Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Чаще всего используется для записи математических аксиом и теорем с использованием логики предикатов, что позволяет сократить количество записываемых...полностью>>
'Рабочая программа'
Примерная программа по физике на профильном уровне составлена на основе федерального компонента государственного стандарта среднего (полного) общего ...полностью>>
'Документ'
Учёные всего мира уже несколько веков спорят об истинном происхождении работ Уильяма Шекспира. Этим вопросом задавался Марк Твен, Чарльз Диккенс, Зигм...полностью>>
'Закон'
1. Яке поняття характеризується як точне, своєчасне і неухильне додержання встановлених правовими та іншими соціальними нормами правил поведінки в де...полностью>>

Ф. М. Достоевский Дежурный сержант милиции лениво откинулся на стуле и спросил

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Григорий Климов. Имя мое легион

------------------------------------------------------------------------

© Copyright Григорий Петрович Климов, 1955-1974

Автор сейчас проживает в Нью-Йорке.

OCRed by М.Шигапов

Spelchecked by Andrey Mezit

------------------------------------------------------------------------

Содержание

Глава 1. КРАСНЫЙ ПАПА

Глава 2. ГОМО СОВЬЕТИКУС

Глава 3. ДОМ ЧУДЕС

Глава 4. "ПРОФСОЮЗ СВЯТЫХ И ГРЕШНИКОВ"

Глава 5. ДЫМ БЕЗ ОГНЯ

Глава 6. САД ЗЕМНЫХ УТЕХ

Глава 7. КОГДА ЦВЕТЕТ ЧЕРТОПОЛОХ

Глава 8. СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА

Глава 9. ХОЛОДНЫЙ ОГОНЬ

Глава 10. ИСКУШЕНИЕ СВЯТОГО ВАРФОЛОМЕЯ

Глава 11. КОГДА ВОСХОДИТ ЛУНА

Глава 12. ЛЮБИМЕЦ БОГОВ

Глава 13. ОПЕРАЦИЯ "ЧЕРНЫЙ КРЕСТ"

Глава 14. ПО ТУ СТОРОНУ ДОБРА И ЗЛА

Глава 15. БЕЛЛАДОННА

Глава 16. ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ

Глава 17. ЧИСТИЛИЩЕ

Глава 18. ЗА ГРЕХИ ОТЦОВ

Глава 19. КОГДА ПРОСЫПАЮТСЯ МЕРТВЫЕ

Глава 20. ВТОРАЯ ЖИЗНЬ

Глава 21. ОБЕЗЬЯНА ГОСПОДА БОГА

---------------------------------------------------------------

РОМАН

Глава 1. КРАСНЫЙ ПАПА

Россия сама спасется и весь мир спасет.

Ф.М. Достоевский

Дежурный сержант милиции лениво откинулся на стуле и

спросил:

-- Это ваши документы, гражданин?

-- Да, эти документы меня украл слепой нищий, который

вовсе не слепой. Это черт знает что!

Не волнуйтесь, гражданин. Когда надо, у нас даже слепые

видят.

-- Да, но потом этот слепой, как заяц, побежал к

милиционеру! А милиционер, вместо того чтобы арестовать вора,

арестовал меня! Я только что вернулся из-за границы. И что это

у вас за порядки в социалистическом отечестве?!

Разглядывая документы на имя Бориса Александровича

Руднева, дежурный сержант убедился, что обладатель их является

инструктором агитпропа, то есть Управления агитации и

пропаганды ЦК партии, что он член Союза советских писателей и

что партвзносы долгое время платились в Берлине и Нью-Йорке.

Значит, проверенный и доверенный партиец. И с такими лучше быть

осторожнее.

-- Извините за беспокойство, товарищ Руднев,-- переменил

тон сержант.-- Получилось маленькое недоразумение. Просто вы

одеты во все заграничное, и вас приняли за иностранца. Ну и

решили вежливенько, без шума проверить ваши документики.

-- Но почему меня арестовали?!

-- А это мы сейчас выясним,-- сказал дежурный и развернул

последнюю страницу паспорта, предназначенную для специальных

пометок органов власти.

Там стоял красный литерньй шифр ОУ/13-001. Увидев этот

шифр, сержант смущенно кашлянул и полез в стол за секретной

инструкцией.

