Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В предлагаемом проекте акцент делается на стратегии сотрудничества учителя и ученика. Оно обеспечивает более глубокое усвоение материала, чем при пас...полностью>>
'Документ'
К образу Дон Жуана обращались многие знаменитые люди, такие как Тиро де Молина в своей пьесе «Севильский распутник и каменный гость» где был создан, ...полностью>>
'Документ'
В целях повышения качества образования и воспитания, создания условий для формирования здорового образа жизни обучающихся, обеспечения преемственност...полностью>>
'Реферат'
Метою роботи є створення та впровадження новітніх способів інтенсифікації масо- та енергообмінних процесів, що стосуються харчових технологій, приско...полностью>>

Если в ответ на обращение с просьбой есть возможность что-либо получить и ничего не потерять, то просите, во что бы то ни стало просите!

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

OCR: Марс Рахманов, , 166

THE ALADDIN FACTOR by Jack Canfield and Mark Victor Hansen. — N. Y. : The Berkley Publishing Group, 1995.

Кэнфилд, Дж., Хансен, М. В. Фактор Аладдина / Дж. Кэнфилд, М. В. Хансен ; пер. с англ. Е. Г. Гендель. — Мн. : «Попурри», 2007. — 432 с. : ил. — ISBN 978-985-483-916-5.

Широкому кругу читателей рассказано, как умение просить приносит успехи: личное счастье, творческую самореализацию, уверенность в завтрашнем дне, хорошее настроение и др.

Если в ответ на обращение с просьбой есть возможность что-либо получить и ничего не потерять, то просите, во что бы то ни стало просите!

У. Клемент Стоун

Мы посвящаем свою книгу Патти Хансен, сумевшей помочь нам внести волшебство Аладдина в эту работу и в жизнь каждого из нас, а также нашим детям, Кристоферу, Кайлу, Орану, Элизабет и Мелани, которым, как нам кажется, никогда не было трудно просить о том, чего им хотелось. Спасибо вам за умение служить столь идеальным примером!

Мы также посвящаем эту книгу тому естественному ребенку внутри вас, у которого до сих пор есть великие прозрения, высокие мечты, большие надежды и готовность делать все необходимое, чтобы претворить все свои мечты в реальность.

Выражение признательности 3

Введение 4

ЧАСТЬ I
Фактор Аладдина 6

1
ПЯТЬ ПРЕПЯТСТВИЙ, МЕШАЮЩИХ НАМ ПРОСИТЬ 6

2
СОВЕРШЕННО НОВЫЙ МИР
Как полезно просить 24

3
МАСТЕРА ВОЛШЕБНОЙ ЛАМПЫ 34

ЧАСТЬ II
Как выпустить джинна из бутылки 42

4
КАК УЗНАТЬ, ЧЕГО МЫ ХОТИМ НА САМОМ ДЕЛЕ 42

5
КАК ЗАЖЕЧЬ ВОЛШЕБНУЮ ЛАМПУ 48

6
ПОБЕДОНОСНОЕ ПРЕОДОЛЕНИЕ ЛАБИРИНТА СТРАХА 54

ЧАСТЬ III
Как просить, кого просить и что просить 77

7
КАК ПРОСИТЬ 77

8
ПРОСИТЕ СВОИХ ДОМОЧАДЦЕВ 104

9
ПРОСИТЕ В УЧЕБНОМ ЗАВЕДЕНИИ 117

10
ПРОСИТЕ НА РАБОТЕ 122

11
ПРОСИТЕ ВЕСЬ МИР 135

12
СПРОСИТЕ САМОГО СЕБЯ 148

13
ПРОСИТЕ ВЫСШУЮ СИЛУ 154

14
ЧЕГО ЖЕ ВЫ ЖДЕТЕ? ДЕЙСТВУЙТЕ! 158

15
У НАС ЕСТЬ ПРОСЬБА 160

Персоналии 161

Выражение признательности

Мы хотели бы выразить признательность многим людям, без которых нам никогда бы не удалось написать данную книгу. В их числе:

