Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Курсовая'
I. Метода наименьших квадратов ( МНК ). Дан набор чисел { Yk }, представляющий собой результат измерения функции y = a + bx + cx2 в точках xk = x0 + ...полностью>>
'Документ'
- разработке проектно-сметной документации на строительство группы наклонно-направленных эксплуатационных скважин на пласт Ю10 Грушевого нефтяного ме...полностью>>
'Изложение'
Предлагаемый ниже текст – это краткое изложение двух моих докладов (из трех предполагавшихся), имевших место на «Семинаре по метафизике», весенний се...полностью>>
'Документ'
СЕМЫКИНА Елена Юрьевна – старший преподаватель кафедры психологии Магнитогорского государственного университета. РЫЖОВА Валентина Кирилловна – кандид...полностью>>

Предисловие (24)

Главная > Закон
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Желание увидеть действие получше так меня захватило, что я не заметил, как люди вокруг стали двигаться на порядок медленнее, как при прокрутке пленки на видеомагнитофоне в замедленном режиме. И наконец‑то я увидел все действие: Хаз бросается вперед и делает два резких боковых удара, от первого Чин уходит вбок, второй ловит рукой и, сделав элегантную подсечку, при этом дернув за пойманную руку, отправляет Хаза на землю. Но тут кто‑то меня толкнул, и все тут же вновь вернулось к обычной скорости. Хаз же с Чином продолжали свои танцы, только теперь я опять не мог увидеть ни одного конкретного движения. Только нападение и падение. А уж когда до меня начало доходить то, что происходило секунды назад, мне стало и вовсе не до слежения за действием. Я, конечно, подозревал, что я тормоз... но чтобы других тормозить... Может, все же показалось? Но что‑то мне подсказывает, что не показалось...

Мои размышления прервала наша родная милиция. Опасливо выглянув из‑за угла и убедившись, что ничего особенно серьезного тут не происходит, они грозно пошли к эпицентру беспокойства, то есть к красному от злости Хазу и оставшемуся невозмутимым учителю кунг‑фу.

– Что здесь происходит? – грозно спросил лейтенант, врываясь в так называемый ринг.

Он тут же наткнулся взглядом на красное и злое лицо Хаза. Такое, скажу вам честно, выдержит не каждый, да еще и без предварительной подготовки.

Лейтенант судорожно сглотнул и сделал шаг назад. Тут из толпы материализовался второй лейтенант, и вдвоем они все же справились с оцепенением и еще раз задали тот же вопрос, хоть уже и не так уверенно.

– Так что же тут происходит?

– Все в порядке, – отреагировала толпа, так бесцеремонно лишенная развлечения.

– Как мне кажется, тут имеет место драка, – нарочито громко сказал своему напарнику тот, что повыше. – Придется отвести обоих в отделение, они еще и выпили наверняка немало.

– Лейтенант. Как не стыдно? – качая головой, произнес Хаз.

Он уже принял свой обычный вид: надел пиджак и успокоился.

– Константин Валерьевич, а я вас и не узнал, – смешался длинный. – Вы были сами на себя не похожи.

Скажи проще: с такой красной физиономией я вас не узнал, нет ведь, все надо извратить.

– Так как? Инцидент исчерпан? – решил все же удостовериться Константин Валерьевич.

– Ну конечно. Извините, что побеспокоили, – быстро ответили оба серых брата и поспешили скрыться.

– Вот и ладушки, – потирая руки и опять развеселившись проговорил Хаз. – Продолжать, я думаю, не будем, а то мои старые кости этого не вынесут.

Китаец, который во время разговора спокойно стоял в сторонке, согласно кивнул и подошел ко мне забрать пиджак.

– 'Ну вы даете, – проговорил я.

Народ начал потихоньку стекаться внутрь, и я, уже давно потеряв из виду Лану и Чижа (слава богу), стоял один и ждал, пока Чин оденется.

– Да что вы, это все мелочи. На самом деле ушу – это более путь духа, чем тела.

– Кхе... Ну все равно вы его хорошо покидали. Кстати, позвольте представиться, Виктор, – как обычно запоздало представился я.

– Чин Кхо. А вы кто, поэт или писатель?

– Я и то и другое, – улыбнулся я. – А вы сказали ушу. Я‑то думал, что вы кунг‑фу изучаете. Чин Кхо улыбнулся.