Литерный шифр означал специальные категории граждан,

требующие особого внимания властей. Внимание это могло быть

положительным -- красный штамп, или отрицательным -- синий

штамп. Литер ОУ означал "особый учет", что было равносильно

охранной грамоте. Человек на особом учете не мог быть арестован

без согласия того органа, который поставил его в эту категорию.

Но больше всего сержанта смутила следующая цифра шифра --

13. Эта цифра означала отдел КГБ, где данное лицо было

зарегистрировано. Дело в том, что официально в КГБ числилось 12

отделов, одним из которых была и милиция. Последний, 12-й отдел

занимался всякой чепухой: пожарная охрана, общество спасения на

водах, запись актов гражданского состояния (загс) и тому

подобное.

Правда, иногда по пьяному делу шептали еще и о 13-м отделе

КГБ, который настолько засекречен, что о нем официально не

должны знать даже сами работники КГБ. Некоторые люди в пьяном

виде божились, что этот таинственный 13-й отдел управляет сзади

всеми остальными отделами КГБ, что вся внутренняя охрана 13-го

отдела состоит из глухонемых и что оттуда никто не выходит

живьем. И еще шептали о специальных агентах 13-го отдела,

которые маскируются под слепых и нищих.

И вот теперь, впервые за всю свою долгую службу в милиции,

сержант сам столкнулся с загадочным 13-м отделом КГБ. Следующая

цифра шифра -- 001 -- означала порядковый номер регистрации по

данной категории. Итак, перед ним сидел человек No 1 на особом

учете 13-го отдела КГБ. А два нуля впереди означали "особо

секретно". Дежурный почувствовал, как его лоб покрывается

испариной.

-- Товарищ Руднев,-- сказал сержант жалобно,-- вас

задержали потому, что вы на особом учете. Но теперь согласно

инструкции я немедленно должен доложить о вас в... Ну, в это

самое...

-- Куда?

Сержант ерзал на стуле и боялся произнести вслух имя 13-го

отдела КГБ.

-- Ну... Туда, кто дал вам этот литер...

-- А без этого нельзя?

-- Товарищ Руднев, государство большое, а я человек,

маленький. Поймите, у меня жена, дети...

Борис Руднев снял трубку телефона и набрал номер

коммутатора КГБ:

-- Соедините меня с маршалом Рудневым... Адъютант? Это

говорит Борис Руднев. Соедините меня, пожалуйста, с Максимом

Александровичем.

Сержант знал фамилии всех маршалов СССР, но этот маршал в

официальных списках не числился. Да еще маршал госбезопасности!

До этого единственным маршалом госбезопасности был Берия. Но

его уже расстреляли.

"Видно, недаром шепчут, что 13-й отдел -- это сверхКГБ",--

подумал дежурный и поджал ноги под стул.

На другом конце провода Борис услышал знакомый голос:

-- Да, слушаю...

-- Максим? Это Борис. Здравствуй...

-- Здрасьте, здрасьте. Ты когда приехал в Москву?

-- Да уже недели две.

-- А почему же ты до сих пор ко мне не зашел?

-- Да так, предлога не было.

-- Ну а теперь у тебя какой предлог?

-- С тобой хочет поговорить один симпатичный милиционер.

-- Ага, я тебе нужен только тогда, когда ты попадешь в

какую-нибудь грязную историю?

-- Это ты сам виноват. Ведь это ты поставил мне в паспорте

какую-то идиотскую блямбу.

-- Что?

-- Да, и ты распустил по всей Москве слепых нищих, которые

лазят людям по карманам. В общем, король нищих, передаю трубку

милиционеру...

Дежурный вскочил, вытянулся по стойке "смирно" и закричал

в телефон так, как на параде на Красной площади:

-- Докладывает сержант милиции Ковальчук! Что прикажете,

товарищ маршал?

-- Там у вас, кажется, мой блудный братец нашелся,-

услышал он голос в трубке.-- В чем там дело?

-- Просто проверка документов, товарищ маршал. Со

гласно приказу номер...

-- Мгу, хорошо. Так возьмите-ка вы этого субъекта под

арест.

-- Есть, под арест, товарищ маршал!

-- И привезите его ко мне. Сдайте под расписку дежурному

коменданту.

-- Есть, сдать коменданту, товарищ маршал!

Сержант осторожно положил трубку на место и укоризненно

покачал головой:

-- Что же это такое, товарищ Руднев?

