Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Текст доклада (тезисы) для опубликования в сборнике трудов необходимо представить в электронном (по e-mail) и печатном виде секретарю орг.комитета не...полностью>>
'Урок'
Фамилия напоминает слово «сквозь», характеризующее его : выйдет «сухим из воды», пройдёт «сквозь игольное ушко». Этот человек-пройдоха «мошенников на...полностью>>
'Документ'
Настоящая доверенность выдана сроком на без права передоверия. Генеральный директор (подпись) (ф....полностью>>
'Документ'
Бедственное положение детей в семье и современном российском обществе признанно не только отдельными авторами2 и организациями3, занимающимися пробле...полностью>>

Н. Д. Зверева Расстрельные 30-е годы и профсоюзы

Главная > Реферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В.И. Носач, Н.Д. Зверева

Расстрельные 30-е годы

и профсоюзы

Опубликовано:

в газете "Солидарность", 2006г.,

а также

СПБ: Изд-во СПбГУП, 2007

Содержание

Глава 1. ТРЕД-ЮНИОНИЗМ ТОМСКОГО И ЕГО СТОРОННИКОВ 7

1. Как все начиналось? 7

2. VIII съезд профсоюзов 14

3. Фракция выносит приговор 20

4. II пленум. Жернова Кагановича 27

Глава 2. ЛИЦОМ К ПРОИЗВОДСТВУ 38

1. Хозяйственный уклон 38

2. Профаппарат в тисках партноменклатуры или великая чистка 44

3. Неподнятая целина (Профсоюзы и деревня) 54

4. Шесть условий Сталина 65

5. IX съезд профсоюзов СССР 75

Глава III. КРИЗИС ПРОФСОЮЗОВ ПО-СТАЛИНСКИ 78

1. Сползание в кризис (IV пленум ВЦСПС и его последствия) 78

2. Встреча с вождем 99

3. Опасная беседа 100

Глава IV. «ИЗЪЯТЫ ОРГАНАМИ НКВД» 116

1. В жерновах «ежовщины» 116

2. «Изъятия продолжать...» 133

3. В смятении или прозрении 145

Глава V. VI ПЛЕНУМ ВЦСПС, ИЛИ АПОФЕОЗ БЕЗЗАКОНИЯ 160

1. За ширмой демократии 160

2. Издержки разукрупнения 165

3. Вопреки профсоюзной демократии 168

4. Кризис руководства 174

5. Театр марионеток 183

6. Именем демократии, или Продолжение фарисейства 190

7. Охота на врага 195

Глава VI. «ИЗЪЯТИЯ ПРОДОЛЖАТЬ!» 210

1. «Жить стало лучше, жить стало веселее» 210

2. «В одном общем оркестре» 225

Глава VII. В НЕДРАХ ВЦСПС 243

Догадов Александр Иванович (1888-1937) 243

Полонский Владимир Иванович (1893-1937) 253

Акулов Иван Алексеевич (1888-1937) 264

Егорова Евгения Николаевна (1892 – 1938) 271

Аболин Анс Кристапович (1891 – 1938) 277

Евреинов Николай Николаевич (1892-1939) 280

Брегман Соломон Леонтьевич (1895-1952) 286

Лозовский Соломон Абрамович (1878 -1952) 291

Вейнберг Гавриил Давидович (1891-1946) 299

Москатов Петр Георгиевич (1894-1969) 308

Шверник Николай Михайлович (1888-1970) 310

Глава VIII. ОБЕЗГЛАВЛЕННЫЕ, НО ВЫЖИВШИЕ 321

«Планов наших громадье» 321

Вкладка в книге 336

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 352

ВВЕДЕНИЕ

Роковые события 1930-х годов были и остаются одной из наиболее трагических страниц и стадий российского профсоюзного движения. Развернувшиеся массовые репрессии, словно полноводная река своим могучим потоком смывала тысячи и миллионы людей в небытие. Причем общественная атмосфера, созданная Сталиным, «теоретически» обосновывала эти невиданные репрессии ложным тезисом об обострении классовой борьбы в стране по мере дальнейшего строительства социализма. Результатом этой теории, теории вражды и подозрительности стала гибель лучших представителей партии, государства, деятелей науки, культуры, военачальников, хозяйственных руководителей, профсоюзных и других общественных деятелей.

