Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат'
Защита состоится 18 мая 2009г. в 14-00 часов на заседании диссертационного совета Д 513.003.01 при Сибирском университете потребительской кооперации ...полностью>>
'Учебно-методическое пособие'
Охрана труда и окружающей среды. Техническое обслуживание и ремонт автомобилей: Методическое пособие по курсовому и дипломному проектированию. Состав...полностью>>
'Документ'
Учитель: Появившись на свет, человек начинает учиться. Он учится ходить. Говорить, понимать мир и людей. Его учат солнечный луч, пролетевшая бабочка, ...полностью>>
'Документ'
Друга світова війна принесла Україні заміну одного поневолення іншим. Український народ був змушений стати на захист і створити для відсічі усім і вс...полностью>>

Ассоциацией Клинического Юридического Образования США. Перевела на русский: Лена Паспортникова Перевод на русский при поддержке Бюро по вопросам образования и культуры Госдепартамента США и Университета Монтаны. Разрешение

Главная > Решение
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Студенты-юристы могут быть лучше подготовлены к практике.

Даже если нельзя ожидать от юридических школ полной подготовки студентов к практике за три года, юридические школы могут значительно улучшить подготовку своих студентов к их первой профессиональной работе.

Наша система юридического образования выполняет некоторые важные задачи.Некоторые студенты подготовлены к будущей работе, особенно отличники, которых нанимают аппеляционные суды или крупные юридические компании, правительственные организации и корпорации, которые обладают ресурсами и терпением завершить образование и подготовку, хотя даже эти работодатели заставляют своих новых работников либо выплывать, либо тонуть.

Горькая реальность заключается в том, что юридические школы просто не стремятся к тому, чтобы подготтовить всех своих студентов к практической обстановке, которая их ожидает. Это беспокойство появилось не сегодня.

Юридические школы должны брать на себя ответственность за каждого выпускника, которому они присваивают степень. Суждение Карла Луэллина, озвученное полвека назад, до сих пор верно:

То, что ещё не свершилось к настоящему моменту в той или иной степени в каждой отдельной юридической школе, является . . . попытка установить, в рамках доступного времени, корректно сформированного, достаточно надёжного стержня профессиональной подготовки для всего студенчества. Как только поднимает голову вопрос социальной ответственности, появляется попытка сделать юридическую степень юридической школы заслуживающим доверие клеймом монетного двора.

Незадолго до своей смерти, Луэллин сказал, что всякий “кто намеревается практиковать гуманитарную науку должен быть технически компетентен” и что “минимальная компетентность каждого юриста-выпускника не появляется до настоящего времени в США.” Мы надеемся, что данное положение о лучших методиках поможет юридическим школам стать лучшими профессиональными школами в хорошем смысле этого слова.

  1. Студенты-юристы могут быть лучше подготовлены к практике.

Даже если нельзя ожидать от юридических школ полной подготовки студентов к практике за три года, юридические школы могут значительно улучшить подготовку своих студентов к их первой профессиональной работе.

Наша система юридического образования выполняет некоторые важные задачи.Некоторые студенты подготовлены к будущей работе, особенно отличники, которых нанимают аппеляционные суды или крупные юридические компании, правительственные организации и корпорации, которые обладают ресурсами и терпением завершить образование и подготовку, хотя даже эти работодатели заставляют своих новых работников либо выплывать, либо тонуть.

Горькая реальность заключается в том, что юридические школы просто не стремятся к тому, чтобы подготтовить всех своих студентов к практической обстановке, которая их ожидает. Это беспокойство появилось не сегодня.

Юридические школы должны брать на себя ответственность за каждого выпускника, которому они присваивают степень. Суждение Карла Луэллина, озвученное полвека назад, до сих пор верно:

То, что ещё не свершилось к настоящему моменту в той или иной степени в каждой отдельной юридической школе, является . . . попытка установить, в рамках доступного времени, корректно сформированного, достаточно надёжного стержня профессиональной подготовки для всего студенчества. Как только поднимает голову вопрос социальной ответственности, появляется попытка сделать юридическую степень юридической школы заслуживающим доверие клеймом монетного двора.

