Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Литература'
Одна из центральных проблем понимания древнего мира - осмысление многообразия и уникальности древних культур. Состояние современного общества переста...полностью>>
'Документ'
Коростень відомий науковцям усього світу. Слова «Коростень» і «Коростенський» входять до сотень довідників і десятків тисяч наукових праць. Іменем Ко...полностью>>
'Документ'
В течение более двадцати лет у меня была счастливая возможность работать с самыми разными людьми - пребывавшими в состоянии душевного кризиса, испыты...полностью>>
'Документ'
Вчені світу дійшли спільної думки: здоров’я людини залежить в основному від чотирьох факторів: системи охорони здоров’я (10%), генетичної спадковості...полностью>>

Б. Л. Международное право и правовая система Российской Федерации. Особенная часть: курс лекций

Главная > Курс лекций
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Официальное следствие для того, чтобы считаться эффективным, должно как минимум отвечать следующим критериям (см. схему 1).

Схема 1

┌────────────────────────────────┐

│Критерии эффективного следствия │

├────────────────────────────────┘

├───┬───────────────────────────────────────────────────────────┐

│ │оперативность в расследовании │

│ └───────────────────────────────────────────────────────────┘

├───┬───────────────────────────────────────────────────────────┐

│ │способность собрать и сохранить доказательства │

│ └───────────────────────────────────────────────────────────┘

├───┬───────────────────────────────────────────────────────────┐

│ │независимость и беспристрастность │

│ └───────────────────────────────────────────────────────────┘

├───┬───────────────────────────────────────────────────────────┐

│ │наличие общественного контроля │

│ └───────────────────────────────────────────────────────────┘

├───┬───────────────────────────────────────────────────────────┐

│ │способность совершить все необходимые следственные действия│

│ └───────────────────────────────────────────────────────────┘

└───┬───────────────────────────────────────────────────────────┐

│способность найти ответственное лицо и наказать его │

└───────────────────────────────────────────────────────────┘

Вышеприведенные примеры продемонстрировали, что несоблюдение Российской Федерацией одного из вышеперечисленных критериев позволило Суду констатировать отсутствие эффективного расследования и нарушение ст. 2 Конвенции в ее процессуальном аспекте.

Нельзя не отметить, что эффективное расследование обязано осуществляться в случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения государством не только его негативных, но и позитивных обязательств. Причем если речь идет о возможной ответственности государства, то при осуществлении расследования, рассмотрении гражданского дела должна презюмироваться ответственность последнего.

5.1.4. Анализ Судом предоставляемых доказательств наличия

фактов лишения человека жизни.

Концепция "сверхразумных подозрений"

Достаточно часто при анализе ст. ст. 2 и 3 Конвенции Суд при оценке имеющихся в материалах дела доказательств руководствуется концепцией "сверхразумных подозрений". Согласно указанной концепции, доказательства, подтверждающие те или иные факты, должны следовать из сосуществования достаточно весомых, четких и последовательных аргументов или неопровержимых фактических презумпций. В этой связи принимается во внимание поведение сторон в ходе предоставления доказательств. Одновременно Суд учитывает свою субсидиарную роль и признает, что он должен быть осторожен применительно к фактам, установленным национальным судом первой инстанции, если это представляется допустимым с учетом обстоятельств дела. Тем не менее, если речь идет о предполагаемом нарушении ст. ст. 2 и 3 Конвенции, Суд должен тщательно исследовать все обстоятельства, принимая во внимание поведение сторон в ходе представления доказательств, если даже национальное следствие имело место. С учетом ограниченных возможностей Суда в отношении фактических обстоятельств в связи с отсутствием документов, которые находятся исключительно под контролем государства, задача последнего заключается в том, чтобы убедительно показать, почему необходимые документы не могут подтвердить аргументы заявителей, или представить достаточное и убедительное объяснение того, как произошли рассматриваемые события. Обязанность представления доказательств возлагается на государство, и, если оно не сможет представить соответствующие доказательства, можно говорить о применимости ст. 2 и/или ст. 3 ("Ахмадова и Садулаева против Российской Федерации", п. п. 84 - 86 Постановления от 10 мая 2007 г.).