Невосполнимые потери понесли профессиональные союзы, будучи неотъемлемой частью политической системы советского общества, «приводным ремнем от партии к массам».

Партия и Сталин, укреплявший в этот период свое единовластие, видели в профсоюзах, объединявших многомиллионный отряд рабочих и служащих, важнейшую опору в решении не только хозяйственных, но и общественно-политических задач. Непрерывный рост численности рабочих и служащих в 1930-е годы, а следовательно, и численности членов профсоюзов давали возможность Сталину, опираясь на профсоюзы, добиваться обеспечения трудового и политического подъема советских людей, мобилизации их на выполнение высоких темпов индустриализации и коллективизации сельского хозяйства.

В борьбе с «правым уклоном» Сталиным и ЦК партии был выдвинут лозунг «Профсоюзы лицом к производству», который стал для профсоюзов определяющим в их деятельности. Под этим лозунгом шла перестройка работы профсоюзов, изменение их функций. Вопросы организации производства, нормирования труда и заработной платы, планирование и выполнение производственных планов, организация и развитие движения ударников и социалистического соревнования составляли суть всей жизнедеятельности профсоюзов. Защитная функция, забота профсоюзов об улучшении материального положения, жилищных условий, решение вопросов организации культурного досуга и отдыха считались второстепенными. Причем Сталин и его окружение считали, что эти вопросы присущи тред-юнионизму, что советское государство само заботится об улучшении благосостояния трудящихся. Для профсоюзов важно было сосредоточить усилия на мобилизации рабочих и служащих на выполнение народно-хозяйственных планов 1-й и 2-й пятилеток, на развитие трудового подъема и энтузиазма масс.

Утверждение сталинской модели строительства социализма, получившей название «великий перелом», форсирование темпов индустриализации и коллективизации привело к жестокому кризису народного хозяйства, особенно в области хлебозаготовок. Сложившаяся ситуация выявила серьезные разногласия между Сталиным и так называемой «правой оппозицией» в лице Бухарина, Рыкова и Томского. Поддерживая курс партии на индустриализацию и коллективизацию сельского хозяйства, они выступали против форсирования их с помощью чрезвычайных мер по-сталински – насильственное изъятие хлеба у кулаков и середняков, а подчас и у бедняков, не останавливаясь перед арестами и конфискацией. В свою очередь промышленность, испытывая «товарный голод», не могла предложить что-либо деревне в обмен на хлеб.

«Для решения задач индустриализации и коллективизации важно было, – подчеркивал Сталин, – перестроить работу профессиональных союзов, подчинив их беспрекословному повиновению правящей партии». Путь, избранный Сталиным, заключался в развязывании критики профсоюзов, недостатков в их деятельности, проявлении самостоятельности и отрыве от партийных организаций. Это проявилось

уже на апрельском пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) (6-11 апреля 1928 года), в резолюции которого говорилось: «Совершенно неудовлетворительно поставлена экономработа в органах профсоюзов: райкомах, губотделах, ЦК, межсоюзных организациях, особенно по линии участия в деле капитального строительства, проведения рационализации производства, а также проведения мероприятий по удешевлению себестоимости и руководства работой производственных совещаний... Авторитет профсоюзных работников мал, повседневная их деятельность с рабочими в цехах, шахтах, казармах и т. п. слаба».

Противоречия в положении профсоюзов в системе диктатуры пролетариата существовали изначально. Это отметил еще в 1922 году В.И.Ленин. Между тем исторический опыт первого десятилетия уже свидетельствовал о том, что именно это противоречие являлось самым главным и наиболее острым. Незыблемость принципа партийного руководства профсоюзами являлась самым главным и наиболее острым противоречием. Способы его разрешения были различными на разных этапах.

