Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Современное образование в качестве своей приоритетной цели ставит признание личности ученика основным субъектом образования. Такая постановка цели ак...полностью>>
'Реферат'
1.1. Рефератом следует считать краткое изложение в письменном виде содержания и результатов индивидуальной учебно-исследовательской деятельности. В о...полностью>>
'Рабочая программа'
Целью освоения дисциплины «Неинвазивные методы диагностики живых систем» является приобретение теоретических знаний и практических навыков по методам...полностью>>
'Документ'
Президент Общероссийского союза общественных организаций «Федерации физической культуры и спорта инвалидов России с поражением опорно-двигательного а...полностью>>

Сочинения святителя игнатия брянчанинова

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

??????? ?? ?????? ? ??????????????? ????????? ??????????

Современные аудиовизуальные средства способны так глубоко изменить массовое сознание, что можно говорить о “переходе всеобщей грамотности в свою противоположность - зрелищную неразборчивость и личностную невосприимчивость к написанному слову”4. Для христианского миропонимания здесь сокрыт огромный вред - происходящая сейчас десакрализация книги ударяет в первую очередь по христианской культуре, культуре писанного слова, культуре, в основе которой лежит Священное Писание и творения Святых Отцов. Сегодня нередко можно услышать следующее: “Надо скорее всю богатую сокровищницу христианской мысли перенести на аудиокассеты, чтобы люди могли слушать эти кассеты в любом месте и при любых условиях, не утруждая себя чтением! Это ведь обеспечит небывалый успех христианской проповеди!” Постараемся выяснить, в чем же заключается отличие самостоятельного чтения книги от ее прослушивания (аудирования).

Прежде всего, чтение, в отличие от прослушивания магнитофонной записи - всегда труд, и причем не из легких: “Надо потрудиться, чтобы научиться читать, и надо потрудиться, чтобы стать читателем”5. В этом-то и заключается причина нынешней популярности аудиокассет с начитанными профессиональными актерами художественными произведениями - в прирожденной современному человеку лени, в чем бы она ни находила свое выражение. Говоря сейчас о чтении как о труде, мы подразумеваем чтение вдумчивое, внимательное, а не то “скоростное” или столь распространенное ныне беглое чтение, которое так замечательно описал Ильин: “глаза бегают по буквам, «из букв вечно выходит какое-нибудь слово» (Гоголь), и всякое слово что-нибудь да «значит»; слова и их значения связываются друг с другом, и читатель представляет себе что-то - «подержанное», расплывчатое, иногда непонятное, иногда приятно-мимолетное, что быстро уносится в позабытое прошлое... И это называется «чтением». Механизм без духа. Безответственная забава. «Невинное» развлечение. А на самом деле - культура верхоглядства и поток пошлости”1. Настоящее чтение немыслимо без со-работничества, со-трудничества с автором; более того - вдумчиво читающий всегда ведет невидимую беседу с самим писателем. Таким чтение не может быть без возможности остановиться, поразмыслить, отложить книгу на время или же перелистать несколько страниц назад, перечитать что-то для лучшего понимания. Аудирование напрочь лишено этих возможностей - хотя потенциально они и допускаются, но в действительности никогда не реализуются. Аудиовизуальные средства не позволяют менять скорость подаваемой информации и ее объем, в то время как читающий человек всё это контролирует сам. “Особенность книги в том, что это записанное (на камне, папирусе, в свитке или кодексе) произведение хранит не информацию, а авторскую речь. Книга молчалива. Звук, голос автора и персонажей покоится в буквенных знаках, как музыка в знаках нотных... Каждый из этих знаков очерчивает возможный смысл”2. Именно это отсутствие внешних подпорок - таких, как интонации голоса, музыкальное сопровождение, зрительные образы или же игра актеров - делают возможным многократное перечитывание достойных этого книг, причем с каждым разом читающий открывает для себя что-то новое, прежде непонятое или незамеченное; глубина проникновения в произведение напрямую зависит от внутренней работы читающего. Напротив, при прослушивании происходит невольное навязывание трактовки читаемого текста; здесь мы имеем дело уже не с авторским произведением, а с его переложением и адаптацией к слушателю. “Читать - значит искать и находить, - писал Ильин, - ибо читатель как бы отыскивает скрытый писателем духовный клад, желая найти его во всей его полноте и присвоить его себе. Это есть творческий процесс, ибо воспроизводить - значит творить. Это есть борьба за духовную встречу; это есть свободное единение с тем, кто впервые приобрел и закопал искомый клад”3. Экранизация литературного произведения совершенно лишает зрителя этого творческого процесса: здесь за него все уже продумано, а если надо - то и придумано режиссером, постановщиком, актерами и прочими. В результате почти всегда художественное произведение подменяется его эрзацем, упрощенным и часто обездушенным. Легкость восприятия на слух (особенно адаптированного текста) позволяет одновременно заниматься другими делами - можно и картошку чистить, и “Анну Каренину” слушать; при чтении же невозможно читать и вместе с тем разговаривать, или заниматься еще чем-то посторонним. Таким образом, чтение способствует сосредоточению внимания человека, мобилизации его мыслительной деятельности; аудирование, напротив, расслабляет и рассеивает внимание, из-за чего смысл прослушиваемого текста легко ускользает или остается лишь на поверхности сознания, не затрагивая его глубинных слоев. Аудиовизуальная культура, как уже было отмечено, всегда создает только “рассыпанную мозаику”, тогда как “книга - это всегда организованный материал, это система знаний, наблюдений, образов, чувств, это целостность”1.

