановить полностью колофон гра-тханского издания по единственному экземпляру, который имелся у нас, не удалось. Поэтому в переводе дан колофон только I тома «Чжуд-ши», который воспроизведен в агинском издании.

Выходные данные агинской копии гра-тханского издания «Чжуд-ши» следующие. Ксилограф на тибетском языке, размер листов 53 X 9 см, размер текста 47,5 X 7 см, строк на листе 6. Бумага фабричного производства с печатями фабрики № 7 наследников Сумкина. Тушь черпая. Объем ксилографа: том I — л. 1—9а2, колофон л. 9а2—9а6; том II — л. 1—49а1; том III—л. 1—272б3, колофон л. 27263—273а4; том IV —л. 1—69б6, колофон л. 69б6—70а4.

Издание предположительно датируется второй половиной XIX в. Шифров хранения использованных ксилографов не приводим, так как тибетский фонд Бурятского филиала СО АН СССР находится в стадии каталогизации.

Д. Б. Дашиев

ТЕРМИНОЛОГИЯ «ЧЖУД-ШИ»

Выше была высказана мысль, что текст «Чжуд-ши» представляет собой компиляцию, составленную из индийских, китайских и других источников и устной традиции без унификации терминов. Тезисы, перечисления, инструкции, вставки религиозно-философского звучания, молитвы, заклинания, составляющие большую часть текста «Чжуд-ши», объединяет в ряде случаев только тема высказывания. Они сохраняют терминологию и стиль первоисточника, откуда были заимствованы в свое время, иногда и его метр (хотя «Чжуд-ши» написан девятисложником, в нем встречаются периоды, написанные семи- и тринадцатисложными строфами, и прозаические отрывки). В результате многие понятия выражаются через ряд синонимов, связанных с разными представлениями о природе и сущности заболеваний. Например, в традиции аюрведической медицины болезнь толкуется как нарушение равновесия между тремя жизненными факторами — «ветер», «желчь», «слизь». Отсюда лечение — это «подавление», «успокоение» возбудившегося фактора с тем, чтобы привести систему в целом в состояние равновесия. Китайская традиция оперирует понятиями, восходящими к учению об «Инь-ян» и пяти первоэлементах, гармония которых является залогом здоровья. Динамика же изменения их состояния в тибетской медицине выражается терминами «накопления» и «истощения». Значительное место занимают термины, связанные с архаичными представлениями о болезни как об инородном теле или злом духе, внедрившемся в организм, которых соответственно надо «вытащить», «вывести», «выгнать». В то же время наблюдается ощутимый дефицит лексики для выражения общих понятий, что ведет к полисемии. Конкретное, отдельное явленно и производное от него собирательное общее понятие выражаются одним термином. Слово «желчь», например, может обозначать и секрет печени, и одни из трех метафизических факторов. Следует отметить также и неустойчивый характер употребления существующих терминов, значение которых в разделах «Чжуд-ши» варьирует в зависимости от контекста. Значительный пласт терминов в данной публикации представлен без перевода. Это прежде всего названия болезней, которые в большинстве случаев невозможно отождествить с принятыми в современной медицине нозонимами. Не имеет эквивалентов в русском языке термины, обозначающие различные классы божеств и демонов, общественные и бытовые реалии средневекового Тибета. Текст «Чжуд-ши» предназначен для заучивания наизусть. Этим объясняется чрезвычайно сжатое изложение материала без всяких подробных объяснений даже наиболее существенных положений. В ряде случаев тема высказывания представлена в виде беглого перечисления вопросов, причем сформированных так, чтобы облегчить запоминание.

Неунифицированность терминологии, обилие безэквивалентной лексики, мнемонические приемы подачи материала, непривычная система образов и средств выражения, насыщенность философскими, религиозными и мифологическими ассоциациями, не фигурирующими явно в тексте,— все это создает определенные трудности для восприятия «Чжуд-ши». Особенно это касается разделов, посвященных теоретическим аспектам тибетской медицины, несколько меньше — материала, связанного с практической врачебной деятельностью. Объективно наблюдаемые проявления болезней, способы и средства лечения описываются достаточно профессиональным языком и доступны современным специалистам и без подробного филологического комментария.

В примечаниях к переводу особое внимание уделено моментам, которые не имеют прямого отношения к медицинской проблематике и не раскрываются, но дополняются, не уточняются в самом «Чжуд-ши». Что касается специальных вопросов, то читатель может получить полное представление о них в контексте тибетской медицины, используя указатели. Для удобства чтения названия глав повторены в их начале, хотя в оригинале они расположены в конце.

Д. Б. Дашиев

Экстракт амриты — восьмичленная тантра тайных устных наставлений.

Т. I. Тантра основ.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Юмжана Жалсановна «кхогбуг»

    Книга
    «Кхогбуг» - наиболее авторитетное сочинение по истории тибетской медицины. Автор - Дэсрид Санчжай Чжамцо (1653-1705) - регент Далай-ламы V, крупнейший ученый и политический деятель Тибета.

Другие похожие документы..