Незадолго до своей смерти, Луэллин сказал, что всякий “кто намеревается практиковать гуманитарную науку должен быть технически компетентен” и что “минимальная компетентность каждого юриста-выпускника не появляется до настоящего времени в США.”38

Чтобы усовершенствовать подготовку студентов-юристов к практике, юридические школы должны расширять свои образовательные цели, повышать компетентность и профессионализм своих выпускников, и заботиться о процветании своих студентов.

а. Юридические школы должны расширять свои образовательные цели.

Юридические школы должны расширять свои образовательные цели. В 1950 году Артур Вандербилт писал: “ключевой моментЮ к оторому мы должны стремиться, это то, что всё образование в конечном счёте является самообразованием . . . что в юридических школах мы намерены выполнять две вещи, предоставляя им навыки юридических рассуждений и некоторые основные принципы закона ”. Чтобы усовершенствовать подготовку студентов-юристов к практике, юридические школы должны расширять свои образовательные цели, повышать компетентность и профессионализм своих выпускников, и заботиться о процветании своих студентов.

а. Юридические школы должны расширять свои образовательные цели.

Юридические школы должны расширять свои образовательные цели. В 1950 году Артур Вандербилт писал: “ключевой моментЮ к оторому мы должны стремиться, это то, что всё образование в конечном счёте является самообразованием . . . что в юридических школах мы намерены выполнять две вещи, предоставляя им навыки юридических рассуждений и некоторые основные принципы закона ”.39 Некоторые скажут, что, то, что юридические школы выполняют сегодня все еще достаточно точное описание, и некоторые преподаватели намерены преследовать только эти цели. Однако эти цели слишком ограничены, чтобы отвечать потребностям студентов-юристов и юридической профессии в сегодняшнем мире.

Исторически юридические школы взяли своё направление из концепции, по которой развивался юридический мир в конце прошлого столетия. Этот мир состоял из юридических доктрин с границами между собственностью, контрактами, гражданскими правонарушениями и другими “областями” закона. Юридические школы с того времени выдают своим студентам схему этой перспективы.

Но перспектива юридической практики иная. Она заполнена не судебными делами и доктринами, а клиентами и их проблемами. Границы между областями закона либо размыты, либо отсутствуют. Перспектива беспорядочна и незнакома. Неудивительно, что отчёты новичков-юристов являются дисориентированными и неподготовленными для этого мира. Некоторые чувствуют себя обманутыми юридическим образованием, когда оказываются брошенными при создании нового плана и часто делать это без помощи опытного руководителя.40

Основная цель юридического образования должна быть такой же, как и у других форм профессионального образования, которые в соответствии с авторами отчёта по юридическому образованию Фонда Карнеги “побуждают новичков практикантов думать, исполнять, и вести себя (что значит соблюдать требования морали) профессионально.”41 Авторы Фонда Карнеги отмечали, что для достижения знаний, навыков, и качеств, образование, подготавливающее профессионалов, включает в себя шесть задач:

  1. Развитие фундаментальных знаний и навыков у студентов, особенно базу академических знаний и исследований.

  2. Предоствить студентам возможность быть вовлечёнными в сложную практику.

  3. Предоставить студентам возможность научиться строить суждения в условиях неопределённости.

  4. Обучать студентов как учиться на опыте.

  5. Знакомить студентов с дисциплинами, обучающими участию в профессиональном сообществе.

  6. Закладывать в студентах способности и желание присоединиться к обществу по предоставлению общественных услуг.”

Отчёт Фонда Карнеги подытоживает, что очень важным для юридических школ является адресация всех этих задач. “Так как по существу данные задачи профессионального образования представляют собой типичные случаи профессиональной работы, нормативную модель, в которой каждый признак является значимым, мы полагаем, что чем эффективнее будет профессиональная подготовка, тем более осознанно должна образовательная программа быть направлена на эти цели.”42

Авторы отчёта Фонда Карнеги установили, что отсутствие нацеленности юридических школ на систематическое абстрагирование от действительных социальных контекстов, приводит к двум основным ограничениям в юридическом образовании:

Первое ограничение – это замечание о том, что большинство юридических школ обучают студентов как использовать юридическое мышление в сложной обстановке юридической практики. В отличие от других видов профессионального образования, в основном медицинского, юридическоеобразование мало уделяет внимания непосредственной подготовке к профессиональной практике. Итогом этого является продолжение укрепления навыков мыслить как студент, а не начинающий практик, создавая впечатление того, что юристы больше напоминают конкурирующих учёных, чем юристов, занимающихся проблемами практики.

