Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
учеб.пособ. Л.Д.Кретова, Н.Б.Ускова и др. «Численные методы», тема: «Интеграционные методы решения систем линейных алгебраических уравнений», стр. 32-...полностью>>
'Кодекс'
(реализация Декрета Президента Республики Беларусь от 24 ноября 2006 г. № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучны...полностью>>
'Документ'
Лето не вечно: настанет время, когда нужно будет подумать об отоплении. С 1 ноября 2004 г. вступают в действие более строгие нормативы по отопительны...полностью>>
'Реферат'
Конечно, существует множество компьютерных журналов, в которых описывают­ся многие новинки, но эта информация не систематизирована, разбросана по ном...полностью>>

Политические доктрины российского самодержавия: генезис, эволюция и современный дискурс

Главная > Диссертация
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1. Категории «политическая доктрина» и «политическая модернизация» трактуются в широком историко-политологическом ключе, учитывая материальные и духовно-нравственные приоритеты России. Изучение данных категорий шло через призму коммуникативного, дискурсного анализа, рассматривающего их как феномен, порождённый социальным общением и предполагающий выбор той или иной политической силой своих политических кодов и альтернатив развития. Это позволяет глубже понять объективный смысл истоков и эволюции доктрин самодержавия, их решающую роль в развитии российского государства.

2. В основе политических доктрин самодержавия лежало признание закономерности: сильная государственность – сильная Россия. Ослабление государственности, укрепляющей центральную вертикаль политической власти, ведёт к смутам, развалу страны и общества. Но поскольку Россия многие годы была на военном положении, в её политическую теорию и практику вошла и стала архитипической монархическая наследственность государственности с мотивами единоличной и коллегиальной власти.

3. Через модернизацию политических доктрин самодержавия Россия несколько раз пыталась перейти к республиканской форме правления, но каждый раз наблюдался откат. Основные причины данного явления состоят, во-первых, в том, что Россия была последней представительницей славяно-православной цивилизации. Во-вторых, в России действовал закон ментальной идентичности, выражающийся в дихотомии русской души: архетипов бессознательного и сознательного (открытого, доверчивого). В-третьих, реформы спускались сверху и постулировались как непреложный закон самой государственной власти. В-четвёртых, не было широкого политического диалога власти с народом.

4. Доктрина самодержавной соборности рассматривается как более прогрессивная по сравнению с доктриной самодержавного абсолютизма, поскольку она в большей степени способствовала участию народных масс в принятии политических решений. Это осуществлялось благодаря институту Земских соборов, реализации принципа «симфонии» двух властей и сохранению на местном уровне власти традиционных типов управления.

5. Характерной чертой самодержавия являлась его многоукладность, сочетающая монархические, аристократические и демократические типы управления, как в центре, так и на местах. Помимо этого, российскому самодержавию всегда были присущи следующие черты:

а) цензовый характер власти, отстраняющий широкие слои населения от участия в формировании органов государственного управления;

б) сосредоточение основных усилий государственной власти на функции политической, в том числе военно-полицейской;

в) сохранение в механизме государства значительных позиций,

предшествующей социально-политической элиты;

г) наличие огромного госаппарата, стремящегося к расширению своих функций и тяготение к сужению своей социальной базы;

д) доминирующий рост авторитарных тенденций и силовых принципов управления.

6. Одна из важнейших причин длительного существования самодержавия - неразвитость институтов гражданского общества, формирование которых сдерживалось самодержавным абсолютизмом.

7. Утвердившееся суждение, согласно которому абсолютизм возник и развился в политической системе России благодаря ордынскому игу, не соответствует историческим фактам и содержанию политических доктрин самодержавия. Генезис абсолютизма связан главным образом с широким заимствованием западных учений.

8. Советская власть рассматривается как особая форма возрождения элементов российской соборности и самодержавности. Советские политические доктрины, являясь революционными, по сути призывали к эндогенно-экзогенному типу управления, что обеспечило власти на определённом этапе широкую поддержку общества и создавало условия для социальной стабильности и упрочения целостности страны.

