Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Канада входит в "семерку" наиболее крупных развитых стран. Ее ВВП в конце 90-х гг. приблизился к 700 млрд. долл., а ВВП на душу населения б...полностью>>
'Курсовая'
Методические рекомендации к написанию курсовой работы по дисциплине «Теория и практика проведения PR-кампаний» составлены в соответствии с требования...полностью>>
'Доклад'
Заслушав и обсудив доклад министра транспорта и дорожного хозяйства Кабардино-Балкарской Республики Суншева А. А. и содоклад председателя Комитета Па...полностью>>
'Литература'
«Слово «денди» до сих пор сохраняет неизъяснимый оттенок таинственного шарма, а сами денди видятся нам эксцентричными эстетами, творцами гениальных п...полностью>>

Сочинения святителя игнатия брянчанинова

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

???????? ???????????

Удивительно, насколько сильна в человеке неутолимая жажда власти: доведя Землю до экологической катастрофы своей деятельностью по созиданию “цветущего города-сада”, создав для самого же себя почти невыносимые условия жизни, вместо осознания собственного безумия и принесения покаяния человек находит для себя другое поле деятельности, другой мир, более послушный, чем реальный, менее связанный материальными ограничениями и почти не подверженный случайностям и иррациональности - мир виртуальной реальности.

Сегодня постоянно говорят о появлении “цифровой агоры”, или “всемирной информационной деревни”: “Internet - это маленький город размером с планету”2. Властолюбие современного человека здесь находит прекрасную реализацию: можно весь мир свести почти в одну точку - свой компьютер - и таким образом владеть им! “Компьютер дает ни с чем несравнимое чувство власти; щелчок мыши - ближний родственник щелчка пальцами господина, нажатию курка оружия - беспрекословно вызывает, заставляет двигаться и убивать врагов, воскрешать героев. Он возбуждает и удовлетворяет потребность в господстве, рождая иллюзию всесилия, которого не дают, пожалуй, ни обладание жезлом власти, золотой ветвью”3. Святитель Григорий Нисский говорил, что после грехопадения человек в помрачении стремится “иметь свое бытие в самом небытии”4. Виртуальная реальность предоставляет для этого просто идеальную возможность. Здесь не существует никаких запретов, никаких препятствий для осуществления своих самых потаенных желаний. Компьютерная сеть - это “телематическое чудо, которое позволяет осуществить множество сумасшедших идей. Это возможность стать сумасшедшим и свысока (sic!) взирать на остальных несчастных”5. Мы еще не осознали до конца всю значимость жизни в виртуальном пространстве: с точки зрения святоотеческого учения о развитии страсти в душе, вовсе не обязательно, чтобы эта болезнь была выражена в каком-то поступке: грехом уже является сосложение ума с помыслом, предвкушение греха, еще больший грех - согласие на совершение. Привыкнув постоянно находить “отдохновение” от житейской суеты в виртуальной реальности (где чаще всего необходимо либо участвовать в авантюрах вселенского масштаба, либо убивать всех и вся), душа человека так навыкает к совершению грехов, что в этом мире их уже и совершать-то не надо: ведь это может иметь далеко идущие последствия - зачем же зря рисковать, когда все острые ощущения можно испытать в мире “неподсудном”...

Технические средства позволяют человеку ощутить себя независимым не только от пространства, но и от времени. “Остановись, мгновенье...” - вот девиз всей аудиовизуальной культуры. Но остановись не столько потому, что “ты прекрасно”, а потому, что “Я хочу тобой владеть”, “Я хочу сделать тебя своей собственностью и распоряжаться по своему усмотрению”, “Я хочу - и могу! - остановить неумолимый бег времени, похищающий из моих рук все то, чем я хотел бы обладать”... Именно здесь кроются истоки современной фотографии, кино, видео и прочих технических средств аудиовизуальной культуры - все в том же стремлении человека к безграничной власти.