Патти Митчелл Обри, которая организовала дружную команду и дирижировала всеми «волшебными» усилиями этого оркестра, требовавшимися для подготовки и выпуска данной книги. Она расшифровывала интервью, переписывала и составляла различные истории, редактировала свои собственные и многие другие сюжеты, а также перепечатывала окончательную рукопись этой ги, причем несколько раз. Ее преданность данному проекту, а также своей административной деятельности в рамках фирмы «Canfield Group» неоднократно означали, что она трудилась до двух часов ночи в будние дни, а при необходимости прихватывала и выходные. Еще раз спасибо тебе, Патти!

Нэнси Митчелл, наш научный сотрудник, которая зеряла факты, отыскивала книги и газетные статьи, сверяла и уточняла цитаты, печатала многие из историй и руководила всем процессом получения многочисленных разрешений, понадобившихся для этой книги, и в то же время успевала великолепно справляться с собиранием фактов, составлением и редактированием сотен историй для наших и других изданий.

Ким Уил, которая внесла весомый вклад в информационное сопровождение, редактирование и печатание многих из историй, составляющих данную книгу, одновременно занимаясь успешной реализацией самой крупной из программ тренинга. Благодарим тебя, Ким!

Хизер Макнамара, которая активно участвовала во всех видах работ, связанных с созданием этой книги: печатала истории и редактировала их, занималась анали-

тической деятельностью, не говоря уже о том, как часто она засиживалась по вечерам допоздна, чтобы сделать все необходимое для завершения данного проекта.

Энджи Гувер, Лайза и Джон Уильяме, Линда Макин-тарф, Джулия и Джуди Бернс и Микеле Адамс, которые всячески способствовали тому, что наши офисы продолжали успешно функционировать на протяжении двух полных месяцев — апреля и мая 1995 года, — благодаря чему мы смогли в это время сконцентрироваться исключительно на данной книге.

Ларри Прайс и Ла Верни Ли, которые не только обеспечили успешную и бесперебойную деятельность руководимого Джеком Фонда самоуважения и нашего проекта «Soup Kitchens for the Soul», но и поддерживали все наши усилия по написанию этой книги.

Ванда Пэйт, которая расшифровала для нас более чем пятьдесят часов магнитофонных записей различных интервью. Вполне возможно, что без тебя мы бы вообще никогда не сделали эту книгу!

Труди Клефстад, президент фирмы «Office Works», которая была под рукой всякий раз, когда мы нуждались в ней.

Джеф Герман, наш литературный агент, который свел нас и эту книгу с замечательными людьми в издательстве «Berkley». Спасибо за то, что ты всегда был на высоте!

Сотрудники издательства «The Berkley Publishing Group»: Дэвид Шенкс, президент; Хиллари Сайдж, наш редактор, которая верила в нас с самого начала; Донна Гулд и Лиз Перл, наши два гениальных агента по рекламе; Лесли Джелбмен, Луиза Берк и Лу Ароника, которые всегда верили в данный проект и вложили в него все свои организационные таланты и ресурсы.

Ариэль Форд и Ким Вайс, агенты по рекламе, много, старательно и эффективно поработавшие над тем, чтобы внешний мир как можно больше узнал о нашей ра-

боте. Спасибо за то, что вы с такой страстью и профессионализмом разделили с нами мечту об этой книге и помогли ей сбыться!

Питер Вегсо и Гэри Зайдлер — за то, что они всегда верили в нас и вели нас к вершине.

Фирма «Book Star» из Калвер-Сити, штат Калифорния. Нам на протяжении трех месяцев приходилось звонить им как минимум раз в день и обращаться с бесконечными вопросами, на которые они всегда отвечали быстро и доброжелательно.

Сотни людей, которые заполняли наши анкеты и опросные листы, а также дали нам обширные интервью.