9. «Пробуксовка» реформирования страны указывает на то, что с одной стороны не был учтён успешный национальный опыт государственного строительства, в основе которого лежали принципы сильной центральной власти и соборности, а с другой стороны, народ вновь был оторван от реального участия в процессе модернизации государства и общества. Реформирование страны шло сверху, что неизбежно вело к новому отчуждению правящей политической силы от масс. Поэтому, чтобы реформирование работало на укрепление целостности российского государства, динамичное развитие общества и его консолидацию, важно возрождать и учитывать национальную специфику регионов страны, принципы соборности, увязанные с сильной президентской властью, полезно активнее развивать обратные связи между политической системой и социо-культурной средой. Расширять принципы «солидарного диалога» между властью и оппозицией, церковью и государством. В противном случае Россия, став «лоскутной империей», может пережить новый распад.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем, и их научная новизна. Диссертация представляет собой одно из первых в политической науке комплексных теоретических исследований истоков и эволюции политических доктрин российского самодержавия в контексте исторического и современного дискурса. Стратегия изучения построена на доказательстве соединения политических доктрин самодержавия с государственной политикой, образующей единый комплекс, включающий концептуальные и методологические структуры в ходе познания политического процесса; дискурсивные составляющие политики; коммуникативные взаимодействия политических акторов; принципы и практику политического воздействия на жизнь государства и общества в различных пространственных измерениях от локальных национально-государственных до глобальных. На этой основе проанализированы и сформулированы положения, составляющие научную новизну.

1. Раскрыта сущность «самодержавия» как важной категории политической науки со сложной социально-политической природой, представляющей тип суверенного государства; форму власти в лице главы государства и социально-политических институтов, направленную на укрепление целостности государства и общества на основах централизации политической власти. Ключевыми категориями самодержавия являлись суверенность и легитимность, опирающиеся на патриархальную традицию наследования высшей власти и на доверие народа данной форме правления, закрепленной юридически. Самодержавие, имея диалектический характер, было представлено тремя основными типами: самодержавной соборностью, самодержавным абсолютизмом и парламентским самодержавием. Оно является более широким понятием, чем самовластие и единовластие. По содержанию они близки, но не тождественны. Самовластие и единовластие выражают собой сущность абсолютизации высшей светской или духовной власти. Главной особенностью самодержавия стала «многоукладность» его власти, сочетающей монархическую модель с аристократическими и демократическими институтами управления, позволяющими сохранять культурно-политическую автономию национальных окраин.

2. Раскрыта сущность категории «соборность», включающей в себя три главных аспекта: религиозный (торжество духовно-нравственных начал над прагматико-индивидуалистическими), философский (целое выше и важнее частного) и социальный (социально-политическое единство государства и общества, светской и духовной власти). Как общественно-политическое явление соборность на территории России существовала в виде прямой (вече, совет, сельский сход, казачий круг) и представительной демократии (земства, Освящённые и Земские соборы, Советы народных депутатов).

3. Раскрыта сущность категории «самодержавная соборность», представляющая собой институциональное и нормативно-идеологическое совмещение «самодержавия» и «соборности».

4. Выработана авторская классификация политических доктрин российского самодержавия в контексте развития отечественной политической науки, определена их теоретическая сущность, установлена взаимосвязь между динамикой общественно-политического развития и укреплением российского государства.

5. На этом основании выявлены ведущие доктрины российского самодержавия, которые соответствовали четырём этапам развития отечественной политической теории: религиозно-фундаменталистскому, философско-религиозному, философско-этическому и научно-рационалистическому этапам.