Властолюбию служит и ставшее возможным благодаря множительной технике тиражирование как предметов потребления, так и произведений искусства. Однако “бесконечная репродуцируемость, с одной стороны, делает накопленные ценности доступными самым широким слоям населения, а с другой - как бы разменивает в повседневной фамильярности подлинность и уникальность художественного предмета. Облегчение и упрощение восприятия - не только преимущество, но и беда, поскольку индивидуальность, внутренняя подготовленность и отрадная трудность переживания культуры есть, по-видимому, неотъемлемая составная часть ее ценности”1. Так техника под видом “приближения” искусства к народу обращает в “вещь” даже самые высокие образцы искусства, тем самым сводя на нет их ценность и превращая в такой же обыденный предмет потребления, как чайник или утюг2.

“Прометеевский человек из всех сил старается исключить из жизни случай и чудо, разложить иррациональное на осязаемые величины, вырвать у природы ее тайны и тем самым подчинить себе мир. Поэтому он и смотрит на мир как на вычислимый механический предмет, который можно присвоить, решить, подобно арифметической задаче; которым можно управлять, как машиной, руководить, как организацией, - но уже не как на тайну, перед коей молчат. Поэтому прометеевский человек так ценит технику и так презирает религию”, - писал В.Шубарт3. Что же является конечной целью технократической цивилизации, к чему же направлены все ее стремления? Интересен ответ П.Вирильо: “Преобладать будет воля к сведению мира к точке, где бы им можно было владеть. Все военные технологии сводят мир к ничто. И поскольку военные технологии являются передовыми технологиями, в сущности они набрасывают уже сегодня проект будущего гражданского государства”1 - понятно, что государства тоталитарного, во главе с небезызвестной личностью из Откровения Иоанна Богослова...

­­?????????????

Как было уже отмечено, техника, создавая внешнее сближение между людьми, внутренне их разъединяет. Человек технократического общества стремится к обособлению, он хочет замкнуться в своем мирке и иметь контакт с окружающим миром лишь постольку, поскольку ему этого хочется. Современный человек больше всего боится непосредственности, ему не представляется ничего более ужасным, как если кто-то прорвется к нему в душу и увидит, что там творится, чем живет этот человек. Технократическая цивилизация выработала замечательное слово - “имидж” (image) - внешний образ, личина, маска, под которой скрывается все то, что должно быть недоступно окружающим. Именно поэтому из жизни тщательно удаляется все способное приоткрыть или разрушить этот имидж, и, наоборот, всячески поощряются и развиваются технические посредники общения, благодаря которым общение становится возможным только на уровне этих “личин”, но никак не глубже. Ж.Бодрийяр тонко подметил, что стекло является одним из наиболее значимых и характерных материалов современной цивилизации: ведь стекло - это “идеальная современная оболочка: ему «не передается вкус», оно не меняется со временем (как дерево или металл) под действием своего содержимого, не скрывает его... стекло неразрушимо, нетленно, не имеет цвета и запаха и т.д. - это поистине как бы нулевая степень вещества. Но самое важное, что стекло в высшей степени воплощает в себе фундаментальную двойственность «среды» - одновременно близость и дистанцию, интимность и отказ от нее, сообщительность и несообщительность... Стекло образует прозрачность без проницаемости: сквозь него видно, но нельзя прикоснуться... Стекло ... являет лишь знак своего содержимого, вставая препятствием на пути к нему”2. Только в технократическом обществе стала возможна мода на темные или зеркальные очки, причем теперь их носят всегда, вне зависимости от погоды, климата или времени года. Ведь такие очки позволяют видеть все, зато окружающие совершенно не видят глаз хозяина таких очков, а значит не могут замечать движений его души3.