По делу "Ахмадова и Садулаева против Российской Федерации" заявительницы утверждали, что Шамиль Ахмадов был задержан сотрудниками правоохранительных органов во время специальной операции и затем убит. В поддержку своей версии событий они обратили внимание на ряд фактических обстоятельств, ни одно из которых власти Российской Федерации не опровергли. В частности, стороны не оспаривали, что с 11 по 14 марта 2001 г. в Аргуне была крупномасштабная специальная операция. Власти Российской Федерации не подвергали сомнению, что 12 марта 2001 г. Шамиль Ахмадов был задержан в Аргуне военнослужащими, находящимися в военных автомобилях. Власти Российской Федерации не утверждали, что лица, которые задержали родственника заявительницы, являлись участниками незаконных вооруженных формирований, у Суда также отсутствовали материалы, позволяющие прийти к такому выводу. Не оспаривалось, что некоторые лица были задержаны во время операции, однако отсутствовали протоколы задержания как в отношении Шамиля Ахмадова, так и применительно к иным задержанным. Внутригосударственное следствие также установило эти факты и продолжало определять уровень вовлеченности сотрудников правоохранительных органов в рассматриваемые события. Таким образом, Суд посчитал установленным, что г-н Ахмадов был задержан 12 марта 2001 г. в ходе специальной операции, осуществленной сотрудниками правоохранительных органов государства в Аргуне. Заявительницы указали, что тело г-на Ахмадова было обнаружено в конце апреля 2002 г. в окрестностях Аргуна со следами насильственной смерти и что 1 мая 2002 г. заявители опознали его по одежде, в которой он был в момент задержания, и похоронили его. Власти Российской Федерации выразили сомнения, что смерть г-на Ахмадова была установлена. Они ссылались на отсутствие медицинского заключения и отказ родственников произвести эксгумацию тела. Однако Суд обратил внимание на то, что в июне 2002 г. прокуратура города Аргуна сделала заявление об идентификации родственниками тела Шамиля Ахмадова. Также прокуратура установила, что смерть была насильственной в связи с серьезными повреждениями, включая пулевые ранения в череп, с учетом состояния останков смерть наступила в марте 2001 г. В августе 2002 г. органы ЗАГСа г. Аргуна выдали свидетельство, зафиксировавшее дату смерти - 22 марта 2001 г. С учетом этих документов Суд признал, что Шамиль Ахмадов был убит в марте 2001 г. и его тело было обнаружено в конце апреля 2002 г. Следующий вопрос, который должен был быть рассмотрен Судом, имелась ли связь между арестом Шамиля Ахмадова сотрудниками правоохранительных органов и его смертью. Непонятно, был ли он убит сразу же после ареста или спустя некоторое время. Однако, как показывают документы прокуратуры и свидетельство о смерти, официально его смерть наступила в марте 2001 г., спустя несколько дней после его ареста. Предположительная связь между его похищением и его смертью была установлена в ходе внутригосударственного расследования с учетом ряда обстоятельств, и Суд это принял во внимание.

Примечание. В тексте Постановления используется понятие "kidnapping" - похищение человека. Представляется, что отсутствие протокола задержания позволило Суду в сложившихся обстоятельствах использовать именно это понятие.

Тот факт, что Шамиль Ахмадов был обнаружен в той же одежде, в которой он был в момент задержания, поддерживает сделанный вывод. Власти Российской Федерации не представили иную версию событий, нежели которая была выдвинута и аргументирована заявительницами. В конце концов, что самое ужасное, не оспаривалось, что обнаружение тела Шамиля Ахмадова последовало вслед за обнаружением нескольких тел людей, которые были задержаны в Аргуне в марте 2001 г., все они содержали следы насильственной смерти. Трое из них были обнаружены в зоне, контролируемой военнослужащими, на следующий день после их задержания. Суд посчитал, что эти факты явно подтверждают наступление смерти задержанных лиц после их задержания и поддерживают предположение, что указанные лица были убиты минуя судебные механизмы. Принимая во внимание вышеизложенное, Суд посчитал, что имеются доказательства, соответствующие концепции "сверхразумных подозрений", позволяющие обусловить ответственность органов государства за смерть Шамиля Ахмадова. Из отсутствия каких-либо ссылок на юридическое обоснование рассматриваемых действий следует, что было нарушение ст. 2 Конвенции ("Ахмадова и Садулаева против Российской Федерации", п. п. 87 - 92 Постановления от 10 мая 2007 г.).

