Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В статье показывается, что холодная трансмутация ядер возможна в рамках современной физической теории – возбуждение и ионизация атомов и универсальна...полностью>>
'Лекция'
С 1 января 1995 года основным видом прямого налога, который взимается с юридических лиц в Украине, является налог на прибыль, который был введен Зако...полностью>>
'Реферат'
Опорный конспект лекций включает правила техники безопасности, описание методов и приемов используемых при изучение структуры природно-территориальны...полностью>>
'Рабочая программа'
Аверченкова Е.Э. Краткосрочная финансовая политика: Рабочая программа, вопросы к зачету для студентов, специальность 080105.65 «Финансы и кредит». - ...полностью>>

Исцеления

Главная > Реферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ЧУДО

ИСЦЕЛЕНИЯ

ЦВЕТОМ

Эта книга содержит уникальный материал, впер­вые публикуемый на русском языке. Написанная в форме биографического очерка, она является мощ­нейшим духовным каналом, войдя, в который, вы мо­жете постоянно обращаться и брать из него, как из неиссякаемого источника знание, мудрость, необы­чайную силу. И, возможно, прочтя ее не один раз, вам удастся освободиться от многих кармических оков и стать свободными.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

  1. О, мой возлюбленный отец

  2. Секрет

  3. Первое исцеление

  4. Кто ты?

  5. Аптека

  6. Кингз Рэнсом

  7. Время остановиться и оглядеться

  8. Дорога в Дамаск

  9. Гоулд Хил л

  1. Ночь рождения балансовых масел

  2. Конгресс

  3. Операция «Старт»

  4. Олимпия

  5. Копенгаген

  6. Цветовая магия

  7. Как пользоваться балансовыми маслами

  8. Чакры

18.Оттенки балансовых масел Аура-Сомы

  1. Знаки и символы балансовых масел Аура-Сомы

  2. Дитя Новой Эры

  3. Эссенции, Помандеры и Квинтэссенции

  4. Небольшие чудеса

  5. Источники исцеления

  6. Царство животных

  7. Полет ауры

  8. Видение

  9. «Дев Аура»

ПРЕДИСЛОВИЕ

Эта книга затронула много сердец. Она пронизана ис­кренностью и раскрывает автора как человека замеча­тельного и обращенного к Богу. Те из нас, кто имел счас­тье знать Викки Уолл, понимали, насколько щедро она отдавала себя делу развития Аура-Сомы. Начало Аура-Сомы, вдохновленное свыше семь лет назад, и удивитель­ный рост нынешней международной репутации были пря­мым результатом ее убежденности в духовном руководстве Бога. Веруя, она всегда подчинялась с истин­ным смирением.

Для преодоления тяжелой физической болезни она дол­жна была жить, подчиняясь суровому распорядку, но ни­когда она не теряла ни своего великолепного чувства юмо­ра, ни своей способности глубоко любить.

Неожиданно в январе этого года Викки была призвана Домой, в Райский Сад. Те, кто любил ее, тоскуют, что ее нет с нами физически, но у нас есть утешение - мы чув­ствуем, что она рядом с нами, когда мы занимаемся вопро­сами Аура-Сомы и наблюдаем ее расширение и процвета­ние, всегда полагаясь на Божественную мудрость, руководящую и направляющую нас, и Божественное исце­ление, нисходящее с наших пальцев.

С тех пор как эта книга была впервые опубликована, Викки прочитала лекции во многих европейских странах, включая Германию, Швейцарию и Францию. Сейчас мы должны воплотить ее мечту, читая лекции в Голландии и Испании, а затем и за океаном - в обеих Америках и Юж­ной Африке. В Квинсленде, в Австралии, где обучают и дают практические навыки двое из терапевтов Викки Уолл, уже подросло второе поколение терапевтов Аура-Сомы. Теперь и другие штаты Австралии просят провести у них лекции. Так что свет продолжает сиять.

