Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В основы технической диагностики электроподвижного состава должны входить: вибродиагностика подшипниковых узлов, диагностика геометрических параметро...полностью>>
'Документ'
Культурологія повсякденності – новий напрямок гуманітарного знання, що набув поширення у 1990-і роки. Репрезентована працями таких учених, як А.Гурев...полностью>>
'Документ'
Учащимся следует объяснить, что неизбежное проникновение физики во все разделы естествознания связано с тем, что предметом ее изучения являются как пр...полностью>>
'Автореферат диссертации'
Защита состоится 24 мая 2011г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 210.019.01 в Санкт-Петербургском государственном университете культу...полностью>>

Вестник Волгоградской академии мвд россии. Выпуск 4 (15) 2010 : научно-ме-тодический журнал. Волгоград : ВА мвд россии, 2010. 196 с

Главная > Научно-методический журнал
Сохрани ссылку в одной из сетей:

СОВРЕМЕННЫЕ МОДЕЛИ СИСТЕМ КАЧЕСТВА ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ

В статье обосновываются экономико-правовые аспекты необходимости разработки и внедрения систем качества образовательных учреждений; приводится комплексный анализ существующих моделей систем качества, рассматриваются вопросы их применимости в высшей школе; даются соответствующие рекомендации, позволяющие повысить эффективность проводимых в вузе оценочных процедур.

Ключевые слова: управление качеством образования; система качества образовательного учреждения; модель системы качества.

I. O. Ganchenko, E. N. Grivennaya

Current models of higher educational institution quality systems

In the article the authors give grounds for economic and legal aspects of the need to develop and promote higher educational institution quality systems, provide a comprehensive analysis of existing models of quality systems, consider the issues of their applicability in high school, and give the corresponding recommendations allowing to raise efficiency of evaluation procedures carried out in higher educational institutions.

Keywords: education quality management, system of educational institution quality, model of quality system.

Важнейшей задачей, стоящей перед высшим образованием, является разработка и внедрение механизмов обеспечения качества образовательного процесса. Одним из таких механизмов, как показывает отечественный и зарубежный опыт, является создание систем качества образовательных учреждений на базе современных технологий управления. В отличие от зарубежных стран, где менеджмент качества имеет многолетнюю историю развития в условиях рыночной экономики, и для которых использование его принципов в образовательных организациях стало закономерностью, системы качества в российских вузах находятся лишь на начальной фазе становления. Однако уже сегодня государственная политика Российской Федерации в области обеспечения качества образования находит свое отражение в активной поддержке вузов на законодательном уровне. Так, в 2002 г. в число показателей государственной аккредитации вузов введен показатель «Внутривузовская система качества», в 2005 г. он изменен на показатель «Эффективность внутривузовской системы обеспечения качества образования». Указанные действия регулирующих органов, несомненно, способствовали усилению внимания администрации вузов к проблемам определения и измерения качества образования. В данном направлении в высшей школе ведется планомерная работа, результатом которой являются перспективные методические, организационные и управленческие решения. В частности, в течение последних лет среди вузов России возрастает интерес к применению разнообразных моделей систем качества. Одновременно растет число вузов-участников федеральных, отраслевых и региональных конкурсов на присуждение премии в области качества.

Характерное для данной сферы разнообразие подходов и методов основано на единых фундаментальных концепциях менеджмента качества. Вузовская практика показывает, что в последние годы идеология управления качеством становится ведущей в системе высшего профессионального образования. Существенные преобразования в экономике, необходимость обеспечения конкурентоспособности российских специалистов, вступление в единое образовательное пространство и другие вопросы могут быть успешно решены лишь в том случае, если они сопровождаются «прорывом» в менеджменте высшей школы.

Подтверждением сказанному могут служить материалы Конгресса Европейской организации качества в Брюсселе (1994 г.), свидетельствующие о том, что философия и методология Всеобщего Управле­ния Качеством (Total Quality Management) активно экспансируются в сферу образования. В рамках данной концепции управление качеством, охватывающее всю организацию, предполагает постоянное улучшение ее деятельности с учетом требований всех заинтересованных сторон — в нашем случае потребителей образовательных услуг.

Другим ориентиром при построении внутривузовской системы качества являются международные стандарты ISO серии 9000, которые изначально разработаны в интересах сертификации промышленной продукции. Очевидно, что система качества как необходимый элемент сертификации помогает предприятию обозначить свою нишу в области сбыта продукции, является предупредительным шагом в конкурентной борьбе, способствует выходу на зарубежные рынки и повышению качества продукции, что в конечном итоге позволяет увеличить прибыль. Немаловажным результатом внедрения системы качества является повышение имиджа предприятия в целом.