Огромную роль в жизни современного общества начинают играть компьютерные средства коммуникации. Благодаря им можно быстро и дешево связаться с любой точкой земного шара, получить или передать информацию - как текстовую, так и в виде графического изображения, звука и проч. И все это - не выходя из своей комнаты! Международная компьютерная сеть, самым крупным представителем которой является Internet, оказалась привлекательнейшим средством межличностных коммуникаций4. Уже давно стали широко распространенными так называемые “виртуальные клубы” различных вкусов и направлений. Так, например, существуют “виртуальные пивные”, в которых вы “можете посидеть с друзьями, отведать свеженького пивка и поделиться впечатлениями”1, или если вы не любитель пива - “Виртуальный клуб любителей «Битлз»” может оказаться вам по вкусу2... Что же происходит на самом деле? Человек получает прежде недоступную возможность “полноценно” и “разносторонне” общаться с другими людьми - их видеть, слышать - и в то же время оставаться в абсолютной безопасности и защищенности - как внутренней, так и внешней. В Internet “никто ничего не знает о вас, за исключением того, что вы удосужились сами о себе рассказать... Если вы желаете побыть простачком - пожалуйста! Хотите показаться отпетым негодяем? На здоровье! А может, вы решили оставаться самим собой? Тоже ничего! Всё зависит от вас”3. Никто не принуждает вас выходить “на свидание” в киберпространстве под своим подлинным именем. В виртуальном мире можно иметь столько “имиджей” - личин - сколько хочешь, и никто никогда не узнает, кто скрывался под тем или иным именем. Можно разыгрывать кого угодно и как угодно. По мнению самих “виртуалов”, именно благодаря этой анонимности “в Internet «живет» огромное количество людей, которые смело высказывают свои самые сокровенные мысли, не опасаясь, что они проникнут в реальный мир”4. “Внешний мир, в котором чувства и увлечения часто скрыты под лживыми масками, невозможно сравнить с искренностью его электронного собрата. Общение с новыми друзьями становится настоящим наркотиком (sic!). И не так-то легко контролировать свою зависимость от него и избегать печальных последствий”, - признается Филипп ле Ру5. Известно, что существует “2-3 процента пользователей (в действительности - гораздо больше - П.В.), работающих с Сетью в он-лайн режиме, которые перешли порог нормального общения и сегодня проводят всю сознательную жизнь (когда не спят) в конференциях ИНТЕРНЕТ”6. Виртуальный мир - это идеальная арена для лицедейства в мировом масштабе. И никто не задумывается о том, что это грех, грех лжи, и что всякий, “любяй неправду, ненавидит свою душу”(Пс. 10.5)...

Примечательно, что нередко компьютерная сеть становится местом завязывания настоящих... романов, причем “только электронная почта (sic!) позволяла нам дать волю своим чувствам”7, - делится один из любителей электронных любовных приключений. Чем же обычно все это заканчивается? - “Электронную” любовь “не так просто превратить в настоящую, как кажется... Два дня мы прожили в полной неопределенности (уже не в виртуальном, но в реальном мире - П.В.), потом нас обоих охватило разочарование и отношения очень быстро испортились”8... Однако, по этому поводу особо расстраиваться ни к чему - “стоит лишь удалить файл с сообщениями близкого человека, как вы легко и быстро вновь обретаете независимость. А затем можно начинать жизнь сначала”1...