Первому этапу (XI-XVII вв.) соответствовали оборонительно-согласительная и оборонительно-мобилизационные политические доктрины (XIII-XV вв.), на основе которых сформировалась доктрина самодержавной соборности. Второму этапу (конец XVII - начало XIХ вв.) отвечали политические доктрины самодержавного абсолютизма, самодержавно-аристократическая, самодержавно-дворянская, просвещённого абсолютизма Третьему этапу (XIХ – начало ХХ вв.) соответствовали православно-самодержавная и самодержавно-реформаторская политические доктрины. Завершение третьего этапа совпало с доктриной Думской монархии. Свержение самодержавия дало начало четвёртому этапу российской политической теории. Его основу составили коммунистические и либерально-демократические научно-философские учения свободные от религиозных представлений о государстве и власти. Но, не смотря на это, во властных и общественных структурах сохранился известный интерес к проблеме дискредитировавшего себя самодержавия, провоцируя развитие политического дискурса по данному поводу.

6. Выявлены мировоззренческие основы, происхождение и процесс формирования оборонительно-согласительной и оборонительно-мобилизационной политических доктрин, оказавших решающее влияние на генезис политической доктрины самодержавной соборности.

7. Доказано, что утверждение доктрины самодержавной соборности характеризовалось острой идеологической борьбой между сторонниками теории «Москва – третий Рим», ориентирующей российскую власть на сближение с политической культурой Европы, и последователями теории «Россия – второй Израиль», представлявшими Россию как на «воскресшее» царство Израиль, непосредственно связанное с «промыслом Божьим».

8. Выявлено качественное отличие самодержавной соборности как демонстрации социально-политического единства государственной власти и общества от парламентской монархии, допускающей политическую конкуренцию и борьбу за власть. На этом основании сделан вывод о том, что победа сторонников доктрины Думской монархии стала одной из причин февральской революции 1917 г.

9. Раскрыты истоки формирования идеологии старообрядчества, повлиявшей на генезис религиозно-политических доктрин «поповства» и «беспоповства», направленных на сохранение духовно-нравственных основ православного Возрождения и представляющих собой дискурс-защиту эндогенно-экзогенного типа модернизации российской власти. Однако, если доктрина «поповства» выражала позиции самодержавной соборности, доктрина «беспоповства» признавала лишь принцип соборности.

10. Доказано, что политические доктрины самодержавия выступали как фактор целостности российской государственности, построенной на соблюдении принципа «многоукладности», включающего в себя монархическую власть (единоначалие), аристократическую власть (Боярская дума, Сенат и Синод) и демократическую власть (вече, Земский собор, Освящённый и Поместный собор, земства, Государственная дума, Советы, казачий круг, сельский сход).

11. Обосновано положение о том, что истоки и эволюцию политических доктрин самодержавия следует понимать как перманентно развивающийся дискурс-конфликт, отражающий три основных направления модернизации российской государственности, представленных эндогенным (соборно-вечевая власть), эндогенно-экзогенным (самодержавно-соборная власть) и экзогенным (самодержавный абсолютизм, Думская монархия) типами.

В этой связи, доказана позиция, согласно которой институциональная и идеологическая подсистемы России не могли оказать решающего влияния на зарождение доктрины абсолютизма, поскольку в основе православных и национальных представлений о власти лежала идея соборности.

12. Выявлено, что политика как особая сфера в российской политической истории стала рассматриваться лишь в XVII-XVIII вв. Она трактовалась как средство достижения определённых целей в обществе; как область взаимоотношений различных социальных слоёв с государством и между ними; как некое общественное пространство воздействий и отношений, на основе и по причине которых возникает сфера политической жизни.

13. Доказано, что эволюция и дискредитация российского самодержавия стали одной из основ зарождения и становления нового конституционно-политического строя, прошедшего сложный путь модернизации через культ партийного вождя и принцип соборности, представленный Советами. В основе современного политического дискурса, затрагивающего проблему самодержавия, лежит идеологический конфликт «западников» и «самобытников», начало которого относится к XVII в.

14. Обосновано положение о том, что дальнейшее реформирование России должно идти эндогенно-экзогенным путём политической модернизации при гармоничном развитии и тесной взаимосвязи парламентских и соборных начал управления. Подобный путь в большей степени будет способствовать инновационному развитию демократических преобразований в России и эффективному решению возникших трудностей. Он поможет преодолеть коммуникационную отсталость в диалоге между властью и обществом в пользу накопления общественного капитала доверия, добиваясь политического консенсуса, идущего через постоянные гражданские консультации на всех уровнях власти.