В данном контексте возникает закономерный вопрос: как указанные направления сообразуются с деятельностью учебных заведений? Перед вузами стоит тот же вопрос, что и перед коммерческими компаниями: каким образом можно работать эффективнее, экономичнее и предоставлять образовательные услуги более высокого качества? Несмотря на то, что в общем плане цели системы качества промышленного предприятия и аналогичной системы вуза не имеют расхождений, некоторые их отличия все же присутствуют. В этой связи необходимо обратить внимание на то, что не все принципы TQM и требования стандартов серии ISO 9000 можно переносить на систему образования в их первоначальном виде. В частности, определенный догматизм и декларативность стандартов ISO 9000 не позволяют в полной мере учесть специфические особенности в функционировании вузовской системы качества. Четко оговаривая требования к системе качества промышленного предприятия, указывая, что надо сде-лать, что должно быть, эти стандарты не дают ответ на вопрос о том, как это сделать, какими инструментами воспользоваться. Поэтому при разработке системы качества вуза целесообразно ограничиться основными положениями данных стандартов. Как отмечает Л. М. Струминская [1, с. 11], выбор большинством вузов России модели, основанной на требованиях международных стандартов ISO серии 9000, вызван тем, что она позволяет провести независимую оценку системы качества и засвидетельствовать ее получением сертификата соответствия.

Отечественные и зарубежные специалисты, рассматривая вопрос о возможности использования методологии TQM в управлении высшим учебным заведением, высказывают различные точки зрения [2].

С одной стороны, утверждается, что применение TQM в образовании и акцент на удовлетворение потребителей может привести к конфликтам среди тех профессионалов в образовании, которые традиционно видят в себе гарантов качества. Мы склонны согласиться с мнением И. Г. Акперова, высказанным в работе «Total Quality Management в образовательном процессе: возможности и перспективы», где отмечается, что механический перенос методов, стандартов и принципов TQM в образовательную систему невозможен в силу целого ряда причин:

— любое изделие в процессе изготовления является объектом технологических усилий со стороны предприятия-производителя, оно пассивно и инертно по отношению к этим усилиям. Студент — одновременно объект и субъект «технологического» (образовательного) процесса. Более того, одной из главных задач педагогических усилий является максимальная активизация потребности и стремления обучающегося к самообучению;

— результаты контроля качества изделия (пооперационного и конечного) изменяют поведение производственной системы (внешней по отношению к изделию). Результаты контроля знаний студентов важны не только для образовательной системы, но и для него самого. Они являются сигналами обратной связи и, в зависимости от мотивации, могут повышать образовательную активность (положительная обратная связь) или снижать ее (отрицательная обратная связь), при этом отношения «обучаемый» — «образовательная система» носят рефлексивный характер;

— изготовление изделия — разовый акт; в отличие от этого современное образование становится непрерывным, что предъявляет существенно иные требования ко всем компонентам образовательной системы, в том числе к их качеству;

— изготовление промышленных изделий становится все в большей степени индивидуализированным в соответствии с требованиями потребителя (заказчика). Обучение также индивидуа-лизируется, однако причин тому, как минимум, две. Во-первых, требования заказчика, т. е. обучение (специализация) под конкретное рабочее место; во-вторых, стремление каждого человека, с его индивидуальными особенностями, к саморазвитию, что требует формирования и поддержки индивидуальной образовательной траектории.

С другой стороны, TQM рассматривается как направление, имеющее огромный потенциал для ответа на такие проблемы вузов, как несогласованность учебных планов, устаревшие программы, неэффективное администрирование. Анализ зарубежной литературы, посвященной практике применения TQM, показывает, что эта методология успешно применяется в университетах Канады, Норвегии, Германии, Финляндии, Нидерландов, Японии, Бразилии, Португалии.

В процессе внедрения принципов TQM Россия, к сожалению, вынуждена догонять и пока лишь повторять путь, пройденный ведущими странами. Применение в отечественных вузах принципов менеджмента качества приводит к заметному изменению внутренней культуры и эффективности работы. Практика показывает, что использование современных технологий управления позволяет уменьшить «отсев» обучающихся, обеспечить прогресс в сфере разработки учебных программ, увеличить скорость решения управленческих задач, повысить заинтересованность профессорско-преподавательского состава в вопросах обеспечения качества обучения, обеспечить эффективность служебных коммуникаций между функциональными отделами, повысить спрос на выпуск-ников.

