Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В Петербурге продолжается судебный процесс по делу руководителей центра родительской культуры (ЦРК) «Колы белька», которые рекламировали и практикова...полностью>>
'Реферат'
Економічна і соціальна географія світу – галузь науки, яка досліджує географічні основи світового господарства, глобальних проблем людства і світогос...полностью>>
'Документ'
Лесная политика формируется и реализуется в общественных интересах. Основой лесных отношений, которые регулируются в интересах всего общества, являет...полностью>>
'Документ'
Знаменитый бестселлер Эрика Вебера впервые был издан в США в 1970 году. Тираж книги быстро перевалил за миллионную отметку; книга была экранизирована ...полностью>>

Мы выбрали только лучшие книги Страница «Книги, которые делают нас лучше»

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

   Близилась их с Пауэлл двадцатая годовщина свадьбы, и он признался, что не всегда показывал, как ценит ее. «Мне очень повезло, ведь абсолютно не знаешь, во что ввязываешься, когда женишься, — сказал он. — Интуитивно чувствуешь какие-то вещи. Я бы не мог сделать лучшего выбора, потому что Лорен не только умна и красива, она еще и оказалась по-настоящему хорошим человеком». На мгновение глаза его увлажнились. Он поговорил о других своих женщинах, в частности о Тине Редсе, но сказал, что в итоге бросил якорь там, где надо. Также он рассуждал, каким эгоистичным и требовательным бывал. «Лорен приходилось справляться с этим, а также с тем, что я болен, — сказал он. — Я знаю, жизнь со мной — не сахар».

   Одно из проявлений его эгоизма состояло в том, что он часто забывал о годовщинах и днях рождения. Но на этот раз он запланировал сюрприз. Они поженились в отеле Ahwahnee в Йосемити, и Джобс решил снова отвезти туда Пауэлл на годовщину. Но там не оказалось свободных мест. Тогда он заставил сотрудников отеля связаться с людьми, которые зарезервировали номер, где они с Пауэлл когда-то останавливались, и спросить, не согласятся ли они его уступить. «Я предложил оплатить другой уикенд, — вспоминал Джобс, — и этот человек был очень мил, он сказал: „Двадцать лет… пожалуйста, берите его, он ваш“».

   Он нашел свадебные кадры, снятые другом, напечатал большие фотографии на толстой бумаге и уложил в красивую коробку. Изучив содержимое своего iPhone, он обнаружил записку, которую сочинил, чтобы положить в эту коробку, и прочитал ее вслух:

   Мы не очень хорошо знали друг друга двадцать лет назад. Мы руководствовались интуицией; ты сразила меня наповал. Во время нашей свадьбы в Ahwahnee шел снег. Проходили годы, появились дети, бывали хорошие времена, бывали и трудные, но плохих времен не было никогда. Взаимные любовь и уважение выдержали все и стали еще глубже. Мы так много прошли вместе, и вот мы снова именно там, откуда начинали двадцать лет назад — став старше, мудрее, с морщинами на лице и в сердце. Теперь нам знакомы многие радости, горести, тайны и чудеса этой жизни, а мы по-прежнему вместе. Я так и не спустился с небес на землю.

   К концу письма из его глаз уже безудержно лились слезы. После того как ему удалось взять себя в руки, он сказал, что для каждого из детей сделал по набору этих фотографий: «Я подумал, что им, возможно, захочется увидеть, что я когда-то был молодым».

iCIoud

   В 2001 году у Джобса появилась идея: персональный компьютер должен служить «цифровым хабом», узловым центром для разных бытовых устройств, таких как музыкальные плееры, видеомагнитофоны, телефоны и планшеты. Это делало создание цельных и простых в использовании продуктов еще более сильной стороной Apple. Благодаря этому Apple превращалась из лидера компьютерного сегмента рынка в самую значимую технологическую компанию мира.

   К 2008 году у Джобса сложилась концепция следующего этапа цифрового века. В будущем, считал он, настольный компьютер не будет служить узловым центром вашей информации. Вместо этого «хаб» переместится в «облако». Другим словами, информация будет храниться на удаленных серверах, управляемых компанией, которой вы доверяете, и будет доступна вам на любом устройстве в любом месте. Джобсу понадобилось три года, чтобы найти правильный подход.

