Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
9. Понятие и элементы формы государства. 10. Форма правления: понятия и виды. 11. Понятие и виды форм государственного устройства....полностью>>
'Документ'
Архангельска (пр.Советских Космонавтов – ул.Серафимовича) от 8 января 008г....полностью>>
'Документ'
В мире иногда случаются катастрофы. Вам повезло, если вы видели их лишь по телевизору. Часто при этом гибнут люди. При анализе происшедшего можно сде...полностью>>
'Документ'
Образ и образование имеют общий корень. Достижения культуры сохраняются в виде произведений изобразительного искусства, архитектуры, словесного, музы...полностью>>

Вестник Волгоградской академии мвд россии. Выпуск 4 (15) 2010 : научно-ме-тодический журнал. Волгоград : ВА мвд россии, 2010. 196 с

Главная > Научно-методический журнал
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В Федеративной Республике Германия базовым конституционным положением, обусловливающим возможность использования федерацией мер федеральной интервенции в отношении земель, является ст. 37 Основного Закона ФРГ: «1. Если земля не выполняет федеральных обязательств, возложенных на нее Основным Законом или другим Федеральным законом, то Федеральное правительство может с согласия Бундесрата принять необходимые меры, чтобы побудить землю к выполнению этих обязательств в порядке принуждения со стороны Федерации. 2. Для проведения таких мер принуждения Федеральное правительство или его уполномоченный имеет право давать указания всем землям и их учреждениям» [11].

Между тем средства федерального принуждения могут быть слишком привлекательны для злоупотребления ими с целью перераспределения властных полномочий в сторону центральных властей союзного государства. Поэтому наряду с принуждением должен иметь место и институт федеральной ответственности, т. е. процедуры, которая может быть запущена, если федеральный центр вторгнется в пределы исключительной компетенции и предметов ведения субъекта федерации.

Такая система являет некое подобие системы «сдержек и противовесов», имеющей место в демократических государствах. Общеизвестно, что в соответствии с принципом разделения властей каждая из трех ветвей власти (исполнительная, законодательная и судебная) функционирует относительно независимо от других. Вместе с тем «встроенная» в этот принцип система сдержек и противовесов наделяет каждую ветвь способностью контролировать действия других.

С. С. Алексеев пишет, что «государственное принуждение, выраженное в праве, — это внешнее воздействие на поведение, основанное на организованной силе государства, на наличии у него «вещественных» орудий власти и направленное на внешне безусловное (непреклонное) утверждение государственной воли» [12].

Следовательно, под формой государственного принуждения следует понимать объединенные общностью целей, оснований, правовых последствий и процедуры применения специфически обособленные группы мер принуждения, которые можно отграничивать друг от друга, классифицировать, так как каждой форме государственного принуждения свойственна специфическая внутренняя содержательность и внешние формы выражения и проявления в способах осуществления государственно-правовой реакции, в процессуальных особенностях реализации материально-правового содержания этих форм.

Федеральное принуждение призвано характеризовать содержательную основу института федерального вмешательства, в то время как само федеральное вмешательство может рассматриваться в качестве специфической формы государственного принуждения. Специфика федерального вмешательства как особой формы государственного принуждения заключаются в следующем:

Исходя из вышеизложенного, институт федерального вмешательства может рассматриваться в качестве эффективного средства разрешения юридических коллизий в федеральных отношениях и представлять собой механизм осуществления мер государственного принуждения за нарушение федерального законодательства, отказ от выполнения решений федеральных органов (или соблюдения таких решений) каким-либо из субъектов федерации и, таким образом, выступая инструментом обеспечения единства правового пространства федерации, а, следовательно, и ее стабильности.