В условиях формирования и укрепления режима личной власти Сталина еще более усиливались противоречия профсоюзов с авторитарной административно-командной системой. Сталин стремился полностью подчинить профсоюзы партии, поставить их в зависимость от секретариата ЦК ВКП(б). Но Томский не отступал от своих позиций. Он исходил из того, что профсоюзы в условиях пятилетки, как и прежде, призваны защищать права и интересы рабочих.

Томский считал важным разделение функций профсоюзов и хозяйственников на производстве. «Неправильна попытка превратить профсоюзы в маленький и плохонький политотдел, который должен только бороться за поднятие производительности труда... за трудовую дисциплину в то время, как хозяйственник будет стоять сбоку, заложив руки в карманы, и говорить "Профсоюзы ничего не делают!"» Он говорил, что методы командования и администрирования могут принести к разрыву с массами. Поэтому он призывал изживать «душок методов командования» в профсоюзах, «гайки закручивать», «мозги выворачивать». Это те люди такие методы употребляют, у которых у самих «мозги набекрень». Это выступление не понравилось Сталину и генсек назвал его «типичной речью тред-юнионистского политикана».

Однако судьба профсоюзов, ВЦСПС и Томского решалась не на съезде, а в кулуарах ЦК партии и Сталиным.

Отстранение Томского от должности председателя ВЦСПС и смена профсоюзного руководства на II пленуме ВЦСПС в мае-июне 1929 года положили начало глубокой перестройки деятельности профсоюзов под лозунгом «Профсоюзы лицом к производству», которая продолжалась до конца 1930-х годов.

Необходимо отметить, что профсоюзы вели огромную работу по вовлечению рабочих и служащих в управление производством, улучшение работы производственных совещаний, которые создавались не только общезаводские и цеховые, но и в бригадах и профгруппах. В центр деятельности производственных совещаний ставились вопросы организации производства, соревнования, экономии сырья и материалов, электроэнергии, укрепление трудовой дисциплины и др.

Встречное планирование, ударничество, хозрасчетные бригады, движение рационализаторов и изобретателей, деятельность производственных совещаний, социалистическое соревнование, получившее широкое развитие в этот период, явились основными направлениями деятельности профсоюзов страны. Производственно-массовая работа, став ключевым фактором в жизни профсоюзов, на многие годы определила их судьбу.

Между тем в постановлении президиума ВЦСПС от 28 января 1930 года отмечалось, что «теперешнее состояние профаппарата ни в коей степени не обеспечивает перестройки. В профаппарате свили себе прочное гнездо рутина и косность, бюрократизм и отрыв от масс, неповоротливость и медлительность. Аппарат профессиональных организаций в значительной мере засорен разложившимися, оторвавшимися, обанкротившимися и иногда чуждыми элементами». В постановлении указывалось, что «В целях действительного укрепления профаппарата, очищение его от обюрократившихся, косных и разложившихся, не говоря уже о социально чуждых и меньшевистских элементах, необходимо при участии широких масс проведение повсеместной сверху донизу чистки аппарата профессиональных союзов и обновление его за счет вовлечения в аппарат профорганов новых, свежих слоев из числа рабочих и работниц с производства, в первую очередь из числа ударных бригад, являющихся началом и базой перестройки работы профсоюзов».

В результате, осудив тред-юнионистские тенденции и бюрократические окостенения, ВЦСПС положил начало чистке аппарата. Была выведена из президиума группа правых (Томский, Михайлов, Угаров), из кандидатов в члены президиума ВЦСПС Угаров, Яглом. Для укрепления руководства ВЦСПС был создан секретариат из пяти человек (Г.Вейнберг, А.Догадов, Н.Евреинов, И.Акулов, Н.Шверник). Первым секретарем был избран А.Догадов, вторым – И.Акулов. В июне 1930 года первым секретарем избирается Н.Шверник.