Когда эта книга будет прочитана, да затронет она боль­ше сердец и приведет еще больше последователей в семью Викки, в Аура-Сому, чтобы ее мечта о всеобщем Возрож­дении могла осуществиться через каждого из нас.

Маргарет Кокбейн Дев Аура, Тетфорд, 1991

Эта книга посвящается моему любимому отцу, благода­ря которому невозможное становилось возможным, а так­же Энн Витхиар, подруге, секретарю, без чьей чуткости и понимания эта книга не была бы написана, и многим дру­гим, кто работал «в тени», чтобы дать мне время написать ее, и наконец, самой дорогой подруге, Лауре Фрейзер, ко­торая разделяла мои мечты и поддерживала меня в дни сомнений.

ВВЕДЕНИЕ

Ступайте осторожно, мои друзья, так как вы иде­те по ткани моей жизни, по основе и переплетению ее, по рисунку, вытканному с начала жизни, по повтор­ному его исполнению, по предопределенной неизбеж­ности, по движению вперед к цели, ждущей своего оп­ределения.

Я родилась в Лондоне седьмым ребенком седьмого ре­бенка. Мой отец и его родители принадлежали к хасидам, глубоко религиозному течению, которое занималось мис­тическими аспектами Библии. Мой отец был мастером Каббалы и «Зогара», и благодаря своим родителям он унас­ледовал знания целительных свойств лекарственных рас­тений и естественных методов исцеления, переданных за­тем мне. Счастье, которое я делила с моим отцом, было, однако, сильно омрачено тщательно скрываемой жестоко­стью мстительной мачехи, из-за которой я покинула дом в возрасте 16 лет.

Повторяющиеся мистические случаи моего детства, происходящие сами по себе, пугали меня в то время, так как я не понимала их. Это были неожиданные исцеления, осознания видения ауры и ясновидение. Это продолжалось в течение нескольких довоенных лет.

Сама война, с ее увечьями и смертями, ясно показала мою возможность видение ауры и духовного анализа. Но самая значительная встреча, благодаря которой я пошла по назначенному мне судьбой пути, состоялась в Западном Дрейтоне, в Мидлсексе - с Эдвардом Хорсли, фармацев­том, преклонный возраст которого не мешал ему зани­маться искусством фармацевтики, и самому делать сборы трав, готовить таблетки, прописывать и отпускать их по рецепту в аптеке. Здесь, находясь в безопасности, в процессе обучения я смогла вновь открыть и осознать учение своего отца. В это время произошло много маленьких чу­дес алхимии. Однажды нехватка ингредиентов и ошибка, сделанная по воле свыше, привели к совершенно новому со­ставу лекарства, которое стало изумительным исцеляющим средством.

После войны и смерти мистера Хорсли я решила учиться на педикюршу, где я могла использовать свои руки как сред­ство исцеления. Моя первая практика была в аптеке. Затем по воле Бога я была направлена в Грейт Мессенден, в Бакин­гемшире. Во время работы там, я трижды была на пороге смерти, откуда, как я верю, была возвращена к жизни для служения.

Другая катастрофа - неожиданная потеря зрения - выну­дила уйти из процветающей ныне клиники, выбросила меня на улицу и заставила слишком рано уйти на пенсию. Но вме­сте с тем моя дорога в Дамаск привела меня к откровению -к рождению балансовых масел Аура-Сомы, которые пред­назначены для исцеления, для изменения жизни многих лю­дей и для доказательства того, что существует зеркало души.

Так была выявлена уникальная терапия цветом, вместив­шая в себя множество жизненных энергий. Эта терапия ле­чит на всех уровнях: физическом, ментальном, духовном и служит дополнением ко многим другим терапиям.