……

Вторым ограничением является неспособность юридических школ заострить внимание на навыках правового анализа с эффективной поддержкой развития этической и социальной сторон профессии. Студентам нужны возможности изучать, размышлять и упражняться в обязанностях профессиональных юристов.43

Тони Амстердам предоставил следующие наблюдения в отношении узости учебного плана юридической школы.

Юридическое образование часто критикуют за выраженную ограниченность, потому что оно не может научить студентов как заниматься юридической практикой – оно не может развить у них практические навыки необходимые для компетентного исполнения юридической работы. Но я думаю, что эта критика, пока только в некотором роде, маскирует более глубокую и более важную проблему, проблему, на которую, я думаю, Судья Уоллес намекал, когда сказал что мы должны обучать студентов-юристов решать проблемы. Юридическое образование слишком ограничено, потому что оно не может развить у студентов способность мышления в роли юриста и о роли юриста - методам критического анализа, планированию и принятию решений, которые сами по себе не являются практическими навыками, а скорее концептуальной основой для практических навыков и для многого другого, точно так же, как прочтения судебных дел и анализ доктрин являются фундаментом практических навыков и многого другого.44

Кэрри Менкель-Мидоу описала некоторые способности, которые понадобятся выпускникам юридической школы в юридической практике в дополнение к основным знаниям, исследованиям и письменным навыкам и традиционным аналитическим навыкам, следующим образом:

Юристу грядущего тысячелетия понадобится способность диагностировать и анализировать проблемы, разговаривать с людьми и выслушивать их, развивать темы разговора, результативно вести переговоры, разрешать споры, понимать и представлять сложный материал, использовать постоянно меняющиеся технологии, планировать, оценивать как практические, так и эмоциональные компоненты и последствия решений человека, и быть креативным/творческим – использовать испытанные и достоверные методы, когда они уместны, но также не бояться новых и сокрушающих категории идей или решений.45

Некоторым из данных навыков и возможностей уделяется больше внимания в прграммах традиционных юридических школ, хотя они очень важны для успеха юридической практики.

Юридические школы должны начать с расширения образовательных целей учебной программы первого курса. Традиционная учебная программа первого курса имеет определённые преимущества и недостатки. Джудит Вегнер дала следующее описание того, что изучают первокурсники согласно учебной программе и что они могли бы изучать, но обычно не изучают.

Интеллектуальные Задачи. “ Мыслить как юрист” включает в себя целую совокупность сложных интеллектуальных задач, которые обычно не называются и не описываются детально, но которые соответствуют общепризнанным когнитивным задачам, связанным с мышлением более высокого порядка, понятным студентами с сильной академической подготовкой и менее известным студентам с нетрадиционной подготовкой.

Юридическая грамотность. Студентов обучают развивать юридическую грамотность посредством акцента на словарный запас (вокабуляр), внимательное чтение и текстовое толкование, все они вносят вклад в развитие знаний и понимания. Преподаватели часто моделируют важные методы “мышления о мышлении” особенно в части проверки своих знаний и опонимания, но редко показывают студентам о том, что они делают или подчеркивают важность таких навыков.

Юридическое исследование. Студентов обучают структурированной форме анализа, которая фокусируется на отдельных случаях или ряде случаев в рамках доктринных контекстов и акцентирует ряд вопросов, относящихся к соответствующим фактам, доктринным активам, цепи доводов, юридическим рассуждениям и применению судебных дел в качестве прецедента.

Применение. Студенты учатся применять абстрактные принципы правовой доктрины через опыт, работая с простыми моделями-фактами, рассматривая текущие события и используя ролевые игры, но делается очень мало усилий для применения ими закона при встрече с более сложными проблемами.