   Первый блин вышел комом. Летом 2008 года был выпущен продукт под названием MobileMe — дорогой (99 долларов в год) подписной сервис, позволявший хранить адресную книгу, документы, изображения, видео, электронные письма и календарь в удаленном «облаке» и синхронизировать с любым устройством. В теории вы могли взять iPhone или любой компьютер и получить доступ ко всем аспектам вашей цифровой жизни. Но была серьезная проблема: этот сервис, как выражался Джобс, работал дерьмово. Он был сложным, устройства плохо синхронизировались, письма и другие данные случайно терялись «в эфире». «Эппловский MobileMe настолько несовершенен, что его никак не назовешь надежным», — гласил заголовок статьи Уолта Моссберга в The Wall Street Journal.

   Джобс был в бешенстве. Он собрал команду разработчиков MobileMe в конференц-зале штаб-квартиры Apple, вышел на сцену и спросил: «Кто-нибудь может мне сказать, что должен делать сервис MobileMe?» После того как члены команды ответили, Джобс выпалил: «Так почему, черт подери, он этого не делает?» Разнос продолжался следующие полчаса. «Вы запятнали репутацию Apple, — говорил он. — Вы должны ненавидеть друг друга за то, что подвели себя и окружающих. Моссберг, наш друг, больше не пишет хороших статей про нас». На глазах у всех собравшихся он уволил руководителя команды MobileMe и заменил его на Эдди Кью, который отвечал в Apple за весь виртуальный контент. Как сообщал обозреватель Fortune Адам Лашински, анализируя корпоративную культуру Apple, «никто не избежал ответственности».

   К 2010 году стало очевидно, что Google, Amazon, Microsoft и другие компании поставили себе целью стать лучшими по хранению информации и данных в «облаке» и их синхронизации с разнообразными устройствами. Так что Джобс начал работать с удвоенной силой. Той осенью он объяснял мне:

   Нам нужно стать компанией, которая управляет вашими отношениями с «облаком» — проигрывает музыку и видео из «облака», хранит ваши фотографии и информацию, а может, и данные о вашем здоровье. Apple первой осознала, что компьютер должен стать цифровым узлом. Поэтому мы написали все эти приложения — iPhoto, iMovie, iTunes — и встроили их в наши устройства, такие как iPode, iPhone и iPad, и это блестяще работало. Но в последующие несколько лет узел переместится с компьютера в «облако». То есть речь идет о той же стратегии цифрового узла, только он находится в другом месте. Это означает, что у вас всегда будет доступ к вашей информации и вам не придется ее синхронизировать.    Нам важно произвести эту трансформацию по причине явления, которое Клейтон Кристенсен[51] называет «дилеммой инноватора», когда люди, которые изобретают что-то, обычно оказываются последними, кто видит, что за этим стоит, а мы определенно не хотим остаться позади. Я собираюсь взять сервис MobileMe и сделать его бесплатным, и мы упростим синхронизацию информации. Мы строим серверную ферму в Северной Каролине. Мы можем синхронизировать все, что вам нужно, и таким способом привязать к себе потребителя.

   Джобс обсуждал эту концепцию на традиционных утренних совещаниях по понедельникам, и постепенно она оформилась в новую стратегию. «Я рассылал письма разным группам людей в два часа ночи, прикидывал, что и как, — вспоминал он. — Это занимает много места у нас в головах, потому что это не работа, а наша жизнь». Хотя у некоторых членов совета директоров, включая Эла Гора, идея сделать MobileMe бесплатным сервисом вызывала сомнения, они поддержали ее. Это должно было стать их стратегией заманивания потребителей в эппловскую орбиту на следующие десять лет.

   Новый сервис получил название iCloud, и Джобс представил его в программном обращении на организуемой Apple Всемирной конференции разработчиков в июне 2011 года. Он по-прежнему находился в отпуске по состоянию здоровья и в мае несколько дней провел в больнице из-за инфекций и болей. Некоторые близкие друзья призывали его не проводить эту презентацию, которая подразумевала много подготовительных мероприятий и репетиций. Но перспектива, что он возвестит об очередном тектоническом сдвиге цифровой эпохи, казалось, придавала ему сил.