– Не вы первый, не вы последний. У меня часто это спрашивают. На китайском кунг‑фу означает мастерство. Грубо говоря, даже повар может сказать, что он изучает кунг‑фу. Так что в данном случае подразумевается боевое мастерство.

– А, понял. Извините, что я такой необразованный. Чюй чшифань ба пхэнъёу, – блеснул я своим знанием китайского.

– О, так вы знаете китайский? – удивился Чин Кхо.

– Хе дяр. Просто я однажды переводил текст с китайского, пришлось немного подучить.

– А вас случаем не Руно кличут? – неожиданно спросил китаец.

– Оно самое.

Неужели меня тут каждый знает? Опять, что ли, из‑за Хаза? Так я – то только нос разбил, а сам он его валял тут спокойно.

– Я должен попросить у вас прощения. Ту статью должен был переводить я. Просто я в то время уехал в Китай и не смог.

Да уж. Вот те на. И обидеться даже не получается.

– Да ладно, чего уж там. Было очень познавательно. Хотя, если подумать, вы можете во искупление своей вины научить меня Хаза валять. Я бы с огромной радостью раз в неделю проводил пару часиков за этим приятным занятием.

– Заходите ко мне в школу, и все устроим. Только учтите, что это не так просто и понадобится много времени, – сказал он, протягивая свою визитку. – А уж если вы захотите стать мастером...

– Лет десять? – с подозрением спросил будущий адепт боевых искусств, запихивая визитку в карман брюк.

– Почти. Лет сто плюс‑минус год.

Я прикинул свои планы на ближайшие сто лет и понял, что можно и попробовать. Вот умора будет. Я – и вдруг занимаюсь спортом.

Тут к нам подошел Хаз:

– Что вы тут встали? Народ уже внизу стихи читает. О! Собрались изверги: один нос мне сломал, второй по земле валяет. Вы тут решили секту создать? Будете каждую пятницу меня пинать, да?

Он изобразил жуткий испуг, что не очень‑то смотрелось на его широком лице вкупе с сотней‑другой кило мускулов.

– Ага. Готовься к следующей пятнице, – зловеще проревел я.

– Ну вас, злые вы, – обиделся Хаз. – Ладно, Чин, нам пора, у нас еще сегодня встреча с издателями. Так что прости Руно, но мы тебя оставим.

– А я – то думал, что вы незнакомы были до сегодняшнего вечера, – удивился я.

– Ну да, как же. А кто, думаешь, его сюда пригласил? – подмигнул мне Хаз.

– Ты?!

– Какой догадливый ребенок. На конфетку.

И он действительно достал из кармана конфетку. Да я и не против: я ее тут же оприходовал. Дома‑то особенно есть нечего.

– А вы так злились, спорили, подрались еще, все же было по‑настоящему. Зачем?!

– Видишь ли. У нас с Чином уже давно такой спор. Я бы это даже спором не назвал, просто на каждом нашем спарринге он меня валяет. Скажу по секрету, я даже к нему в школу хожу, но пока даже схватить его не могу.

Я в шоке. От Хаза я такого не ожидал. Он – и ходит в школу ушу?!

– Хотя Чин и против рекламы, я его все же уговорил устроить показательное валяние меня. Чтобы привлечь людей к этому благородному искусству.

– Ну одного человека вы уже заинтересовали, – задумчиво протянул я.

– Вот и замечательно, – радостно потер руки Хаз. – Увидимся на ринге. Ой, мамочки.

– А... ну я пошел, – пробормотал я и, пожав обоим руки, поспешил внутрь, решив как следует все обдумать. – До свидания. Тзайдянь.

Внутри вовсю шли споры, все давно уже забыли о стычке, имевшей место всего с десяток минут назад. Я спустился на этаж ниже и как раз застал выходящих из клуба Лану и Чижа.

– Уже уходите?

– Да, надо. Скучно тут с вами, – Чиж лукаво покосился на Лану. – Да и даму надо бы до дома проводить.

– Не устал еще дам провожать каждый вечер? – поддел я его.

Да, такой вот я злой и вредный. Обидно, да. Чиж ничуть не возмутился.

– Ну кто же виноват, что все люди как люди, а я такой красивый?

– Это риторический вопрос? – осведомился я.

– Молчи, неверный, сын неверного, и вообще, ты нас задерживаешь, – Чиж еще раз покосился на молчавшую Лану. – Пойдем?