-- Это у нас с детства такая игра,-- сказал Борис.--

Просто он хочет доказать, что он старший брат. А я уже не

маленький.

В Главном управлении КГБ маршал госбезопасности СССР

Максим Руднев допрашивал своего младшего брата: -- Ну как тебе

жилось в Нью-Йорке?

-- Там совершенно невероятное воровство. И все наши

советские служащие были уверены, что это Эф-би-ай специально

посылает воров, чтобы делать у нас обыски. Теперь я приехал

домой, и -- здрасьте! -- та же самая история.

-- Ничто не ново под луной,-- усмехнулся начальник 13-го

отдела КГБ.-- А какие у тебя планы на будущее?

-- Видишь ли, после войны я написал книгу "Душа Востока".

В награду за это меня заставили заниматься дурацкой работой в

области пропаганды. А теперь я хочу устроить маленький перерыв

и написать вторую книгу.

-- О чем?

-- О гомо совьетикус. Максим слегка поморщился:

-- О ко-о-ом? О гомо...

-- Да вот за границей много пишут о гомо совьетикус -- о

советских людях нового типа, которые появились после революции.

И у нас об этом тоже пишут. Но вопрос этот немножко спорный.

Вот я и хочу написать роман на эту тему -- об идеальных

советских людях нового типа. Есть они, эти гомо совьетикус, или

нет?

-- Ах ты вот о каких гомо,-- с некоторым облегчением в

голосе сказал маршал госбезопасности.-- На этот вопрос я могу

тебе сразу ответить: и да -- и нет. Все это старые типы на

новый лад. Если хочешь серьезно заняться человеческими типами,

то сначала ознакомься с идеями Платона, категориями Канта и

прототипами Юнга.

Откинувшись в кресле, маршал внимательно рассматривал

своего младшего брата. Он привык думать о нем как об озорном

мальчишке, который с ним всегда спорил и которого он называл

Фомой Неверным. А теперь перед ним сидел взрослый мужчина,

здоровый, темнокожий, широкоплечий, с упрямым подбородком и

наплевательскими огоньками в темных глазах.

Глядя на Бориса, Максим вспомнил их родительский дом,

старый орех у балкона... Тот далекий весенний вечер, когда

сладко пахло черемухой и когда он впервые встретил Ольгу. Тихий

ангел... А косвенной причиной этому был Борис. Потом

короткое семейное счастье, гордость отцовства -- и трагическая

гибель любимой красавицы жены. Тихий ангел, который испортил

всю его жизнь.

Потом лунная снежная ночь, когда он передавал Борису

закутанного в одеяло ребенка. Тот вечер у черного пустого окна,

когда он хотел пустить себе пулю в лоб и когда Борис забрал у

него из рук маленький браунинг Коровина. Тот самый браунинг, от

которого погибла его красавица жена. А потом умер и ребенок, и

он остался один.

Маршал тяжело вздохнул, вспоминая те лихорадочные годы,

когда он, чтобы найти тайну гибели любимой жены, ушел в

средневековую чертовщину и сатановедение, когда он кропотливым

трудом познавал тайны добра и зла, ума и безумия, жизни и

смерти. Те тайны, которые называют Богом и дьяволом и которые

сделали его тем, кем он был теперь. И ведь только один Борис

знал то, что иногда и теперь беспокоило сердце маршала, как

старая рана.

Хотя после смерти Сталина многое в Москве переменилось, но

в доме под золотым петушком, где жил Максим, все было

по-старому.

На письменном столе Максима лежала книжка в заграничном

переплете. Хотя книжка эта была довольно современная, изданная

в Америке в 1956 году, но тема ее была та же самая -- "Роль

дьявола: очерк сатанизма в современном обществе" известного

швейцарского философа Дени де Ружмона.

Видимо, Максим по-прежнему собирал во всем мире свежую

техническую литературу по своей специальности. Как раз то

самое, чего инструктор агитпропа терпеть не мог и что вызывало

у него вечные споры с Максимом. Когда-то Максим сам болтал, что

он красный кардинал и тайный советник Сталина. Потом до Бориса

доходили слухи, которые шепотом передавали на московских

верхах, что меняются в Москве вожди и вождята, министры и

маршалы, но не меняется в Москве только один человек -- тайный

советник советских вождей, который сидит за красным троном, как

красный папа. По секрету шептали, что в Риме, мол, сидит папа

римский, где-то притаился антипапа, а в Москве сидит красный

папа.