   Когда он вышел на сцену Конференц-центра Сан-Франциско, на нем поверх его обычной черной водолазки от Иссей Мияке был надет черный кашемировый свитер фирмы VONROSEN, а под голубыми джинсами было термобелье. Но он никогда еще не выглядел таким худым. Собравшиеся поднялись с мест и встретили его продолжительными овациями. «Это всегда поддерживает, и я благодарен вам», — сказал он, однако за несколько минут акции Apple упали больше чем на 4 доллара, опустившись до 340 долларов. Он делал героические усилия, но выглядел слабым.

   Джобс уступил сцену Филу Шиллеру и Скотту Форсталлу, которые продемонстрировали новые операционные системы для компьютеров Mac и мобильных устройств, а потом вернулся, чтобы лично представить iCloud. «Около десяти лет назад у нас было одно из самых важных наших откровений, — сказал он. — Персональный компьютер должен стать узловым центром вашей цифровой жизни. Ваших видеозаписей, ваших фотографий, вашей музыки. Но за последние несколько лет эта концепция развалилась. Почему?» Он стал рассуждать о том, как сложно добиться синхронизации контента на всех устройствах. Если у вас есть песня, скачанная на iPad, фотография, сделанная с помощью iPhone, и видеозапись, которую вы храните в компьютере, в итоге вы можете почувствовать себя телефонистом из прошлого, когда подключаете и отключаете USB-кабели, чтобы поделиться информацией. «Мы впадаем в бешенство, пытаясь поддерживать эти устройства в синхронизированном состоянии, — сказал он, вызвав взрыв смеха. — У нас есть решение. Это наше следующее важное откровение. Мы собираемся разжаловать компьютеры PC и Mac в обычные устройства и перенести цифровой узел в „облако“».

   Джобс прекрасно понимал, что это «важное откровение», в сущности, не было чем-то по-настоящему новым. Более того, он пошутил на тему предыдущей попытки Apple: «Вы можете подумать: „Почему я должен верить им? Это ведь они всучили мне MobileMe“ (по аудитории пробежал нервный смех). Позвольте просто сказать, что это не был наш звездный час». Но когда Джобс продемонстрировал сервис iCloud, стало понятно, что он будет лучше. Почта, контакты, календарь синхронизировались мгновенно. Как и приложения, фотографии, книги, документы. Самым впечатляющим было то, что Джобс и Эдди Кью заключили соглашения с музыкальными компаниями (в отличие от Google и Amazon). На облачных серверах Apple разместятся 18 миллионов песен. Если у вас была какая-нибудь из них на любом из ваших устройств или компьютеров, независимо от того, приобрели вы ее легально или скачали пиратским способом, Apple собиралась предоставить вам доступ к ее версии в хорошем качестве на любом из ваших устройств, избавляя вас от необходимости тратить время и силы, чтобы загрузить ее в «облако». «Все это действительно работает», — сказал Джобс.

   Простая концепция — пользователь должен просто не замечать «швов» — была, по сути, конкурентным преимуществом Apple. К тому моменту компания Microsoft уже больше года рекламировала сервис Cloud Power, а тремя годам ранее ее главный разработчик программного обеспечения, легендарный Рэй Оззи, выступил с боевым кличем: «Мы стремимся к тому, чтобы люди могли лишь один раз лицензировать свою мультимедийную информацию и использовать любое из своих… устройств, чтобы получать доступ к своей мультимедийной информации и пользоваться ею». Но Оззи ушел из Microsoft в конце 2010 года, и рывок компании в области «облачных» вычислений так и не достиг потребительских устройств. И Amazon, и Google предложили облачные сервисы в 2011 году, но ни одна из этих компаний не научилась интегрировать железо, софт и контент нескольких устройств. Apple контролировала каждое звено цепи и проектировала их так, чтобы они работали слаженно: компьютеры и другие устройства, операционные системы, прикладные программы, а также торговля контентом и его хранение.

   Конечно, все это работало бесперебойно, только если вы использовали устройство Apple и оставались в эппловском огороженном «садике». Это порождало еще одно преимущество Apple: привязанность потребителя. Если вы начинали пользоваться iCloud, вам непросто было бы перейти на устройства Kindle или Android. Вы не смогли бы синхронизировать с ними вашу музыку и другую информацию — они, возможно, даже не стали бы работать. Это была кульминация тридцатилетнего воздержания от открытых систем. «Мы думали, не сделать ли нам музыкальный клиент для Android, — сказал мне Джобс за завтраком на следующее утро. — Мы поставили iTunes на Windows, чтобы увеличить продажи плеера iPode. Но я не вижу никакой пользы от установки нашего музыкального приложения на Android, кроме той, что это доставит удовольствие пользователям Android. А я не хочу доставлять удовольствие пользователям Android».