По своей сути, электронная коммуникация является обезличиванием человека. Человек попадается на удочку полной автономии от окружающих, и в то же время постепенно перестает осознавать себя как цельную личность, как микрокосм, распадаясь на разные личины и привыкая таким же образом воспринимать и окружающих. “В моей жизни, - пишет Филипп ле Ру, - был период, когда я проводил по 10 и более часов за терминалом, общаясь с людьми всей Франции. И когда после этого я выходил прогуляться на улицу и видел переходящего дорогу человека, то ловил себя на мысли, не может ли этот человек являться одним из моих собеседников по Minitel и какое у него может быть имя. Изучая каждую личность, я пытался сопоставить ее с одним из сотен безликих образов, составляющих Minitel, что производило на меня неизгладимое впечатление”2. Электронная коммуникация представляет собой крайнее проявление психо-коммуникации, противоположной онто-коммуникации, или, согласно Г.С.Батищеву, “глубинному общению”: “В психо-коммуникацию человек вступает не иначе, как частично, фрагментарно, ущербно, функционально-избирательно, отделяя от себя нечто для сообщения другому, а все остальное в себе удерживая вне обращенности ему. В этом смысле любая, даже самая точная и правдивая в своих границах информация далеко не вполне искрення здесь, ибо искрення только вся полнота бытия, раскрытая безусловно. Мысль изреченная только тогда не ложь, когда через мысль изрекает себя само бытие-поступок... В психо-коммуникацию включается лишь крайне обедненное, омертвленное и профильтрованное «эхо», заведомо отсеченное от судьбически-ответственной, а нередко даже и от произведенчески-условной нагрузки, от присутствия самого человека, от звучания мелодии его всежизненной устремленности”3. В чем же причина популярности в современном мире именно такого типа общения? - Все в том же стремлении человека оградить себя - если не материальной стеной города, как это сделал Каин, так техническими посредниками, и таким образом отделиться и “отделаться от ответственной со-причастности, загородить, заслонить, загромоздить пустыми знаками удобную поверхность своей жизни и чтобы сквозь эту поверхность уже невозможно было бы пробиться, чтобы стала уже невозможна встреча в правде бытия-поступка. Психо-коммуникативные навыки превращаются в искусство замаскировывать и отсутствие реальной общности, и, что еще гораздо хуже, - устало-злое нежелание ее искать, к ней стремиться, становиться достойным ее. Никому себя не адресуя, человек отсутствует также и внутри самого себя4. Перед нами еще один парадокс технократической цивилизации: культ индивидуальности вроде бы призван дать человеку возможность быть обращенным на самого себя, а на деле - вся деятельность обращается вовне - внутри-то пусто...

Разрушение традиционных материальных и временных, и вместе с тем создание почти непреодолимых внутренних преград является характерной тенденцией развития современного общества. Бодрийяр отмечает, что “автомобиль уже не устраняет преграды между людьми - напротив, люди делают эти самые преграды его нагрузкой”1. Технический прогресс лишь усугубляет эту болезнь души, и в итоге побежденное пространство разделяет людей “еще более непроходимо, чем непобежденное”2.

Индивидуализм и отчуждение людей друг от друга, которым способствуют современные технические средства связи, являются прямым нарушением главной заповеди христианства - заповеди о любви друг ко другу. Таким образом, мы видим, как “новый человек воспринимает в первую очередь не Вселенную и не Бога, а себя, преходящую во времени личность; не целостность, а часть, осколок бренный. Он уже не чувствует себя всего-навсего точкой прохождения вечных сил, а видит себя в центре Вселенной. У каждого теперь «свой» Бог, которому каждый молится в тиши своей каморки”3 - или перед экраном монитора...

??????????????? “?????? ????? ? ?????? ????”

“Конечной целью западной культуры является не борьба с силами земли, а состояние всеобщей безопасности, порядка и благосостояния после победного окончания борьбы. Ее цель - мещанство”4, - писал В.Шубарт.

Технократическая цивилизация направляет немало усилий для того, чтобы развить в людях многообразные потребности. В противном случае определенная часть индустриального производства окажется перед опасностью банкротства. Современное общество нередко по праву называют обществом потребления. “Чудо Производства” неизбежно приводит к “Чуду Потребления”: “Традиционные барьеры больше уже не мешают никому покупать все, что нравится. Нужно лишь иметь деньги... Все доступно, все можно купить, все можно потребить”5 - пишет Э.Фромм. Пожалуй, еще никогда в истории не было подобной ситуации, когда любой человек имеет полную возможность получить в свою собственность все, что угодно - имей он только деньги.