Я начала понимать, что все больше и больше моего вре­мени уходит на чтение лекций в разных странах мира. Ста­ло совершенно очевидно, что нам нужен центр, где прой­дут обучение и врачи, и миряне, и учителя, которые будут нести знания всему миру. Чудесным образом Дев Аура в Линкольншире стала нашим центром, и студенты теперь приезжают сюда со всего мира, готовясь стать первопро­ходцами учения и знакомить мир с терапией Нового Века.

Я думаю, заслуживает внимания тот факт, что Ною было дано обещание Новой Эры тогда, когда из-за челове­ческой глупости Земля и люди могли быть уничтожены. Сегодня многие сердца трепещут от страха, кто и когда может нажать ядерную кнопку. Тем не менее есть обеща­ние новой жизни с приходом Христа, который неоднократ­но говорил о Втором Пришествии и Новой Эре. Многие ждут этого, а я искренне верю, что Новая Эра уже началась, ведь значимость обещания, данного Ною, заключает­ся именно в том, что Бог уже никогда не позволит миру быть уничтоженным. Впервые его завет был воплощен с помощью полного спектра цвета, в радуге -

Я полагаю радугу Мою в облаке, чтоб она была зна­мением завета между Мной и между землёю.

Быт. 9:13

Каждый день в Аура-Соме появляется что-то новое - это постоянно расширяющаяся терапия. А введение - это был предварительный взгляд на мою жизнь.

О, МОЙ ВОЗЛЮБЛЕННЫЙ ОТЕЦ

Моя мама заболела «испанкой» в 1918 году, и отец отча­янно пытался ее спасти. Он применял гидротерапию, обо­рачивая ее влажным одеялом и лежа с ней рядом в напрас­ной надежде сбить лихорадку. Но война и рождение многих детей сделали свое дело. Когда мама умерла, отец похоронил с ней свое сердце. Позже так же заболела стар­шая сестра, но она, к счастью, выздоровела.

Отец остался один, взяв на себя полную ответствен­ность за заботу обо мне, только что родившемся младенце, и шести других детях, имевших разницу в возрасте всего в два-три года. В этой ситуации у него было только два выхо­да - нанять экономку или снова жениться. Он выбрал пос­леднее.

Моя мачеха, полячка по национальности, была невысо­кого роста, пышной комплекции, с выразительными серо-голубыми глазами. Их выражение могло меняться в одно мгновение - от мягкого до злобного, - как у кошки, наблю­давшей за страданиями мыши. Этот взгляд готов был испе­пелить и преследовал меня в снах многие годы. Она люби­ла мужа и хотела иметь своего ребенка, но была

бесплодной.

В возрасте нескольких месяцев от роду, я оказалась в полной зависимости от нее, и думаю, что стала в ее созна­нии ребенком, которого она хотела зачать. Очевидно, в том нежном возрасте я слишком мало была похожа на моих отца и мать, таким образом помогая ей в ее заблуждениях. Моя память возвращает меня к годам младенчества и даже к внутриутробному периоду, - это одно из необычных свойств, которым я обладаю. У меня нет воспоминаний о дисгармонии или травме в первые два или три года, когда мачеха относилась ко мне как к собственному ребенку, и я, единственная из семи детей, называла ее мамой. Мои братья и сестры называли ее тетей. Их возмущало ее при­сутствие, ведь она появилась в их жизни спустя всего лишь несколько месяцев после смерти мамы, которую они ис­кренне любили. Поэтому отношения между старшими детьми и мачехой были напряженными.

Однако отец оставался в полном неведении, потому что ему никто ничего не говорил. Дети молчали из-за преданной любви к нему, из-за боязни разрушить его жизнь. Моя маче­ха прекрасно готовила, великолепно вела домашнее хозяй­ство, и потребности отца стояли у нее на первом месте. Уп­равляемый ее железной рукой дом был в идеальном порядке. Она была просто одержима домом, в котором, одна­ко, не было места для ребенка, для его книжек и игрушек. Нашим друзьям никогда не разрешали приходить в этот сия­ющий чистотой дом. В этом отношении мачеха была фана­тична, и неудивительно, что мои братья, сестры и я поняли, что поддерживать с ней отношения мы не можем. Со време­нем один за другим старшие дети начали самостоятельную жизнь, оставив меня одну в лишенной любви атмосфере сия­ющего чистотой дворца.