– Пойдем, пойдем, – ответила она. – Пока, Виктор.

– Тзайдянь, – автоматически ответил я.

Чиж и Лана посмотрели на меня как на больного, синхронно пожали плечами и ушли. Видимо, к Лане домой. Ну и фиг с ними, у меня есть визитка Лиды. Вот соберусь с духом и позвоню. Должен признать, что они вдвоем хорошо смотрятся.

Я проводил поднимающуюся по лестнице парочку взглядом, пока они не скрылись из виду. Потом достал визитку, посмотрел на нее, вздохнул и, убрав в карман рубашки, чтобы не потерять, пошел к одной из шумных компаний.

– Какие люди!

– Руно!

– Где пропадал?

Вокруг меня появилось множество радостных лиц, знакомых и не очень. Вот уж никогда бы не подумал, что успел завести столько знакомств. И уж тем более не догадывался, что по мне кто‑то мог и соскучиться. Во всяком случае, моему появлению были весьма рады, а это уже огромное достижение для такого нелюдимого буки, как я.

– Да вот, ушел в загул, понимаешь, – ответствовал я, стараясь не показывать, насколько я польщен.

– Наверняка ушел не в загул, а в запой! – предположил кто‑то.

– Скорее встретил любовь всей своей жизни! – раздался незнакомый мне женский голос.

Такое конечно же могло прийти в голову только женщине.

Я не нашел что ответить, но этого и не требовалось. Все догадки, в основном довольно глупые, быстро иссякли, и наступило время тостов. Тосты были самые разные, но и их изобилие было не бесконечным. Вскоре все люди «от искусства» перешли на стандартные «Будем» и «Хлопнули». Обычно я предпочитал безалкогольные напитки, но последние события давали о себе знать, и даже я, знатный трезвенник, ухватился за стаканчик мартини. Не отказываться же, тем более если предлагают выпить на халяву.

– Вы не слышали новостей? Тут недавно случай очень интересный произошел, – обратился ко мне рыжий толстяк довольно потрепанного вида, явно считавший меня своим знакомым. Хотя я был уверен, что вижу его впервые.

– И что же за случай? – с деланной заинтересованностью спросил я, морально приготовившись к очередному описанию политической или социальной жизни нашего района, изобилующей совершенно ненужными подробностями и нелестными отзывами в адрес государства.

Толстяк призывно махнул рукой в сторону стойки бара, и я с ужасом понял, что подробностей будет много. Но отказываться было уже поздно, и я с видом мученика последовал за ним. Едва сев за стойку, толстяк начал свой слегка сбивчивый рассказ.

– Совсем недалеко отсюда пропал человек при довольно странных обстоятельствах, – толстяк нервно посмотрел по сторонам. – Это произошло совсем рядом, знаете Кусковский парк, там еще усадьба такая миленькая.

– Что‑то такое слышал, – растерянно ответил я. Я рассчитывал не на это. Вполне возможно, что толстяк может рассказать что‑нибудь весьма полезное.

– Вы можете не поверить, но я писатель. Я поперхнулся недопитым мартини и едва сдержался, чтобы не расхохотаться. Уж чего‑чего, а этого добра тут хватает.

– Постараюсь поверить, – совладал с собой я.

– Так вот именно в этот день я гулял в парке со своей собакой. Представьте себе, я видел, как этот человек исчез!

– Что вы говорите.

Подумаешь, люди пропадают каждый день, что в этом особенного?

– Да, – толстяк глотнул из своей кружки пиво. – Я видел, как его... как он...

Мой собеседник явно нервничал и от этого сбивался.

– Я видел, как ЭТО утащило его в пруд, – толстяк замолк, давая мне проникнуться загадочностью момента.

Откровение на меня не снизошло, но интерес возрос.

– ЭТО, это что? – спросил я, выдержав паузу и смутно догадываясь, что услышу очередную историю о лох‑несском чудовище в его кусковском варианте.

Толстяк опять посмотрел по сторонам, будто опасаясь того, что его услышит это самое нечто. Напуганным он, впрочем, не выглядел.

– Оно было странного синего цвета, под цвет воды, и напоминало сказочного водяного из детских сказок.

Хм‑м... про цвет воды это он загнул. Синяя вода. Это в Москве‑то? И что это за чудище такое – водяной? Я бы сказал, что он перечитал сказок, но звучит это как‑то глупо. Особенно применительно к этому толстяку, хоть он и одет довольно неряшливо, но, должно быть, достаточно уважаем в наших кругах. Собственно, иначе его бы здесь не было.

