Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Инструкция'
Начальник лагеря и физрук несут полную ответственность за исправность спортивного инвентаря и оборудования, подготовленность площадок. Перед началом ...полностью>>
'Урок'
Продолжить формирование навыков работы с картой и историческими источниками, умений слушать учителя и друг друга, строить рассказ на основе документо...полностью>>
'Сказка'
В одной квартире многоэтажного дома жили: мама, папа и сын. Был весенний выходной день. На завтрак мама напекла блинов и поставила на плиту греться ч...полностью>>
'Диплом'
Организация первичного учета на предприятии и пути его совершенствования. Бухгалтерский учет и анализ инвестиций в недвижимость. Учет и аудит собстве...полностью>>

Вестник Волгоградской академии мвд россии. Выпуск 4 (15) 2010 : научно-ме-тодический журнал. Волгоград : ВА мвд россии, 2010. 196 с

Главная > Научно-методический журнал
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Список библиографических ссылок

1. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: федер. закон РФ от 16 сентября 2003 г. № 131-ФЗ (с изм. и доп. на 2008 г.). М., 2008.

2. Обзор основных точек зрения по этому вопросу см., напр.: Липинский Д. А. Проблемы юридической ответственности / под ред. Р. Л. Хачатурова. 2-е изд., перераб. и доп. СПб., 2004. С. 14—63.

3. Лейст О. Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М., 2002. С. 254.

4. Витрук Н. В. Общая теория юридической ответственности. М., 2009.

5. Теория государства и права: учебник / под ред. А. С. Мордовца, В. Н. Синюкова. М., 2005.

6. Бондарев А. С. Юридическая ответственность — исключительно позитивное свойство субъектов права // Правоведение. 2008. № 1. С. 134.

7. Там же. С. 136.

8. Там же. С. 136, 143.

9. Бондарев А. С. Юридическая ответственность — исключительно позитивное свойство субъектов права // Правоведение. 2008. №1. С. 136.

10. Там же. С. 93.

11. Ильин И. А. Теория права и государства / под ред., предисл. В. А. Томсинова. М., 2003. С. 166.

12. Там же. С. 166.

13. Там же. С. 176—177.

14. Соловьев В. С. Оправдание добра: нравственная философия. М., 1996. С. 330.

15. Бабаев В. К. Правовая система общества // Общая теория права: курс лекций / под общ. ред. В. К. Бабаева. Н. Новгород, 1993. С. 107.

16. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 1. С. 14.

17. Кант И. Соч.: в 6 т. М., 1965. Т. 4 (2). С. 126.

18. Соловьев В. С. Оправдание добра. С. 331.

19. Тарановский Ф. В. Энциклопедия права. 3-е изд. СПб., 2001. С. 266.

© В. А. Рудковский, 2010

***

О. В. Галкова

Международные документы о сохранении и защите

нематериального культурного наследия

В статье проанализированы международные правовые документы с точки зрения разработки в них основополагающих принципов правового регулирования отношений, связанных с проблемами сохранения и защиты нематериального культурного наследия в контексте современных социокультурных процессов.

Ключевые слова: культурное наследие, нематериальное культурное наследие, ЮНЕСКО.

O.V. Galkova

International documents related to non-material

cultural heritage preservation and protection

In the article the author analyzes international legal documents in terms of developing basic principles of legal regulation of relations connected with the problems of non-material cultural heritage preservation and protection in the context of modern sociocultural processes.

Keywords: cultural heritage, non-material cultural heritage, UNESCO.

Важной частью Всемирного культурного наследия человечества является нематериальное культурное наследие (intangible cultural heritage) — совокупность культурных и социальных выражений, основанных на традициях и характеризующих исторические особенности различных сообществ людей. Такие формы культурного наследия передаются из поколения к поколению, изменяются во времени за счет своего периодического коллективного воссоздания. Они эфемерны и до своего воссоздания чрезвычайно уязвимы, а способы их сохранения и возрождения весьма специфичны и непросты.

