Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат'
Защита диссертации состоится 17 декабря 2009 г. в 13 часов на заседании объединенного совета ДМ 218.007.02 по защите докторских и кандидатских диссерт...полностью>>
'Реферат'
Личное снаряжение — это носильные вещи, спальные и умывальные принадлежности и некоторые другие предметы индивидуального пользования (кружка, миска, ...полностью>>
'Учебно-методическое пособие'
2. Методика расчета возможных потерь среди населения в зависимости от очагов оружия массового поражения, обычных средств нападения и высокоточного ор...полностью>>
'Документ'
Годы после Второй мировой войны, проведенные в Индии, стали для Дон - молодой жены полковника королевских инженерных войск - живой историей. Девушке д...полностью>>

Дискуссия: Как поделить Гоголя? Русская, великорусская и украинская культура в XIX-XX вв

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Дискуссия:

Как поделить Гоголя? Русская, великорусская и украинская культура в XIX-XX вв.

Материалы российско-украинской конференции историков

«Украина и Россия: история и образ истории».

(Москва, 3-5 апреля 2008 года)

Сессия 2. 3 апреля 2008 г. Институт Европы РАН

«Как поделить Гоголя? Русская, великорусская и украинская культура в XIX-XX вв.»

Ведущий: М.В. Дмитриев

Agenda:

  • был ли Гоголь украинским, великорусским или русским писателем?

  • имперское и национальное, русское, российское и украинское в культуре России XIX века;

современные научные представления об имериях и место России среди других империй.

Программа:

И.И. Колесник, д.и.н. Институт истории НАНУ, Киев. Украинско-российские интеллектуальные сообщества первой половины XIX века: сетевой анализ.

О. Ю. Захарова, д.и.н., профессор, Севастопольский филиал Академии труда и социальных отношений (Москва); Украинский морской институт (Севастополь). Взаимное обогащение русской и украинских культур в XIX веке (на примере усадьбы Качановка).

Л.А. Зашкильняк, д.и.н., Львовский университет, Институт украинознавства НАНУ, Львов. Образ России в украинской историографии XIX - начала XX вв.

Дискуссия по первой части докладов

А. Н. Ужанков, д. филолог. наук, профессор, Литературный институт им. А.М. Горького, Москва. Язык творчества как национаьная самоиндентификация писателя (на примере творчества Т.Г. Шевченко).

С.Л. Чернов, к.и.н, доцент, Исторического факультета МГУ. Русское самодержавие: определение, генезис, причины и время возникновения

А.Ю. Бахтурина, к.и.н., доцент, РГГУ. Украинский вопрос в Российской империи в начале XX века.

Дискуссия по второй части докладов.

М.В. Дмитриев::

В этой сессии нашей конференции в центр внимания предполагалось поставить личность Н.В. Гоголя как символ того, как соотносится русская и украинская культура в 19 в., и, соответственно, вынести на дискуссию три вопроса:

- был ли Гоголь украинским, великорусским или русским писателем и как должны рассматриваться такие фигуры как Гоголь?

- имперское и национальное, русское, российское и украинское в культуре России XIX века;

- и наконец, обращаю Ваше внимание на последний вопрос: - современные научные представления об империях и место России среди других империй через призму того, была ли Украина страдающей стороной или, наоборот, подобно всей европейской части России являлась ядром империи?

Однако, оказалось, что о Гоголе как таковом докладов не будет. Мы, наверно, вернемся к этой теме в одной из запланированных на будущее конференций…

Доклад И.И. Колесник:

Украинско-российские интеллектуальные сообщества первой половины XIX века: сетевой анализ.

Уважаемые коллеги! Мой доклад был заявлен еще до формирования тематики сессии. И все-таки академически сформулированное название своей темы я хотела бы заострить и приблизить к тематике, которая так интересует участников нашего заседания. Михаил Владимирович сказал, что сессия посвящена проблеме Гоголя, но о Гоголе никто не будет говорить, как о таковом. Я осмелюсь сказать несколько слов и повернуть свое выступление в такое русло, чтобы ответить на вопрос: «Как поделить Гоголя?».