Именно поэтому “человек читающий” - Homo legens - заметно отличается от нечитающего. Согласно исследованиям, “читатели - в отличие от нечитателей - способны мыслить проблемно, схватывать целое и выявлять противоречивые взаимосвязи явлений, более адекватно оценивать ситуацию и быстрее находить правильные решения; имеют больший объем памяти и активное творческое воображение; лучше владеют речью: она выразительнее, строже по мысли и богаче по запасу слов; точнее формулируют и свободнее пишут; легче вступают в контакты и приятны в общении; обладают большей потребностью в независимости и внутренней свободе, более критичны, самостоятельны в суждениях и поведении”2.

Святитель Феофан Затворник оставил нам замечательные правила чтения, важные и по сей день:

  1. ­Перед чтением должно упразднить душу от всего.

  2. Возбудить потребность знать то, о чем читается.

  3. Обратиться молитвенно к Богу.

  4. Читаемое следить вниманием и все слагать в отверстое сердце.

  5. Что не дошло до сердца, на том стой, пока дойдет.

  6. Очевидно, что читать должно весьма медленно.

  7. Прекратить чтение, когда душа не хочет уже читанием питаться, - сыта, значит. Если, впрочем, поразит душу какое место, стой на нем и не читай более3.

    Из этих правил видно, что чтение - это совсем не развлечение, но делание, цель которого - напечатление истин и возбуждение духа. Цель же современной аудиовизуальной культуры противоположная: тоже напечатление, только полу-истин или откровенной лжи, и тоже возбуждение духа - но только не Святого... До каких уродливых форм может доходить это стремление любыми средствами “донести” книгу до современного нечитающего человека, пишет Наталья Корзун: “Два калифорнийских издателя выпустили серию кассетных записей под броским названием «10 классиков за 10 минут». Известный феноменальной скоростью речи чтец-декламатор за 60 секунд излагает краткое содержание “Ромео и Джульетты”, “Великого Гэтсби”, “Оливера Твиста”... Произведения Льва Толстого в эту серию не вошли. «Меньше чем за 65 секунд “Войну и мир” никак не перескажешь», - сокрушались издатели”4. Не поджидает ли и нас подобное искушение - только с переложением Священного Писания и творений Святых Отцов?