Вслед за этим решением началась чистка составов ЦК, советов профсоюзов и фабрично-заводских комитетов, сопровождавшаяся различными репрессивными мерами (исключение из профсоюза, увольнение с работы, арест органами ОГПУ-НКВД, предание суду). Наряду с этим происходили грубейшие нарушения профсоюзной демократии при прямом участии высшего партийного руководства. Они выражались не только в разукрупнениях профсоюзов (из 23 профсоюзов I! 1931 году стало 44, в 1934 году из 44 стало 154, к 193 8 году их насчитывалось 166, в 1939 году – 192 во главе со своими ЦК), но и в нарушениях внутрипрофсоюзной демократии. Снизу доверху не проводились отчеты и выборы профсоюзных органов, осуществлялась сплошная кооптация профкадров и их смена, профсоюзные собрания не проводились, а если и созывались, то без соответствующего кворума. Разукрупнение давало возможность произвести перетряхивание профсоюзов, быстро осуществить широкомасштабную замену профсоюзных кадров, срезая слой за слоем старых, опытных профработников. Одновременно сокращался и штатный квалифицированный аппарат профорганов и заменялся активом, у которого меньше прав и ответственности, и он не связан с традициями профдвижения и опытом деятельности профсоюзов в предшествующий период, когда у профсоюзного руля стоял Томский. Новые, молодые кадры, влившиеся в профсоюзы в результате разукрупнения, зачастую не имели опыта руководящей работы, не знали специфики профсоюзов, но они не несли на себе печать оппозиционности. Именно такую задачу и преследовал Сталин: полную смену кадров в руководящих профорганах, выкорчевывание из них остатков «тред-юнионизма» и даже самой мысли о приоритете защитной функции профсоюзов, направление их деятельности в русло развития производства – на борьбу за выполнение промфинплана, повышение производительности труда, развитие социалистического соревнования.

Многие ЦК союзов являлись комитетами лишь по названию, ибо в составе их пленумов насчитывалось 2-3 человека, а то и один. В 21 ЦК союзов президиум состоял из двух человек, а в 5 ЦК в составе президиума насчитывалось лишь по одному выборному работнику. Искажение принципов профсоюзной демократии допускалось и в высшем эшелоне руководства: президиум ВЦСПС в течение 2,5 лет не созывал пленума ВЦСПС, не привлекал к работе своего аппарата членов и кандидатов в члены пленума. Не был своевременно созван X съезд профсоюзов СССР. (Он был созван только через 17 лет.)

Эти и другие недостатки в работе профсоюзов дали повод Сталину в мае 1935 года заявить о своеобразном кризисе профсоюзов. Вождь заявил, что профсоюзы отстали, не поняли новых задач, не сумели перестроить свою работу, а руководящие профорганы оторвались от масс. Позиция Томского, считавшего, что «профсоюзы существуют для обслуживания масс», была отвергнута как «узкая цеховщина» и аполитичный подход.

Падение авторитета профсоюзов явилось закономерным следствием их кризиса, а он, в свою очередь, был частью кризиса системы пролетарской демократии, которая вступила в противоречие с авторитарным сталинским режимом. И вместо защитников трудящихся, профсоюзы становились частью репрессивного аппарата, послушным винтиком партийно-государственной системы, как того и желал вождь. Профсоюзы, как и другие общественные организации, стали полигоном для массового террора, причем самым большим полигоном. Атмосфера подозрительности, требования повышенной бдительности в разоблачении врагов народа стали неотъемлемой частью обыденной жизни профсоюзов.

Массовый террор ослабил нравственный потенциал в обществе, посеял страх и подозрительность, которые нарастали под влиянием официальной пропаганды и агитации. Известный немецкий писатель Лион Фейхтвангер, посетивший СССР в 1937 году и введенный Сталиным в заблуждение, а потому в целом одобривший советский социализм, тем не менее отмечал: «Население охватил настоящий психоз вредительства. Привыкли объяснять вредительством все, что не клеилось, в то время как значительная часть неудач должна быть, наверное, просто отнесена за счет неумения».