Синтез. Хотя способность видеть сложные модели и строить сгруппированные “груды” знаний –очень важна, обычно студенты получают незначительные формальные инструкции о или практикуются в синтезировании сложных идей вместо использования процесса сравнения отдельных случаев или наблюдения за моделями, представленными преподавателями.

Оценка. Студенты обучаются участию в ограниченных формах оценки, которые учитывают логику и последовательность теоретического развития и их взаимосвязи с концептуальными темами, разработанными в рамках отдельного курса, но редко принимают участие во внешней критике закона, ставящего акцент на таких понятиях как честность или справедливость, оставляя впечатление, что эти темы не представляют интереса и важности, и предоставляя небольшой шанс для развития способностей самим оценивать такие факты.

Скрытое сообщение. Студенты получают различные слабые намёки относительно процесса обучения, связи закона с внешним миром и общей или конкурирующей сущности профессионального взаимодействия в зависимости от того, какая образовательная стратегия используется, включая роли в классе и формы используемого диалога.

Обучение в контексте. Складывается впечатление, что студенты, которые обучаются по контексту со ссылкой на проблемы или профессиональную окружающую обстановку, понимают, что от них ожидается нечто большее, и рассматривают ассоциативные интеллектуальные задачи с большим стремлением и более серьёзным отношением.

Видимые недостатки. Профессия и Перспективы. Студенты обычно получают мизерное систематическое обучение по основным принципам ролей и обязанностей юриста, взаимоотношению судебных дел и закона или области доктрины, и более широкого интеллектуально-социального контекста, в котором оперирует закон, с вероятным результатом того, что данные модели обесценятся или перестанут производить впечатление.46

Учебная программа первого курса даёт студентам ассиметричное и ошибочное видение юридической профессии и их роли в ней. Вегнер сделала следующие наблюдения о негативном влиянии нашей неспособности уделять большее внимание вопросам предположений ролей и профессиональных норм в учебном плане первого курса.

Студентам интересно, какое значение играют тщательно структурированные вопросы и умозаключения, юридический мир и его язык в их будущей жизни юриста. Когда они сталкиваются с директивой “размышлять” и функцией “как юристы” они должны столкнуться, по крайней мере, ещё с двумя типами неопределённости: что означает принимать на себя роль “юриста” в соответствии с их обычной концепцией, и какие обязанности и принципы ассоциируются с этой ролью. Понятие “размышлять как юрист” идеально объемлет эти вопросы в отличие от трактовок иных неясностей. Вместо этого в результате постоянного поверхностного рассмотрения чрезвычайно сложных вопросов ролевого принятия обязанностей и профессиональных норм, неопределенности уменьшаются. Используя профессиональные роли и принципы, скорее как должное, чем как возможность исследовать глубину взаимосвязанных затруднительных положений, преподаватели избегают неприятных неопределённостей, когда они не знают как сними обращаться из-за своей неопытности в профессиональной практике и дискомфорта при обсуждении различных важных исков. В результате студенты, столкнувшиеся с неопределнностью, временно бездействуют, откладывая неизбежную конфронтацию между личными обязательствами и профессиональными обязанностями проблематичным и нездоровым способом.47

Вегнер далее показывает, что “кажущаяся подверженность работе адвоката и судьи, которые заполняют сборники судебных дел первокурсников, побуждает студентов впитывать профессиональные надежды и нормы в то время как не замечается глубоко укоренившаяся личная неопределённость в отношении будущих профессиональных ролей, по крайней мере в настоящее время ” и это ограничение форм оценочного суждения вызывает “тревогу, которая обособляет легитимные формы социальной критики и способна в свое времястать причиной того, что личные принципы постепенно уйдут из поля зрения”.48

“Это ни в коем случае не честное состязание для сердец и умов студентов-юристов. Опыт первого курса как таковой без систематических сознательных попыток достижения контрбаланса, склоняет весы - как отметил Луэллин - от культивации гуманности студента и переделывает студента в ‘юридическую машину.”49