Между тем в Конвенции ЮНЕСКО «Об охране всемирного культурного и природного наследия» 1972 г. отсутствовало даже упоминание о нематериальном культурном наследии. Для того чтобы восполнить этот пробел и заострить внимание на важности применения своевременных и адекватных состоянию и значимости нематериального культурного наследия для развития человечества мер по его выявлению, идентификации, сохранению и возрождению, ЮНЕСКО приняла ряд нормативных документов, относящихся к охране такой части нематериального культурного наследия, как фольклор.

Начало этому было положено в 1973 г., когда правительство Боливии предложило в целях охраны фольклора принять Протокол к Всемирной конвенции об авторском праве. На совещании, проведенном в 1976 г. при содействии ЮНЕСКО и Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС), Комитет правительственных экспертов принял тунисский типовой закон, в котором упоминалась охрана фольклора. ЮНЕСКО совместно с ВОИС выпустила в 1982 г. типовые положения для национальных законодательств об охране фольклора от незаконного использования и других наносящих ущерб действий. На основе этого документа обе организации в 1984 г. подготовили проект договора, который, однако, не вступил в силу [1]. В 1989 г. ЮНЕСКО приняла Рекомендацию о сохранении фольклора, создавшую важный прецедент в признании фольклора в качестве части всеобщего культурного наследия человечества и рассмотревшую меры по его выявлению, сохранению, обеспечению, сохранности, распространению и охране.

В значительной степени под влиянием Рекомендации о сохранении фольклора, а также в связи с растущим интересом к нематериальному культурному наследию как источнику культурной самобытности, творчества и разнообразия было осуществлены две программы — «Живые сокровища человечества» (1993 г.) и «Провозглашение шедевров устного и нематериального наследия человечества» (1997 г.). Списки шедевров оглашались трижды — в 2001, 2003 и 2005 гг. В них вошли 90 шедевров из 107 государств. В этом списке Россия была представлена якутским героическим эпосом «Олонхо» и традиционной культурой семейских старообрядцев Забайкалья.

В ходе этой работы к концу 90-х гг. стало очевидно, что содержание Рекомендации 1989 г. о сохранении фольклора неудовлетворительно в отношении терминологии, масштаба проблематики и типа используемого определения, на что указала Международная конференция «Глобальная оценка Рекомендации 1989 г. о сохранении фольклора: расширение возможностей на местах и международное сотрудничество», организованная совместно ЮНЕСКО и Смитсоновским институтом и состоявшаяся в Вашингтоне в июне 1999 г. В документах конференции подчеркивалась необходимость приоритетного внимания к традиционным носителям, а не ученым, предлагалось расширить определение, которое должно охватывать не только артистические продукты, такие, как сказания, песни и т. д., но также знания и ценности, способствующие их созданию, творческие процессы, в результате которых они появляются на свет, и формы взаимодействия, обеспечивающие соответствующее признание и должную оценку. Кроме того, этот единственный международный юридический акт, касающийся нематериального культурного наследия, не налагал каких-либо обязательств на государства-члены и потому не пользовался достаточным вниманием с их стороны. Конечно, некоторые отношения, возникавшие в области сохранения, возрождения и передачи нематериального культурного наследия, регулировались на основании нормативных международных документов, охраняющих права интеллектуальной собственности (Всемирная конвенция об авторском праве (1952 г.), Международная (Римская) конвенция об охране интересов исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций (1961 г.), Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений (1971 г.) и др.), авторского права и смежных с ним прав, права промышленной собственности. Но все они оказались ограниченными и непригодными для адекватной и эффективной охраны нематериального культурного наследия.

Многочисленные акты, принятые в области культурного наследия (Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия (1972 г.); Конвенция о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности (1970 г.); Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта (1954 г.); Конвенция ЮНИДРУА о похищенных или незаконно вывезенных культурных ценностях (1995 г.) и Рекомендация о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности (1964 г.), были посвящены материальному культурному наследию и лишь вскользь упоминали нематериальное культурное наследие, в связи с чем не могли служить достаточной основой для охраны в силу самого характера нематериального культурного наследия.