Как известно, под правовым институтом понимаются системно взаимосвязанные группы правовых норм внутри отдельных отраслей права, регулирующих однородные виды общественных отношений. Нормами отдельных отраслей права (их санкциями) предусматриваются отраслевые виды федерального принуждения и меры федерального вмешательства, отличающиеся друг от друга специфическими особенностями, обусловленными предметом правового регулирования. Вместе с тем в своей системе всем мерам федерального вмешательства на основе отраслевых видов принуждения свойственны общие черты, что и позволяет в общетеоретическом плане выработать представление о федеральном вмешательстве как о едином правовом явлении. В связи с этим и нормы, регламентирующие правовой режим федерального вмешательства в целом, условно можно рассматривать как комплексный межотраслевой институт права, имеющий предметом своего регулирования определенный тип (род) общественных отношений, а именно охранительные отношения, возникающие в связи с правонарушениями и иными нежелательными последствиями и правовыми аномалиями в сфере федеративных отношений, вызывающими необходимость применения принудительных мер федерального характера, предусмотренных отраслевыми нормами права.

Государственно-правовым назначением института федерального вмешательства является защита Конституции Российской Федерации в целом и конституционно значимых ценностей, таких, как права и свободы человека и гражданина, единство и территориальная целостность Российской Федерации, национальная безопасность и обороноспособность Российской Федерации, единство экономического и правового пространства Российской Федерации и восстановление законности.

В России в комплекс мер федерального вмешательства могли бы войти самые различные меры. Главное — необходимо предусмотреть механизм обеспечения национальной безопасности в федеративном государстве и конституционного строя в субъекте Федерации как в случае неспособности органов власти субъекта Федерации самостоятельно справиться с ситуацией, так и в случае целенаправленной деятельности со стороны последних на создание такого сбоя. Вместе с тем федеральное вмешательство должно представлять собой, прежде всего, восстановительную санкцию, а не превращаться в карательные меры.

Например, правоведу А. В. Безрукову видится, что термины «федеральная интервенция», «федеральное вмешательство» не совсем удачны. На его взгляд, они ассоциируются с чем-то негативным, неправомерным. По его мнению, целесообразно предложить наиболее гибкий термин, например «федеральное воздействие» или «прямое федеральное воздействие», который бы действительно отражал его необходимость, легальность и более мягкий правовой характер. Меры федерального воздействия также могут носить длительный (введение президентского правления) и разовый характер (приостановление действия акта губернатора) [13].

В любом случае использование института федерального вмешательства должно быть крайней мерой, проводимой первоначально в более мягких формах и уже после принятия всех возможных социально-экономических, финансовых методов воз-действия и возможных согласительных процедур.

Таким образом, под институтом федерального вмешательства следует понимать систему специальных конституционно-правовых норм, имеющих определенные основания применения и цели, связанные с защитой конституционного строя, восстановления нарушенных федеративных отношений путем принуждения органов государственной власти либо должностных лиц субъектов федерации к исполнению возложенных на них конституционных обязанностей через применением уполномоченными на то федеральными органами государственной власти принудительных мер.

Список библиографических ссылок

  1. Барциц И. Н. Институт федерального вмешательства: потребность в разработке и система мер // Гос-во и право. 2001. № 5.

  2. Ливеровский А. А. Федеральное вмешательство // Журнал рос. права. 2002. № 9.

  3. Кондрашев А. А. Некоторые проблемы разработки санкций конституционно-правовой ответственности субъектов Российской Федерации // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран / под ред. С. А. Авакьяна. М., 2001.

  4. Айдарова И. В. Институт федерального вмешательства: российский и зарубежный опыт правового регулирования: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002.

  5. Балкавой Д. Р. Институт федерального вмешательства как вид конституционно-правовой ответственности субъектов РФ // Вестник Моск. гос. открытого ун-та. 2008. № 4 (33).

  6. Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: федер. закон от 6 ноября 1999 г. № 184-ФЗ // СЗ РФ. 1999. № 42. Ст. 5005.

  7. Конституции государств европейского Союза / под ред. Л. А. Окунькова. М., 1997.

  8. Михайлова М. Ю. Федеральное вмешательство в зарубежных странах. М., 2005.

  9. Конституционно-правовая реформа в современной России: науч.-практ. конф. // Гос-во и право. 2000. № 5.

  10. Домрин А. Федеральная интервенция в дела субъектов федерации. Зарубежный опыт правового регулирования // Независимая газ. 1995. 28 февр.

  11. Основной Закон Федеративной Республики Германия // Конституции государств Европейского Союза / под ред. Л. А. Окунькова. М., 1997.