Вегнер отметила, что некоторые преподаватели первых курсов предпринимают попытки интегрировать более широкие интеллектуальные концепции закона и его взаимосвязей в обучение первого курса “для того, чтобы обеспечить тематическое единство, предоставить сравнительное понимание других культур, привнести новые методы критики или интегрировать аспекты своих знаний в процесс обучения”.50 Тем ни менее она сетовала на отсутствие на занятиях первого курса “ попыток связать идеи или юридическую доктрину одного предмета с другим.51

Даже в рамках единого курса студентам кажется трудным преодолеть сложности отношений между судебным делом, законом, положениями и правилами. Редко складывалось впечатление, что преподаватели работали сплочённо, чтобы передать своим студентам последовательное понимание юридических областей или делились этими взглядами между собой, хотя определённо очевидно, что общие предметы первого курса делали вклад уникальными и действенными способами в общее видение области . . . . 52

Вегнер также выявила, что “удивительно, но юриспруденцию редко представляют понятным образом ”.53

Программы обучения второго и третьего курсов в большинстве юридических школ представляют собой нечто большее, чем серия несвязанных курсов по юридической доктрине. Образовательные цели программ обучения и большинства курсов, включённых в них, неясны и не предпринимается никаких попыток помочь студентам прогрессивно приобретать знания, навыки и принципы необходимые для юридической практики.

После первого курса некоторые преподаватели продолжают делать акцент на развитии основных аналитических навыков, нежели на объединении “дополнительного умственного развития на более высоком уровне когнитивного функционирования или иными модальностями изучения и познания. При отсутствии такой прогрессии в природе изучения и познания студенты, которые овладели начальным ‘мышлением’, могут заскучать, в то время как те, кто всё ещё борется, могут перестать заниматься и оставить надежду быть вовлеченным”.54 В целом фокус обучения после первого курса направлен на содержание.

В то время как первый курс юридической школы уделяет первое место отдельным формам правового рассуждения (вместе с целью развития более высокого уровня когнитивных способностей на фоне изучения моделей общего права), последующие курсы разворачивают этот приоритет в обратную сторону, делая акцент на содержании, когда формы познания или рассуждений занимают второе место.55

Мы содействуем стремление юридических школ расширять свои образовательные задачи, чтобы более полно соответствовать потребностям своих студентов, и предоставлять подготовку знаний, навыков и принципов, которые дадут возможность студентам стать эффестивными и ответственными юристами. Специальные предложения обсуждаются позднее.

  1. Юридические школы должны улучшить компетенцию и профессионализм своих выпускников.

Юридические школы не готовят достаточное количество выпускников, которые обеспечивают доступ к правосудию, адекватно компетентны и профессионально занимаются практикой.

    1. Отсутствует доступ к правосудию.

Юридическая профессия, частично из-за недостатков юридического образования, не в состоянии выполнять обязательства по обеспечению доступа к правосудию.

Согласно большинству оценок около четырёх пятых гражданских правовых потребностей населения с низким доходом и от двух до трёх пятых потребностей населения со средним доходом остаются без внимания. Менее одного процента национальных юридических затрат и менее одного процента юристов оказывают помощь седьмой части населения, которая достаточно бедна, чтобы подпадать под право на помощь. Наша нация гордится собой из-за обязательств по отношению к нормам закона, но она назначает запредельную цену доступности для подавляющего большинства своих граждан.56

Многие из крупнейших национальных юридических фирм – с гораздо бтльшим количеством дел, чем они могут справиться, что заставляет юристов увеличивать часы и заработную плату – сократили профессиональную общественную работу так резко, что спустились гораздо ниже профессиональных директив представительства в суде неплатёжеспособных людей. Грубо говоря 50,000 юристов в 100 национальных крупнейших компаниях потратили в среднем только восемь минут в день на дела pro bono в 1999 году …[или] около 36 часов в год, что значительно ниже 56 часов в 1992 году . . .57

“Лучшие имеющиеся в наличии исследования показывают, что американские юристы в среднем работают меньше, чем полчаса в неделю и получают меньше, чем полдоллара в день за дела pro bono …. И только 18 из 100 самых успешных в финансовом плане национальных компаний соответствуют стандарту Типовых Норм равному 50 часам в год для услуг pro bonо. Приблизительно 50,000 юристов занятых в этих компаниях уделяют в среднем менее 10 минут в день на дела pro bono/ профессиональную общественную деятельность.”58 “И семнадцать компаний были так смущены своими pro bono обязательствами, что они полностью отказались делиться статистикой pro bono с Американским Юристом, хотя они гордо делились информацией о своей прибыли и доходе.”59