И особенно мы хотим поблагодарить Джорджию Нобл и Патти Хансен — наших дорогих жен, которые любили и поддерживали нас в тот период, когда на заключительном этапе работы над данным проектом мы не могли в должной мере ответить им взаимностью. Спасибо за понимание, проявленное вами вновь!

Джек выражает признательность Энни Хаймен, которая открыла все это; Джеку Джиббу, который научил его доверять самому себе и Вселенной; У. Клементу Стоуну, научившему его просить; доктору Роберту Реснику, который научил его просить обо всем напрямую и без стеснения; и Марте Крэмптон, научившей его просить свое собственное высшее «я». Спасибо за науку и умение вдохновлять на стремление ни в коем случае не соглашаться ни на что, кроме самого лучшего и самого истинного в жизни.

Некоторые из имен и фамилий действующих лиц изменены.

Когда я был совсем нищим мальчишкой И жил в подвале, сыром, словно глина, У меня не было ни друга, ни игрушки, Но была волшебная лампа Аладдина...

Джеймс Расселл Лоуэлл

Введение

Однажды в далекой-далекой стране, на желтой, иссохшей земле сидел в пыли ребенок, неряшливый и весь грязный. Зажав между нолей сильно потертую лампу, мальчуган пристально вглядывался в нее и пытался сковырнуть с металла наросшую коросту грязи. Старая и помятая, эта лампа все еще оставалась красивой и очень приятной на ощупь. Мальчонка провел пальцами по надписи, выгравированной сбоку, но совсем неразборчивой, а потом поплевал на рукав своей рубахи и долго тер им лампу, пока смог наконец прочесть слова:

Попроси — и тебе будет дано.

Едва он закончил читать, как лампа словно бы сама по себе задрожала в его руках и стала крутиться в разные стороны. От страха у мальчишки по коже поползли мурашки, а волосы на затылке стали дыбом. И вдруг парнишка, которого звали Аладдин, услышал громоподобный глас, который, как ему показалось, исходил изо всех закоулков просторной рыночной площади

Кто ты такой и почему звал меня?

Хоть ветра и не было, пыль, плотно покрывавшая землю, вдруг закружилась вихрем у ног Аладдина, а потом взмыла вверх и стала носиться в воздухе, вмиг окутав всю его маленькую фигурку. Перед глазами у мальчика завертелись радужные круги, а потом ему показалось, будто неведомая сила подняла его и вознесла высоко-высоко в небо.

Где я и что происходит со мной? — закричал Аладдин. — И кто ты такой?

Я — всемогущий джинн, и ты теперь со мной, а я с тобой, ибо ты призвал меня, — произнес все тот же трубный бac. — Я здесь, дабы удовлетворять все твои просьбы и помочь тебе получать все, чего ты только пожелаешь.

Я желаю только одного — пусть меня признают тем, кто я есть на самом деле. Да, я выгляжу сейчас нищим, но все равно прекрасно знаю, что в действительности я самый настоящий принц. Если бы люди смогли увидеть и понять это, тогда все несметные богатства сего царства стали бы моими, — отозвался Аладдин.

Так ты действительно желаешь, чтоб другие признали твое высочайшее происхождение и титул? — спросил джинн.

Да, и более того.

Тогда все твои пожелания, о юноша, - для меня приказ. Сядь у моих ног, дитя мое, пока я буду ткать узорчатый диван* моего повествования об удивительных чудесах и невероятных успехах, которые станут твоим уделом, когда ты научишься просить о том, чего ты хочешь в этой жизни. Я привел с собою многих из числа своих друзей, и эти достопочтеные люди готовы поделиться с тобой историями собственного успеха. Пристально всматривайся в эту волшебную лампу сын мой, и наблюдай, пак разворачивается наш рассказ о чудесных изменениях, которые всенепременно произойдут и в твоей жизни, коль ты тоже научишься просить.