Необходим был новый международный акт, столь же эффективный и популярный, как Конвенция 1972 г. об охране всемирного культурного и природного наследия, который позволил бы ЮНЕСКО содействовать повышению информированности о значимости сохранения нематериального культурного наследия, мобилизации солидарности международного сообщества, а также принятию государствами-членами необходимых мер по сохранению этого наследия.

Принятию нового международного акта предшествовала серьезная научная, юридическая и историческая проработка данного вопроса, к которому были привлечены силы международных экспертов. Так, 14—17 марта 2001 г. в Турине (Италия) в ходе международного совещания экспертов за круглым столом на тему «Нематериальное культурное наследие — рабочие определения» [2] было всесторонне обсуждено подготовленное сотрудником университета в Глазго Джанет Блейк «Предварительное исследование по вопросу о целесообразности разработки нового нормативного акта по охране нематериального культурного наследия («фольклор»)».

17 октября 2003 г. в Париже на тридцать второй сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО была принята международная Конвенция «Об охране нематериального культурного наследия». Конвенция ЮНЕСКО 2003 г. рассматривала нематериальное наследие как совокупность основанных на традиции форм культурной деятельности человеческого сообщества, формирующих у его членов чувство самобытности и преемственности. Наряду с термином «нематериальное» («non-material») в зарубежной музеологической литературе часто употребляется термин «неосязаемое» («intangible»), подчеркивающий, что речь идет об объектах, не овеществленных в предметной форме.

В Конвенции особо подчеркивалась взаимосвязь нематериального культурного наследия с природным и культурным наследием в целом и давалось его определение. В ст. 2 отмечалось, что «Нематериальное культурное наследие» означает обычаи, формы представления и выражения, знания и навыки, а также связанные с ними инструменты, предметы, артефакты и культурные пространства, признанные сообществами, группами и, в некоторых случаях, отдельными лицами в качестве части их культурного наследия. Такое нематериальное культурное наследие, передаваемое от поколения к поколению, постоянно воссоздается сообществами и группами в зависимости от окружающей их среды, их взаимодействия с природой и их истории и формирует у них чувство самобытности и преемственности, содействуя тем самым уважению культурного разнообразия и творчеству человека» [3].

В Конвенции были выделены и области проявления нематериального культурного наследия: а) устные традиции и формы выражения, включая язык в качестве носителя нематериального культурного наследия; б) исполнительские искусства; в) обычаи, обряды, празднества; г) знания и обычаи, относящиеся к природе и вселенной; д) знания и навыки, связанные с традиционными ремеслами [4].

Исходя из определения, можно выделить три основных типа нематериального культурного наследия, хотя границы между ними размыты. Первый — это материализованные формы выражения культуры или традиционного уклада жизни конкретного общества. Сюда относятся такие шедевры устного и нематериального наследия человечества, как Кукольный театр Сицилии, Опера Кун Ку (Китай), Площадь Джемаа эль-Фна в г. Марракеш (Марокко). Эти проявления сохраняют свою ценность на протяжении всего периода своего существования в культуре и экономике общества, которому они принадлежат.

Второй — это все индивидуальные или коллективные формы выражения, у которых отсутствует физическое воплощение — язык, воспоминания, устные предания, песни, не имеющая нотной записи традиционная музыка и т. д.

Третий — «симбиотические и метафорические значения объектов, составляющих материальное культурное наследие». Каждый объект, помимо физического измерения, существует в измерении смысловом, возникающем из истории и интерпретации, которой наделяют его остальные, из возможности, умения и таланта интерпретирующих связать воедино прошлое и настоящее [5].

Причем следует заметить, что «живые культурные проявления» могут обретать материальную форму, например, в виде нотной или на аудио- и видеоносителях записи песни, что и позволяет их сохранить как историческое и культурное достояние. Однако, обретая форму во времени и пространстве, эти выражения нематериального культурного наследия утрачивают большинство связей с обществом, которое их породило.