Прежде чем ответить на этот вопрос, хотела бы остановиться на двух ключевых понятиях/концептах, при помощи которых можно подойти к данной теме. Первый концепт – «сетевой анализ», второй – «интеллектуальное сообщество». Сетевой анализ – новая исследовательская стратегия, которая возникает в 90-е гг. ушедшего столетия на основе теории сетевого общества Мануэля Кастельса. Сущность этого подхода заключается во взгляде на любой изучаемый предмет не как систему, но как гибкую, подвижную и открытую структуру, конфигурация которой определяется потоками информации и коммуникациями. Этот подход конкурирует с традиционными подходами, как-то формационный, цивилизационный и нарративисткий. Сетевой анализ был основательно апробирован Рэндаллом Коллинзом, который создал особую междисциплинарную область – социологию философии. Словом, он попытался сконструировать историю философии не как историю идеологий, но как совокупность интеллектуальных связей и взаимоотношений, подчеркивая, при этом, что место мыслителя в профессиональном пространстве определяется интенсивностью его интеллектуальных коммуникаций.

Второй концепт «интеллектуальное сообщество» – более знакомое и близкое нам понятие. Традиционно и привычно интеллектуальное сообщество определяют как группу людей, объединившихся вокруг идеи, идеологии, харизматической личности. Можно попробовать определить интеллектуальное сообщество с помощью новых сетевых технологий. В таком случае интеллектуальное сообщество выступает как гибкая и подвижная структура коммуникационных и информационных практик интеллектуалов.

Какова роль интеллектуальных сообществ в украинском культурном дискурсе? Прежде надо сказать, что в украинской культурной истории интеллектуальному сообществу принадлежала особая роль. Надо учитывать тот фактор, что Украина в 19 в. была лишена государственности и представляла собой скорее субъект государственного иррационализма, следствием чего было отсутствие собственно украинских институтов и учреждений в области науки, культуры и образования. В таких условиях интеллектуальные сообщества выступали средством формирования украинско-ориентированых научных и культурных институтов. В таком контексте интеллектуальные сообщества выступали своеобразным инструментом легитимации культурной и интеллектуальной истории в Украине. Представители этих сообществ формировали национальную идентичность активного украинства. И, продолжая мысль Сергея Савченко, следует отметить, что российский фактор являлся одним из основных элементов в формировании национальной идентичности культурного украинства.

Формы интеллектуальных сообществ в Украине были весьма своеобразными: землячества, семейные культурные кланы, помещичьи усадьбы и резиденции меценатствующих магнатов, масонские ложи, литературные кружки, салоны, политические партии. Применительно к первой половине 19 в. я хотела бы остановиться на трех разновидностях украинских интеллектуальных сообществ: землячества украинцев в столицах империи, культурные харизматические кланы, а также аристократические салоны и литературные кружки.

Что представляли из себя землячества «малороссов» в имперских столицах, как разновидность интеллектуального сообщества? Профессор Флоря справедливо сетовал на тот факт, что из поля нашего зрения ускользнул 18 в. и произошел как-бы культурный разрыв между периодом 16-17 вв. и рывком в 19 столетие. Однако 19 столетие нельзя воспринимать без контекста второй половины 18 в. Землячества украинцев, т.н. «петербургских малороссов», возникают именно во второй половине 18 в. Они представляли собой аморфную, ничем не структурированную массу представителей украинского дворянства, разночинцев, интеллектуалов, которые искали в столице высоких чинов, богатства и благосостояния. Отношения внутри такого землячества определялись многочисленными родственными, соседскими, семейными, приятельскими, отношениями, финансово-имущественными и корпоративно-служебными связями. Вместе с тем существовали и «точки центрации» землячества украинцев, прежде всего, в Петербурге. Речь идет о сильных, незаурядных личностях, которые сыграли определенную роль не только в украинской, но и российской истории, как, например, архитектор внешней политики России екатерининского времени Александр Безбородько. Именно ему принадлежит проект объединения Восточной Украины, южно-украинских земель и Правобережной Украины в единое целое в составе одной империи.