Мои братья и сестры регулярно навещали отца. В один из таких коротких приездов произошло то, что наложило отпечаток на все мое детство. По иронии судьбы и печаль­ному стечению обстоятельств инициатором всех этих ужасных событий стала моя сестра, которая любила меня больше всех. Болтая с ней, я, видимо, постоянно упомина­ла, как это делают все дети, что «мама» сказала и что сде­лала, ведь в то время она была для меня настоящей мате­рью.

Представьте, мое детское любопытство, когда вдруг я узнала от сестры следующую информацию: «Она не твоя мама, и ты вовсе не должна делать все, что она говорит». Очень скоро я увидела, что это означало.

В этот день мы с мачехой поспорили по поводу какого-то несущественного вопроса. Это был незначительный спор, так хорошо известный всем родителям не слишком послуш­ных детей. Я не могу вспомнить, о чем шла речь. Но спор, разумеется, требовал от меня какого-то участия. В конце концов, мы достигли той точки в споре, когда уже нельзя было повернуть назад. Я почувствовала, что загнана в угол, и вспомнила недавно сказанные слова. Посмотрев на нее с вызовом, я произнесла: «Ты не моя мама, и я не должна де­лать все, что ты мне говорить».

Наступила напряженная тишина. Серо-голубые глаза превратились в стальные, и в тот же миг врата захлопну­лись за мной. Ее самообман был поколеблен, а я преврати­лась в «мальчика для битья» за все ее разочарования и уни­жения. Последующие годы можно описать словами Элизабет Баррет Браунинг: «Слезы смыли краски из моей жизни».

Несомненно, моя мачеха со своей жестокостью вьшолня-ла задачу, поставленную ей свыше, поскольку этот период стал для меня периодом обучения. Теперь, мысленно возвра­щаясь назад, я понимаю истинный смысл ее действий, и пони­мание приносит с собой прощение.

Как всякий ребенок, оторванный от своих сверстников, я тайно плакала каждую ночь. Единственным моим утешением было то, что мой любимый отец скоро придет домой. Он ни­когда не забывал зайти ко мне, чтобы пожелать спокойной ночи. Моя кровать была рядом со столовой, и, возможно, так повелось с детства, что двери никогда не закрывались и две­ри между моей спальней и столовой были всегда открыты. Мысль о присутствии отца в доме, успокаивающий звук его шагов приносили исцеление всем моим несчастьям, которые, как я чувствовала, происходили от непонимания и неудач, преследовавших меня в течение дня.

Обычно я лежала в своей спальне как завороженная. Я видела стол, накрытый белоснежной скатертью, излучавшей то белое, то серебряное сияние. Свеча отбрасывала теплый блеск на графин с вином. Каждый вечер происходил один и тот же ритуал: отец с мачехой начинали ужинать в семь ча­сов и обсуждали события дня. С нетерпением я наблюдала за движениями рук отца, очищавшего грушу - свой привычный, ежедневный десерт. Я знала, что скоро настанет драгоцен­ный момент: он войдет в спальню и, прежде чем пожелать спокойной ночи, даст мне (слезы мои давно уже высохли) последний, сочный кусочек груши.

В начале этого века детей по вечерам можно было ви­деть, но не слышать, и поговорка «Кто рано встает, тому Бог подает» очень точно соответствовала существовавшим тогда правилам. Приход отца домой вечером означал для меня начало подготовки ко сну. Ну а зимой я обычно от­правлялась в кровать к четырем часам.

Время между четырьмя и семью часами было часами ожидания, и ничто не могло заставить меня заснуть до при­хода моего отца с его пожеланиями спокойной ночи.