  12. Алексеев С. С. Социальная ценность права в советском обществе. М., 1971.

  13. Безруков А. В. Конституционно-правовые аспекты взаимодействия Российской Федерации и субъектов Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001.

© А. С. Джумагулов, 2010

***

А. В. Константинова

Особенности информационного воздействия права на личность

Статья посвящена исследованию особенностей информационного воздействия права на сознание личности. Это начальный этап реализации функций права, состоящий в доведении до граждан официальных сведений о дозволенном, должном или запрещенном государством поведении, а также о мерах реагирования на невыполнение правовых предписаний.

Ключевые слова: информационное воздействие, правовая информированность, потребитель информации, реализация функций права, правовая информация, субъект информационного воздействия.

A. V. Konstantinova

Peculiarities of information influence of law on an individual

The article is devoted to the research of information influence of law on an individual’s consciousness. It is the initial stage of realization of law functions which implies citizens’ informing of official data concerning their behavior permitted, due or forbidden by the state and measures of response to nonfulfillment of legal obligations.

Keywords: information influence, legal awareness, information consumer, realization of law functions, legal information, subject of information influence.

Правовая информация, непрерывно циркулирующая в обществе, имеет разнообразный и разнородный характер, представляя собой (в широком смысле) определенную систему сведений (сообщений), имеющих отношение к правовой сфере, правовой жизни общества.

Любой из видов правовой информации, доходя до адресата (личности), оказывает на него определенное воздействие. Причем именно с момента получения информации начинается правовое воздействие, то есть это первый (начальный) этап реализации функций права.

Известно, что право способно выполнять свое основное предназначение — регулировать поведение людей «лишь постольку, поскольку оно информирует адресата о чем-либо» [1, с. 17].

В. Г. Баев, В. В. Гришина отмечают, что все способы правового воздействия в той или иной степени носят информационной характер. Поставить в известность о наличии правовых требований или дать оценку поведению в любом случае возможно только в результате информационного воздействия [2, с. 46].

Соглашаясь с данной точкой зрения, отметим, что информационным воздействием роль права не ограничивается. Проникая в сознание личности, информационное воздействие дополняется коммуникативным и воспитательным воздействием на личность.

Именно с помощью правовой информации происходит доведение до граждан официальных сведений о дозволенном, должном или запрещенном государством поведении, а также о мерах реагирования на невыполнение правовых предписаний. В этом проявляется целенаправленный характер информационного воздействия — ориентирование поведения личности в тех направлениях, которые необходимы для достижения целей, решения задач, стоящих перед правом и государством.

Посредством данного процесса осуществляется также информирование граждан об их праве на получение правовой информации. Так, ч. 4. ст. 29 Конституции РФ устанавливает право каждого на свободный поиск, получение, передачу, производство и распространение информации любым законным способом. Реализовать данное право можно прежде всего через средства массовой информации, которые являются наиболее доступным способом ее получения. Ст. 38 Закона «О средствах массовой информации» предусматривает право граждан на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц [3].

Отметим, что правовая информация содержит лишь те необходимые сведения, которые, с точки зрения государства, призваны способствовать выработке правильной мотивации поведения человека и осуществлению выбора возможного варианта поведения.

Таким образом, информационное воздействие права можно рассматривать как целенаправленный процесс передачи социально-правовой информации. Это самое «легкое воздействие» на индивида — внедрение в его сознание определенной суммы знаний. Оно ориентировано на гносеологическую сторону сознания человека, т. е. формирование познавательной активности. В результате такого воздействия у личности происходит выработка системы знаний, представлений о правовой сфере, без которых, как известно, невозможны правильное понимание и оценка правовых явлений. Правовая информация тесно взаимодействует с правосознанием личности, играет огромную роль в его формировании. Так, Е. Б. Клейн отмечает, что восприятие правовой информации сознанием личности порождает систему процессов и явлений, приводящих к выработке индивидуального правосознания [4, с. 53]. Поэтому правосознание в этом аспекте выступает своеобразной «внутренней» информацией, накопленной личностью [1, с. 18]. А увеличение информационного запаса является одним из факторов сложного процесса социального становления индивида, приобщения его к правовой культуре. Л. С. Явич справедливо утверждает, что «информативное действие имеет исключительное значение в социализации личности, в формировании у нее надлежащей социальной установки» [5, с. 28].