Работая за границей, Борис сам убедился, что и у вождей

западного мира тоже существуют какие-то тайные советники.

Меняются президенты и премьер-министры, но тайный советник

остается. И всегда это почему-то еврей. И никто не знает, что

он там нашептывает на ухо вождям великих держав, которые решают

судьбы мира.

Будучи инструктором агитпропа, Борис должен был

доказывать, что ни Бога, ни дьявола нет, а есть только Маркс и

Ленин. А Максим люто ненавидел Маркса и Ленина и во время

Великой Чистки поголовно уничтожал всю ленинскую гвардию, а

всех настоящих марксистов загнал в концлагеря. И на письменном

столе у красного папы опять свеженькая книга по сатановедению.

Потому Борис тщательно скрывал, что его брат -- маршал

госбезопасности СССР, и даже избегал встречаться с

Максимом. А Максим чувствовал это и, оставшись один на всем

белом свете, в глубине души немножко обижался на эту холодность

единственного родного ему человека.

Инструктор агитпропа взял с письменного стола книгу "Роль

дьявола" с таким видом, словно это детские сказки. Потом он по

привычке стал просматривать подчеркнутые рукой Максима места.

С самого начала философ Дени де Ружмон предупреждал, что

сказать правду о дьяволе довольно трудно, что правда о дьяволе

-- это такая грязная вещь, что одна капля ее мутит жизнь так

же, как капля воды мутит стакан абсента. Но от этого можно

опьянеть.

На следующей странице цитата из знаменитого французского

поэта Бодлера: "Самая хитрая уловка сатаны -- это убедить нас,

что он не существует".

И дальше: "Первый трюк дьявола -- это его инкогнито... Бог

говорит: "Я то, что есть". Дьявол же, завидуя Богу и всегда

стараясь подражать ему, хотя бы и наоборот, говорит нам: "Мое

имя Никто"... Но это Никто остается быть Нечто. Он знает

больше, чем мы, о мистериях мира и тайнах душ, которыми он

злоупотребляет".

-- Что это за чушь? -- спросил Борис.

-- Это формулы дьявола,-- спокойно ответил красный папа.--

В математике или физике есть формулы интегралов и

дифференциалов, которые для посторонних людей совершенно

непонятны. Вот так и здесь.

Борис перелистнул страницу. Там стояла такая формула:

"Завидуя Богу, дьявол пытается убедить нас, что он тоже:

может творить". А на полях бисерным почерком Максима

примечание: "Смотри поэтов-декадентов и модернистиче-скую

живопись. Явный мозговой разжиж".

Красным карандашом аккуратно подчеркнуто: "Только после

нескольких поколений грешников в истории или грехов в одной

жизни зло наконец начинает обнаруживать внутреннее содержание

-- хотя и кажущееся, но активное противоестество становится

естеством. И именно по этому поводу Бодлер пишет: "От рождения

мужчина и женщина знают, что наслаждение нужно искать во

зле..."

И бухгалтерским почерком Максима примечание: "Конечно,

это относится только к таким же декадентам, как сам Бодлер".

Дальше в книге, изданной в Америке в век автомобилей и

самолетов, следовали совершенно серьезные рассуждения о том,

что дьявол, чтобы стать реальностью, должен проникнуть в

человека и что дьявол, как говорится в Священном писании, есть

лжец и отец лжи.

"Дьявол есть легион,-- стояло в справочнике по

сатановедению.-- Это означает прежде всего то, что, оставаясь

одним, он может принимать столько различных форм, сколько людей

в мире... Дьявол опасен не тогда, когда он показывается и

пугает нас, а только тогда, когда мы неспособны увидеть

его... Изо всех существ, которые когда-либо существовали, никто,

как дьявол, лучше всех знает, как завоевать друзей и

влиять на людей".

И опять странная оговорка: "Беда в том, что в силу

своей натуры дьявол никогда не будет показан ясно и

честно..."

-- Почему же это? -- спросил Борис.

-- А можешь ты сейчас выйти на улицу и сказать, что Маркс

и Энгельс от дьявола?

-- М-м-м... Трудновато.

-- А они были зарегистрированными сатанистами. И даже

членские взносы платили.-- Красный папа криво усмехнулся.--

Потому они и дружили.