Я лежала в сумерках, и до того, как фонарщик прихо­дил зажигать газовый фонарь, который был как раз пе­ред окном моей спальни, странные видения возникали в моем сознании. Эти видения посещали меня в детстве через определенные промежутки и продолжали посе­щать всю мою жизнь. Я представляла себя тихо поющей странные каденции и не менее странные слова, значе­ние и звук которых, казалось, не имеют ничего общего с миром вокруг меня. Казалось, будто я пою на языке да­лекого прошлого, но каким-то таинственным образом имею к нему самое непосредственное отношение.

Одно видение постоянно возвращалось ко мне: вдруг комната наполнялась светом, я видела высокую, измож-денненную женщину, болезненно худую, рядом с которой шла такая же изможденная собака с острыми выпирающи­ми ребрами. Следы голода были явно видны на лице жен­щины и морде собаки. Но в них чувствовалась порода и достоинство, их благородное происхождение было очевид­но. Будучи маленьким трехлетним ребенком, я не испыты­вала ни страха, ни дурных предчувствий, когда они прихо­дили ночь за ночью. Хотя я и оплакивала их, но что-то мне подсказывало, что эту судьбу они выбрали сами и это та дорога, по которой они хотели идти. Видение это возника­ло в течение многих лет, пока в другом видении они не на­шли своего вечного успокоения чтобы вернуться к своей истинной роли в этой жизни, таким образом давая мне воз­можность понять настоящее истинное значение того, что я получала посредством своего детского опыта.

Это было первое знакомство с «регрессией» - осознани­ем прошлого, связанного с настоящим.

Насколько мачеха была увлечена чистотой в доме, на­столько же отец был увлечен целительством. Ни один врач никогда не приходил в наш дом. По крайней мере, я этого не помню. С самого раннего детства отец сам следил за нашим здоровьем и лечил разнообразные болезни. Я была подвержена тонзиллитам.

Однажды у меня была флегманозная ангина, и я плакала от боли. До сих пор кислый запах горячего уксуса вызывает в моей памяти яркое видение: отец тщательно сворачивает коричневую бумагу, льет уксус между листами, заворачива­ет все это в льняной платок и ставит сверху горячий утюг. Затем плотно обматывает мое горло этим платком. К утру боль проходила. Годы спустя я нашла объяснение успеха это­го лечения, имевшего свои корни в древних учениях. Крафт-бумага, которая использовалась в те дни, изготовлялась из древесной пульпы. И действительно, на бумаге можно было увидеть древесные волокна. С давних времен терапевтичес­кие эссенции и смола являлись основой для многих бальза­мов, которые, растворенные в спирте или уксусной кисло­те испарялись при высокой температуре.

Всю неделю я с нетерпением ждала выходных - драго­ценного времени, когда мой любимый отец брал меня в разные «экспедиции». Мужчины в то время придержива­лись строгих правил, и отец не был исключением. Я точно знала, куда мы пойдем и что готовит мне день.

В субботнее утро первым делом мы шли, конечно, к па­рикмахеру: в те дни мужчины брились (или их брили) безо­пасной бритвой. Отец был красивым мужчиной с вырази­тельными, излучающими тепло карими глазами, видевшими человека, с которым он говорил, как бы на­сквозь. О нем рассказывали, что когда он на кого-нибудь смотрел, то казалось, что две свечи загорались в глубине его глаз. Его руки были не большими, прекрасной формы, с ухоженными ногтями. Он был широкоплеч, с узкими бед­рами и прямой осанкой. Мне говорили, что он не прибавил ни грамма веса до того дня, когда он отошел в мир иной в возрасте 85 лет. В его осанке было что-то истинно цар­ственное, но, тем не менее, он был застенчивым, мягким человеком. Я никогда не слышала, чтобы он повышал го­лос; было достаточно взгляда. Одевался он безукоризнен­но, был разборчив в одежде и требователен к ее чистоте. Одним словом, он относился к себе с уважением. Мы, дети, беззаветно любили и уважали его.