Сказанное позволяет российским специалистам признать универсальность методологии современного менеджмента качества и ее применимость в сфере образования, в том числе в части, касающейся создания и внедрения систем качества образовательных учреждений.

Исследователи отмечают [3, с. 56—60], что современный вуз по годовому финансовому обороту, размерам, объему и стоимости основных средств, по структуре ничем не отличается от крупных предприятий производства или сферы услуг. При этом учебное заведение, как правило, развивается более интенсивно, чем объекты промышленности, так как образовательные услуги должны опережать новизной и практической апробацией индустрию производства и сферы услуг, в противном случае выпускники вузов останутся невостребованными специалистами. Следовательно, вуз, не имеющий системы качества, соответствующей современным требованиям мирового рынка, не может достаточно эффективно и востребованно создавать новые знания и управлять ими.

Основываясь на проведенном анализе педагогических источников и нормативно-правовых документов, мы можем констатировать отсутствие на сегодняшний день универсального механизма формирования системы качества образовательного учреждения. Общим фактором успеха внедрения системы качества в вузе является организованное непрерывное повышение квалификации всего персонала вуза в области менеджмента, распространение оценочной этики, т. е. понимания оценки качества как фактора управления, а не единовременного снимка, цель которого — заслужить положительную оценку руководства вуза. Следует отметить, что как не бывает двух абсолютно одинаковых вузов, так не существует одинаковых систем качества. Безусловно, каждая такая система является уникальной, наиболее соответствующей целям, возможностям и сложившимся традициям конкретного вуза и в этом смысле не отличается транспарентностью.

С другой стороны, представляется естественным, что вуз обладает научным потенциалом, позволяющим ему построить собственную систему качества, однако такая «эксклюзивность» не позволяет мультиплицировать на другие вузы данную систему, динамично ее развивать, сделать узнаваемой в других организациях. В этой связи целесообразно использование известных моделей систем качества. Анализ отечественного и зарубежного опыта в данной области показывает, что наибольшее распространение получили следующие из них:

  • оценочный подход к управлению качеством вуза, предполагающий систематическое проведение самооценки для выявления сильных и слабых сторон вуза, а также положительных и отрицательных факторов его развития, на основании которых разрабатываются мероприятия для устранения проблемных ситуаций и улучшения деятельности вуза;

  • модель ГОСТ Р ИСО 9001-2001 (семейство стандартов ИСО 9000 включает: ГОСТ Р ИСО 9001-2001 (ИСО 9001:2000 ) Системы менеджмента качества. Требования; ГОСТ Р ИСО 9004-2001 (ИСО 9004:2000 ) Системы менеджмента качества. Рекомендации по улучшению деятельности; ГОСТ Р ИСО 9000-2008 (ИСО 9000:2005) Системы менеджмента качества. Основные положения и словарь);

  • модель EFQM — модель делового совершенства, предлагаемая Европейским фондом по управлению качеством;

  • модель ENQA (Европейской ассоциации гарантии качества высшего образования);

  • бельгийско-нидерландская модель (HBO Expert Group);

  • модель национальной американской премии по качеству «Baldrige National Quality Award» в области образования;

  • типовая модель системы качества образовательного учреждения (Письмо Управления учреждений образования от 22. 05. 2006 № 836/12-16 «О типовой модели системы управления качеством образования для вузов и ссузов»);

  • модель премии Правительства РФ в области качества;

  • модель премии конкурса Министерства образования и науки РФ «Системы обеспечения качества подготовки специалистов».

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что происходящий в современном мире процесс глобализации все более осязаемо воздействует на образовательную сферу, способствуя интеграции национальных систем образования. Наиболее определенно эта тенденция проявилась в ходе практического осуществления Болонской декларации. Россия, как и другие страны-участницы Болонского процесса, приняла на себя обязательства по обеспечению прозрачности системы образования на основе рекомендаций и процедур, принимаемых всеми европейскими странами. Решению этой задачи должна способствовать реализация разработанных Европейской Ассоциацией гарантий качества в сфере высшего образования (ENQA) Стандартов и рекомендаций для гарантии качества высшего образования в Европейском пространстве [4]. Подчеркнем, что в основе существующих моделей систем качества лежит процессно-ориентированный подход, все они имеют большую степень совпадения, взаимно дополняют друг друга и отличаются полнотой и глубиной охвата вузовских процессов. Каждый вуз в зависимости от поставленных целей в области качества, имеющихся ресурсов выбирает собственную организационную структуру управления качеством, наиболее соответствующую его традициям и сложившейся практике работы. Главное, чтобы она была органична для данного вуза, в полной мере соответствовала его миссии и стимулировала проявление внутренних сил саморазвития академического сообщества преподавателей и обучающихся. При этом государство в лице регулирующих органов оставляет за собой право оценки эффективности такой системы посредством проверки соответствия результатов деятельности, полученных вузом, установленным требованиям.