– И что, кроме вас никто этого не видел? – продолжил я расспросы.

– Может, и видел, но кто же в этом признается‑то? В наше время все стремятся сохранить лицо, это одна из важнейших задач современного человека. Человек сделает все, что угодно, лишь бы не показаться смешным. Только человек, не отягощенный этим жалким самолюбием и стремлением всем понравиться, может говорить правду вне зависимости от того, как она звучит.

– И как же она звучит?

– Кто она? – переспросил толстяк.

– Ну, правда эта ваша. Толстяк просветлел.

– А правда в том, что в нашем мире появились силы зла, которых в нем еще недавно не было. Нет, черные маги там, демоны всякие, это дело привычное. Но чтобы такие твари появлялись, это впервые. Ведь старые демоны всегда боялись дневного света и появлялись только ночью, а эти и днем по городу ходят. Где это видано такое, а?

Я почесал затылок.

– И вправду нигде, – неожиданно у меня появился весьма своевременный вопрос. – А почему вы это рассказываете именно мне?

– Именно вам? Что вы имеете в виду? – толстяк очень естественно удивился.

– Ведь тут же куча народу, почему вы начали рассказывать свою историю именно мне?

– Я всем рассказывал. Вот только никто меня не слушает, – толстяк обиженно притих.

Тогда понятно, почему он так опасливо смотрел по сторонам. Он просто боялся насмешек.

Я даже и не заметил, что за стойкой рядом со мной уже довольно долгое время сидит Хаз и старательно делает вид, что ждет вовсе не меня, что он не слушает и что ему все равно.

– Ой, Константин Валерьевич, здравствуйте. Я как раз собирался вам показать свою новую книгу из «демонической серии», – затараторил толстяк, заметив Хазанадолю секунды раньше меня.

– Замечательно, Игнат Львович, подходите ко мне в офис завтра с рукописью, там все и обсудим.

Своим тоном Хаз дал понять, что аудиенция для Игната как‑его‑там была закончена.

Толстяк пожал мне руку, сунув визитку, пробормотал что‑то насчет продолжения рассказа следующим вечером и пошел искать новую жертву.

На его место тут же сел Хаз.

– Ну что, уже услышал душещипательную историю о чудище из ужасного Кусковского пруда? – насмешливо спросил он.

Мне почему‑то стало обидно за толстяка, насколько я понял, он искренне в это верил.

– Слышал, и что? – с вызовом спросил я.

– Да нет, ничего. Он вообще‑то нормальный мужик и писатель хороший. Это у него на той неделе заскок появился. Раньше за ним такого не водилось.

– А, может, он действительно что‑то видел? – не слишком уверенно спросил я.

– Что‑то он, конечно, видел, но, скорее, в своем воображении. Помешался на своих книгах и принял желаемое за действительное. Ведь он уже поди лет десять со своими демонами носится. Изучает всякие легенды, строит догадки, иногда, когда совсем с деньгами проблемы, пишет фантастические книги про своих любимцев. Увидел, как человек падает в воду, а воображение дорисовало все недостающее – и чудище синее, и клыки, и крылья.

– Крылья? – переспросил я.

– Крылья, крылья. Большие такие, перепончатые.

– А я думал, что он из воды вылез.

– Так, ну‑ка, хватит. Ты что, всерьез его сказки принимаешь? Перепил уже, что ли? – в голосе Хаза проскользнули презрительные нотки. Он просто терпеть не мог пьяных людей. Сам он пил очень редко и мало, впрочем, ему хватало и этого. Его здоровый организм спортсмена улетал от одного бокала вина.

Если бы он только знал, что со мной происходило в последнее время, то сам бы напился вдрызг. Верю ли я этому толстяку? Ха! Да я сейчас и в драконов, живущих в горах Шотландии, поверю, и в Горца пресловутого со всеми его драками на мечах, да во что хочешь.

– Не пил я, – ответил я слегка раздраженно. – Никак этот стакан мартини добить не могу.

– Ну, раз не пил, пойдем тогда прогуляемся на улицу. Мне с тобой поговорить нужно. Есть работа.