Представляется, что рассмотренная выше концепция оценки доказательств "сверхразумных подозрений", активно применяемая Судом, могла бы использоваться в соответствующих случаях и судами Российской Федерации.

5.2. Статья 3 Конвенции. Запрещение пыток

"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".

5.2.1. Общие положения

Данное положение Конвенции защищает одну из основополагающих ценностей демократического общества. Оно абсолютно запрещает пытки, бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение или наказание, независимо от обстоятельств и поведения жертвы ("Битяева и Х. против Российской Федерации", п. 103 Постановления от 21 июня 2007 г. См. также Постановление от 14 октября 2008 г. по делу "Бузяшкин против Российской Федерации" (п. 53); Постановление от 24 января 2008 г. по делу "Маслова и Налбандов против Российской Федерации" (п. 99); Постановление от 13 июля 2006 г. по делу "Попов против Российской Федерации" (п. 207); Постановление от 20 октября 2005 г. по делу "Романов против Российской Федерации" (п. 71).

К лицу недопустимо применять пытки, унижающее достоинство наказание, какое бы тяжкое действие с точки зрения фундаментальных основ общества оно ни совершило. В принципе аналогичная позиция полностью применима и в отношении бесчеловечного и унижающего достоинство обращения. Статья 3 не предусматривает каких-либо исключений. Также не допускается отступление от обязательств по данной статье согласно вышеупомянутой ст. 15 Конвенции (дерогация), когда имеются угрозы существования государства. Однако в отдельных случаях Конвенция позволяет применять силу к лицу, если это абсолютно необходимо и вызывается поведением такого лица. При рассмотрении дела "Белоусов против Российской Федерации" Суд отметил, что применение физического насилия в отношении лишенного свободы лица, которое не обусловливалось абсолютной необходимостью в силу поведения самого лица, в принципе нарушает права, предусмотренные ст. 3 Конвенции (п. 59 Постановления от 2 октября 2008 г. См. также Постановление от 9 октября 2008 г. по делу "Олег Никитин против Российской Федерации" (п. 46)). Изучив обстоятельства дела, Суд не нашел оснований для применения в отношении заявителя силы. Суд принял во внимание факты, установленные следователем, относительно провокационных действий заявителя в отделении милиции, использования оскорбительных выражений по отношению к сотрудникам милиции. Но Суд не может согласиться, что при этих обстоятельствах у сотрудников милиции была необходимость в применении физической силы. Похоже, что применение силы было умышленным, в ответ на поведение заявителя, связанное с унижением заявителя, чтобы заставить последнего сделать признания. В дополнение обращение, которому подвергся заявитель, вызывало у него психологические и моральные страдания. Более того, это привело к долговременному расстройству здоровья. С учетом вышеизложенного Суд пришел к выводу, что в отношении заявителя было применено недопустимое обращение в виде пытки (п. 62 Постановления от 2 октября 2008 г.).

Как свидетельствует практика, недопустимое обращение (пытки, бесчеловечное обращение или наказание, унижающее человеческое достоинство обращение или наказание), как правило, осуществлялось по отношению к лицам, находящимся в местах лишения свободы. Здесь Суд следует четкой правовой позиции. Власти обязаны защищать физическую целостность лиц, лишенных свободы. Если в момент лишения свободы лицо являлось здоровым, однако при освобождении оно нездорово, обнаруживаются телесные повреждения, то на государство возлагается обязанность представить разумные объяснения причин соответствующих повреждений ("Михеев против Российской Федерации", п. 127 Постановления от 26 января 2006 г. См. также "Олег Никитин против Российской Федерации", п. 45 Постановления от 9 октября 2008 г.; "Акулини и Бабич против Российской Федерации", п. 37 Постановления от 2 октября 2008 г.; "Маслова и Налбандов против Российской Федерации", п. 99 Постановления от 24 января 2008 г.).

При анализе ст. 3 Конвенции важно иметь в виду, что "недопустимое обращение, наказание" является родовым понятием, в свою очередь, "пытки", "бесчеловечное обращение или наказание" и "унижающее человеческое достоинство обращение или наказание" являются видовыми понятиями. Иными словами, недопустимое обращение может быть в форме пытки, бесчеловечного обращения или наказания или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания. Указанная классификация, как будет показано ниже, используется Судом в ходе толкования и применения ст. 3 Конвенции.