    К сожалению, нечто похожее уже имеет место, когда келейное правило заменяется прослушиванием его по магнитофону. Явление весьма симптоматичное для нашего времени и требует внимательного рассмотрения и анализа. Отметим, во-первых, что молитва - это диалог человека с Богом; во-вторых, молитва - это труд, и в-третьих - когда молитвы читает кто-то другой, а мы их слушаем, то чтец не просто механически вычитывает какие-то слова, но молится, и мы в молитве соединяемся друг с другом в духовном единстве. Ничего подобного при прослушивании магнитофонной записи не происходит - это лишь верх фарисейства, смешанный с ленью и стремлением развлекаться даже при такой “молитве”. Ведь не придет же никому в голову попросить прочитать каноны с акафистом какого-нибудь безбожника или сатаниста, а мы тем временем будем его слушать с умилением сердечным!!! Если пойти по такому пути, то скоро в храмах живое пение - пусть даже иногда некрасивое, нескладное, но все-таки живое, из глубины верующего сердца - будет заменено прослушиванием записей профессиональных хоров. Пусть эти записи и будут прекрасны, красивы, духовны, умилительны - но при всем этом они всегда останутся ничем иным, как безжизненными трупами, гробами повапленными - как и искусственные цветы. Данное явление свидетельствует о потере всякого духовного чувства, о забвении вкуса истинно христианской жизни и подмены ее пустым и безжизненным формализмом. В этом отношении полезно вспомнить Кьеркегора: “Весь мир сегодня болен, вся жизнь больна... Если бы я был врачом и меня спросили: что ты посоветуешь? - я бы ответил: сотвори молчание! Заставь людей помолчать. Иначе не может быть услышано слово Божие. А когда его суматошно выкрикивают с использованием звуковых средств, чтобы его можно было слышать даже среди шума - это уже не слово Божие. А потому - сотвори молчание!”1

    ??????????? ????????????? ??????

    Десакрализации книги сегодня в немалой степени способствуют и компьютерные технологии. Здесь нет тех ограничений, какие накладывают на текст аудиовизуальные средства; напротив, компьютерный текст во многом подобен книжному, однако есть и некоторые существенные отличия. Компьютерный текст, в отличие от печатного, всегда мобилен: его можно изменять бесконечное количество раз без перечеркиваний, исправлений и прочих помарок. Это открывает перед пользователем компьютера неограниченные возможности для редактирования. Однако, при этом неизбежно порождается отношение к тексту, как к “сырому” материалу, который можно всегда исправить и улучшить - значит, компьютерный текст по сути всегда остается лишь “черновиком”. Это имеет большое значение при творческом процессе: нарушается последовательность черновик - рукопись - отпечатанный текст (еще с возможностью последней правки) - книга (правка уже невозможна!). Отсутствие посредствующих звеньев в этой цепочке и легкость редактирования часто приводят к тому, что излагаемые мысли продумываются не столь основательно и глубоко, как это бывает при работе с ручкой и бумагой - этому немало способствует и то, что легкость уничтожения написанного и всегда чистый компьютерный текст лишают мысль тех порой неосознаваемых “подпорок” в виде изменения написания букв, ритмики слов, перечеркиваний, характера почерка, сокращений и многого другого, благодаря чему при обычном редактировании и работе с черновиком мысль, выраженная не до конца или же не совсем верно (“мысль изреченная есть ложь!”), может быть восстановлена: компьютерный же текст “стерилизует” творческий процесс2. “Компьютеры способствуют тому, что люди слишком увлекаются второстепенными вещами. В результате производительность труда почти не увеличивается... Я по совести не могу утверждать, - пишет Херб Броди, - что возможность бесконечного редактирования текста до его распечатки на бумаге привела к улучшению качества или количества моей продукции”1. Примечательно, что известный афонский старец Паисий именно из-за опасности изменения смысла запретил редактировать и издавать любым способом, кроме факсимильного, свое письмо по поводу электронных удостоверений личности2.