Ты хочешь, ты хочешь, ты хочешь” - и преследуемый этим ежедневным кошмаром человек уже и не замечает, какую роль выполняет прежде увиденная (услышанная) реклама при выборе той или иной покупки... С первого взгляда - и что в этом плохого? Однако святитель Игнатий предупреждает: “Не сочти маловажным исполнение твоего пожелания, по-видимому самого ничтожного: каждое исполнение пожелания непременно полагает свое впечатление на душу. Впечатление может быть иногда очень сильным, и служит началом пагубного навыка6. Реклама, со всех сторон окружая человека, разжигает в нем желания - ведь в этом ее задача - попечения о плоти превращать в похоти, страстные стремления (Рим.13.14). Как тут не вспомнить слова преподобного Серафима Саровского, что “страсти не утишаются, доколе нас окружают предметы, возбуждающие страсти”7! Поскольку для удовлетворения их нужны еще и материальные средства, главной целью становится заработать (или добыть любыми способами) как можно больше денег. Таким образом развивается в человеке “корень всех зол - сребролюбие”(1Тим.6.10). В данном случае технократическая цивилизация предстает перед нами как развивающая в людях потребительское отношение к материальному миру, диаметрально противоположное христианскому - “имея пропитание и одежду, будем довольны” (1Тим. 6.8). Такое апостольское отношение к миру совершенно не соответствует господствующим стремлениям. “Если бы современному человеку хватило смелости изложить свое представление о Царствии Небесном, то описанная им картина походила бы на самый большой универмаг в мире с выставленными новыми моделями вещей и техническими новинками, и тут же он сам «с мешком» денег, на которые он мог бы все это купить. И он бы слонялся, разинув рот, по этому раю образцов последнего слова техники и предметов потребления - при одном только условии, что там можно было бы покупать все новые и новые вещи, да, пожалуй, чтобы его ближние находились в чуть-чуть менее выгодном положении, чем он сам”1. Какая прекрасная иллюстрация к апостольским словам о царящих в душе “похоти плоти, похоти очес и гордости житейской”(1Ин.2.16)!

????????? ?????

До индустриальной революции труд был органично вплетен в ежедневную жизнь человека, был естественной составляющей его жизни. Праздность считалась одним из главных пороков и матерью всех страстей. Отсутствие “удобств” цивилизации способствовало тому, что для достижения любой цели - даже самой незначительной - требовался труд. Обратим внимание на господствовавшую тогда парадигму: чем выше цель - тем больший необходимо приложить труд для ее достижения. В то же время труд, будучи по своей сути органичным, находился в непосредственной связи с человеком и природой. Благодаря этому любой труд - даже самый примитивный - становился в большей или меньшей мере творчеством, а значит - помогал человеку, раскрывая свои способности, все более внутренне обогащаться. Труд не воспринимался лишь как способ зарабатывания денег, скорее, это была просто неотъемлемая сторона жизни2 .

Технократическая цивилизация изменила как характер самого труда, так и отношение к нему. Для многих теперь труд - это выполнение тех функций, которые машина еще не может - как правило, функций весьма однообразных, однако требующих напряженного внимания и ответственности. Трудящийся, будучи лишь винтиком в огромной машине производства, уже не воспринимает свой труд так же, как и ремесленник, руками которого вещь изготавливалась с начала и до конца: труд становится отчужденным от рабочего, особенно когда он участвует в конвейерном процессе. Массовое производство и тиражирование обезличивают вещи, участие же в создании таких обезличенных и отчужденных предметов лишает труд человека прежней значительной доли творчества.

Такое отчуждение приводит к тому, что человек, весь день проработав на производстве, потратив все свои силы, в то же время оказывается значительно опустошенным внутренне: то глубокое удовлетворение, которое ранее приносил ремесленный труд, теперь оказывается недоступным. По мысли Э.Фромма, это приводит к двум следствиям: “первое - идеалу полнейшей лени; второе - к затаенной, хотя зачастую и бессознательной, враждебности по отношению к труду, а также ко всему и всем, с ним связанным”1.