"Дьявол -- это существо парадоксальное в своей сущности,--

продолжал читать инструктор агитпропа.-- Можете быть уверенным,

что он существует, но он существует в каждом существе, которое

таковым не является, которое уходит в ничто, которое тайно

стремится к разрушению сущности -- сущности других и самого

себя. Его способность не быть определенно тем или этим дает

ему бесконечную свободу деятельности, бесконечные инкогнито

и алиби..."

В своих доводах Дени де Ружмон ссылался на многие

авторитеты. Цитаты из мрачного Эдгара По, отца криминального

жанра в литературе, и бунтарствующего педераста Рембо, который

воспевал Парижскую коммуну и уверял, что он находится в аду.

Рассуждения еврейского меланхолика Кафки, что борьба с дьяволом

-- это все равно что борьба с женщиной, которая кончается в

постели. Высказывания Ницше, творца философии волюнтаризма,

отца белокурой бестии и сверхчеловека, который рекомендовал

подталкивать падающего и который умер в сумасшедшем доме.

Толкования изобретателей философии экзистенциализма -- горбуна

Кьеркегора и Хейдеггера, где последний туманно утверждал, что

ничто ничтожит, и где под этим Ничто опять-таки подразумевался

товарищ дьявол. Там же сентенция Андре Жида, нобелевского

лауреата и честного педераста, который уверял, что нет книги,

которая была бы написана без помощи дьявола.

Линия преемственности шла от символистов к

экзистенциалистам. Желая проверить официальное определение

экзистенциализма, Борис заглянул в советский "Философский

словарь". Охотясь за нечистой силой, красный папа побывал уже и

в этом словаре: в скобках стояли примечания доктора философии и

профессора социологии Максима Руднева: "Экзистенциализм --

упадочническое философское течение... Создал эту реакционную

философию датский мракобес Кьеркегор (из евреев-выкрестов)...

Отвращение к жизни, страх смерти, отчаяние -- основные темы его

произведений... Сартр (косой), Камю и их сподвижники...

проповедуют интеллектуальный и моральный нигилизм... Они

напоминают ораву модных писателей предреволюционного периода в

России, которые... восхваляли предательство и под видом "культа

личности" воспевали половой разврат".

Большинство людей знают об экзистенциализме только то, что

его последователи немножко похожи на придурков, которые не

моются, не стригутся и не бреются, избегают работы и

предпочитают танцы, напоминающие припадок эпилепсии. Но чтобы

разругать веселых экзистенциалистов, советский "Философский

словарь", изданный в Москве в 1952 году, вдруг почему-то залез

на большую белую лошадь и не стеснялся в самых резких

выражениях. Красным карандашом Максима жирно подчеркнуто место,

где говорилось, что экзистенциалисты восхваляли и оправдывали

предательство и воспитывали изменников и предателей

национальных и классовых интересов.

Странно, но в справочнике по сатановедению де Ружмона,

который вряд ли брал в руки советский "Философский словарь",

тоже имелась специальная глава, где дьявол классифицировался

как пятая колонна всех веков и народе в. И опять это место было

подчеркнуто Максимом.

Вспомнив что-то, инструктор агитпропа взял с полки

"Rituale Romanum", которую он просматривал когда-то, нашел

литургию, которую читают, чтобы изгнать дьявола из одержимых, и

стал водить пальцем по строчкам: "Сатана... враг рода

человеческого, друг смерти, вор жизни, потрясатель правосудия,

источник зла, корень пороков, совратитель людей, предатель н а р

о д о в..." Да, и здесь то же самое -- предатель народов! А

потом еще начало раздоров и поставщик горестей.

Странно, очень странно. Древняя католическая "Rituale

Romanum" говорила то же самое, что и современный европейский

философ. И к этому присоединялся даже официальный советский

"Философский словарь"! Какая-то странная закономерность! Но что

это такое?

-- Максим, поскольку за твоей спиной шепчут, что ты

красный папа... В общем, ваше преосвященство, почему это дьявол

-- предатель народов?

Красный папа молча достал из шкафа и положил на стол серую

папку, на обложке которой стоял штемпель 13-го отдела и два

имени: Бергесс и Маклин.