В ходе большой чистки профорганов были изгнаны или «изъяты органами НКВД» тысячи и тысячи опытных, энергичных работников профсоюзов, а на смену им приходили люди, не имевшие опыта профсоюзной работы, в спешке рекомендованные ВЦСПС или подобранные партийными комитетами. Но жернова ежовской истребительной мельницы продолжали неустанно крутиться, уничтожая сотни тысяч профсоюзных работников и активистов. Целый вал репрессий был обрушен на руководство ЦК союза железных дорог Востока и Дальнего Востока и рядовых членов профсоюза. Были арестованы все председатели месткомов и их заместители, профорги, профгрупорги – рядовые рабочие – стрелочники, машинисты, осмотрщики поездов, путевые обходчики, диспетчеры. Возле каждой фамилии указаны должность и причина «снятия». Как правило, стоит одно слово: «арестован» или «изъят органами НКВД». Реже встречается пометка: «снят с работы за связь с врагами». В списке репрессированных значилось 49 человек.

Формулировка «изъят органами НКВД» широко коснулась и членов и кандидатов в члены ВЦСПС. На предшествовавшем IX съезде профсоюзов СССР (апрель 1932 года) было избрано 150 членов и 76 кандидатов в члены ВЦСПС. В апреле 1937 года на первом заседании VI пленума ВЦСПС присутствовало всего 106 членов и кандидатов в члены ВЦСПС, а в последний день работы съезда при голосовании нового состава членов и кандидатов в члены ВЦСПС участвовало 87 человек: 65 членов и 22 кандидата в члены ВЦСПС. За 18 дней работы VI пленума 19 человек были «изъяты органами НКВД». К весне 1937 года количественный состав пленума ВЦСПС сократился более чем вдвое.

«Изъятия НКВД» продолжались и в последующие годы. Серьезные потери понесли ЦК и советы профсоюзов, а также аппарат ВЦСПС. Из 11 секретарей ВЦСПС, работавших в 1930-е годы 9 из них были репрессированы и расстреляны. Кроме того бывший председатель ВЦСПС М.П.Томский, десять лет стоявший во главе профсоюзного движения страны, обвиненный в «контрреволюционном тред-юнионизме», «правом оппортунизме», противопоставлении профсоюзов партии и государству, не выдержав глумления, покончил жизнь самоубийством.

Страх стал той силой, которая сковывала профсоюзы, их руководящие органы и руководство ВЦСПС. Это привело к утрате профсоюзами их роли защитников прав и интересов трудящихся, к серьезному кризису доверия членов профсоюзов. Причем следует особо отметить, что в ходе массового террора, наряду с уничтожением миллионов людей, к числу преступлений сталинского режима должно быть отнесено и то, что он калечил души людей, ломал их судьбы.

Авторы поставили перед собой задачу раскрыть мученическую и горькую правду о жизни и деятельности профсоюзов в трагические 1930-е годы, о судьбах многих руководителей профсоюзных организаций, имена которых партийная номенклатура и «вождь народов» навсегда стремились вычеркнуть из памяти народной.

И если нам это удалось, а об этом судить вам, читателям, то мы выполнили свой долг.

Глава 1. ТРЕД-ЮНИОНИЗМ ТОМСКОГО И ЕГО СТОРОННИКОВ

1. Как все начиналось?

Шел 1928 год. Страна жила гигантскими планами индустриализации и перестройки сельского хозяйства. В полную силу развернулся сталинский демонтаж новой экономической политики и укрепления личной власти.

Мощнейшим ускорителем этого демонтажа явился разразившийся зимой 1927 - 1928 годов хлебозаготовительный кризис, который привел к столкновению различных подходов в разработке общего политического курса и его практического осуществления. Принятая Политбюро ЦК партии 5 января 1928 года, а 6 января разосланная от имени ЦК ВКП(б) и за подписью Сталина, директива требовала "добиться решительного перелома в хлебозаготовках в недельный срок... причем всякие отговорки и ссылки на праздники и т.п. ЦК будет считать за грубое нарушение партийной дисциплины... Особые репрессивные меры необходимы в отношении кулаков и спекулянтов, срывающих сельскохозяйственные цены". Эта и другие партийные директивы прямо указывали: "Организацию нажима на хлебозаготовительном фронте считать ударной задачей партийных и советских организаций, а самый нажим продолжать вплоть до полного выполнения плана заготовок".