* Диван (перс; первоначальное значение: запись, книга) — в классических литературах Ближнего и Среднего Востока так именуется сборник лирических стихотворений; здесь данный термин толкуется в более широком смысле. — Здесь и далее примечания переводчика.

Пока я не узнал, что могу безбоязненно просить обо всем, чего хочу, моя жизнь текла в покорности и смирении, а сам я как бы заранее вышел в отставку и удалился от дел — разумеется, не официально, но из-за этого ничуть не менее реально. Я молча согласился с тем, что не буду никому причинять неприятностей, не стану никого беспокоить, никогда не злоупотреблю чьим-либо вниманием, никогда не отниму у кого-то ни минуты времени и уж, конечно, не буду занудой и несносным типом, который проел всем печенку!

Мы с моей женой Джорджией рано связали себя брачными узами и сейчас живем по большей части в своем загородном доме, расположенном практически на самом берегу озера в западной части штата Массачусетс. Поскольку дом этот находится на довольно-таки крутом склоне холма и к нему не подъехать, мы ставим машину немного выше, непосредственно на обочине шоссе, а потом спускаемся по длинной лестнице прямо к кухонной двери. До ближайшего города от нас много миль, так что всякий раз, когда мы отправляемся туда за покупками и вместе ходим по магазинам, у нас в результате собирается никак не меньше десятка пакетов и бумажных мешков с продуктами и прочими припасами. И после того, как нам удается наконец попасть к себе, я, весь в поту, спешно перетаскиваю все наши многочисленные приобретения из машины на кухню, а Джорджия потихоньку распаковывает все сумки и раскладывает их содержимое по соответствующим полкам.

Подсознательно меня эта ситуация всегда раздражала. Мне приходилось, как проклятому, носиться под открытым небом вверх-вниз по лестнице, преодолевая бесконечное число ступенек, в то время как Джорджия занималась совсем легкой, на мой взгляд, работенкой — просто доставала разные вещи из пакетов и располагала их по местам. Особенно сильно я обижался в тех случаях, когда на дворе лил дождь или валил снег. Такая вот традиция сложилась у нас в семье, и моя обида, которую вполне можно назвать даже безмолвным негодованием, тянулась достаточно много лет.

Однажды, когда мы с женой посещали семинар, посвященный способам укрепления брачного союза, каждую из участвовавших в нем супружеских пар попросили изложить на бумаге и поделиться друг с другом устно любыми взаимными обидами и претензиями, которые у нас накопились. Я рассказал Джорджии о своем давнишнем раздражении, вызванном тем, что в наших отношениях мне всегда доставалась роль эдакого ишака или как минимум вьючной лошади — особенно когда дело доходило до поездок по магазинам с моей последующей беготней по лестнице. Ответ жены навсегда изменил мою жизнь. Она сказала: «Боже праведный, я же никогда не имела ни малейшего понятия о том, что тебя такое разделение труда делает несчастным. Почему ты никогда не проронил ни словечка, почему не дал мне знать об этом хотя бы намеком? Я была бы даже рада помочь тебе таскать эти сумки. Единственное, что ты должен был для этого сделать,— попросить меня».

Стало быть, единственное, что я должен был сделать, — это попросить? Насколько элементарно? Но почему же я сам не додумался до столь простого выхода? Мне такое даже не приходило в голову. Но почему, почему? Внезапно у меня перед глазами пронеслась

целая вереница ретроспективных кадров с теми ситуациями, которые не раз случались в моей жизни, когда я нуждался в помощи, но боялся даже заикнуться об этом.

Очень часто мне хотелось попросить своих школьных учителей излагать материал помедленнее и снова возвращаться к каким-то не совсем ясным мне темам, но я боялся, что они сочтут меня тупым.

В старших классах школы я не раз хотел попросить ребят во время летней практики, чтобы те помогли мне поднять большущую кипу торфяного мха, который я перетаскивал в другое место, но опасался, как бы они не назвали меня слабаком.