Поскольку охрана различных объектов культурного наследия имеет свои специфические особенности, Конвенция исходила из того, что сохранение очень хрупкого, «неосязаемого» нематериального культурного наследия требует, прежде всего, создания условий для обеспечения его жизнеспособности, что предполагало осуществление следующих мер: идентификации, документирования, исследования, сохранения, защиты, популяризации, повышения его роли и передачи, главным образом с помощью формального и неформального образования, а также возрождения различных аспектов такого наследия.

Международная охрана культурного наследия — это комплекс юридических, административных, финансовых, научных, технических и организационных мер, которые реализуются на международном либо национальном уровне, направлены на выявление (идентификацию), сохранение, исследование, популяризацию и возрождение культурного наследия и развития творческого потенциала человечества [6].

Тенденцией последнего времени является прямое закрепление в текстах международных договоров устоявшегося в теории разделения охранных мероприятий на три группы. Не составила исключения в этом плане и Конвенция «Об охране нематериального культурного наследия». Первая объединяет те из них, которые осуществляются государствами-участниками Конвенции по отношению к тем объектам нематериального культурного наследия, которые находятся на их территории и вытекают из содержания признаваемых ими международных договоров и соглашений. Этой проблеме посвящена III глава Конвенции.

Государства, подписавшие и ратифицировавшие Конвенцию, должны были, во-первых, выработать и принять общую политику, направленную на повышение роли нематериального культурного наследия в обществе и включить это наследие в программное планирование; во-вторых, создать или определить специализированные органы по охране нематериального культурного наследия; в-третьих, содействовать научным, техническим и искусствоведческим исследованиям, а также разработке научно-исследовательских методологий в целях эффективной охраны нематериального культурного наследия, в частности нематериального культурного наследия, находящегося в опасности; в-четвертых, принимать соответствующие юридические, технические, административные и финансовые меры, обеспечивающие подготовку кадров в области управления нематериальным культурным наследием, передачу этого наследия через форумы и пространства, предназначенные для его представления и выражения, обеспечение доступа к нематериальному культурному наследию, создание учреждений, занимающихся документацией по нематериальному культурному наследию, и облегчение доступа к ним; в-пятых, заботиться о разработке специальных образовательных программ, направленных на повышение роли нематериального культурного наследия, о пропаганде такового наследия и своевременном информировании общества об опасностях, угрожающих нематериальному культурному наследию; в-шестых, обеспечивать самое широкое участие в деятельности по сохранению и возрождению нематериального культурного наследия сообществ, групп и отдельных лиц [7].

Важнейшим направлением внутригосударственной деятельности является изменение национального законодательства в соответствии с международными обязательствами страны.

Вторая группа включает в себя охранную деятельность на международном уровне (гл. IV).

Для этого на международном уровне предполагалось создание и регулярное обновление двух списков — Репрезентативного списка нематериального культурного наследия, который бы обеспечивал большую наглядность такового наследия, содействовал углублению осознания его значения и поощрял диалог на основе уважения культурного разнообразия, и Списка нематериального культурного наследия, нуждающегося в срочной охране. В ст. 31 Конвенции уточнялось, что до вступления Конвенции в силу и выработки Комитетом критериев составления, обновления и публикации Репрезентативного списка в него включаются шедевры устного и нематериального наследия человечества [8]. И Репрезентативный список нематериального культурного наследия и Список нематериального культурного наследия, нуждающегося в срочной охране, должны были составляться на основании тех данных, которые страны-участники Конвенции предоставляют в Межправительственный комитет по охране нематериального культурного наследия на основе работы по идентификации и определению различных элементов такового наследия, имеющегося на их территории. На их базе Комитет утверждает заявки об оказании международной помощи и содействует осуществлению национальных, региональных и субрегиональных программ по охране наследия.

Третья группа включает в себя охранные мероприятия, которые осуществляются в ходе международного сотрудничества государств и организаций (гл. V). В рамках международного сотрудничества на участников Конвенции 2003 г. возлагается обязанность сотрудничать на двустороннем, субрегиональном, региональном и международном уровнях. В рассматриваемом случае понятие «международное сотрудничество» включает в себя обмен информацией и опытом, совместные инициативы, создание механизма оказания помощи государствам-участникам в их усилиях, направленных на охрану нематериального наследия.