Минимальная степень жестокости

недопустимого обращения, наказания

Для того чтобы недопустимое обращение, наказание подпадало под запрет ст. 3, такое обращение или наказание должно предполагать наличие минимальной степени жестокости. Оценка данного "минимума" является относительной; она зависит от обстоятельств дела, таких как продолжительность обращения, физические и психологические последствия, в некоторых случаях это пол, возраст, состояние здоровья жертвы ("Майзит против Российской Федерации", п. п. 34 - 35 Постановления от 20 января 2005 г. См. также Постановление от 7 июня 2007 г. по делу "Гарабаев против Российской Федерации" (п. 75); Постановление от 25 октября 2005 г. по делу "Федотов против Российской Федерации" (п. 62); Постановление от 20 октября 2005 г. по делу "Романов против Российской Федерации" (п. 71).

Суд не всегда констатирует по делу наличие "минимальной степени жестокости", что, в свою очередь, не позволяет Суду применять ст. 3 Конвенции. Так, по делу "Линд против Российской Федерации" заявитель жаловался на то, что ему, будучи лишенному свободы во время следствия, не дали возможность проститься с умирающим в Гааге отцом. Суд подчеркнул, что отказ в свидании с больным родственником не достигает минимального уровня жестокости по смыслу ст. 3 Конвенции ("Линд против Российской Федерации", п. 88 Постановления от 6 декабря 2007 г.). Соответственно, отсутствовали основания для применения рассматриваемого конвенционного положения.

В ходе применения ст. 3 Конвенции, аналогичных положений, содержащихся в национальном законодательстве, важно помнить, что оценка наличия "минимальной степени жестокости" относительна. Если та или иная ситуация в настоящее время не охватывается данным понятием, то это не является гарантией того, что в дальнейшем Суд не констатирует наличие "минимальной степени жестокости" в схожей ситуации.

При рассмотрении целого ряда дел Суд в правовых позициях сформулировал понятия "пытки", "бесчеловечное обращение или наказание" и "унижающее человеческое достоинство обращение или наказание", представляющие собой отдельные формы недопустимого обращения по ст. 3 Конвенции.

Понятие "пытки"

При рассмотрении вопроса, может ли конкретная форма недопустимого обращения рассматриваться в качестве пытки, следует соотнести понятия "пытки" и "бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение". Конвенция намеренно уделяет особое значение умышленному бесчеловечному обращению, приводящему к серьезным и жестоким страданиям ("Белоусов против Российской Федерации", п. п. 58 - 63 Постановления от 2 октября 2008 г.; "Менешева против Российской Федерации", п. 55 Постановления от 9 марта 2006 г.).

По делу "Мусаева и другие против Российской Федерации" Суд отметил, что, принимая во внимание документы, предоставленные заявителями, которые подтверждают наличие множественных повреждений и колотых ран на теле Умара Мусаева, обращение, допущенное в отношении Умара Мусаева и причинившее очень серьезные и жестокие страдания, может быть расценено как пытка по смыслу ст. 3 Конвенции ("Мусаева и другие против Российской Федерации", п. п. 101, 102 Постановления от 26 июля 2007 г.).

По делу "Менешева против Российской Федерации" Суд подчеркнул, что обжалуемые действия способствовали возникновению у заявительницы чувства страха, неопределенности, способного унизить, оскорбить ее и, возможно, нарушить физическую и моральную целостность.

Примечание. Судом по делу была установлена высокая вероятность применения физической силы в отношении заявительницы с целью получения информации об ее сожителе.

Суд указал, что в отношении лишенных свободы лиц обращение к физической силе, которая не являлась необходимой в силу собственного поведения заявителя, унижает человеческое достоинство и нарушает право, закрепленное в ст. 3 ("Менешева против Российской Федерации", п. 56 Постановления от 9 марта 2006 г.). Суд обратил внимание на то, что наличие физической боли и страданий заявительницы подтверждается медицинскими документами, показаниями заявительницы, и связывает их с недопустимым обращением с ней в отделении милиции. Последовательность событий показывает, что боль и страдания причинялись умышленно, в частности, с целью получения информации о Л., сожителе заявительницы, подозреваемом правоохранительными органами в совершении правонарушения. При оценке тяжести страданий и причиненной боли необходимо учитывать все обстоятельства дела, такие как продолжительность недопустимого обращения, физические и моральные последствия и в некоторых случаях пол, состояние здоровья жертвы. Во время происходящих событий заявительница, которой было 19 лет, "противостояла" нескольким взрослым милиционерам, что обусловливало ее нахождение в уязвимом положении. Более того, недопустимое обращение продолжалось несколько часов, во время которого ее дважды били и подвергали иным формам физического и морального воздействия. При таких обстоятельствах Суд пришел к выводу, что, принимая в целом и особо цели и тяжесть, недопустимое обращение представляло собой пытку по смыслу ст. 3 Конвенции ("Менешева против Российской Федерации", п. п. 56 - 59 Постановления от 9 марта 2006 г.).