Опять же, в школьные годы мне хотелось попросить одного из своих одноклассников, чтобы он показал мне, как берет кое-какие хитрые аккорды на гитаре, но я боялся, что не смогу разучить их достаточно быстро, а он рассердится на меня за то, что я отнимаю у него кучу времени.

Я всегда соглашался на меньшее — например, на не бог весть какие места в театрах или, скажем, на ерундовые столики в ресторанах. Ни единого раза я не отсылал там назад, на кухню, невкусные, остывшие или скверно приготовленные блюда. Отправляясь в командировки, я не смел возражать против дрянных, дешевеньких номеров в гостиницах, лишенных стандартных удобств, и летал на авиалайнерах вторым классом, тогда как по своему служебному статусу вполне мог рассчитывать на первый. Я принимал у самых разных смежников и соисполнителей плохо выполненную работу. Носил одежду, далеко не идеально сидевшую на мне, а иногда покупал обувь, которая явно была мне тесна («Не волнуйтесь, пожалуйста, кожа потом обязательно растянется»). Боялся возвращать или обменивать неподошедшие покупки и очень редко просил продавцов помочь мне найти какую-нибудь вещь— если вообще

когда-либо находил в себе силы обращаться к ним с подобными просьбами.

В день моего отъезда из дому в колледж отчим вручил мне двадцатидолларовую купюру и сказал: «Если у тебя когда-нибудь возникнет нужда в том, чтобы кто-то протянул тебе руку помощи, протяни вперед свою собственную руку и посмотри на пальцы — именно оттуда тебе и должна прийти помощь». Основополагающая идея этой фразы была ясна как божий день: «Отныне ты человек самостоятельный. Рассчитывай только на себя. Нас ни о чем не проси». Впрочем, и на протяжении предшествующих восемнадцати лет я слыхал от своих матери и отца, а потом от отчима исключительно следующие фразы:

— Если ты когда-нибудь влипнешь в неприятности, то не вздумай, сломя голову, бежать за помощью ко мне.

— О чем это ты? Ничего не знаю и знать не хочу!

— Ты думаешь, деньги растут на деревьях?

— За кого ты меня держишь? Может, тебе мерещится, будто я Рокфеллер?

— Хватит меня дергать, а уж тем более — просить. Больше на эту тему я не хочу ничего слышать!

— Не задавай так много глупых вопросов!

— Мой ответ — раз и навсегда «нет», так что прекрати меня доставать!

— Оставь мать в покое. У нее сегодня и без тебя был трудный день.

— Я сказал «нет» — и это конец!

Я зарабатывал намного меньше денег, чем стоил мой труд, я смеялся над шутками, которых не понимал, и никогда не тянул в классе руку. Я принимал как должное слишком многое, не подвергая сомнению авторитеты, и чуть не откусывал себе язык, когда хотел попросить кого-нибудь о чем-то из ряда вон выходящем. Я с безнадежной тоской смотрел на все, чего мне хотелось, но очень редко получал желаемое. Такова была моя

жизнь — жизнь человека, соглашавшегося на меньшее, чем ему хотелось, на меньшее, чем он заслужил, на меньшее, чем самое лучшее, и на меньшее, чем это было возможно на его, то есть на моем, месте.

Джек Кэнфилд

- А теперь ты должен понять, о Аладдин, Джек рассказал эту невеселую историю, дабы проиллюстрировать пять главных препятствий, не позволявших ему обращаться с просьбами. Во-первых, его держало в ловушке элементарное неведение. Он вообще не знал, что может о чем-то попросить окружающих и что это окажется столь просто. Во-вторых, его ввели в заблуждение собственные ошибочные убеждения Он считал, что если бы жена действительно любила его, го она бы автоматически сообразила, чего ему хотелось, и сача предложила ему помочь. В-третьих, любой ситуацией, связанной с просьбой, управлял страх, а вовсе не сам Джек. Он боялся получить на свою просьбу отказ и тем самым попасть в еще более унизительное положение, чем прежде. В-четвертых, на пути Джека стояла его собственная гордыня, которая внесла немалую лепту в нараставшую у него в оуше обиду по отношению к людям и постепенно начинала играть доминирующую роль в его жизни. И наконец, в-пятых, из-за нпзкой самооценки и, соответственно, принижен-чого чувства собственного достоинства Джек не чувствовал себя человеком, имеющим право просить и получать ту помощь, в которой он нуждался и которой заслуживал.