Несмотря на то, что XV съезд партии (декабрь 1927 года) принял однозначное решение о сохранении НЭПа, на самом деле его слом был начат Сталиным и группой единомышленников без каких-либо решений высших партийных органов. Одновременно началось формирование личной диктатуры Сталина и утверждение сталинской модели строительства социализма, получившей название "великий перелом". Суть сталинской модели заключалась, как известно, в политике форсированной индустриализации и коллективизации. Причем, объясняя хлебозаготовительный кризис и принятие чрезвычайных мер при хлебозаготовках, Сталин утверждал, что выросшее и окрепшее в условиях НЭПа кулачество выступило против советской власти, открыто саботируя хлебозаготовки. А "шахтинское дело" является свидетельством выступления против Советской власти технической интеллигенции - агентуры мирового капитала. Он считал, что все трудности созданы врагами. "Мы имеем врагов внутренних. Мы имеем врагов внешних. Об этом нельзя забывать ни на одну минуту".

Оппонируя Сталину, Бухарин говорил: "Мы же знаем, что дело обстоит совершенно не так", - подчеркивая при этом имевшиеся серьезные недостатки и ошибки сталинского руководства в определении теоретической концепции дальнейшего развития новой экономической политики. Он особо подчеркивал: "Мы знаем, что главнейшие рычаги хозяйственного воздействия находятся в наших руках, и овладение этими рычагами делает нас непобедимыми с точки зрения внутренних отношений; если мы не будем делать крупных ошибок. Кулак же представляет опасную силу в первую очередь постольку, поскольку он использует наши ошибки". Поэтому центр тяжести лежит в первую очередь в, установлении правильных хозяйственных пропорций по осуществлению индустриализации страны и кооперирования сельского хозяйства с учетом созревания объективных и субъективных условий при сохранении и совершенствовании НЭПа".

Сложившаяся ситуация выявила серьезные разногласия. Бухарин, Рыков и Томский, поддерживая курс партии на индустриализацию и коллективизацию сельского хозяйства, выступали против форсирования их с помощью чрезвычайных мер по-сталински - насильственное изъятие хлеба у кулаков и середняков, а подчас и у бедняков, не останавливаясь перед арестами и конфискацией. Действительно, многие считали, что слишком быстрый темп индустриализации страны не связан с реальным темпом накоплений во всей стране и в крестьянском хозяйстве в особенности. Низкие закупочные цены на зерновые культуры, установленные в 1927-1928 годах, привели к резкому спаду закупок хлеба, что вызвало серьезные, сбои в экономическом механизме государства. Крестьянство имело хлеб, но продавать его не спешило из-за низких закупочных цен. Кроме того, промышленность, испытывая "товарный голод", не могла предложить что-либо деревне в обмен на хлеб. Это была проблема "упущенных возможностей" в развитии НЭПа в середине двадцатых годов. В этих условиях необходимо было искать пути выхода из создавшегося положения, как предлагали Бухарин, Рыков и Томский в рамках новой экономической политики и не превращая их в долговременную, политику, а использовать метод сбалансирования основных элементов хозяйственного механизма и более правильного соотношения производственного и рыночного факторов. В этом они действительно расходились со Сталиным.