    ??????????????? ????????

    “Мысль о Боге, являясь достоянием сознания, изолированного от внешних впечатлений, опустошенного от всякого постороннего содержания, - способна приковать к себе все внимание созерцателя, получить, вследствие этого, необыкновенную живость и сделаться предметом сосредоточенного, интенсивного, живого и яркого созерцания”3. Сегодня на борьбу с уединенностью человека, его обращенностью внутрь себя брошены все технические средства: многоканальное телевидение и радио дают возможность выбирать программы по своему вкусу, с помощью телефона можно общаться со всем миром, не выходя из своей квартиры, миниатюрные аудиоплейеры и карманные телевизоры позволяют сделать этот сладкий гипнотический сон сознания независимым от местопребывания и передвижения человека (Примечательно, что среди молодежи карманные аудиоплейеры называются не иначе, как... “дебильники”, или “дебилизаторы”. Вот где название предмета в полноте отражает его сущность!...). Все направлено на то, чтобы не дать человеку придти в себя, задуматься о ценности своей жизни. “Одиночество, - пишет Маркузе, - важнейшее условие способности индивида противостоять обществу, ускользая из-под его власти, становится технически невозможным4.

    Таким образом, под воздействием техники происходит всё большая экстериоризация человеческого сознания, появляется отчуждение человека не только от Бога и окружающего мира, но и от самого себя: “Он не чувствует себя центром своего мира, движителем своих собственных действий, напротив, он находится во власти своих поступков и их последствий, подчиняется или даже поклоняется им. Отчужденный человек утратил связь с самим собой”5, — зато вместо этого необычайно развил внешние средства связи со всем окружающим миром. Известно, что отчуждение всегда является неизбежным следствием совершенного греха: в данном случае мы имеем дело с общей греховной направленностью жизни, замкнутой лишь на удовлетворении посредством техники “похоти плоти, похоти очес и гордости житейской”(1Ин.2.16). “Экстравертивная и эгоистически настроенная личность не живет своей настоящей жизнью, она рассеивается по объектам внешнего мира и забывает о своем самоформировании и становлении, о задании «быть»”1. Технократическая цивилизация расширяет понятие экстраверсии: человек, погруженный в виртуальный мир, с первого взгляда может показаться интравертом, в то время как на самом деле главной установкой его сознания является вовсе не “быть”, а “иметь” - правда, не в реальном, а в виртуальном мире.

    Необходимо отметить еще одну немаловажную черту. Человек, живущий в современном индустриальном городе, окруженный со всех сторон многоэтажными зданиями из стекла и бетона, оказывается фактически лишенным второго Евангелия - созерцания Бога через Его творения, через природу (ср.: Рим. 1.20). Богозданная природа все больше вытесняется из городов, да она и не может более выносить царящей там удушающей атмосферы. На смену природе появляются искусственные деревья, травы, цветы, ныне обильно украшающие как офисы, так и жилые дома. Причина этого явления вполне объяснима: душа человека устает от однообразия геометрических форм и требует чего-нибудь живого. Но поскольку современный человек в большей мере прагматичен, нежели лиричен, то искусственные цветы становятся как бы вполне пригодными: выполненные почти как живые, в то же время они не требуют никакого ухода. Беда только в том, что цветы эти - гробы повапленные, лишь жалкое подражание Божьему творению, без истинной красоты, без жизни, без любви. Никто не сможет придти к Богу, созерцая розу или лилию, изготовленную из цветной пластмассы, ткани и проволоки, какой бы совершенной на вид она ни казалась; а если и станешь рассматривать, то не увидишь здесь ни присносущной силы Его, ни Божества (Рим. 1.20), лишь только хитросплетенную мудрость сынов века сего... Забывает современный человек, что все живое требует ухода, заботы, внимания - а если не требует, значит - уже труп. Как странно после всего сказанного видеть, как некоторые храмы украшают к Пасхе искусственными цветами - какую песнь, какое хваление могут они принести Воскресшему из мертвых? Можно ли украшать храм Божий ложью, - а что иное, как не ложь эти цветы, если не сказать большего - хула на творение Божие?