Перечисленные пять препятствий — это звенья одной цепи, которая приковывает тебя к неверному шаблону поведения и не дает обращаться к окружающим с теми или иными просьбами. Пока ты не сломаешь все эти звенья одно за дру-'им и не сумеешь вырваться из плена, на который тебя обрезает создаваемая ими цепь гнета, у тебя не будет свободы действий, которые позволили бы тебе реализовать свои мечты.

ЧАСТЬ I
Фактор Аладдина

Просите, и дано будет вам;

ищите, и найдете; стучите, и отворят вам.

Ибо всякий просящий получает,

и ищущий находит, и стучащему отворят.

Евангелие от Матфея (7:7—8)

1
ПЯТЬ ПРЕПЯТСТВИЙ, МЕШАЮЩИХ НАМ ПРОСИТЬ

Почему мы не просим того, чего хотим

1. НЕВЕДЕНИЕ

В одной старинной притче рассказывается о воре, который где-то украл великолепное одеяние. Оно было изготовлено из самых лучших тканей и прочих материалов — даже пуговицы и те были сплошь серебряными да золотыми. Когда этот тать, продавши похищенное убранство торговцу на рынке, возвратился к приятелям и собутыльникам, самый близкий к нему человек поинтересовался, сколько же он выручил от продажи столь ценного убранства.

Сто мер серебра, — таков был ответ жулика.

Неужто ты хочешь сказать, что получил всего сто мер серебра за это воистину бесценное облачение? спросил у него друг.

А разве есть число, большее, чем сто? удивился воришка.

Многие из нас не знают, о чем просить. Либо мы просто не ведаем о том, что нам доступно и что мы можем получить, поскольку никогда прежде не сталкивались с гакой возможностью, либо настолько плохо знаем себя,

что вообще не способны прочувствовать свои реальные жизненные потребности и желания. Некоторые из нас до того оцепенели в ступоре повседневности, что просто не в состоянии осознать своих совершенно естественных стремлений. Мы до того закомплексованы, что даже в глубине души не понимаем, чего же нам в действительности хочется.

Кроме того, большинство из нас не знает, как просить. Нас никогда не учили технике эффективного обращения к кому-либо с просьбой. Мы не видели у себя в семье, как моделируются навыки, связанные с общением в целом и с умением просить, в частности, и нас не обучали этому позднее — ни в школах, ни в институтах, ни на работе.

Многие из нас не знают, кого просить и когда просить. Нас никогда не учили, как найти человека, способного предоставить нам то, о чем мы хотим попросить, — будь то крепкое объятие, мудрый совет или заказ на некий товар или услугу. И большинство из нас не умеет читать те невербальные реплики и ответные сигналы, которые подают нам люди и которые отчетливо сообщают: «Я — с тобой» или «Подожди-ка, не сейчас».

Страх всегда проистекает из неведения.

Ралф Уолдо Эмерсон

Мы не ведаем, что доступно и что возможно

Большинство американцев не знали, что можно купить дом, не потратив на это буквально ни цента, пока не прочли книгу Роберта Аллена*. Не подозревали мы и о том, что

* Имеется в виду книга современного автора Роберта Г. Аллена «Nothing Down: How to Buy Real Estate With Little or No Money Down», где рассматриваются вопросы приобретения жилья за минимальные деньги.