Землячества, безусловно, занимались определенной интеллектуальной деятельностью; вокруг А.А. Безбородько и его сподвижника Д.П. Трощинского формировались группы партнеров по обсуждению, т.е. украинских интеллектуалов, которые много сделали для своей культуры, в частности для формирования национальной идентичности. Речь идет об издании материалов и документов по украинской истории, которые до второй половины 18 в. находились по преимуществу в рукописях. Деятельность В. Рубана и А. Безбородько способствовала появлению научного украинского историописания. Значительным достижением в этом плане является работа Я. Марковича-младшего «Записки о Малороссии», написанная в классических традициях просветительской историографии 18 в. Кроме того можно назвать и такое направление интеллектуальной деятельности землячества, как издательское дело. Это известные проекты Ф. Туманского: журнал «Российский магазин», его идея/проект о создании академического сообщества и книжной лавки в Малороссии (по поводу чего он вел переговоры с Петербургской Академией наук).

Надо также сказать о таком направлении деятельности землячеств как литература. Профессор Флоря говорил о том, что не упоминается имя Василия Капниста. Василий Капнист и Николай Гнедич – классики русской литературы, но в то же время они были носителями украинской ментальности. Капнист выступал как блестящий коммуникатор; у него были обширные связи в гвардии, в музыкальных кругах (Д. Сорти, М.Ф. Полторацкий), в литературном мире (А. Мусин-Пушкин, И. Богданович, братья Львовы). С Державиным он находился не только в дружеских, но и родственных отношениях, оба были женаты на родных сестрах. И Капнист, и Гнедич были носителями украинской ментальности, о чем язвительно говорил Филипп Вигель. Несмотря на родственные связи с великороссами, и тот и другой, по словам Вигеля, ненавидели «московитов» и «кацапов».

Еще одно направление в культурно-интеллектуальной деятельности украинского землячества в Петербурге представляло меценатство. Практики меценатства возникают в Петербурге благодаря И.И. Шувалову. «Казак-вельможа» Дмитрий Трощинский продолжил эти традиции: на его средства были изданы «Энеида» И. Котляревского и «Записки» Я.Марковича. Трощинский поддерживал много других проектов. Очень интересным сюжетом может быть также деятельность Андрея Разумовского. В свое время он вошел в высшие музыкальные круги Вены, дружил с Бетховеном, его жена брала уроки клавира у Гайдна.

Вторая форма украинских интеллектуальных сообществ – это культурные «харизматические» кланы» (Е. Прицак), которые формировались на общем поле украинской и российской культур. Достаточно назвать «клан» Разумовских, который был связан с большинством аристократических фамилий России. Тут можно вспомнить, что одна из его дочерей вышла замуж за Уварова, другая за кн. Репнина-Волконского. Интересна побочная ветвь Разумовских – Перовских. Оренбургский генерал-губернатор Василий Перовский (участвовал войне 1812 г., был причастен к декабристским организациям) передавал собранные украинским землячеством деньги для Т.Шевченко. Из рода Перовских была мать братьев Жемчужниковых, создателей образа Козьмы Пруткова.

Перечислять подобного рода кланы можно много: Трощинские/Хилковы, Сперанские, Кочубеи (дочь гетмана К.Разумовского Наталья Кирилловна Загряжская, воспитывавшая жену Виктора Кочубея, жила в доме Кочубеев). Наталья Загряжская была теткой матери жены Пушкина и Пушкин любил бывать у Загряжских, Кочубеев и Сперанских. Загряжская стала прототипом графини из «Пиковой дамы». Дочь Сперанского Елизавета Михайловна была замужем за Фроловым-Багреевым, который приходился племянником Кочубею и т.д. Новый 1834 год Пушкин встречал в обществе Сперанских, Загряжской и Кочубеев.