    Подведем краткий итог вышеизложенному в данной главе. Воздействие техногенной среды на сознание человека заключается в следующем: рассеяние ума и привыкание к блужданию мыслей; образование в сознании безнравственных помыслов и образов; поверхностное отношение к получаемой информации; развитие пассивности сознания; приучение к лености ума; ослабление разума при развитии деятельности рассудка; погружение сознания в материальную сферу жизни; усвоение сознанием лжи и как следствие этого - состояние прелести; отчуждение человека от Бога, мира и самого себя; экстравертивность жизни. Все эти явления вполне противны христианскому подходу к образованию ума и поэтому играют негативную роль в жизни человека, если рассматривать их с точки зрения Православия.

    ????? III. ??????????? ??????????? ?? ???? ????????

    Кто воли своей не покоряет Богу, тот покорится противнику Его.

    Преподобный Исаак Сирин 1.

    Воля первозданного человека как вожделевательная сила души должна была через свободное подчинение себя воле Божией все более укрепляться в добре и таким путем достигнуть состояния обожения, максимально возможного для человека укоренения в Высшем Благе, Которое есть Бог. “Адам должен был выйти из детской бессознательности, согласившись по любви на послушание Богу”, - пишет В.Н.Лосский2. Но от этого предназначения прародители уклонились, и, пожелав запретный плод, воля человека подчинилась не Богу, но диаволу. В результате грехопадения воля “ожесточилась и закрылась от Бога”3, стала автономной, вместо послушания разуму воля - правильнее сказать своеволие - становится господствующим началом в душе. Корень всякого греха святые отцы видели именно в своеволии: даже направленная вроде бы к благим целям, воля падшего естества может приводить к отрицательным последствиям4. Став автономной, воля утратила свою силу, стала плотской и немощной, подчиненной телесным чувствам и фантазии. Теперь вожделевательная часть души “устремляется на утехи, наслаждения и удовольствия”5.

    Поэтому “образовать волю, - пишет святитель Феофан Затворник, - значит напечатлеть в ней добрые расположения или добродетели: смирение, кротость, терпение, воздержание, уступчивость, услужливость и проч. - так, чтоб они, сорастворившись или сросшись с ней, составили как бы ее природу и чтобы, когда предпринимается что волей, предпринималось по возбуждению их и в их духе, чтобы, то есть, они стали правителями и царствовали над делами нашими”6. Святитель Феофан обращает внимание также на то, что поскольку такое состояние воли “противоположно настроению греховному, то стяжание его составляет труд и пот”7.

    Рассмотрим теперь, какую роль играет современная технократическая цивилизация в изменении направленности воли человека.

    ?????????? ? ???????????????, ??? “???????? ?????????”

    В греховном состоянии человек стремится к обособлению себя, созданию собственного мира, в котором он мог бы ощутить себя полновластным хозяином и в который никто иной не мог бы вторгаться, в том числе и Бог. Для этого прежде всего необходимо изгнать из сознания саму возможность бытия Бога: “Даже если бы можно было доказать математически, что Бог существует, я бы не хотел, чтобы Он существовал, поскольку это ограничивает меня в моем величии1. Практически вся современная техническая деятельность продиктована именно этим греховным направлением воли к все большему самоутверждению человека в материальном мире. Урок падения прародителей оказался недостаточным, и наши современники все также жаждут ощутить себя богами: “Ego mihi deus” - “Я сам себе бог”. Однако, если Адам и Ева вскоре на своем горьком опыте убедились, что змий их жестоко обманул, то современная техника с каждым новым изобретением все более укрепляет владеющий сердцами миф о всемогуществе человека.