Новая штаб-квартира

   Когда Джобсу было тринадцать, он нашел в телефонном справочнике номер Билла Хьюлетта, позвонил ему, чтобы добыть нужную ему деталь для частотомера, который пытался сконструировать, и в итоге получил предложение поработать летом в инструментальном отделе компании Hewlett-Packard. В том же году HP купила участок земли в Купертино, чтобы расширить вычислительный отдел. Возняк пошел туда работать, и именно там по ночам он проектировал компьютеры Apple 1 и Apple 2.

   Когда в 2010 году компания HP решила съехать из своего офиса в Купертино, который располагался всего в миле к востоку от One Infinite Loop, штаб-квартиры Apple, Джобс купил его вместе с прилегающими землями. Он восхищался тем, как Хьюлетт и Паккард построили долговечную компанию, и гордился тем, что сделал то же самое с Apple. Теперь он хотел построить образцовую штаб-квартиру, что-нибудь такое, чего не было ни у одной технологической компании на Западном побережье. В итоге он увеличил участок до 150 акров, большую часть которых во времена его детства покрывали абрикосовые сады, и с головой погрузился в проект, который должен был стать его наследием и где сочетались бы его страстное отношение к дизайну и созданию жизнестойкой компании. «Я хочу оставить штаб-квартиру, которая несла бы на себе мою личную печать и служила воплощением ценностей компании на протяжении нескольких поколений», — сказал он.

   Он нанял лучшую, на его взгляд, архитектурную фирму — фирму сэра Нормана Фостера, на счету которой были восстановленный рейхстаг в Берлине и небоскреб Сент-Мэри Экс, 30, в Лондоне. Как и следовало ожидать, Джобс принял настолько активное участие в разработке общей концепции и деталей, что окончательно согласовать дизайн оказалось почти невозможным. Здание должно было стать его монументальным сооружением, и он хотел, чтобы все было как надо. Фирма Фостера выделила команду из 50 архитекторов, и в течение 2010 года раз в три недели они показывали Джобсу переработанные макеты и варианты. Снова и снова он выдвигал идеи, иногда предлагал совершенно новые формы и заставлял начинать заново и предоставлять еще больше вариантов.

   Когда он впервые показал мне в своей гостиной макеты и чертежи, здание по форме напоминало гигантский изогнутый гоночный трек из трех соединенных полуколец с огромным внутренним двором в центре. Стены были стеклянными от пола до потолка, а внутри располагались ряды рабочих «капсул», позволявших солнечному свету струиться по проходам. «Благодаря этому образуются зоны для встреч, — сказал он, — и всем хватает солнечного света».

   Когда спустя месяц он продемонстрировал мне чертежи, мы находились в большом конференц-зале Apple напротив его кабинета, где на столе стоял макет предполагаемого здания. Он внес одно серьезное изменение. Все «капсулы» будут смещены назад, подальше от окон, чтобы длинные коридоры утопали в солнечном свете. Они тоже будут служить общими зонами. Возник спор с некоторыми архитекторами, хотевшими, чтобы окна открывались. Джобсу всегда претила идея позволять людям что-либо открывать. «Это просто даст им возможность что-нибудь испортить», — заявил он. В данном вопросе, как и в других деталях, он добился своего.

   Вернувшись домой тем вечером, за ужином Джобс показывал рисунки, и Рид пошутил, что вид с высоты напоминает мужские гениталии. Отец отмахнулся от этого замечания, посчитав его отражением подросткового восприятия. Но на следующий день упомянул о нем архитекторам. «К сожалению, после того как я вам это сказал, вы никогда не сможете выкинуть этот образ из головы», — добавил он. К следующему моему визиту форма была заменена на простой круг.