Весьма любопытным культурным кланом были Оленины и Полторацкие. Основателем этого клана был дирижер Марк Полторацкий, руководитель придворной певческой капеллы. Его нашел Алексей Разумовский, и поскольку Елизавета Петровна любила малороссийское пение, они оба часто пели для императрицы. Полторацкий сделал блистательную карьеру при дворе, получил наследственное дворянство, породнился с Вульфами. Его дочь Елизавета Марковна вышла замуж за Алексея Оленина. Сам Оленин по матери был Волконским, двоюродным братом Репнина-Волконского. У них очень интересные родственные связи, к примеру, Анна Керн доводилась племянницей Елизавете Олениной-Полторацкой и т.д.

Наконец, о салонах как разновидности интеллектуального сообщества. Это салоны Трощинских-Хилковых, Полторацких-Олениных, Софии Пономаревой, Натальи Загряжской и др.

В заключение все-таки попытаюсь ответить на вопрос: как поделить Гоголя? Гоголя, видимо, делить не стоит, но следует понять его роль в украинско-российской культуре с помощью сетевого подхода. Можно проследить вертикальные линии его общения. Гоголь рос в таком окружении, как семьи Трощинского, Капниста, Родзянки. Гоголь знал труды С. Кулиша, был знаком с Костомаровым, сложные отношение имел a priori с Шевченко. Что же касается горизонтальных сетей, то Гоголь был завсегдатаем петербургских салонов А.Смирновой-Россет, В.Жуковского, кн. В.Одоевского, П.Плетнева, Виельгорских, В.Соллогуба, был принят в лучших домах московской аристократии – Аксаковых, Елагиных, Свербеевых, Е.Растопчиной. Дружен с М.Погодиным, С.Шевыревым, М.Максимовичем. Таким образом, у Гоголя была активная сетевая позиция, а роль любого мыслителя определяется интенсивностью этих связей.

Об украинскости Гоголя свидетельствует то, что в культурный мир Петербурга он вошел через украинское землячество. Сначала это был узкий круг «нежинцев», 20-25 человек, т.н. «однокорытников»; «богемное сборище» у эпатажного Н.Кукольника, соученика Гоголя по Нежинской гимназии, «вечера» у Е.Гребенки. Потом он попадает в высшие круги: Жуковский, Пушкин, Вяземский. При всем этом он входит в это сообщество, благодаря своим «малороссийским повестям». Гоголь сохраняет украинскую ментальность, т.е. интерес к старинному украинскому костюму, фольклору, языку. Как Максимович и Бодянский Гоголь собирает малороссийские песни. Таким образом, Гоголь является носителем множества лояльностей – и российских, и национально-украинских культурных ценностей.

Вывод таков: карта интеллектуальных коммуникаций Гоголя свидетельствует, о том, что в его сознании и творчестве существовали не два культурных мира, российский и украинский, но один мир, украинско-российский или российско-украинский. Все зависит от контекста.  

А. В. Михайлюк:

Вы употребили термин «украинская ментальность». Получается, что классики русской литературы являлись носителями украинской ментальности. В то же время, как мы видим, они принадлежали к общероссийской элите, по существу, европеизированной. В данном случае, что Вы называете «украинской ментальностью»?

И.И. Колесник:

Я завершала, скомкав окончание, примером Гоголя. Гоголь – классик российской литературы, но в структурах его сознания постоянно присутствовал украинский компонент. Что такое ментальность? Дать определение? Гоголь никогда не порывал с украинством. Во-первых, в его речи встречалась очень часто украинская лексика, с родственниками, Максимовичем и Бодянским он мог переписываться на «малороссийском» языке. Гоголь постоянно проявлял интерес к украинскому (в литературе, в общении), а со второй половины 30-х – 40- е гг. становится, не только «петербургским» или «московским», но и «римским малороссом». Гоголь поддерживает украинских художников, начинающих литераторов. В этом также проявляется его украинская ментальность. Говоря о ментальности других украинско-русских писателей, следует помнить, что тот же Гнедич писал по-русски, но некоторые сценки из народной жизни представлены им на украинском языке.