можем не только попросить более низкую процентную ставку на свои кредитные карточки, но и получить ее, пока не услышали, что говорит по поводу кредитных карт такой глубокий знаток предмета, как Чарльз Гивенс*. Мы не имели понятия, что вправе просить о бесплатной модернизации автомобиля, взятого напрокат, или о расчете за свой гостиничный номер по менее дорогому тарифу, пока кто-то сведущий не рассказал нам, что такое вполне возможно, и не растолковал, как это делается.

Если наши родители не обучили нас ничему подобному, если нам этого не преподавали в школе и мы никогда в жизни не встречали достойный пример для подражания, то откуда же мы могли обо всем этом узнать?

Когда вы привыкли получать на завтрак только кусок черствого хлеба, вам не понять, что можно попросить себе тарелку итальянского ассорти из макарон. Вы никогда не видели ни такой тарелки, ни таких блюд. И даже не подозреваете об их существовании. А подобная просьба для вас немыслима, она лежит за рамками вашей реальности. Хотелось бы надеяться, что когда-нибудь кто-то покажет вам тарелку настоящих итальянских макарон, либо вы прочитаете о них, либо услышите от осведомленного человека — короче говоря, узнаете об этом блюде достаточно для того, чтобы оно стало для вас чем-то реальным и перестало быть всего лишь плодом фантазии или досужих разговоров. Вот после этого у вас и может возникнуть конкретная мысль: «Ой, как мне хочется итальянских макарон».

Барбара де Анджелис, доктор философии,

создатель компании «Making Love Work»,

автор книги «Real Moments»

* Имеется в виду серия книг «Wealth Without Risk» популярного в США автора Чарльза Гивенса, рекламирующего себя как человека, который в молодые годы трижды зарабатывал миллион долларов, а потом терял его, прежде чем окончательно стал богатым.

Мы не знаем, в чем действительно нуждаемся и чего хотим

Большинство из нас не в курсе своих реальных потребностей, поскольку в детские годы нас сплошь и рядом игнорировали, отвергали или стыдили, когда мы пробовали выражать свои желания вслух. Совершенно не исключено, что за смелое и неоднократное высказывание просьб родители и иные близкие родственники подвергали нас критике и высмеивали, так что с самого детства нам стало казаться более безопасным и безболезненным вообще не заикаться на сей счет. Мы просто научились хоронить собственные желания и предавать их забвению.

Возможно, в ту пору, выражая свои желания, мы досаждали своим родителям, смущали их или как-то иначе вызывали у них ощущение дискомфорта. Может статься, наши просьбы бросали вызов системе их ценностей, возможно, мы обращались к ним с просьбами о вещах, которых сами они в бытность детьми не получали, а потому подсознательно были на нас в обиде за подобные обращения и считали наши просьбы чрезмерными.

Вполне вероятно, что наши детские запросы заново бередили в родителях издавна подавляемую боль из-за неудовлетворенных потребностей их детства. Не исключено даже, что им не нравится в вас всего лишь то обстоятельство, что вы родились мальчиком или девочкой. И тот факт, что они лишали нас в детстве многих вроде бы очевидных вещей, может выступать своего рода местью, к которой неосознанно прибегали наши родители с целью как бы наказать кого-либо из их прошлого, проецируемого на нас. Может случиться и так, что наши родители попросту боялись критики со стороны соседей или родственников за мнимую склонность «портить» своих детей, то есть нас, за чрезмерную слабость, снисходительность или же за излишнюю уступчивость.

Как бы то ни было, в итоге мы перестали понимать и ощущать, чего нам по-настоящему хочется, поскольку подобные чувства и особенно попытки выразить их оказывались для нас «травмоопасными». Гораздо легче оказалось впасть в состояние апатии. В конце концов обращенные к нам вопросы типа: «Чем бы ты хотел заняться сегодня вечером?» — стали неизменно вызывать вялые ответы вроде: «Сам не знаю» или «А мне без разницы».

В общем, когда нас спрашивают, чего мы хотим, мы попросту теряемся.