   Новый дизайн означал, что во всем здании не будет ни одного стекла с ровной поверхностью. Все стекла будут изогнутыми и соединяться без швов. Джобса давно восхищало стекло, и то, что он добился изготовления стеклянных панелей для розничных магазинов Apple по индивидуальному заказу, вселяло уверенность, что можно произвести массивные изогнутые стекла в большом количестве. Запланированный внутренний двор имел 250 метров в диаметре (это больше, чем три стандартных городских квартала или почти равно длине трех футбольных полей), и с помощью наложения изображений Джобс показал мне, что в нем поместилась бы римская площадь Святого Петра. Он хорошо помнил фруктовые сады, которые когда-то занимали большую часть этих земель, поэтому нанял заслуженного арбориста из Стэнфорда и постановил, что 80 % участка будут озеленены в естественном стиле с помощью 6000 деревьев. «Я попросил его проследить, чтобы там были в том числе и новые абрикосовые сады, — вспоминал Джобс. — Раньше их можно было увидеть повсюду, даже на перекрестках, они являются частью наследия этой долины».

   К июню 2011 года проект четырехэтажного здания площадью 280 тысяч квадратных метров, в котором разместятся более 12 тысяч сотрудников, уже созрел для того, чтобы предать его огласке. Джобс решил сделать это во время тихого и неприметного выступления в городском совете Купертино на следующий день после презентации сервиса iCloud на Всемирной конференции разработчиков.

   Хотя у него совсем не было сил, тот его день был полностью распланирован. Рон Джонсон, который разрабатывал проекты магазинов Apple и управлял ими более десяти лет, решил принять предложение стать исполнительным директором компании JCPenney и утром заехал к Джобсу домой, чтобы обсудить свой уход. Потом мы с Джобсом отправились в Пало-Альто в небольшое кафе Fraiche, где подавали йогурты и блюда из овсянки, и там он оживленно рассказывал о будущих продуктах Apple. Позднее его отвезли в город Санта-Клара на ежеквартально проводимое Apple совещание с высшим руководством Intel, где обсуждалась возможность использования процессоров Intel в будущих мобильных устройствах. В тот вечер на стадионе Oakland Coliseum выступала группа U2, и Джобс сначала собирался туда. Но потом решил посвятить вечер демонстрации своего проекта в городском совете Купертино.

   Он приехал без сопровождения и всякой шумихи, с расслабленным видом, в том же черном свитере, который был на нем во время выступления на конференции разработчиков, поднялся на подиум с пультом в руке и в течение двадцати минут показывал членам совета слайды проекта. Когда на экране появилось изображение футуристического, гладкого, образующего строгий круг здания, он прервал речь и улыбнулся. «Будто космический корабль приземлился», — произнес он. И через несколько мгновений добавил: «Мне кажется, мы пытаемся построить самое лучшее офисное здание в мире».

   В следующую пятницу Джобс послал по электронной почте письмо коллеге из далекого прошлого — Энн Бауэрс, вдове Боба Нойса, одного из основателей компании Intel. В начале восьмидесятых она была директором по персоналу и «хранительницей очага» Apple, ответственной за вынесение выговоров Джобсу после его вспышек гнева и за врачевание ран его коллег. Джобс спросил, не заедет ли она к нему на следующий день. Бауэрс была в Нью-Йорке и зашла к нему в воскресенье, когда вернулась. Он опять плохо себя чувствовал, его мучили боли, и у него не было сил, но он очень хотел показать ей изображения новой штаб-квартиры.

   — Ты должна гордиться Apple, — сказал он. — Ты должна гордиться тем, что мы построили. — Потом он пристально посмотрел на нее и задал вопрос, который ее ошеломил: — Скажи, каким я был в молодости?

   Бауэрс постаралась ответить честно.

   — Ты был очень импульсивным, с тобой было трудно, — сказала она. — Но твой взгляд на вещи покорял. Ты говорил нам: «Путешествие — это награда». Что оказалось правдой.

   — Да, — ответил Джобс. — Я действительно научился кое-чему за это время.

   Потом, несколько минут спустя, он повторил эту фразу, как будто для того, чтобы вселить уверенность в Бауэрс и в себя самого:

   — Я действительно кое-чему научился. Действительно.