“Лень - двигатель прогресса!” - и эта поговорка не беспочвенна. Индустриализация выдвинула свой принцип: достижение максимального результата при минимуме затраченных усилий. В итоге технократическая цивилизация добилась того, что для жизни современного человека не требуется почти никаких усилий. С каждым днем успехи техники приближают к реализации давней мечты: развалиться в кресле, нажать на кнопочку - и чтобы все желания - мигом! - исполнялись. “Машина приводит к отмиранию функций, граничащему с параличом”, - писал Льюис Мэмфорд2. Развитию жажды к “кнопочной власти” сегодня способствуют практически все технические изобретения, становясь все миниатюрнее, скрывая свое нутро от глаз пользователя, и в то же время будучи необычайно насыщенными различными возможностями: например, современный компьютер, способный производить любые сложнейшие математические, графические, коммукационные (и не только) операции, имеющий память объемом в сотни тысяч томов печатного текста, уже давно умещается на ладони. Современная техника всё тщательнее маскируется, скрывается, становится все более ненавязчивее, незаметнее - ведь теперь ее цель - дать человеку возможность ощутить всю полноту мнимой власти над миром, но в то же время не позволить человеку прозреть и увидеть себя рабом настоящего хозяина этой “власти” - техники.

Однако за все приходится платить: когда же человек не хочет “платить” за жизнь собственными усилиями, своим трудом, тогда ему приходится расплачиваться, причем чаще всего на другом уровне - душевном. Итогом внешнего облегчения жизни становится все большее ее внутреннее обесценивание. Прекрасно об этом размышлял П.Е.Астафьев: “Для нас и вся наша жизнь, и все, чем мы ее наполняем и что она дает нам, имеют какой-либо интерес, представляют какую-либо ценность лишь в той мере, в какой они нам стоят заметных усилий, борьбы и труда. Самые эти наши усилия, борьба и труд не могут конечно не иметь для нас самих, от кого они исходят, интереса и ценности. И они-то одни именно и придают от себя этот интерес и ценность тем результатам их, которые составляют цели, преследуемые нашей деятельностью, - так называемые блага жизни, - ради которых собственно мы думаем, что несем тяжелый труд жизни, но которые сами по себе, без этого труда, лишаются для нас интереса и ценности. Отнимите у жизни усилие, борьбу и труд, и - как бы Вы ни сделали ее богатой всякими удобствами и даровыми благами, - Вы отнимете вместе и весь интерес и всю ценность у нее. ...Во всем и везде нам дорога именно вложенная нами в любимый предмет, любимое лицо или произведение нашего труда - доля этого личного труда; этих наших личных усилий, забот и т. п. Не то мы любим в них, что от них получаем, но то, что влагаем в них, что им даем от себя. ...Не то, чем мы владеем, ...но то, что мы делаем ценно нам в жизни; ценен и занимателен самый труд, самое усилие - а не его конечный готовый результат сам по себе”1.

Поэтому становится вполне понятным такой высокий показатель самоубийств в странах, находящихся на высоком уровне экономического благосостояния, где даже почти у каждого безработного есть свой сотовый телефон и цветной телевизор. Не даром опасался П.Е.Астафьев, как бы “самый совершенный (идеально-автоматизированный) человек от скуки, пустоты жизни не повесился на последней, самой совершенной из своих упраздняющих его деятельность машин”2!...

“??????” ???????????????? ???????????

“Если гражданин технополиса - прагматик, это значит, что он своего рода современный аскет, - пишет Харви Кокс в “Мирском Граде”. - Он заставляет себя отказываться от некоторых вещей. Он решает задачи путем отделения всего в этом случае несущественного, учитывая мнения разнообразных специалистов и готовясь взяться за новые проблемы, когда нынешние будут временно разрешены. Для него жизнь - это ряд задач, а не непостижимая тайна. Он отбрасывает все недоступное и занимается только доступным. Он не теряет времени на обдумывание “последних” или “религиозных” вопросов, ибо его вполне устраивают предварительные решения. Он смотрит на мир не как на страшную загадку, возбуждающую молчаливое благоговение, а как на ряд сложных и взаимосвязанных задач, решение которых требует профессиональных знаний. Он редко задумывается над так называемыми религиозными вопросами, поскольку чувствует, что может отлично разобраться в этом мире и без них”3. - Более красочный портрет современного “аскета” технократической цивилизации вряд ли можно представить!