Теоретическое значение результатов исследования определяется тем, что реализованные в нём теоретические и методологические подходы, дали автору возможность дополнить пробелы в научном анализе, которые касались принципиальных вопросов, затрагивающих успешное развитие отечественной государственности. Проведённый анализ, построенный на изучении политических доктрин самодержавия в контексте исторического и современного дискурса, позволяет полнее раскрыть специфику таких важных категорий политологии как «самодержавие» и его формы существования, «соборность», «национальная доктрина», «российская власть» и «национальная модернизация» в их связи с фундаментальными понятиями – «цивилизация», «государственность», «национальная идея», «национальная политическая система», «политический конфликт» и «политическое участие», «социальная стабильность и целостность».

Предложенные диссертантом теоретические положения, классификация политических доктрин российского самодержавия в контексте развития теории отечественной политической науки, выявления взаимосвязи между динамикой общественно-политического развития и укрепления страны, а также сделанные выводы в определённой степени восполнят имеющийся пробел в осмыслении специфики российской государственности и могут являться существенным приращением знаний о природе, генезисе, онтологии и прогностике политических доктрин, политических процессов и политической власти в России.

Практическое значение результатов исследования. Проведённый историко-политологический анализ политических доктрин самодержавия в контексте исторического и современного дискурса, позволяет составить более реалистичную картину всей отечественной государственности и тех политических процессов, которые были характерны для нашей страны, содействуя совершенствованию практики национального государственного строительства, направленного на то, чтобы отечественная политическая система была «одновременно и гибкой и стабильной», способной защищать интересы общества и сохранить Россию как великую державу. Положения и выводы диссертации, её рекомендации могут быть полезны для развития законотворческого процесса в институциональной и идеологических подсистемах, в области социально-политических прав и свобод граждан.

Обобщённый в диссертации материал может быть использован для подготовки учебных пособий и лекций по курсам: политология, история политических учений, история России. Данный материал будет полезен в учебных структурах, которые обеспечивают повышение профессиональной квалификации государственных и муниципальных служащих.

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования изложены в тридцати двух научных публикациях автора, включая три монографии. Отдельные положения и выводы исследования были представлены в виде докладов и сообщений:

- на Всероссийской научной конференции «Семья и брак в России: ценности, традиции, обряды XVII-XX вв.» (Москва, 2007);

- на Всероссийской научной конференции «Проблемы этнофобии в контексте исследования массового сознания» (Москва, 2004);

- на Пятой научно-практической конференции «Старообрядчество: история, культура, современность» (Москва, 2000);

- на Международной конференции «Малые города России: культура, традиции, современность» (Соликамск, 1999);

- на Первом Всероссийском конгрессе политологов «Современная Россия: власть, общество, политическая наука» (Москва, 1998);

Основные положения и выводы диссертации обсуждены и рекомендованы к защите на заседаниях проблемной группы и кафедры политологии и политического управления Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Структура диссертации подчинена решению задач исследования. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении даётся обоснование актуальности темы диссертации, рассматривается степень её научной разработанности, формулируются объект и предмет изучения, теоретические и методологичекие основы, цели и задачи, основная рабочая гипотеза, методологическая база и практическая значимость работы, новизна и формы апробации материалов диссертации.

Первая глава «Теоретико-методологические основы анализа политических доктрин» посвящена изучению различных подходов и концепций политических доктрин с упором на самодержавие, их модернизации и влиянию на зарождение и эволюцию российской власти, разработке и адаптации понятийно-категориального аппарата диссертации и выбранных методов анализа.