Мы не знаем, как надо просить

Большинству из нас никогда не довелось познакомиться ни с единой моделью того, как следует ясно и недвусмысленно обращаться с просьбами, а также не приходилось получать каких-либо инструкций на сей счет. Большинство школ и прочих учебных заведений не учат своих питомцев навыкам общения. А вот что мы чаще всего действительно видим в окружающих нас людях, причем с избытком, — так это ворчание, нытье, стенания и жалобы, но только не четкие и конкретно адресованные просьбы о кардинальном изменении ситуации. Столь же часто мы видим со стороны «обиженных жизнью» инсинуации, туманные намеки и неопределенные формулировки, но очень редко наблюдаем прямое и непосредственное выражение их человеческих потребностей, нужд и желаний. Если мы понятия не имеем, как используют на практике эти и подобные навыки, нам будет очень трудно изучить их, овладеть ими и сделать неотъемлемой частью собственной жизни.

Со мной никогда не говорили об умении просить или хотя бы о чем-либо подобном. Я знал только одно — мой отец на протяжении всей своей жизни никогда и никого ни о чем не просил. Мне не приходилось видеть, чтобы

он попросил кого-то хоть о какой-нибудь мелочи. Пока я пребывал под родительской опекой, в моем доме такой модели поведения просто не существовало, я поневоле вырос, думая, что человек, а уж тем более мужчина, существо полностью самостоятельное и самодостаточное.

Рон Халник, автор книги «Financial Freedom in 8 Minutes a Day»

Ребенком я ни разу не видела, чтобы моя мать кого-нибудь о чем-то просила. В детстве у меня не было перед глазами сильных женщин, которые могли послужить мне примером для подражания, или так называемыми ролевыми моделями. Да и вообще, в моем окружении не было сколько-нибудь успешных женщин.

Барбара де Анджелис

2. ОШИБОЧНЫЕ УБЕЖДЕНИЯ

Второй сдерживающий нас фактор — это негативные убеждения, которые когда-то оказались запрограммированными в нашем подсознании, а теперь безмолвно управляют едва ли ни всеми нашими действиями.

Наша сегодняшняя жизнь есть результат наших прежних мыслей.

« Дхаммапада * * Человек есть то, во что он верит.

Антон Чехов

* Высокохудожественный сборник стихотворных изречений из раннебуддийского канона, созданный в IIIП вв. до н. э.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ответы на билеты по курсу Античной Литературы

    Документ
    Города возводились на возвышенности, а вокруг была долина, где выращивались продукты => каждый город независим => нет единства мнений => мифы различны
  2. Роман Злотников генерал-адмирал на переломе веков

    Документ
    — Вы знаете, что еще сотворил его непотребное высочество?! — громогласно вопросил, врываясь в гостиную, полный господин с потным, красным лицом, одетый в длиннополую бобровую шубу и шапку из того же меха.
  3. Был уже час ночи, а я ещё ничего не сделал для того, чтобы обессмертить своё имя

    Документ
    Передо мной на столе, рядом с тарелкой чмыхадорских анчоусов, лежал мультиплексорный телефон, вещь совершенно незаменимая для любого циклоидного шизофреника, бандита или биржевого брокера, коим я в настоящее время и являлся.
  4. Ответы на вопросы к гос экзамену

    Документ
    Прак­ти­че­ско­му пси­хо­ло­гу или пси­хо­ло­гу-ис­сле­до­ва­те­лю, ме­то­до­ло­гия не­об­хо­ди­ма для то­го, что­бы на ос­но­ве на­уч­но обос­но­ван­ных прин­ци­пах и ме­то­дах осу­ще­ст­в­лять на­уч­но-прак­ти­че­скую (ис­сле­до­ва­тель­скую)
  5. Что бы ни говорили, разведка это первая древнейшая профессия

    Документ
    Слово "разведчик" окружено уважением и почитанием, слово "шпион" - всеобщим презрением. Задачи, цели и техника их работы порой одинаковы, разница в общественном, политическом и эмоциональном восприятии этих терминов.

Другие похожие документы..