Борис хорошо знал эти имена. Когда он был за границей, на

первых страницах всех газет гремела сенсация: два крупных

английских дипломата, Бергесс и Маклин, имевшие дело с атомными

секретами, оказались советскими шпионами и при чрезвычайно

таинственных обстоятельствах сбежали в СССР. Крупнейшее

предательство в истории Форин Оффиса! Дело было настолько

серьезное, что исчезнувших дипломатов разыскивали 15 000

детективов. В наказание потом реорганизовали всю британскую

контрразведку.

Никто не мог понять, что заставило этих людей, которые

имели все, вдруг стать предателями своей страны. Правда, потом

в заграничной прессе писали, что оба этих атомных дипломата

были педерастами и натягивали друг дружку. Но у западных

дипломатов это столь же малый грех, как у балетных мальчиков. И

вот теперь разгадка этой таинственной истории в руках маршала

КГБ, который приручил себе дьявола и заставляет его заниматься

шпионажем в пользу советской власти!

Инструктору агитпропа опять стало немного не по себе в

этом доме злого добра, где в вечерних окнах тихо поблескивали

старые витражи с ликами святых. Так, словно между печальными

ликами святых в окно заглянула рожа загадочного черта,

подбивающего людей на всякие пакости.

Сплошной абсурд с точки зрения агитпропа. И вместе с тем

результаты налицо. Неужели где-то во тьме средневековья этот

чернокнижник Максим действительно нашел колдовскую формулу, как

вызывать дьявола? А потом для отвода глаз ссылается на всякие

философские формулы. Хотя он и доктор философии, и профессор

какой-то высшей социологии, но весь дом у него набит книгами по

сатановедению.

На всякий случай Борис решил досмотреть новый справочник

по сатановедению Дени де Ружмона. Дальше следовало про дьявола

и любовь: "Доля дьявола в "любви" -- это просто все то, что не

есть любовь... Потому что дьявол не умеет любить и не любит

тех, кто любит... Вы почувствуете его присутствие, в его

недвижной силе, за взглядом существа, не способного любить. И

там, где л ю б о в ь фальсифицируется, вы узнаете его по его

плодам".

Затем про дьявола и страсть: "Мучительные противоречия,

порожденные бесконечным желанием, упирающимся в границы

возможного, могут быть разрешены только бегством в ничто...

Здесь встречаются все экстремы, порождают друг друга или, как

вспышка, превращаются из одной в другую: кипучая энергия и

прострация, жертвенность и жажда обладания, ненависть и

нежность, радость и печаль, мудрость и безумие, жизнь и

смерть".

Красный карандаш дрожал, как будто дрожала рука маршала,

когда он подчеркивал эти строки. Та самая рука, которая не

дрожала во время Великой Чистки, когда по планам 13-го отдела

расстреливали и гнали в Сибирь миллионы людей. А тайный

советник Сталина уверял, что это ломают хребет сатане и

антихристу, что это ликвидируют не людей, а ведьм и ведьмаков,

чертей и чертовок, оборотней и леших -- членов, кандидатов,

попутчиков и сочувствующих той партии, имя которой легион.

Не дрожала рука Максима и во время войны, когда для

спасения родины красный кардинал Сталина подписал с дьяволом

договор о дружбе и ненападении. Тогда про генерала-дьявола

ходили темные легенды, что много раз он искал смерти в бою, но

его не берет ни пуля, ни огонь, ни вода, что, подписав договор

с дьяволом, он не может умереть, пока не истечет срок

договора... И вот теперь эта рука дрожала.

Борис продолжал читать про дьявола и страсть: "Все, что

было сказано здесь о страсти, достаточно, чтобы показать

чрезвычайные возможности, которые страсть открывает для дела

дьявола. Крайняя неустойчивость положений и суждений, которые

мгновенно меняют свою полярность, в сочетании с крайней

напряженностью иногда одновременных ощущений бесконечного бытия

и небытия создает в каждом охваченном такой страстью существе

иллюзию мистического полета, уносящего его по ту сторону добра

и зла".

Инструктор агитпропа листал дальше: "Истинные муки

страсти, в сущности, невыразимы и могут быть выражены только

мистическими парадоксами: гложущая радость, замораживающий

огонь, любимые пытки, жестокое обожание -все и ничто".

Затем следовали взаимоотношения между дьяволом и женщиной.

По этому поводу святой Куприян говорит, что женщина -- это

инструмент, которым дьявол пользуется, чтобы овладеть нашими

душами. А более энергичный богослов Тертуллиан прямо

классифицирует женщину как врата ада.