Процесс информационного воздействия права на личность включает в себя несколько составляющих элементов, среди которых можно выделить следующие:

1) субъект воздействия (создатель информации);

2) источник информации;

3) канал передачи информации;

4) объект воздействия (получатель информации).

Субъектом информационного воздействия является производитель правовой информации.

К данной категории относятся: государство в целом и его органы, должностные лица, органы местного самоуправления, предприятия, учреждения, организации, ученые, журналисты, граждане и т. д.

Источниками информации являются тексты нормативно-правовых, интерпретационных, правоприменительных актов, международных договоров, а также сообщения граждан, монографии, статьи, журналы, газеты, радио, телевидение и т. д.

Особую роль в правовом информировании личности занимают средства массовой информации, которые обладают большими возможностями воздействия на сознание индивидов. Ориентированные на широкие слои населения они, как правило, содержат общедоступную информацию о правовой системе общества.

В результате действия ряда социальных факторов (повышения информатизации общества, увеличения значения правовых знаний и т. д.) значительно возрастает роль электронных источников правовой информации, которые могут носить как официальный, так и неофициальный характер. Официальная информация в электронном варианте размещается государственными, региональными, муниципальными органами на собственных сайтах в Интернете. Электронные источники неофициального характера представляют собой, как правило, справочные информационные базы данных, которые размещаются различными общественными и коммерческими организациями.

Поиск, распространение и получение информации в правовой системе осуществляются с помощью различных каналов. Ими могут являться как физические, юридические лица, так и информационно-телекоммуникационные сети.

В настоящее время информационная деятельность немыслима без использования современных систем связи и других информационных технологий, основанных на использовании компьютерных средств, средств вычислительной техники, радио, телевидения и т. д. Их использование, безусловно, способствует совершенствованию информационных процессов, которое заключается в их ускорении, повышении эффективности, качества информационного обслуживания.

Распространение правовой информации возможно и через межличностное общение, а также в ходе проведения конференций, семинаров, лекций, собраний, митингов, пикетирований и т. д.

Объектом воздействия выступает сознание индивида — получателя информации, целью которого является потребление информационных сведений, необходимых для принятия решения. Познавательная деятельность личности, воспринимающей информацию, направлена на понимание ее смысла, систематизацию, запоминание и т. д. Это в дальнейшем оказывает прямое влияние на практическое применение информации, т. е. на определение алгоритма действий, необходимых в той или иной ситуации.

К категории потребителей информации относятся отдельные граждане, должностные лица, органы государственной власти и т. д.

Отметим при этом, что одно и то же лицо может выступать как в роли производителя информации, так и в роли ее получателя (потребителя). В качестве примера можно привести преподавателя юридического вуза. Занимаясь научной творческой деятельностью, результатом которой является создание монографий, статей и т. д., он выступает в качестве производителя правовой информации. Обращаясь в своей работе к правовым источникам, он, соответственно, является потребителем данной информации.

Информационное воздействие права представляет собой единый процесс, взаимосвязь и взаимодействие элементов которого складывается в определенный механизм (информационного воздействия права).

Передача информации от субъекта воздействия (ее производителя) к воспринимающему объекту (ее получателю) осуществляется в форме различных сигналов и сообщений. Способ передачи может быть устным, письменным, а также с использованием жестов (например, жесты регулировщика), знаков (дорожные знаки).

Однако, для того чтобы информация трансформировалась в определенный мотив деяния, она должна пройти через сознание личности путем усвоения и понимания ее пользователем. При этом путь, идущий от источника информации до ее получателя (пользователя), состоит из нескольких этапов и связан с преобразованием тех сигналов, которые являются носителями информации [6, с. 23].