В § 1 «Теоретические аспекты анализа политических доктрин» отмечается, что теоретическими основаниями для анализа, поставленных в диссертации вопросов, послужили достижения мировой и отечественной политической мысли, которые оформились в виде теорий культурно-исторических типов (Н. Я. Данилевский, К. Н. Леонтьев, А. Тойнби, О. Шпенглер) и «мира миров» (М. Гефтер), стоящих за сохранение национально-культурного многообразия как основы мировой цивилизации.

Диссертант выходит на анализ власти как центральной категории всех политических доктрин. Сравнивая атрибутивно-субстанциональную, силовую, отношенческую и консенсусную модели власти, он делает вывод, что изучение политических доктрин самодержавия лучше анализировать через призму отношенческой модели, на базе которой родилась коммуникативная концепция власти (Х. Арендт, Н. Луман, Ю. Хабермас), полагающая, что в основе подчинения лежит свойственная человечеству необходимость общения, понимания и выбора вектора своего развития. В этом случае успех той или иной политической доктрины можно трактовать как осознанный политический выбор граждан, отвечающий их частным политическим интересам. Теория сопротивления (Д. Картрайт, К. Леви, Б. Рейвен) и родственная ей теория обмена ресурсов (П. Блау, Д. Хиксон) позволяют углубить понимание специфики российского самодержавия.

Теория раздела зон влияния (Дж. Ронг), интерпретирующая власть в качестве следствия контакта социальных зон, находящихся под контролем разных субъектов управления, объясняет идею разделения властей на «священство» и «царство». Трактуя причины разделения властей, автор использует телеологическую теорию (Б. Рассел), соглашаясь с позицией постструктуралистов (М. Фуко, Н. Луман), считавших, что власть не лишает того, кто подвластен ей права выбора, но сужает его право выбора, производит символическую генерализацию его действий. Благодаря чему, государство и общество остаются самовоспроизводящейся системой. Самодержавие и соборность анализируются с опорой на теорию органицизма (Э. Бёрк) и труды митрополита Иоанна (Снычева), которые признают несовершенство человека. Сословное представительство они трактуют как политическую форму демонстрации единства государства и общества, что сближает их взгляды с теорией культурного консерватизма.

Ставка на приоритет духовности и государственного начала роднит мировоззренческую позицию диссертанта с теми, кто видит дальнейший путь модернизации России в объединении духовности, державности и соборности (Г. В. Осипов, В. А. Кулинченко, В. М. Межуев, А. Н. Клеймёнов). Используя теорию конфликтов К. Боулдинга и современные трактовки политической власти, представленные теорией сопротивления (Д. Картрайт, К. Леви, Б. Рейвен) и родственной ей «теорией обмена ресурсов» (П. Блау, Д. Хиксон), автор доказывает «конфликтно-обменные» истоки генезиса доктрины самодержавной соборности.

Отмечается необоснованность тех положений, которые рассматривают Россию в качестве государства «бюрократического типа» (Г. Моска, И. Солоневич) или выводят специфику самодержавия, исходя из «молодости» русских (О. Милов, Х. Ортега-и-Гассет, Ф. Степун), отсутствия прочной связи с Римом (С. Соловьёв, В. Розанов, Г. Моска). Спорным является тезис о том, что элементы гражданского общества не могли возникнуть в России, поскольку в ней не созрели предпосылки идеологического плюрализма.

Таким образом, анализируя теоретические аспекты политических доктрин, определяя время, причины появления, востребованности и дискредитации тех или иных политических доктрин, в том числе доктрин самодержавия, в разные исторические периоды, можно более точно определить степень их влияния на зарождение, эволюцию и перспективы развития российской государственности в контексте её суверенности, духовности и державности.

В § 2 «Методологические основы изучения политических доктрин российского самодержавия» даётся общее рассмотрение двух основных схем классификации истории политической мысли в России «по предмету» и «по методу». Автор обращает внимание на то, что в научных схемах не уделялось достаточного внимания диалектической связи ведущих доктрин российского самодержавия с развитием отечественной политической теории, которая может быть представлена четырьмя этапами: религиозно-фундаменталистским, философско-религиозным, философско-этическим и научно-рационалистическим.