Список библиографических ссылок

  1. Струминская Л. М. Формирование системы менеджмента качества подготовки специалистов: автореф. дис. …канд. пед. наук. Новосибирск, 2007. С. 11.

  2. См. подробнее: Клейменова Е. А. Маркетинговая модель управления качеством высшего профессионального образования: автореф. дис. …канд. экон. наук. Ростов-н/Д, 2006.

  3. Рузаев Е. Н., Рузаева П. Е. Менеджмент качества образовательных услуг и менеджмент знаний в высшей школе // Университетское управление: практика и анализ. 2004. № 1. С. 56—60.

  4. Стандарты и рекомендации для гарантии качества высшего образования в Европейском пространстве. Йошкар-Ола, 2008.

© И. О. Ганченко, Е. Н. Гривенная, 2010

***

А. С. Джумагулов

ПОНЯТИЕ ИНСТИТУТА ФЕДЕРАЛЬНОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В статье предпринимается одна из первых попыток раскрыть понятие института федерального вмешательства в Российской Федерации с позиций теории федеративного государства и правовой основы его функционирования. В работе рассмотрены вопросы осуществления федеральными органами государственной власти мер принуждения в рамках осуществления названого института в России.

Ключевые слова: федерализм, федеральное вмешательство, государственное принуждение, меры принуждения, правовой институт, федеральные органы государственной власти, субъект федерации.

A. S. Dzhumagulov

The notion of an institute of federal intervention in the Russian Federation

In the article the author makes one of the first attempts to define the notion of an institute of federal intervention in the Russian Federation from the point of view of federal state theory and legal basis of its functioning. The author focuses on the issues of coercive measures taken by federal bodies of state power within the framework of the mentioned institute in Russia.

Keywords: federalism, federal intervention, public enforcement, coercive measures, legal institute, federal bodies of state power, constituent entity of the federation.

Рассмотрение многих нерешенных проблем в процессе функционирования современных федеративных отношений в условиях новой России и, в первую очередь, таких принципиальных вопросов, как недостаточная разработанность теоретических основ федеративных отношений, несовершенность структуры организации государственной власти субъектов Российской Федерации, многочисленные противоречия и проблемы в разделении полномочий между федеральным центром и регионами, имеет актуальное теоретическое и практическое значение. При этом следует отметить и отсутствие в российской правовой науке и практике научно обоснованной политики государства в сфере федеративных отношений.

Федеральное вмешательство, выступая институтом федеративной формы государственного устройства, имеет определенную специфику в предпосылках и условиях применения, содержании принудительных мер, механизме и процедуре их реализации. Следовательно, институт федерального вмешательства, как особой формы разновидности государственного принуждения, позволяет наполнить реальным содержанием принцип федерализма через установление конкретных форм ответственности органов государственной власти субъектов.

Современная федеративная форма государственного устройства предполагает сбалансированную государственную политику, в рамках которой учитываются интересы как единого государства, так и его составных территориальных образований. От выбора содержания, форм и методов реализации государственной политики в таком этнически многообразном и структурно сложном федеративном государстве, как Россия, зависит благополучие и нравственное состояние миллионов граждан. Такая политика пока не получила законодательного оформления и не стала реальной практикой сегодняшнего дня. Это во многом связано с тем, что отечественные правоведы относят к федеральному вмешательству весьма разноплановые по своему содержанию и правовым последствиям меры [1—4], отдельные из которых вряд ли можно признать мерами федерального вмешательства.

Следует согласиться с мнением Д. Р. Балкавого, который указывает, что поскольку институт федерального вмешательства является внутригосударственным механизмом, цель которого заключается в обеспечении действия федеральной конституции и федеральных законов, обеспечении прав и свобод человека и гражданина в едином правовом пространстве — на всей территории федерации, к нему не следует относить меры, воздействие которых прямо или косвенно направлено на население субъекта федерации, а также меры, применение которых может оказать на него негативное воздействие [5]. Негативные последствия мер федерального вмешательства могут быть направлены исключительно на органы государственной власти субъекта федерации, нарушающие правовые предписания.