Однако, оставив в покое грешную землю с ее прагматизмом, посмотрим теперь, что же происходит в мире любителей виртуального. Среди компьютерных фанатиков существует тоже своего рода “аскеза”. Как правило, “выходы” в Internet совершаются глубокой ночью, впрочем, как и самое лучшее время для компьютерных игр - когда уже за полночь. Конечно, можно не придавать этому никакого особого значения, однако заметим, что действительно существует определенный образ жизни компьютеромана: сну уделяется как можно меньше времени (обычно с 4-5 часов утра и до 7-11 - в зависимости от рода занятий в реальной жизни). У многих программистов нередко происходит вообще полное смещение границ дня и ночи. “Днем” становится период времени, когда человек работает за компьютером, часто до полного изнеможения. Когда же по причине физического переутомления работа становится невозможной - “пальцы не слушаются, а глаза не видят” - вот тогда компьютероман идет спать, и для него наступает “ночь”, вне зависимости от настоящего времени суток.

Основную пищу компьютероманов составляют кофе, пирожные, шоколад, конфеты, торты, печенье. К фруктам, овощам и прочей пище “реалов” они относятся в лучшем случае с пренебрежением. В одежде они обычно весьма непритязательны - предпочитают функциональную и носкую “джинсу”. Ограничение сна или недосыпание, как известно, весьма способствует утончению чувств; ночное время всегда признавалось подвижниками лучшим для молитвы и созерцаний - здесь же мы имеем дело тоже с определенного рода “подвижничеством”, благодаря которому “погружение” в виртуальную реальность становится более “глубоким”. Обратим внимание еще и на то, что “погружению” немало способствует компьютерная музыка, обычно постоянно сопровождающая игры как фон. Если вслушаться внимательнее, то такую “музыку” назвать музыкой весьма трудно: как правило, это набор постоянно повторяющихся в заданном ритме звуков непонятного происхождения, создающих ощущение пребывания в “космическом” пространстве или что-то другое. Из всех видов музыки компьютерная является наиболее эзотеричной. Примечательно, что даже находясь в реальном мире “виртуалы” не хотят терять связи с киберпространством: чаще всего через наушники их плейеров льется в сознание все та же компьютерная музыка.

Есть еще одна весьма показательная черта, характеризующая компьютерных “аскетов” - пренебрежение к браку. Семейные узы налагают уж больно много ограничений на жизнь в виртуальном мире - зачем же напрасно обременять себя, когда все потребности (в том числе и сексуальные) можно удовлетворять с помощью все того же компьютера? 1

?????????? ???? ?????????

Диаграмма 3. Процентное соотношение детей играющих и не играющих в компьютерные игры в г. Москве по возрастам.

Страстная жизнь, культивируемая технократической цивилизацией, не может не отражаться самым негативным образом и на воле человека как таковой, делая её слабой, дряблой, неустойчивой в своих стремлениях, всецело подверженной руководству душевных страстных расположений. Как говорит преподобный Исаак Сирин, воля делается “сластолюбивой”2, направленной лишь на ублажение самолюбия.

До какой степени безволия могут доводить человека компьютерные игры, можно видеть из следующего примера: “Смертельно уставший программист в конце рабочего дня запускает какую-нибудь компьютерную игру, и оказывается, что он может еще час или два с увлечением просидеть за дисплеем. Наконец наступает крайняя степень усталости, когда «глаза перестают смотреть, а пальцы - слушаться», программист выключает компьютер и идет домой едва ли не шатаясь”1. А вот еще одно примечательное свидетельство игромана о компьютерной игре Diablo: “Сев за игру однажды, вы перестаете существовать в нашей реальности. Вас без остатка затягивает в уникальный мир, созданный Blizzard'ом. Когда же вы снова приходите в себя, то обнаруживаете, что прошло уже десять часов, у вас очень болит голова, мышь судорожно зажата в руке и ... вы лихорадочно думаете, как справиться с той толпой Sоul Burner'ов, что навалилась на вас в 14 уровне...”2 К чему же так неумолимо стремится игрок? - “Постепенно спускаясь все глубже, вы перемещаетесь из прохладного полумрака подземелья в освещенные оранжевым сиянием лавы пещеры или пропитанные кровью и страхом коридоры самого Ада”3...