Глава 40. Третий раунд. Сумерки. Борьба

Семейные узы

   Джобс мечтал дожить до июня 2010 года, чтобы присутствовать на выпускном вечере у сына. «Когда мне сообщили, что у меня рак, я заключил что-то вроде сделки с Богом — ну или кто там есть: я попросил, чтобы мне дали побывать на выпускном у Рида. Это помогло мне пережить 2009 год», — вспоминал он. В старших классах Рид поразительно напоминал отца в восемнадцать лет — та же хитрая бунтарская улыбка, пристальный взгляд и непослушная темная шевелюра. Но Рид унаследовал от матери мягкость характера и почти болезненную чуткость, которой всегда недоставало его отцу. Он не стеснялся выражать эмоции и любил радовать людей. Когда Джобс плохо себя чувствовал, он мог подолгу сидеть на кухне, мрачно уставившись в пол, и единственным, что могло взбодрить его в такие моменты, был вид сына. Рид обожал отца. Вскоре после того, как я начал работу над этой книгой, Рид приехал ко мне и, как часто делал его отец, пригласил прогуляться. На прогулке он принялся горячо объяснять мне, что отец вовсе не холодный расчетливый бизнесмен, что им всегда двигала любовь к своему делу и гордость собственными изобретениями.

   После того как у Джобса диагностировали рак, Рид стал проводить летние каникулы в онкологической лаборатории в Стэнфорде — он занимался секвенированием ДНК, чтобы найти генетические маркеры рака толстой кишки. В ходе одного из экспериментов ему удалось проследить, как мутации передаются по наследству. «Одно из немногих преимуществ моей болезни в том, что Рид начал проводить исследования под руководством этих замечательных докторов, — говорил Джобс. — Он относится к этому с тем же энтузиазмом, какой у меня в его возрасте вызывали компьютеры. Мне кажется, величайшие прорывы в XXI веке произойдут на стыке биологии и технологии. На наших глазах начинается новая эра в медицине — как началась цифровая, когда я был таким, как Рид».

   Онкологические изыскания Рида стали основой для доклада, с которым он выступал в своей школе Кристал-Спрингс-Аплендс. Пока он рассказывал, как использовал центрифугу и красители, чтобы изучить последовательность ДНК опухоли, его сияющий отец сидел в зале в окружении остальных родственников. «Я часто представляю себе, как Рид будет жить со своей семьей здесь, в Пало-Альто, и как он станет доктором в Стэнфорде и будет ездить на работу на велосипеде», — говорил Джобс впоследствии.

   В 2009 году, когда казалось, что Джобс вот-вот умрет, Рид быстро повзрослел. Пока родители были в Мемфисе, он заботился о младших сестрах и порой даже чересчур опекал их. Но когда весной 2010 года состояние здоровья отца стабилизировалось, Рид вновь стал озорным весельчаком. Как-то раз за ужином он обсуждал с семьей, куда отвести девушку на ужин. Отец предложил ему Il Fornaio, изысканный ресторан в Пало-Альто, но Рид сказал, что ему не удалось забронировать там столик.

   — Хочешь, я туда позвоню? — спросил Джобс.

   Но Рид отказался; он хотел сам решить этот вопрос. Вдруг тихая и застенчивая Эрин, его младшая сестра, предложила смастерить шалаш у них в саду, чтобы Рид с девушкой устроили там романтический пикник, а они с самой младшей сестренкой, Ив, подавали бы им еду. Рид обнял ее и пообещал, что в следующий раз непременно воспользуется ее предложением.

   Как-то раз Рид оказался одним из четырех членов школьной команды, участвовавшей в субботней передаче Quiz Kids, которая шла на местном телеканале. Вся семья — за исключением Ив, которая поехала на конные соревнования, — отправилась его поддержать. Пока телевизионщики готовились к передаче, Джобс пытался сохранять спокойствие и оставаться неузнанным в толпе родителей. Но благодаря знаменитым джинсам и черной водолазке узнать его было легко, и одна из женщин села рядом с ним и принялась его фотографировать. Не глядя на нее, он встал и пересел на другой конец ряда. Когда Рид вышел на сцену, на его бейджике было написано: «Рид Пауэлл». Ведущая спросила учеников, кем кто хочет стать, когда вырастет.

   — Исследователем рака, — ответил Рид.

   Когда они возвращались домой, Джобс поехал с Ридом в своем двухместном «мерседесе SL55», а Лорен и Эрин ехали за ними. Лорен спросила дочь, почему, по ее мнению, отец отказывается вешать на автомобиль номерной знак.

   — Потому что папа никогда никого не слушается, — ответила дочь.

   Позже я задал тот же вопрос Джобсу.