Для решения задач индустриализации и коллективизации важно было перестроить работу самых массовых организаций рабочего класса - профессиональных союзов, подчинив их беспрекословному повиновению правящей партии. Путь, избранный Сталиным, заключался в развязывании критики профсоюзов, недостатков в их деятельности, проявлении самостоятельности и отрыве от партийных организаций. Это проявилось уже на апрельском пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) (6-11 апреля 1928 года), в резолюции которого говорилось: "Совершенно неудовлетворительно поставлена экономработа в органах профсоюзов: райкомах, губотделах, ЦК, межсоюзных организациях, особенно по линии участия в деле капитального строительства, проведения рационализации производства, а также проведения мероприятий по удешевлению себестоимости и руководства работой производственных совещаний... Профсоюзные организации не сохраняют своего "лица", то есть не выполняют своей особой роли в защите повседневных нужд рабочих. Авторитет профсоюзных работников мал, повседневная связь их с рабочими в цехах, шахтах, казармах и т.п. слаба. Совершенно недостаточна борьба с нарушениями Кодекса законов о труде и вообще против извращения сущности советской политики в рабочем вопросе". Это было начало наступления на Томского.

Противоречия в положении профсоюзов в системе диктатуры пролетариата существовали изначально. Это отметил еще в 1922 году В.И.Ленин. Однако главным арбитром в преодолении конфликтов профсоюзов с государственными органами он считал компартию и Коминтерн, умалчивая о том, как может быть разрешен кризис взаимоотношений профессиональных союзов с правящей партией. Между тем исторический опыт первого десятилетия Советской власти уже свидетельствовал о том, что именно это противоречие являлось самым главным и наиболее острым. Способы его разрешения были различными на разных этапах. Так, в годы гражданской войны, в условиях военного коммунизма, преобладали административные меры. Профсоюзы оказались встроенными в систему диктатуры пролетариата, зачастую выполняя функции органов государственного управления. При этом они действовали достаточно автономно в рамках своих полномочий. После окончания гражданской войны в обстановке мирного времени вновь резко обострились противоречия между, профсоюзами, демократическими по своей природе организациями, и системой диктатуры пролетариата (в форме "военного коммунизма") с ее методами насилия. Кронштадтский мятеж и политические забастовки рабочих в промышленных центрах страны, не говоря уже о крестьянских восстаниях, побудили принять ленинскую новую экономическую политику. НЭП способствовал мирному разрешению политического кризиса, в эпицентре которого, оказались профсоюзы. Впервые за время существования диктатуры пролетариата была официально признана защитная функция профсоюзов. Более того, защита прав и интересов трудящихся на частных и государственных предприятиях выдвинулась в число первоочередных задач профсоюзов. Были сделаны заметные шаги по пути развития внутрипрофсоюзной демократии. Однако этот процесс имел ограниченный характер. Его сдерживало отсутствие демократических традиций в советском обществе, а также незыблемость принципа партийного руководства профсоюзами, вследствие чего они всегда находились в прямой зависимости от компартии.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Общее описание документов и сразу же вопросы странный подбор врачей

    Документ
    Перед вами сенсационное расследование, проведенное известным публицистом С. С. Мирониным, автором нашумевших книг "Сталинский порядок", "'Голодомор' на Руси" и "Дело генетиков".
  2. Страницы отечественной истории: 1917-1941 гг. Хрестоматия Ставрополь 2009

    Документ
    Сложные внутриполитические, международные, экономические и социальные процессы первых десятилетий Советской власти вызывают неоднозначные трактовки и интерпретации в исторической науке и в обществе.
  3. Карпов В. В. Генералиссимус : Историко-док изд

    Книга
    Размещено в Библиотеке думающего о РоссииВзято с сайта аналитической группы Чувашского регионального отделения Общероссийской политической организации "Союз офицеров"
  4. Несколько наивных вопросов к Президенту РФ д. А. Медведеву

    Документ
    Уважаемый Дмитрий Андреевич! С большим удовольствием смотрел по ТВ большую пресс-конференцию посвященную итогам деятельности уже бывшего президента РФ В.
  5. Сталин

    Документ
    Планы мировой революции; последствия Версальского мира; возникновение национал-социализма в Германии; победа итальянского фашизма; парламентарное решение социальных проблем за счет техники; второй, третий и “двух-с-поло­вин­ный” Интернационалы;

Другие похожие документы..