Подобный паралич воли можно наблюдать и у любителей телевидения: придя усталыми с работы, такие люди первым делом включают телевизор - и тотчас подвергаются массированной атаке различных событий, впечатлений, эмоций и т.д. В итоге вместо необходимого отдыха душа еще более утомляется. И сами-то люди часто прекрасно понимают, что не принесут им никакого облегчения ни телевизор, ни компьютер, ни средства массовой информации - однако страсть, обратившись уже в злой навык, сама заставляет руку тянуться к кнопке включения...

Таким образом, технократическая цивилизация воздействует на волю человека двояко: с одно стороны, насаждая и вырабатывая определенные стремления, с другой - ослабляя саму волю.

Средства массовой информации и реклама разжигают в человеке различные пожелания, иногда доводя их до страстных стремлений. Направление этих желаний одно: материальное благополучие, удовлетворение “похоти плоти, очес и гордости житейской”, одним словом, самоугождение во всевозможных формах.

Техника (особенно компьютерная) весьма способствует обращенности на самого себя, уходу от проблем реальной жизни в мир иллюзий и желанию пребывать в нем вечно.

Немаловажную роль играет современная техника также в развитии гордости и властолюбия. Технократическая цивилизация насаждает в людях свою собственную иерархию ценностей, сознательно диаметрально противоположную Евангелию: “Для американского карьериста успех - подобие религиозного призвания. Он становится не одним из многих, а единственным смыслом жизни, и человек не может даже допустить мысли о существовании совершенно иных образов жизни, где люди понимают смысл совсем по-другому”4.

Изменяется как сам характер труда, так и отношение к нему. Труд становится более механическим, нежели творческим, и часто приносит внутреннее неудовольство, что в свою очередь порождает идеал (или идол?) расслабленности и лени, реализации всех желаний без каких-либо на то усилий.

Поскольку технические средства позволяют легко реализовывать живущие в сердце страсти - или в реальном, или в виртуальном мире - то через регулярное исполнение страстных пожеланий воля заметно ослабляется и становится уже почти неспособной контролировать поведение человека. В результате человек становится безвольным в том смысле, что его воля управляется исключительно страстными чувствами и похотениями.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. А. Н. Стрижев Седьмой и восьмой тома Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова, завершающие Настоящее издание, содержат несколько сот писем великого подвижника Божия к известным деятелям Русской прав

    Документ
    Седьмой и восьмой тома Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова, завершающие Настоящее издание, содержат несколько сот писем великого подвижника Божия к известным деятелям Русской православной церкви, а также к историческим
  2. А. Н. Стрижев Пятый том Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова содержит капитальный труд Преосвященного «Приношение современному монашеству», пользующийся огромным авторитетом как у монашествующих

    Документ
    Пятый том Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова содержит капитальный труд Преосвященного «Приношение современному монашеству», пользующийся огромным авторитетом как у монашествующих, так и у мирян.
  3. А. Н. Стрижев Шестой том Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова содержит выдающийся его труд «Отечник» сокровищницу назидания и поучения святых Отцов. Книга учит страху Божиему, умной внимательн

    Книга
    Шестой том Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова содержит выдающийся его труд «Отечник» — сокровищницу назидания и поучения святых Отцов.
  4. Святитель Игнатий Брянчанинов

    Документ
    Имя святителя Игнатия Брянчанинова, епископа Ставропольского и Кавказского сияет в летописях Церкви и России ярким светом благодатного избранничества.
  5. А. Н. Стрижев Настоящий том Полного собрания творений святителя Игнатия содержит капитальный богословский труд «Аскетическая проповедь» ибольшой массив вновь публикуемых текстов, собранных в разделе «Приложение»

    Документ
    Настоящий том Полного собрания творений святителя Игнатия содержит капитальный богословский труд — «Аскетическая проповедь» и большой массив вновь публикуемых текстов, собранных в разделе «Приложение».

Другие похожие документы..