    Уровень развития техники всегда соответствовал стремлению человека властвовать над природой. Современная техника в особенности способствует развитию у человека горделивого сознания своего могущества: с помощью механизмов теперь и горы передвигать можем, и океаны бороздить, и по воздуху не хуже птиц летать... Компьютерные технологии позволили впервые за всю историю человечества воплотить в реальность (правда, виртуальную) давнюю мечту о мире, полностью управляемом человеком: “Технологии виртуальной реальности пытаются сделать нас способными видеть снизу, изнутри, сзади... как если бы мы были Богом... Киберпространство действует подобно Богу и имеет дело с идеей Бога, Который пронизывает и слышит все”2. Виртуальная реальность дает человеку ни с чем не сравнимое чувство собственного могущества: ты можешь создать свою персональную вселенную и жить в ней так, как тебе хочется! И никто не сможет помешать тебе в этом (разве что электричество отключат...)! По словам Натана Мирвольда, вице-президента одной из главных производителей компьютерных программ компании “Microsoft”, “компьютер вплотную приближает вас к волшебству. Он позволяет манипулировать вещами без физических ограничений”3.

    Действительно, компьютер открывает перед человеком практически бесконечные возможности в различных областях как знаний, так и деятельности. Например, современные графические и текстовые редакторы позволяют всякому, кто хоть немного освоил программу, достигать таких результатов, над которыми раньше трудились месяцами целые коллективы дизайнеров, графиков, художников-оформителей... Сегодня один человек за компьютером может полностью заменить - и с лучшими результатами - целую студию мультипликаторов. Когда перед человеком открывается необозримый горизонт возможностей, неизбежно возникает пьянящее чувство всесилия, всемогущества.

    Однако нередко со временем это упоение собственной властью сменяет нечто противоположное: появляется ощущение ничтожества человека перед этим огромным и поистине всесильным Монстром - компьютерным миром. Этот мир требует тебя всего, с душою и телом. Иначе ты навсегда обречен “плестись в хвосте” компьютерной жизни. Это состояние диаметрально противоположно тому, какое возникает у человека перед лицом величия и непостижимости Богозданной природы: если через Творение человек созерцает Творца и дивится Его силе, Его премудрости и, главное, любви к человеку, ради которого и был создан этот дивный мир, то соприкасаясь с киберпространством, душа, если еще не омертвела окончательно, не может не чувствовать металлического холода и античеловечности этого мира, противопоставляющего себя всему Божественному и человеческому. Технократическая цивилизация давно отказалась от критерия “человек - мера всех вещей”, выставив нечто противоположное: не техника теперь приспосабливается к человеку, но человеческое сознание уже по необходимости должно подлаживаться под машинное, иначе ему просто не выжить среди цифр и абстракций... Современная компьютерная техника в особенности вступает в конфликт с человеческим сознанием: компьютер может гораздо больше, чем человек способен вместить, понять и использовать. В этом проявляется поистине жуткое свойство компьютера, отличающее его в корне от любой другой техники: его универсальность. Он действительно может всё, лишь бы была соответствующая поставленной задаче программа. Человек же всегда что-нибудь, да не может...