При этом международная помощь предоставляется в целях охраны наследия, включенного в Список нематериального культурного наследия, нуждающегося в срочной охране; поддержки программ, проектов и мероприятий, которые направлены на охрану нематериального культурного наследия и т. д. Международная помощь может принимать формы исследований, касающихся охраны; предоставления услуг экспертов и носителей нематериального культурного наследия; подготовки персонала; разработки нормативных и других мер охраны; создания и обеспечения функционирования различных инфраструктур; предоставления оборудования и ноу-хау; предоставления займов под низкие проценты и пожертвований.

Для обеспечения реализации данного международного документа определялись и органы Конвенции — Генеральная ассамблея государств-участников и Межправительственный комитет по охране нематериального культурного наследия, которые должны были всемерно способствовать реализации целей Конвенции в сфере сохранения и возрождения нематериального культурного наследия. Для финансирования деятельности органов Конвенции по осуществлению программ, проектов и мероприятий по охране нематериального культурного наследия учреждался целевой «Фонд нематериального культурного наследия» и фиксировались источники образования и пополнения его средств.

На Генеральной конференции конгресса ИКОМ в 2004 г. отмечено, что Конвенция ЮНЕСКО 2003 г. — первый значительный шаг на пути к обновлению человеческого отношения к культурному наследию с помощью популяризации интеграционных подходов к материальному и нематериальному наследию.

К 30 января 2006 г. 30 государств ратифицировали Конвенцию «Об охране нематериального культурного наследия». Конвенция вступила в силу 20 апреля 2006 г. Однако, для того чтобы Конвенция начала работать, необходимо было выработать пакет оперативных руководств по выполнению данной Конвенции. На своей 1-й очередной сессии (27—29 июня 2006 г.) Генеральная ассамблея государств-участников Конвенции возложила разработку оперативных руководств на Межправительственный комитет. Эта работа напряженно велась и была завершена на 2-й внеочередной сессии Межправительственного комитета, состоявшейся в Софии в феврале 2008 г. Оперативные руководства, сведенные в один пакет, были одобрены второй сессией Генеральной ассамблеи государств-участников Конвенции об охране нематериального культурного наследия, проходившей в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже 16—19 июня 2008 г. Оперативное руководство было разработано относительно включения в Список наследия, нуждающегося в срочной охране и Репрезентативный список НКН человечества, порядка включения элементов, провозглашенных «шедеврами устного и нематериального наследия человечества» в Репрезентативный список; процедуры внесения и критериев отбора предложений национальных, субрегиональных и региональных программ, проектов и мероприятий по охране нематериального культурного наследия, поддержки и распространения передового опыта, накопленного в ходе реализации этих программ; использования средств фонда и оказания международной помощи; участия сообществ, групп, частных лиц, а также экспертов, специализированных центров и исследовательских учреждений.

Ключевыми вопросами для претворения в жизнь Конвенции являлись выработка критериев составления двух определенных Конвенцией Списков нематериального наследия — Репрезентативного списка нематериального культурного наследия человечества и Списка нематериального культурного наследия, нуждающегося в срочной охране. На 1-й очередной сессии (27—29 июня 2006 г.) Генеральная ассамблея государств-участников Конвенции призвала Комитет выработать критерии отбора для внесения в списки.

В соответствии с этим Комитет обсудил этот вопрос на своей 1-й сессии в Алжире (18—19 ноября 2006 г.). Государства-участники Конвенции прислали свои письменные замечания по поводу критериев составления списков, а также процедуры номинирования и внесения в списки. Эти замечания были рассмотрены и проанализированы на совещании экспертов в Нью-Дели (Индия) 2—4 апреля 2007 г. Наконец, итоги этой работы были подведены на Совещании Межправительственного комитета в Чэнду (Китай) 23 мая 2007 г.