Когда отец брился в парикмахерской, к его лицу при­кладывали горячие полотенца. Я терпеливо сидела на ма­ленькой деревянной скамеечке, полностью захваченная этим представлением, задерживая дыхание, когда горячие полотенца накрывали его лицо, а снаружи торчал только кончик розового носа. Я всегда боялась, что он не сможет дышать, и вздыхала с облегчением, когда полотенце уби­рали и я видела дорогое мне лицо. Затем его лицо проти­рали чем-то похожим на маленький кусочек льда. Теперь я знаю, что это были квасцы, которые помогали закрыть поры и «подтянуть» лицо. Квасцы используются во многих стягивающих лосьонах и сегодня.

Потом мы шли в отцовский клуб, где меня водружали на высокий стул и за мной присматривали, как я теперь пони­маю, носильщик или швейцар. Плитку шоколада - большое лакомство - мне покупали раз в неделю. Отец повязывал мне на шею большой носовой платок, чтобы я не испачкала пла­тья. Затем он исчезал во внутренних комнатах клуба, куда никогда не допускались ни женщины, ни дети. Своим детс­ким умом я представляла, как он принимает участие в раз­ных увлекательных мероприятиях. Но однажды мой брат, которого допустили в святая святых, сказал мне, что они там играли в шахматы!

Через некоторое время отец появлялся и вытирал мне лицо, чтобы от шоколада не осталось и следа. Теперь, я это знала, начиналось мое счастье. Мы всегда шли одной и той же дорогой, мимо торговцев фруктами, где останавли­вались, чтобы сделать покупки. Там продавались из огром­ной блестящей стеклянной банки свежие ананасы, наре­занные длинными дольками, и, конечно, зная о желании ребенка, отец всегда покупал мне кусочки этого вкусней­шего лакомства. Я смотрела как завороженная, когда выб­ранные кусочки доставали из банки длинной вилкой с дву­мя зубьями. Я молилась, чтобы в результате этого сложного маневра ни один драгоценный кусочек не упал. Но однажды это случилось. Отец, приверженный хорошим манерам, настоял, чтобы я приняла безропотно то, что ос­талось.

Я стояла и с жадностью ела истекающий соком ананас. Тем временем отец покупал в магазине определенные фрукты, очень тщательно выбирая их. Я никогда не видела, как отец расплачивался, а слово «счет» в возрасте пяти-шести лет мне было незнакомо. Я с восхищением смотрела на отца и считала его Богом, ведь мне казалось, что он может купить все, что захочет. И когда отец читал мне из Библии: «Все пло­ды на земле Его», - я искренне верила, что это и есть истин­ное доказательство его всемогущества.

Потом мы шли в парк Королевы Виктории - огромный парк в Лондоне, к северу от Темзы. Мы жили в этом райо­не из-за работы отца, и мне это очень нравилось.

Для ребенка, который интересовался всем, что двигалось или дышало, в парке было много развлечений. Ручной олень мог подойти в поисках лакомства. Отец всегда брал с собой еду, нарезанную аккуратными маленькими кусочками и сло­женную в белую полотняную сумку (бумажными пакетами он никогда не пользовался). Казалось, он знал каждого оленя по имени, и они совсем не боялись его. Мы шли дальше, гово­ря «доброе утро» попугаям в их домике. Я побаивалась этих птиц с загнутыми носами и резкими голосами.

Когда мы подходили к пруду, я останавливалась посмот­реть на босых детей. Их туфли болтались у них на шее, когда они шли по воде, держа маленькие банки из-под дже­ма и сделанные вручную сети, и пытались поймать разно­цветную колюшку. Мне никогда не разрешали присоеди­ниться к ним. Отец прекрасно знал, что можно порезать ноги о разбитое стекло, он сам неоднократно помогал по­резавшим ногу детям. Он запрещал мне даже подходить к

пруду.