Д.Ю. Арапов (д.и.н. исторический факультет МГУ):

Уважаемая коллега! Не кажется ли Вам, что мы принижаем Н.В. Гоголя, приписывая его только к России или только к Украине? Гоголь – это явление всемирной, мировой, европейской культуры! Вы сами сказали о римском периоде. Какой там малороссийский или римско-малороссийский. Мне кажется, мы начинаем сажать Гоголя в какую-то клетку, и, на мой взгляд, это не очень правильно.

И.И. Колесник:

Все зависит от контекста. Конечно, Гоголя можно поставить в ряд европейской литературы, если рассматривать контекст европейской культуры. Но в данном случае речь шла о кросс-культурных российских связях, о российско-украинских интеллектуальных сообществах. Я не могла взять на себя такую ответственность и говорить о всемирном и общеевропейском значении Гоголя. 

М. Дронов (ЦУБ, Москва):

В конце, говоря о не очень структурированных в российских столицах украинских землячествах, Вы упомянули имя драматурга Нестора Кукольника. Вы тоже находите в нем украинскую ментальнiсть?

И.И. Колесник:

Что касается Кукольников, то это два брата – Нестор и Платон Кукольники, соученики Гоголя по Нежинской гимназии Высших наук. Когда Н.Кукольник оказался в Петербурге, то начал с «вечеров», на которых собирались земляки-украинцы, мелкие чиновники и офицеры, позднее им устраивались журфиксы, где бывала масса людей –литераторы, художники, артисты, музыканты, что потом назовут «богемой». Существовал триумвират: Кукольник-Брюлов-Глинка. Они задавали тон «вечерам» и, безусловно, можно говорить о некоторых украинских лояльностях Н.Кукольника, несмотря на его «выспренный» имперский патриотизм.

Л.Е. Горизонтов (д.и.н., РГГУ):

Ирина Ивановна, спасибо за интересное выступление. Наконец, 19 в. У меня два вопроса, которые касаются украинцев в Великороссии. Первый вопрос. Как я Вас понял и, наверно, это справедливо, что украинские сообщества поддерживали украинскую или малороссийскую идентичность, но прослеживается ли по истории этих сообществ (а вы апеллируете и к 18 и 19 вв.) культурная ассимиляция? Как ни как они попадали в иную среду. И второй вопрос. В своем докладе, Вы ставите задачу проанализировать сообщества, с точки зрения их представительства в культуре. Но эти самые сообщества нередко выполняли политические функции. Это были своего рода группы-давления, которые могли влиять и порой действительно влияли на российскую имперскую политику в отношении украинских земель. Прослеживается ли это по Вашим материалам?

И.И. Колесник:

Представители первого поколения украинской старшинской элиты, которые, благодаря Трощинскому и Безбородько, приезжали в Петербург, где, как правило, оседали в Сенате, Синоде, ведомстве почт, Коллегии иностранных дел. Первое поколение несло в себе все черты украинцев, сам Безбородько говорил с малороссийским акцентом. Во втором поколении (первая половина 19 в.) черты украинскости уже не так заметны. В высшем обществе не звучит украинская речь, она может только проскальзывать где-то в быту или в письмах. Шел интенсивный процесс слияния российской родовитой знати и украинских аристократических кланов. Позднее начался процесс «вымывания» их сознания и культурных практик. Приведу выразительный пример: Василь Лукашевич - известный идеолог автономизма, создатель тайного «Малороссийского общества», о котором мы мало знаем, но, по-видимому, члены этого кружка вынашивали какие-то сепаратистские планы, но наследники Лукашевича – семейство Треповых, из которого вышли известные российские реакционные деятели. И подобного рода ассимиляцию можно проследить по многим украинским харизматическим кланам: они «вспыхивали» и весьма быстро «рассеялись», растворяясь в имперском дискурсе. Что касается влияния землячеств на политику, то самое яркое подтверждению тому – это деятельность Безбородько, которому принадлежит идея/проект объединения всех украинских земель в пределах Российской империи. Он инициировал и выступал стратегом внешней политики России, Екатерина ему доверяла, он вел ее переписку. Что касается Кочубеев, то Кочубеи вели очень странную жизнь. Вигель не очень лестно говорит о Кочубеях. Согласно его запискам, с приходом Кочубеев и Гурьевых в аристократических салонах Петербурга появилась грубость. С одной стороны, Кочубей носитель имперского сознания, но в нем было и нечто украинское, его имение в Диканьке, образ жизни несли черты украинской ментальности.