    Техника сегодня позволяет удалить из жизни то, что прежде мешало человеку жить так, как ему хочется. Человек всегда был связан различными пространственно-временными ограничениями, которые во многом определяли его жизнедеятельность. Теперь благодаря технике можно за считанные часы или минуты оказаться на другом континенте; современные средства связи позволяют общаться друг с другом на расстояниях в десятки и сотни тысяч километров. Электрическое освещение позволяет сдвигать границы дня и ночи, отдыха и бодрствования по собственному усмотрению. Однако все эти “победы” оказываются в конце концов пирровыми: ведь человек все-таки не машина, а организм, подчиненный определенным биологическим ритмам и включенный в естественную природную жизнь - хочет он этого или нет. Если раньше распорядок жизни человека соответствовал природному ритму, то рациональное дробление человеческой деятельности по часовой сетке вместе с другими техническими нововведениями нарушили прежде царившую гармонию с природной жизнью. “Мир техники втягивает нас в свой собственный ритм, который не совпадает с природным ритмом, а просто гонит нас сквозь жизнь(sic!)1, - писал В.Шубарт. Древность не знала девиза “время - деньги”: только в новом периоде истории появляется ценность времени как такового, и как следствие - необходимость его экономии. В результате - “страшное ускорение времени, быстрота, за которой человек не может угнаться. Ни одно мгновение не самоценно, оно есть лишь средство для последующего мгновения. От человека требуется невероятная активность, от которой он не может опомниться. Но эти активные минуты делают человека пассивным. Он становится средством вне человеческого процесса, он лишь функция производственного процесса. Активность человеческого духа оказывается ослабленной. Человек оценивается утилитарно, по его производительности. Это есть отчуждение человеческой природы и разрушение человека”2. Технократическая цивилизация постепенно, но все настойчивее вступает в конфликт с человеком-организмом: ей нужен не живой организм, но механизм, с которым было бы легче взаимодействовать и который не жаловался бы на усталость, головную боль или дурное расположение духа, а только работал, работал, работал, и все быстрее, и все лучше...

    Преподобный Исаак Сирин говорил, что “кто воли своей не покоряет Богу, тот покорится противнику Его”1. Техногенное окружение современного человека неусыпно внушает ему мысль о том, что нужно и должно поступать только так, как тебе хочется, как тебе волится, и любыми средствами добиваться осуществления своих пожеланий. “Делай то, что ты хочешь, вместе с (....)!” - а в скобках можно подставлять какую угодно фирму - вот самая эффективная на сегодняшний день реклама! В той или иной форме этот лозунг самовлюбленной цивилизации преследует человека повсюду - в вагонах метро, на уличных вывесках, в рекламных полосах газет и журналов. О рекламном прессинге мы уже говорили во II-й главе, сейчас только отметим, что большей частью реклама направлена на подогревание в человеке самолюбия, чувства собственной значимости, превосходства, исключительной важности своей персоны. На фоне такого рекламного окружения слова Христа о необходимости самоотвержения выглядят безумием...



Скачать документ

Похожие документы:

  1. А. Н. Стрижев Седьмой и восьмой тома Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова, завершающие Настоящее издание, содержат несколько сот писем великого подвижника Божия к известным деятелям Русской прав

    Документ
    Седьмой и восьмой тома Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова, завершающие Настоящее издание, содержат несколько сот писем великого подвижника Божия к известным деятелям Русской православной церкви, а также к историческим
  2. А. Н. Стрижев Пятый том Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова содержит капитальный труд Преосвященного «Приношение современному монашеству», пользующийся огромным авторитетом как у монашествующих

    Документ
    Пятый том Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова содержит капитальный труд Преосвященного «Приношение современному монашеству», пользующийся огромным авторитетом как у монашествующих, так и у мирян.
  3. А. Н. Стрижев Шестой том Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова содержит выдающийся его труд «Отечник» сокровищницу назидания и поучения святых Отцов. Книга учит страху Божиему, умной внимательн

    Книга
    Шестой том Полного собрания творений святителя Игнатия Брянчанинова содержит выдающийся его труд «Отечник» — сокровищницу назидания и поучения святых Отцов.
  4. Святитель Игнатий Брянчанинов

    Документ
    Имя святителя Игнатия Брянчанинова, епископа Ставропольского и Кавказского сияет в летописях Церкви и России ярким светом благодатного избранничества.
  5. А. Н. Стрижев Настоящий том Полного собрания творений святителя Игнатия содержит капитальный богословский труд «Аскетическая проповедь» ибольшой массив вновь публикуемых текстов, собранных в разделе «Приложение»

    Документ
    Настоящий том Полного собрания творений святителя Игнатия содержит капитальный богословский труд — «Аскетическая проповедь» и большой массив вновь публикуемых текстов, собранных в разделе «Приложение».

Другие похожие документы..