   — Иногда меня просто преследуют, а если у моей машины будет номер, они смогут проследить, где я живу, — ответил он. — Хотя с появлением Google Maps это уже неактуально. Так что никакой причины нет.

   Во время выпускного вечера в школе Рида его отец прислал мне письмо с iPhone: «Сегодня один из лучших дней в моей жизни. У Рида выпускной. Прямо сейчас. И, вопреки всему, я рядом с ним». В тот же вечер в их доме собрались родственники и ближайшие друзья. Рид танцевал со всеми членами семьи, включая отца. Потом Джобс отвел сына в гараж и предложил ему выбрать один из мотоциклов, на которых больше не ездил. Рид пошутил, что итальянский выглядит как-то по-гейски, поэтому Джобс предложил ему забрать второй — мощный восьмискоростной байк. Рид ответил, что он в долгу перед отцом, на что Джобс сказал:

   — Ты не можешь быть у меня в долгу — у тебя же моя ДНК.

   Несколько дней спустя состоялась премьера «Истории игрушек-3» — последней части трилогии, сделанной Джобсом в Pixar. В финальной сцене мать прощалась с Энди, уезжающим в колледж.

   — Хотела бы я всегда быть рядом с тобой, — говорила она.

   — А ты и так всегда рядом, — отвечал Энди.

   Отношения Джобса с дочерьми были менее близкими. Он уделял мало внимания Эрин — она была скромной, замкнутой девочкой и словно не знала, как вести себя с отцом, особенно когда тот был желчным и раздражительным. Она стала уравновешенной и привлекательной девушкой, более разумной и сдержанной, чем ее отец. Она думала, что хотела быть архитектором, возможно, потому, что ее отец интересовался архитектурой, а она сама хорошо разбиралась в дизайне. Но когда Джобс показывал Риду эскизы нового кампуса Apple, а Эрин сидела за другим концом кухонного стола, ему не пришло в голову пригласить дочь присоединиться к ним. Эрин мечтала, что весной 2010 года отец возьмет ее с собой на церемонию вручения премии «Оскар». Она обожала кино. Она хотела прилететь туда вместе с отцом на его самолете и пройти с ним по красной дорожке. Пауэлл была готова не ехать и пыталась уговорить мужа взять с собой Эрин. Но он отказался.

   Когда я уже заканчивал работу над книгой, Пауэлл сказала мне, что Эрин хочет дать мне интервью. Сам бы я об этом не попросил, потому что ей тогда было всего шестнадцать, но согласился на ее предложение. Эрин постоянно подчеркивала, что понимает, почему отец не всегда внимателен, и не винит его за это. «Он изо всех сил старается быть одновременно и отцом, и генеральным директором Apple, и у него отлично получается совмещать обе должности, — сказала она. — Иногда мне хочется, чтобы он уделял мне больше внимания, но я знаю: он занимается очень важным делом, и мне нравится то, что он делает, так что все в порядке. Мне не так уж и нужно внимание».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Августин блаженный о граде божьем содержание

    Книга
    В этом сочинении, любезнейший сын мой Марцеллин, тобою задуманном, а для меня, в силу данного мною обещания, обязательном, я поставил своей задачей защитить град Божий, славнейший как в этом течении времени, когда странствует он между
  2. Д. А. Горбова u M. Я. Розанова часть первая книга

    Книга
    Я предпринимаю дело беспримерное, которое не найдет подражателя. Я хочу показать своим собратьям одного человека во всей правде его природы, — и этим человеком буду я.
  3. Блаженный Августин (3)

    Документ
    Блаженный Августин (Augustinus Sanctus) Аврелий (354-430), знаменитый теолог и церковный деятель, главный представитель западной патристики, основатель монашества, великий африканский святой, учитель Запада.
  4. Евсевий кесарийский

    Книга
    Назад на страницу Источник: Евсевий Памфил. Церковная история Богословские труды / Московский патриархат. М., 1982-1985. Сб. 23-25 [репр.: М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1993.
  5. Xenophontis. Expeditio cyri (1)

    Книга
    Поход греческого войска в Переднюю Азию, описанный в "Анабасисе" Ксенофонта, вряд ли можно рассматривать как крупное историческое событие, оказавшее решающее влияние на судьбы народов древнего мира.

Другие похожие документы..