Работа? Очень кстати. Именно об этом я и собирался поговорить, вот только Хазу об этом говорить я, пожалуй, не буду. Немного поломаюсь для приличия, тогда и соглашусь. Имидж, как‑никак, следует поддерживать. А какой у меня имидж? Правильно, никакого. Просто так неприятно признаваться в том, что финансовое положение оставляет желать лучшего.

Мы вышли на улицу и слегка отдалились от основной толпы. Хаз всегда предпочитал приватные беседы тет‑а‑тет, если разговор касался работы.

– Слушай, тут у меня довольно специфический заказ. – Хаз сразу перешел к делу, не забыв, однако, предложить мне очередную конфету из своего нескончаемого запаса.

Я многозначительно молчал, ожидая продолжения.

Хаз почесал свой, что называется «чугунок», и продолжил:

– Я знаю, что ты не очень любишь «жориков», но, кроме тебя, мне это поручить просто некому.

«Жорики» – это любовное название аббревиатуры ЖР, что означает журналистское расследование. Как бы гордо ни звучало слово «расследование», ничего общего с попыткой выяснить что‑то очень важное или скрытое здесь не было. Обычно все происходило просто: вам дают задание, вы долго и совершенно бесполезно расспрашиваете людей, которым до вас нет никакого дела (я их в общем‑то понимаю), затем получаете втык от редактора на тему «целый день прошел, а вы так ничего и не на расследовали», и в результате, поскольку за день выяснить что‑либо просто невозможно, вы даете волю фантазии. По этому поводу даже имелось мнение об ином переводе слова «жорики», связанном с тем, что за ЖР берутся только журналисты с повышенными аппетитами. Денег, конечно, заработать на этом можно, но уважение коллег и авторитет могут пошатнуться.

– Я? Взяться за ЖР?! – Мне даже не пришлось притворяться. Как бы мне ни нужны были деньги, за это я браться не стану. Лучше голодная смерть.

Хаз передернул плечами, больше смахивающими на два огромных валуна.

– Я все понимаю, но это не совсем обычное ЖР...

– Обычное, необычное, какая разница! – перебил я Хаза.

Хотя этого делать как раз не стоило. Хаза просто бесило, если кто‑то перебивал его, а уж во время рабочих разговоров...

– Ты! – взревел он. – Сначала дослушай, а потом высказывай свое очень ценное мнение!

Я втянул голову в плечи и благополучно заткнулся.

– Это не совсем обычное ЖР. Я бы даже сказал, что это ЖР без буквы Ж. Просто требуется найти необходимую информацию для одного человека.

Хаз замолчал, ожидая моей реакции.

Я, не решаясь говорить что‑либо вслух, просто кивнул.

– Поскольку это дело тесно связано с темой твоей последней статьи, заказчик попросил меня, чтобы занялся расследованием именно ты.

– Я, безусловно, польщен, но ты же мне предлагаешь переквалифицироваться из писателя в Шерлоки Холмсы. Я что, похож на человека, который будет бегать по всему городу за ужасными бандитами, попутно спасая красивых и не очень девиц? Есть же профессиональные детективы, пусть он их и наймет.

Хаз покачал головой.

– Профессионалы ему не помогут. Собственно, они за такое и не возьмутся.

– Значит, они не возьмутся, а я возьмусь? – ощетинился я.

– Значит, – сказал, как отрезал, Хаз. – Тем более, ты будешь не один. Тебе по статусу полагается Доктор Ватсон.

– И кто же это? – обреченно спросил я, понимая бесполезность моих жалких попыток отказаться. Вообще у меня сложилось такое впечатление, будто Хаз знал о моих финансовых проблемах. Иначе бы он не стал так уверенно настаивать на своем.

– С этим милым толстячком ты уже познакомился, мне кажется, вы с ним неплохо поладили. Пусть так будет и дальше.

Просто бред какой‑то.

– Он‑то тут при чем? Какой с него толк?

– А какой с тебя толк? – усмехнулся Хаз. – Тут дело не в толке, а в знании предмета.

– Знании предмета? – переспросил я. Действительно, ведь он до сих пор не сказал мне, в чем заключается работа.

– Ты в последнее время занимался каталогизацией знаний о вампирах и оборотнях, наш горячо любимый Игнат Львович, сколько себя помнит, исследует демонов, так? – Хаз многозначительно поднял указательный палец толщиной с мой бицепс. – С чем чаще всего ассоциируются эти существа?

– С безвкусным кино, – уверенно ответил я.