С принятием Оперативного руководства Конвенция об охране нематериального культурного наследия начала действовать в полном объеме, а в 2009 г. первые элементы нематериального культурного наследия были включены в оба списка нематериального наследия.

Список библиографических ссылок

1 Доклад о предварительном исследовании по вопросу о целесообразности международного регулирования – на основе нового нормативного акта — охраны традиционной культуры и фольклора/161-я сессия Исполнительного Совета ООН. Париж, 16 мая 2001 г. [Электронный ресурс]/UNESCO:[site]: [2005—2010]: UNESDOC: [database]. URL: /images/0012/001225/122585r.pdf (дата обращения: 2.07.2010).

2. Было сформулировано следующее рабочее определение нематериального культурного наследия: «процессы, которым обучились люди, вместе со знаниями, навыками и творчеством, которые наполняются и развиваются ими; результаты, создаваемые людьми, а также ресурсы, пространства и иные аспекты социальной и природной действительности, необходимые для их поддержания; эти процессы формируют у живущих сообществ чувство преемственности и важны для культурной самобытности так же как и для сохранения культурного разнообразия и творчества человечества». («Peoples’ learned processes along with the knowledge, skills and creativity that inform and are developed by them, the products they create, and the resources, spaces and other aspects of social and natural context necessary to their sustainability; these processes provide living communities with a sense of continuity with previous generations and are important to cultural identity, as well as to the safeguarding of cultural diversity and creativity of humanity») // International Round Table: Intangible Cultural Heritage, Working Definition. 14/17-03-2001. Turin (Italy) [Electronic resource]/UNESCO: [site]: [2005—2010]. URL: /culture/ich/index.php?meeting_id=00089 (дата обращения: 5.08.2010).

3. Об охране нематериального культурного наследия: конвенция (принята и провозглашена Генеральной конференцией ЮНЕСКО в Париже 17 октября 2003 г.). [Электронный ресурс]/UNESCO: [site]: [2005 – 2010]: UNESDOC: [database].URL: /images/0013/001325/132540r.pdf (дата обращения: 2.07.2010).

4. Там же.

5. Крашенинникова М. Культурное наследие — юридические аспекты [Электронный ресурс] // «Мемориал» — Санкт-Петербург: [сайт]: [2005—2010]: Юридическая консультация. URL: // www/332.html?lang=ru (дата обращения: 2 .07.2010).

6. Там же.

7. Там же. С. 6—7.

8. Там же. С. 13.

9. Museums and Intangible Heritage: 20-th General Conference of ICOM 2-8 October 2004. Seoul (Korea) Coex Convention Center [Electronic resource]//ICOM: [site]: [Updated: 13 April 2006]. URL: http://com.museum/general-conference2004.html (дата обращения: 2.07.2010).

© О. В. Галкова, 2010

***

С. А. Кокорин

Меры уголовно-правовой борьбы с терроризмом в России в XIX в.

В статье автором исследуются уголовно-правовые меры по борьбе с терроризмом, а также причины создания норм чрезвычайного законодательства, применения в мирное время Воинского устава о наказаниях и упрощенных судебных процедур в военных судах в отношении обвиняемых в совершении преступлений террористического характера в России в XIX в.

Ключевые слова: акты терроризма, государственные преступления, ответственность, уголовно-правовые меры, чрезвычайное законодательство, Воинский устав.

S. A. Kokorin



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Вестник Волгоградской академии мвд россии. Выпуск 1 (16) 2011 : научно-ме-тодический журнал. Волгоград : ВА мвд россии, 2011. 202 с

    Научно-методический журнал
    Главный редактор журнала — заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, доцент, начальник Волгоградской академии МВД России В. И. Третьяков.
  2. Старожильцева Оксана Владимировна учебно-методический комплекс (1)

    Учебно-методический комплекс
    учебно-методический комплекс составлен на основании государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования для специальности 030501 – «Юриспруденция» и направления 030500 – «Юриспруденция»

Другие похожие документы..