При рассмотрении дела "Михеев против Российской Федерации" Суд пришел к выводу, что в отношении заявителя сотрудниками правоохранительных органов применялось недопустимое обращение с целью получения признания и информации в отношении преступления, в совершении которого он подозревался. Недопустимое обращение в отношении заявителя причинило ему серьезные физические и психологические страдания, которые обусловили попытку самоубийства заявителя, приведшую к невосстановимой потере здоровья. Согласно практике применения Конвенции и принимая во внимание критерий суровости обращения и цели такого обращения, Суд посчитал, что рассматриваемое недопустимое обращение являлось пыткой по смыслу ст. 3 Конвенции. Соответственно, было нарушение ст. 3 ("Михеев против Российской Федерации", п. п. 135, 136 Постановления от 26 января 2006 г.).

По делу "Маслова и Налбандов против Российской Федерации" Суд установил, что заявительница была задержана сотрудниками правоохранительных органов государства, и, будучи в изоляторе, ее неоднократно насиловали, подвергали различным формам недопустимого обращения: избиение, удушение, пропускание электрического тока. Согласно устоявшейся практике Суда, изнасилование лишенного свободы лица должностным лицом государства должно рассматриваться в качестве особо возмутительной, отвратительной формы <1> недопустимого обращения, учитывая легкость, с которой насильник может использовать уязвимость и слабое сопротивление потерпевшей. Более того, изнасилование оставляет глубокую психологическую рану у потерпевшего, которая не проходит со временем так же быстро, как иные формы физического и психологического насилия. Потерпевший испытывает физическую боль от насилия, что обусловливает унижение и физическое, и психологическое. С учетом вышеизложенного Суд посчитал, что неоднократное изнасилование заявительницы, иные формы недопустимого обращения представляли собой пытку по ст. 3 Конвенции (п. п. 106 - 108 Постановления от 24 января 2008 г. по делу "Маслова и Налбандов против Российской Федерации").

--------------------------------

<1> Дословный перевод.

Пытка - умышленное, как правило, на протяжении непродолжительного периода, причинение человеку физических, психических, моральных страданий с целью заставить человека совершить те или иные действия или, наоборот, воздержаться от совершения действий.

Понятие бесчеловечного обращения

Обращение (наказание) с позиций ст. 3 рассматривается в качестве бесчеловечного в том случае, если оно осуществляется умышленно, на протяжении многих часов подряд и приводит как к причинению физического вреда здоровью, так и к физическим, психологическим страданиям ("Гарабаев против Российской Федерации", п. 75 Постановления от 7 июня 2007 г.).

Положения ст. 3, подчеркивает Суд, обычно не распространяются в отношении родственников лиц, которые были убиты в нарушение ст. 2, или по делам неоправданного применения вооруженной силы органами государства в отличие от родственников пропавших без вести лиц. Однако анализируемая ситуация, имевшая место по делу "Мусаева и другие против Российской Федерации", не вписывалась в обычные рамки. Так, как следовало из текста Постановления Суда от 26 июля 2007 г., первый заявитель 5 февраля 2000 г. явился свидетелем внесудебной расправы (убийства) над несколькими своими родственниками и соседями. Он был подвергнут угрозам со стороны нападавших, опасаясь за свою собственную жизнь, под дулом оружия он лег на землю. Суд не сомневался, что пережитый заявителем в этот день шок, а также бездействие государства в отношении указанных событий вызвали у первого заявителя страдания, представляющие собой бесчеловечное и унижающее человеческое достоинство обращение ("Мусаева и другие против Российской Федерации", п. 169 Постановления от 26 июля 2007 г.). По вышеупомянутому делу "Маслова и Налбандов против Российской Федерации" Суд посчитал доказанным, что второго заявителя (Налбандова), будучи лишенного свободы, избивали, пинали ногами, душили. Суд пришел к выводу, что указанное обращение представляло собой бесчеловечное, унижающее человеческое достоинство обращение ("Маслова и Налбандов против Российской Федерации", п. п. 124, 125 Постановления от 24 января 2008 г.).