Первому этапу (XI-XVII вв.) соответствовали оборонительно-согласительная и оборонительно-мобилизационные политические доктрины (XIII-XV вв.), на основе которых сформировалась доктрина самодержавной соборности. Второму этапу (XVII - начало XIХ вв.) отвечали политические доктрины самодержавного абсолютизма, самодержавно-аристократическая, самодержавно-дворянская и просвещённого абсолютизма. Третьему этапу (XIХ – начало ХХ вв.) соответствовали православно-самодержавная, самодержавно-реформаторская политические доктрины и доктрина Думской монархии. Четвёртому этапу соответствовали коммунистические и либерально-демократические научно-философские учения свободные от религиозных представлений о государстве и власти.

В этой связи главное внимание диссертант уделил современному категориальному аппарату, без которого нельзя правильно сформулировать научную проблему и выработать методику её решения. Поэтому автор соглашается с теми, кто указывает на то, что научные понятия должны объясняться, исходя из контекста более общей теории (Д. А. Гущин, В. П. Огородников, В. В. Папанов, А. М. Поджарова). Такие понятия должны «читаться» всеми обществоведами. Тогда вычленение смыслового единства понятий позволит сохранить междисциплинарный язык общения и сделать более продуктивной всю методику анализа. Известно, что практическая значимость понятий зависит от их эвристических возможностей. Все используемые понятия должны отвечать критерию операциональности. Поэтому при научном анализе надо учитывать, что содержание и развитие ключевых понятий зависит от общих тенденций развития общества. С этой точки зрения предпочтительнее те концептуализации, которые допускают возможность гибко отрефлектировать изменение социально-политического контекста. Но сам концептуальный анализ не должен сводиться лишь к даче определений понятий. Он должен подчиняться логике историзма, позволяющей анализировать политические доктрины самодержавия в контексте исторического и современного дискурса как единый процесс.

В то же время в работе используется, ставшая классической, методология дискурс-анализа (М. М. Бахтин, Р. М. Блакар, И. А. Бодуэн де Куртенэ, В. фон Гумбольт, А. А. Потебня, Л. В. Щерба). Наряду с ней автор применяет когнитивный (В. Н. Базылев, А. Г. Баранов, А. В. Дмитриев А. В. Дука, М. В. Ильин) и конфликтно-дискурсный метод (А. В. Глухова, М. Н. Грачёв, Л. Н. Тимофеева). Они позволят при изучении доктрин самодержавия перейти к моделированию различных структур сознания участников политической коммуникации. Моделирование когнитивной базы дискурса осуществляется через анализ доктринальных концептов, предложенных конкурирующими политическими идеологиями.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Политическая система российской федерации: теория и практика формирования, тенденции развития

    Диссертация
    Защита диссертации состоится «_24 »_декабря 2010 г. в часов на заседании диссертационного совета по политическим наукам (Д.212.141.20) в Московском государственном техническом университете им.
  2. 10000 изданий по истории государственного управления и самоуправления в России

    Исторический очерк
    200 лет Тамбовской губернии и 60 лет Тамбовской области: Историко-статистический обзор. / Администрация Тамбовской обл.; Тамбовский обл. ком. гос. статистики; Тамбовский гос.
  3. Современные проблемы российской ментальности

    Документ
    А.О.Бороноев, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт. филос. н., проф. (бывший директор НИИКСИ ЛГУ), В.Д.Виноградов, зав. кафедрой ф-та социологии СПбГУ, докт.
  4. Российский государственный университет им. И

    Документ
    Международные отношения и системы мирового порядка: от европейских войн второй половины XVIII – начала XIX века к современности: Сб. научн. ст. / Отв.
  5. Правительство Российской Федерации Государственный университет Высшая школа экономики Факультет прикладной политологии программа дисциплины

    Программа дисциплины
    Актуальность темы связана с глобальными процессами, меняющими картину современного мира и взаимодействие между различными устоявшимися представлениями, политическими институтами и структурами.

Другие похожие документы..