Последний круг этого ада описывался так: "Преисподняя,

рожденная из недоумения и мрачных мук гордости, ад страсти,

которая не имеет иной цели, кроме несчастья, которое она

породит благодаря своей логике безумия и софизма, что ничто

рождает лишь ничто".

Крик наболевшей души, в котором слышалось предостережение.

И вместе с тем красный карандаш Максима .подчеркивал эти

мрачные и загадочные строки так внимательно, словно соглашаясь

со всем этим.

Борису невольно вспомнилась жена Максима, красавица Ольга,

которую он когда-то привел в их родительский дом. Полуангел и

полумарсианка, которая вечно мерзла и, грея свою рыбью кровь,

вечно куталась в свою белую шаль, которая танцевала, как

деревянная, и целовалась, не разжимая губы. Ведь это она,

бледный ангел, завела Максима по ту сторону ума и безумия, по

ту сторону добра и зла. И по сей день Максим молчит, что

скрывалось за ее трагической смертью. Но с тех пор красный папа

относится к женщинам точно так же, как святой Куприян.

Правда, с того времени утекло уже много воды в

Москве-реке. Теперь красный папа сидел в кресле худой и

высохший, как мощи. И выглядит так, словно он не стареет.

Соломенные волосы не поседели, а как-то выцвели и порыжели. Под

белесыми ресницами зеленоватые, как у ящерицы, и усталые глаза.

На плечах тяжелые золотые погоны маршала госбезопасности СССР.

А на груди зеленого кителя вместо всех самых высших орденов

СССР болтается только одна простенькая медаль "За спасение

утопающих".

Борис бросил справочник по сатановедению на стол. Путаные

формулы Дени де Ружмона немножко раздражали инструктора

агитпропа, который привык считать все, относящееся к религии,

пустой абстракцией. Опять, как когда-то в детстве, он

почувствовал себя Фомой Неверным.

-- Эх, какие заманчивые страсти у товарища

дьявола,-скептически заметил Фома Неверный.- Прямо попробовать

хочется.

-- Не советую,-- сухо сказал красный папа.- Хотя, если ты

хочешь писать книгу о гомо совьетикус, то тебе нужно знать эти

вещи. Без этого ты эту книгу не напишешь.

Маршал внимательно наблюдал за младшим братом, словно

пытаясь оценить, насколько простой смертный может проникнуть в



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Черный ворон Дмитрий Вересов

    Документ
    В работе над "Черным вороном" я преимущественно опирался на рассказы самой Тани Лариной и людей, хорошо ее знавших или знающих. Про вторую Таню, Захаржевскую, одни говорили скупо и неохотно, другие мало чем могли поделиться.
  2. Авва Исаак Сирин Зервас Никоc. 3-57 Кадеты Точка Ру. Кн. 2 / Никоc Зервас; [пер с греч.] -м. Лубянская площадь, 2007. 300 с ил. (Серия «Наука побеждать») isbn 58-903016-01-05 Вторая книга

    Книга
    3-57 Кадеты Точка Ру. Кн. 2 / Никоc Зервас ; [пер. с греч.] -М. : Лубянская площадь, 2007. - 300 с. : ил. - (Серия «Наука побеждать») - ISBN 58-903016-01-05
  3. Небоскреб газеты "Русский Курьер"

    Документ
    Лучников лежал на ковре в йоговской позе абсолютного покоя, пытаясь вообразить себя перышком, облачком, чтобы затем и вообще как бы отлететь от своего 80-килограммового тела, но ничего не получалось, в голове вес время прокручивалась
  4. Язакончил "Волхва" в 1965 году, уже будучи автором двух книг(1), но, если

    Закон
    Мне не давала покоя мысль о том, что повышенным спросом пользуется произведение, к которому и у меня, и у рецензентов накопилось столько профессиональных претензий.
  5. Звонок на радио: Вчера нашла кошелёк, там было 5 тысяч долларов, 618 марок и визитка на имя Гарика Марикяна, проспект Шверника, 19

    Документ
    Звонок на радио: Вчера нашла кошелёк, там было 5 тысяч долларов, 618 марок и визитка на имя Гарика Марикяна, проспект Шверника, 19 Поставьте ему, пожалуйста,

Другие похожие документы..