Принятие 11 декабря 2004 г. в новой редакции Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [6] коренным образом изменило порядок ответственности органов государственной власти субъектов РФ. Осознавая тот факт, что пока рано делать какие-либо принципиальные выводы о результатах данного этапа изменения федерального законодательства о федеральном принуждении, и оставляя за рамками данной статьи подробный анализ всех его аспектов, остановим свое внимание на одном из самых важных направлений: проблемах совершенствования конституционной ответственности органов государственной власти субъектов РФ как элемента федерального вмешательства.

Институт федерального вмешательства органически свойствен государственно-правовой системе различных федераций современности. Возможность его использования в случае конституционных правонарушений в деятельности субъекта Федерации уже достаточно апробирована и признана в качестве эффективной формы контроля со стороны федеральной власти. Во-первых, федеральное правительство может давать указания субъектам федерации и их органам относительно способа осуществления ими исполнительной власти (ст. 37 Основного закона ФРГ, ст. 353 Конституции Индии). Во-вторых, возможно назначение федерального уполномоченного, к которому переходит власть в субъекте федерации. Так, в Пакистане, пока осуществляется федеральное вмешательство в дела провинции, Парламент может принимать законы для провинции или любой ее части по любому вопросу, даже не отнесенному к ведению федеральной законодательной власти, а Федеральное правительство принимает на себя полномочия губернатора провинции или направляет губернатора провинции, чтобы тот принял от имени Федерального правительства все функции правительства и других исполнительных органов провинции (ст. 232 Конституции Пакистана). В-третьих, федеральное правительство в экстренных случаях может использовать войска (ст. 91—1 Основного Закона ФРГ). В некоторых случаях военные власти выполняют ряд функций органов государственной власти и местного самоуправления — руководят обеспечением подвоза продовольствия, бесперебойной работы систем жизнеобеспечения, организуют выборы отдельных органов власти на местах. Так, в Основном Законе ФРГ предусмотрено, что право ввести подразделения федеральной полиции и пограничной охраны на территорию земли, в случае угрозы существованию свободного демократического строя земли, предоставляется федеральному правительству, но Бундесрат (верхняя палата германского парламента) может в любой момент отменить это решение [7]. В-четвертых, возможна приостановка (полностью или частично) действия отдельных конституционных положений, касающихся не только органов (должностных лиц) субъектов федерации, но также прав и свобод граждан и др. (ст. 358 и 359 Конституции Индии, ст. 232 Конституции Пакистана). Наконец, в-пятых, федеральным органам может быть предоставлено полномочие принимать необходимые меры по своему усмотрению для сохранения общественного порядка, внутренней или внешней безопасности (ст. 185 Конституции Швейцарии). Например, согласно ст. 232 Конституции Пакистана во время федерального вмешательства Федеральное правительство вправе принимать такие меры, которые сочтет необходимыми или желательными для достижения целей вмешательства [8].

Логика федерального вмешательства видится в устранении неблагоприятных факторов, создающих угрозу российскому федерализму, государственности и единству правовой системы. Нельзя не согласиться с мнением, что проблемы становления и утверждения в субъектах российского конституционализма по ряду принципиальных вопросов связаны скорее не с ее недостатками, а с неэффективностью механизма обеспечения [9].

Меры федерального принуждения появились практически одновременно с зарождением федеративной формы государственного устройства и получили правовое закрепление в законодательстве большинства мировых федераций, став важнейшим элементом их систем права. Содержание этих мер «...определяется самой природой федеративного устройства…, которая предполагает необходимость обеспечения единства экономической и политической организации союзного государства, закрепления соответствующих механизмов интеграции, объединяющих субъекты федерации» [10].



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Вестник Волгоградской академии мвд россии. Выпуск 1 (16) 2011 : научно-ме-тодический журнал. Волгоград : ВА мвд россии, 2011. 202 с

    Научно-методический журнал
    Главный редактор журнала — заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, доцент, начальник Волгоградской академии МВД России В. И. Третьяков.
  2. Старожильцева Оксана Владимировна учебно-методический комплекс (1)

    Учебно-методический комплекс
    учебно-методический комплекс составлен на основании государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования для специальности 030501 – «Юриспруденция» и направления 030500 – «Юриспруденция»

Другие похожие документы..