Однажды я была очарована блестящей маленькой рыб­кой, плававшей в банке. Но позже очень расстроилась, за­метив одну или двух рыбок, которые то ли из-за шока, то ли из-за неумелого обращения плавали в воде вверх брюш­ком и умирали. После этого у меня никогда не было жела­ния ловить рыбок.

Отец жил в полной гармонии с растительным и живот­ным миром. Пока мы гуляли, он рассказывал мне о разных видах диких цветов, которые росли в парке, и спрашивал: «Как ты думаешь, какой цветок излечит больную руку тво­его папы?»

Конечно, никакой больной руки не было, но я с удоволь­ствием рассматривала травы и цветы, интуитивно выбирая, какое растение исцелит моего любимого папу. Таким об­разом он учил меня следовать внутренней интуиции, той интуиции, которой он, несомненно уже обладал. Мне было очень интересно, когда папа объяснял мне назначение раз­личных трав и цветов. Казалось, что его любовь изливалась на растения и он обладал знанием их целительных свойств. Мне не разрешалось срывать даже стебелек. Отец гово­рил: «Этого нельзя делать, если он тебе не нужен. Ты не должна понапрасну лишать растение жизни».

Все это было для меня обычным, естественный, моим миром, и я помню свое огорчение, когда увидела, как вы­рывали истекающие соком колокольчики, чтобы затем бросить их по краям дорожки. Они лежали там, одинокие и заброшенные, словно погибшие на поле боя.

Эти дни моего детства, проведенные с отцом, были дня­ми, к которым я стремилась изголодавшимся по вниманию юным сердцем. С помощью отца я осознавала живитель­ные силы видимого и невидимого мира. Казалось, нас объединяло то внутреннее знание, которое я, будучи ре­бенком, понимала и принимала без всяких вопросов. В то же время, без сомнения, мой отец был как бы единым це­лым с его отцом, а его отец со своим отцом и так далее. Было ощущение связи времен, простирающейся назад, в вечность.

Происходило много странных случаев и исцелений, ко­торые мое детское сознание принимало без особого пони­мания. Это повторялось всю мою жизнь и в конце концов пришло осознание и понимание происходящего.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Исцеление Анны Кирпичниковой История Гореновича Выписка из свидетельства Гореновича Рост движения Цыганка в тюремной больнице Духовная литература

    Литература
    Автор этих воспоминаний, София Павловна Ливен, во время одного из своих путешествий, была призвана Господом от этой временной жизни в вечные обители. На её надгробной плите здесь в Корнтале близ Штуттгарта высечено пасхальное приветствие:
  2. В. К. Невярович Чудесные исцеления

    Документ
    Особенностью данного труда является смелая попытка практикующего врача систематизировать наиболее яркие случаи чудесных исцелений, известных в истории человечества начиная с библейских времен.
  3. Искусство Психического Исцеления Искусство психического исцеления Вступление Искусство психического исцеления Это не книга

    Книга
    Это – не книга о чудесах. Это – книга о вас, о вашей жизни и о людях, окружающих вас, о жизнях людей. Это книга обо всех нас, о силах, которыми мы обладаем, обычно даже не осознавая этого.
  4. Руководство по исцелению себя, окружающих и планеты Земля ©: ООО издательство «София»

    Руководство
    Целительство — интуитивный процесс, постигаемый путем осознания себя и постоянной практикой. В силу этих причин учебник для целителей просто невозможен.
  5. Дайяна Стайн Кармическое Исцеление

    Документ
    ГЛАВНЫЙ ПРИНЦИП ВИККИ: "ТЫ - БОГИНЯ". Не важно, являетесь ли вы членом "Божественного Братства" (Goddes Craft) или нет, идея не теряет своего значения.

Другие похожие документы..