Как видно, с учетом обстоятельств дела Суд признает не только факт бесчеловечного, но и факт унижающего человеческое достоинство обращения. Действительно, как правило, пытки, бесчеловечное обращение влекут за собой унижение человеческого достоинства. В этом проявляется тесная взаимосвязь данных форм недопустимого обращения. Не всякое унижающее достоинство обращение или наказание свидетельствует о наличии бесчеловечного обращения или пыток, но любая пытка, любое бесчеловечное обращение представляют собой унижение человеческого достоинства.

По делу "Федотов против Российской Федерации" Суд обратил внимание, что заявитель в отделении милиции находился на протяжении 22 часов без пищи и воды, он не мог пользоваться туалетом. Сотрудники милиции оскорбляли его словесно, применяли силу. Эта информация подтверждалась результатами работы Европейского комитета по предотвращению пыток, бесчеловечного и унижающего человеческое достоинство обращения или наказания. В своем заключении Комитет обратил внимание на то, что в изоляторах временного содержания в России отсутствуют условия для обеспечения водой и пищей задерживаемых лиц. Имеются проблемы с доступом в туалетное помещение. Соответствующие помещения не приспособлены для длительного лишения свободы <1>. Заявитель всю ночь находился в комнате, не предназначенной для сна. Неудовлетворительные условия содержания превышают уровень страданий, связанный с незаконным лишением свободы. При таких обстоятельствах Суд посчитал, что заявитель был подвергнут бесчеловечному обращению.

--------------------------------

<1> С учетом рассматриваемых аспектов длительность лишения свободы в таких условиях, по мнению автора, не должна превышать 2 - 3 часов.

Примечание. Наличие умысла со стороны сотрудников милиции (когда речь шла о фактах применения силы в отношении заявителя) без цели получить какую-либо информацию обусловило вывод Суда о наличии фактов бесчеловечного, а не унижающего человеческое достоинство обращения или пытки.

Суд также обратил внимание на отсутствие эффективного расследования, касающегося условий лишения свободы. Расследование, начавшееся в 2004 г., когда жалоба была коммуницирована властям Российской Федерации, не привела к обнаружению лиц, ответственных за бесчеловечные условия лишения свободы. Соответственно, было нарушение материальных и процессуальных аспектов ст. 3 Конвенции применительно к лишению заявителя свободы с 6 по 7 июля 2000 г. ("Федотов против Российской Федерации", п. п. 66 - 70 Постановления от 25 октября 2005 г.).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Б. Л. Международное право и правовая система Российской Федерации. Общая часть: Курс лекций

    Курс лекций
    Колодкин Анатолий Лазаревич, руководитель Центра международно-правовых исследований Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор,
  2. Учебно-методический комплекс теория международного права

    Учебно-методический комплекс
    Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образованияРоссийский университет дружбы народовКафедра международного права юридического факультета
  3. Учебно-методический комплекс международное право высшее профессиональное образование специальность 030501. 65 Юриспруденция специальность

    Учебно-методический комплекс
    Появление в ХХ веке так называемых общечеловеческих проблем, процесс глобализации ведут ко все более глубокому проникновению международного права в национальные правовые системы.
  4. Учебно-методический комплекс одобрен на заседании кафедры 22. 08. 2011 года, протокол №11 И. О. Заведующего кафедрой Н. Н. Анисимов (1)

    Учебно-методический комплекс
    - ФГОС ВПО по направлению подготовки 030900 «Юриспруденция» (квалификация (степень) "бакалавр") утвержденный Министерством образования и науки РФ от 4 мая 2010 г N 464.
  5. Затверджено (33)

    Документ
    Керуючись чинним законодавством України в сфері закупівель за державні кошти, Замовник торгів, зазначений нижче (далі – Замовник), оголошує конкурсні торги на закупівлю предмету, зазначеного нижче, на умовах, визначених у цій документації

Другие похожие документы..