В. Д. Плахов информационный процесс рассматривает как диалектический взаимопереход двух типов информации — ноэматической (дескриптивной) в сигнификативную (прескриптивную). При этом ноэматическая информация используется для изучения, уяснения, интерпретации, а сигнификативная выступает как указание, руководство к действию. Автор отмечает, что «сигнификативная функция социальных норм необходимо предваряется субъективным уяснением ноэмата, сигнификат логически выводится (дедуцируется) в целом из концепта нормы» [7, с. 140—147].

Принимая во внимание рассмотренную точку зрения, можно выделить следующие стадии процесса информационного воздействия права на личность: 1) восприятие правовой информации; 2) переработка; 3) усвоение сведений.

1. Восприятие правовой информации ее получателем является одним из важных этапов рассматриваемого процесса.

С точки зрения познания данный этап представляет собой отражение объективной действительности в сознании субъекта путем возникновения субъективного гносеологического образа.

С позиции философии, «восприятие (апперцепция) — это сложная система процессов приема и преобразования информации, обеспечивающая организму отражение объективной реальности и ориентировку в окружающем мире, выражает зависимость сознания и поведения людей от их опыта, ранее усвоенных знаний, взглядов» [8, с. 382].

Восприятие является первоначальным шагом в познавательной деятельности индивида, который имеет осмысленный характер и связан с целостным отражением объектов, явлений при их воздействии на органы чувств. Благодаря этому механизму происходит группировка и некоторое обобщение информации, содержащейся в ощущениях [9, с. 399].

На этом этапе, в ходе первоначального ознакомления с источником информационного сообщения (например, исходя из названия правового документа, предварительного изучения его общей структуры), индивид определяет для себя ценность и полезность содержащихся в нем сведений. А. В. Малько отмечает, что «в конечном счете, значимой является лишь та юридическая информация, которая имеет «поведенческую» направленность, связана в буквальном смысле с ценностью, на которую ориентируется интерес субъекта права» [10, с. 82]. Как известно, ценностный аспект информации предполагает ее способность служить достижению поставленной цели, а также уменьшать имеющуюся неопределенность у получателя. Наглядным представлением этого прагматического отношения является построение следующей цепочки:

ИНФОРМАЦИЯ — ПОЛУЧАТЕЛЬ — ЦЕЛЬ [11, с. 128].

Характеристика ценности информации может варьироваться в зависимости от того или иного получателя. Исходя из своих намерений в использовании определенных сведений, индивид решает, насколько они полезны и отвечают его интересам.

В случае соответствия воспринятой правовой информации интересам получателя, продолжается дальнейшая работа по ее исследованию и изучению.

Отметим, что любая информация воспринимается потребителем в зависимости от его индивидуальных способностей, среди которых можно выделить:

— уровень правосознания и правовой культуры (обыденный, профессиональный, научный);

— психофизиологические особенности (усталость, эмоциональное напряжение, психологическая установка неприятия сведений и т. д.).

Степень восприятия индивидом правовой информации также зависит от его правового опыта, социального статуса, интересов и потребностей.

Негативное воздействие на восприятие личностью правовой информации могут оказывать различные источники шумов и искажений. Они в значительной степени затрудняют, а подчас и делают невозможным получение информационных сведений.

Процесс распространения информации нередко связан с необходимостью преодоления информационных барьеров, среди которых О. А. Гаврилов выделяет следующие:

1. Технические барьеры. К ним относится создание искусственных помех, препятствующих уверенному приему радио-, телепрограмм, т. е. распространению радио-, теле- и иных технических сигналов в полосе частот, на которых осуществляется вещание по лицензии. Техническими барьерами могут быть также индустриальные помехи (т. е. искусственные помехи, возникающие при эксплуатации технических устройств в процессе хозяйственной деятельности).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Вестник Волгоградской академии мвд россии. Выпуск 1 (16) 2011 : научно-ме-тодический журнал. Волгоград : ВА мвд россии, 2011. 202 с

    Научно-методический журнал
    Главный редактор журнала — заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, доцент, начальник Волгоградской академии МВД России В. И. Третьяков.
  2. Старожильцева Оксана Владимировна учебно-методический комплекс (1)

    Учебно-методический комплекс
    учебно-методический комплекс составлен на основании государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования для специальности 030501 – «Юриспруденция» и направления 030500 – «Юриспруденция»

Другие похожие документы..