М.В. Дмитриев:

Если мы наряду с понятиями «украинское» и «великорусское» удерживаем и полностью соответствующее культурным реалиям того времени понятие «русское» (как синоним «общерусского», в градациях российской культуры XIX века), то почему нельзя сказать проще, что Гоголь – это русский писатель? Но не в том смысле, что он –великорусский писатель (такое мнение смешно своей абсурдностью), а в том специфическом смысле, в каком в культуре XIX века снимается противоречие между украинским и великорусским.

И второй вопрос. Мы говорим о «украинских лояльностях», а почему слово «украинский», эквивалент понятию «национальной» лояльности, не заменить на понятие «локальный», «региональный» патриотизм? Ведь, наверно, можно привести примеры, когда кто-то в России говорит о привязанности к своему региону (к Уралу, донской степи, Волге и пр.)?

И.И. Колесник:

Это термины, конечно, конвенциональны и надо серьезно договариваться об их смыслах. Дело в том, что «малороссийский патриотизм» – принятый термин, который являлся синонимом автономизма, точнее идеологии автономизма, характерной для сознания части левобережной старшинско-казацкой элиты. На смену этой идеологии в 30-40-е гг. придут уже романтические веяния, в частности Кирилло-Мефодиевское общество, члены которого создали первую политическую организацию и программу активного украинства. Что касается патриотизма Гоголя, то он очень редко бывал на «малой» родине. Большую часть своей жизни он провел в Петербурге, Москве и длительное время жил в Европе. Говорить о «местечковости» Гоголя не приходится, у меня такое ощущение, что малороссийский украинский патриотизм у Вас ассоциируется с какой-то местечковостью… 

М.В. Дмитриев:

Нет, с регионализмом.

И.И. Колесник:

Что такое «региональность», «регионализм»? Об этом надо тоже говорить, существует синоним «локальный». Обо всем надо договариваться…



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Программа: И. В. Михутина, д и. н., Инслав ран. Украинское национальное движение и проблема формирования гражданского общества, вторая половина XIX начало XX вв

    Программа
    И.В. Михутина, д.и.н., Инслав РАН. Украинское национальное движение и проблема формирования гражданского общества, вторая половина XIX - начало XX вв.
  2. Пособие для поступающих в вузы

    Реферат
    Р.А. Арсланов, В.В. Керов, М.Н. Мосейкина, Т.М. Смирнова Пособие для поступающих в вузы "История России с древнейших времен до конца ХХ века" / Под ред.
  3. Хотя бы для небольшой части русской аудитории

    Документ
    некоторые рецензенты, особенно русского происхождения, высказали на ее счет ряд критических замечаний, на которые я хотел бы сразу же вкратце ответить.
  4. Т. В. Зуева Б. П. Кирдан русский фольклор учебник

    Учебник
    Учебник – часть учебно-методического комплекта, куда входят также программа, хрестоматия фольклорных текстов и хрестоматия фольклорических исследований.
  5. «Откуда есть пошла Русская земля?» (VI в.). Первые «Великие князья» русские (IX-Х вв.). Династия Рюриковичей. Образ жизни, обычаи, представления наших предков. Крещение Руси Владимиром (980 — 1015). Кирилл и Мефодий. Ярослав Мудрый (1019 — 1054). «Русская Правда»

    Документ
    «Откуда есть пошла Русская земля?» (VI в.). Первые «Великие князья» русские (IX-Х вв.). Династия Рюриковичей. Образ жизни, обычаи, представления наших предков.

Другие похожие документы..