– Нет, хотя и с этим тоже. Прежде всего в настоящее время вся эта живность ассоциируется с сектами.

Вот радость на мою голову. Сейчас он еще предложит глубокое внедрение в структуру, а затем отправит в самую дурацкую из них. Сколько прекрасных минут мне это доставит, вот давеча побывал в одной секте, мне это понравилось просто до потери сознания.

Я неуверенно потоптался на месте, пытаясь придумать хоть одно оправдание для отказа.

– Хаз, ты знаешь, у меня уже есть одна ра... – я взглянул на его лицо и понял, что он мне не верит ни на йоту. И правильно, в общем‑то.

– Ну, хорошо, я возьмусь. Но какие сроки, а главное, какая оплата? И что с авансом?

Хаз потер руки, поняв, что никаких отговорок больше не будет.

– Аванс я тебе дам в ближайшее время, – Хаз посмотрел на мое лицо, полное надежды. – Хорошо, хорошо. Аванс я тебе дам сейчас.

Он порылся во внутреннем кармане пиджака и (о чудо!) выдал мне аванс! Не очень большой, но для меня и это было настоящей манной небесной.

– Замечательно, – я был уже счастлив. – И где остальные подробности заказа?

– Подробности я, как обычно, пришлю тебе по почте. Что же касается затрат на материалы, необходимые для расследования, с этим обращайся к Доктору Ватсону, он будет пользоваться допуском к моей кредитке.

Я бросил на него недовольный взгляд.

– А почему не я?

– Ты? У меня не настолько много денег в банке, чтобы давать тебе кредитку. Ты же наверняка наймешь толпу народу, лишь бы ничего не делать.

Тут он меня раскусил.

– Хорошо, – вынужденно согласился я. – А этот, как его там, толстяк, он уже знает, что будет работать со мной?

– Откуда? – удивился Хаз. – Он вообще еще не знает, что будет работать. Ты же слышал, он придет завтра ко мне в офис, там и узнает.

– А ты уверен, что он согласится?

– Ты же согласился, вот и он согласится.

Надо отдать ему должное, он как всегда продумал все до мелочей. Не удивлюсь, если толстяк подошел ко мне пообщаться с подачи Хаза, чтобы я успел с ним познакомиться до начала работы. Кстати о работе.

– Так что от меня требуется?

Хаз отмахнулся, скорчив недовольную мину.

– Все, на сегодня хватит о работе. Пойдем лучше отдохнем.

Он быстро свернул разговор и уверенным шагом отправился обратно в клуб. Я последовал за ним, понимая, что темнит он неспроста, но сейчас добиться от него чего‑либо я все равно не смогу. Ничего он мне не скажет, пока сам не захочет.

В клубе народу уже стало поменьше. В основном остались только те, кто живет поблизости и неженат, и те, кто собрался основательно квасить всю ночь. По большому счету, я относился к обоим случаям. Вот только квасить основательно я не собирался, так... чуть‑чуть.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Предисловие (109)

    Документ
    Каталог выставки «Русские в Англии: между двумя войнами (1917-1940 гг.)» был подготовлен к Международной конференции «Культурное и научное наследие российской эмиграции в Великобритании (1917-1940 гг.
  2. Предисловие (112)

    Изложение
    Общественным наукам очень повезло при социализме. В наследии Маркса — Энгельса — Ленина были однозначно сформулированы подходы, выводы и оценки, так что задача ученого значительно упрощалась.
  3. Предисловие 3

    Документ
    Античной философией называют совокупность философских учений, развивавшихся в древнегреческом и древнеримском рабовладельческом обществе с конца 7 в. до н.
  4. Предисловие (36)

    Документ
    В 1 году Фонд ИНДЕМ выиграл объявленный Мировым банком тендер на проведение диагностического исследования коррупции в России. А еще через несколько месяцев исследование началось.
  5. Предисловие (66)

    Документ
    ПРЕДИСЛОВИЕ Центральный государственный архив научно-технической документации Казахской ССР (ЦГА НТД КазССР) Главного архивного управления при Совете Министров Каз ССР образован постановлением Совета Министров Казахской ССР от 7 февраля
  6. Предисловие (73)

    Рассказ
    Предисловие Основой рассказов являются подлинные события. Начинаются они разделом "Дороги старокрымских партизан к победе". В нем читатель познакомится не только с геройскими делами партизан, но и убедится, что в годы Великой

Другие похожие документы..