Неспособность нашей системы предоставлять адекватные юридические услуги бедным людям, конечно, не является проблемой нового плана, но она остаётся важным вопросом для решения в нашем обществе. Важность обеспечения доступа к правосудию тем, кто не могут себе этого позволить, была пояснена, возможно, лучше всех Уильямом Роуи в 1917 году.

Наша система привержена строгому соблюдению законов. Основываясь на личной свободе и свободе правосудия, все граждане постоянно вынуждены контактировать с законом, чтобы содействовать своей свободе установлением и защитой личных законных прав, другими словами, ища правосудия у закона. В данном развитии событий юристы выступают неотъемлемым элементом, но для большинства наших людей затраты на процесс особенно в осложнённых условиях современной жизни чрезмерно высоки. Следовательно, жалобы на то, что свобода и права масс задавлены и утеряны под гнётом системы, достоверны. Выход очевиден. Публичность должна, где это необходимо, нести особое бремя правительства. Народ в большинстве своём и его правительство должны принять на себя и организовать работу обществ юридической помощи, не в качестве благотворительности или инициативы по оказанию социальных услуг, а как необходимую и долгое время не выполнявшуюся функцию правительства. Для тех, кто не в состоянии нести бремя затрат, юридическая консультация и правосудие должны быть бесплатными. Иначе наше хвастовство свободой и вся наша система на самом деле превратится в симуляцию.60

Юридические школы не выпускают юристов, которые отвечали бы требованиям даже среднего класса. “Высшее образование не способно обучать юристов, которые предоставляли бы юридические услуги среднему и рабочему классу, которые, конечно, составляют подавляющее большинство американского общества ”61

Предоставление доступных юридических услуг среднему классу – это вызов, на который юридическая профессия ответить не смогла. Советы по насущным проблемам жизни людей, таких как закон арендодателя/арендатора, споры о попечительстве детей и передача по завещанию, слишком дороги для миллионов трудящихся американцев. Равное Правосудие в Рамках Закона – это идеал, погоня за которым становится всё более безрезультатной. Богатые люди и крупные организации имеют финансовые средства для оплаты за необходимые юридические услуги, в то время как представители среднего класса и владельцы малого бизнеса оставлены бороться в юридической неразберихе, освобождение от которой практически невозможно.62

Юридические школы должны уделять больше внимания обучению понимания студентами важности обеспечения доступа к правосудию и прививать студентам обязательства по обеспечению доступа к правосудию.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Русское Воскресение

    Документ
    Предисловие депутата ГД РФ Т.А. Астраханкиной, председателя Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу событий,
  2. Москва • Санкт-Петербург ■ Нижний Новгород ■ Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара • Новосибирск Киев • Харьков • Минск 2006 ббк

    Документ
    В книге последовательно и целостно излагаются теоретические и эмпирические основы когнитивной психологии, представлен ясный, убедительный анализ таких важнейших разделов данной предметной области, как репрезентация знаний, обработка
  3. В. Г. Черкасов "Голодание ради здоровья" Ростов-на-Дону, Редакция журнала "Дон", 1990 г. Содержание Предисловие Введение Часть По закон

    Закон
    Предлагаемая вниманию читателей книга посвящена интересному и важному вопросу о лечении ряда психических и соматических заболеваний методом дозированного голодания, или, точнее, - разгрузочно-диетической терапии (РДТ).
  4. Материалы учебно-методического пособия

    Документ
    подготовлено Фондом «Социальных Инвестиций» в рамках проекта «Усиление гражданской активности маргинализированных женщин в Российской Федерации» при финансовой поддержке Фонда Демократии ООН (supported by the United Nations Democracy Fund)
  5. Министерство образования российской федерации (81)

    Учебник
    Учебник подготовлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования. В нем дается изложение взглядов на предмет философии в ее историческом становлении и развитии.

Другие похожие документы..